Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/2(29)
спецвыпуск


Доклады


К читателям


Авилов Р.С.

Владивостокская крепость – уникальный комплексный памятник истории русской и мировой военно-инженерной мысли конца XIX – начала XX века


Бурбаева С.Б., Ганиева А.С.

К вопросу музеефикации раннесредневекового городища Бозок в рамках проекта Национального парка под открытым небом 


Буторин Д.А.

Историко-культурный комплекс «Дивногорье»: разработка номинационного досье 


Кудрявцев А.П.

Глобальный проект ИКОМОС: необходимость сотрудничества


Лисенкова М.А.

План управления объектом Всемирного наследия «Храмы Псковской архитектурной школы» итоги реализации и планы развития


Персова С.Г.

Планы управления объектами всемирного наследия: вопросы правоприменения в российском законодательстве 


Пиляк С.А.

Особенности музеефикации фортификационных комплексов на примере Смоленской крепости 


Расторгуев В.Н.

Всемирное наследие: статус наследников и право наследования


Садалова Т.М.

О номинации «Сокровища пазырыкской культуры» в Предварительный список ЮНЕСКО 


Сарапулкина Т.В.

Специфика учета и инвентаризации заповедных участков в современной городской среде (на примере музея-заповедника «Херсонес Таврический»


Субботин А.В.

О Предварительном списке всемирного наследия ЮНЕСКО


Фараджева M.Н.

Всемирное наследие Азербайджана


Архив

DOI 10.34685/HI.2022.12.96.017

Кудрявцев А.П.

Глобальный проект ИКОМОС: необходимость сотрудничества

Аннотация. В статье рассматривается разработка Глобального плана ИКОМОС по посттравматической реконструкции и реставрации объектов культурного наследия 2016 года. Как результат, в статье акцентируется внимание на основных путях к успеху посттравматического действия на объекты культурного наследия в контексте исторического развития различных городов России и мира.

Ключевые слова: ЮНЕСКО, ИКОМОС, Глобальный план по посттравматической реконструкции и реставрации объектов культурного наследия, Зарядье, архитектура, посттравматическое действие.


В 2016 году ИКОМОС приступил к разработке Глобального плана по посттравматической реконструкции («возрождению») и реставрации («воссозданию») ОКН и обратился к Национальным Комитетам с предложением собрать позитивные практики по этой теме.

Само рождение ИКОМОС в 1965 г. было связано с этой грустной тематикой. Масштабы уничтожения культурного наследия были столь чудовищны, травмы национальному достоинству столь беспрецедентны, что требовалась концентрация международного сообщества на выработке общепризнанных рекомендаций, процедур принятия решений, структуры экспертизы, и именно международной. В 1964 г., за год до ИКОМОСа, была принята Венецианская хартия, одним из постулатов которой было «реставрация кончается там, где начинается гипотеза». К этому времени, в 1966 г., была завершена реставрация /возрождение/ Старого Мяста в Варшаве, может быть, самая великая практика посттравматического восстановления. Обратимся к самооценке этого подвига проф. Яна Захватовича (1900-1983): «В кратком обзоре работ по охране и реставрации памятников в Народной Польше следует подчеркнуть два обстоятельства, обуславливающих их масштабы и специфику. Первое – это трагический объем разрушений, которым подвергалось достояние польской национальной культуры, и вытекающая отсюда борьба за каждый обломок памятника культуры, ставящая нас перед тяжелыми проблемами реставрации. Второе – это всеобщая привязанность и интерес польской общественности к своему культурному наследию, что дало возможность в тяжелых экономических условиях найти средства для огромных работ по охране, укреплению, восстановлению, реставрации и для научных исследований. Это, однако, не значит, что эти работы всегда носили правильный характер и проведены без больших усилий. При таком количестве работ и разнообразных заданий, при нехватке специалистов и недостатке опыта, вполне понятно, были допущены ошибки. В частности, не всегда хорошо различалась проблематика восстановления и реставрации. Самым же существенным условием охраны памятников культуры является мир и та вера, которая сопутствовала польскому народу в его усилиях по восстановлению и реставрации памятников, вера в то, что его труд не будет сметен пожаром новой войны и будет продолжен во имя блага нашей страны.» [1].

В СССР разрушение носило чудовищный характер, с расистским фанатизмом уничтожалась национальная культура. Известны труды Чрезвычайной государственной комиссии, установление к расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, изучение культурных потерь, ускоренное восстановление памятников Пскова и Новгорода, дворцово-парковых пригородов Ленинграда, длящееся до сегодняшнего дня.

Однако СССР обладал также варварским наследием богоборческого уничтожения святынь, что связывалось с советской идеологией, и закономерно привело к воссозданию в период «перестройки» церкви Иконы Казанской Божьей матери (на XVII, а не XIX), Иверской часовни и Воскресенских ворот (арх. О.Журин), наконец, Андреевского и Александровского залов (под рук. арх. С.С.Подъяпольского) в Большом Кремлевском Дворце вместо зала Верховного Совета, Красного Крыльца, Грановитой палаты (арх. Лев Лавренов). К возрождению святынь относится возведение Храма Христа Спасителя (арх. М.Посохин, А.Денисов), Ново-Иерусалимский монастырь (2016) (арх. С.Куликов, Г.Медведева), Успенского собора (2004-2010 – А.Денисов) в Ярославле, Воскресенского собора в Тамбове. В этом же ряду, очевидно, будет воссоздание деревянной Успенской церкви в Кондопоге, трагически погибшей в 2018 г. К сожалению, не воссоздать церковь села Спас-Вежа, сгоревшую в Ипатьевском монастыре в Костроме: не найти деревянных гигантов-бревен, на которые съезжались посмотреть люди со всего света.

Я считаю, что у нас накоплен уникальный опыт этих практик, и стоило бы внимательно рассмотреть с той же точки зрения проблематики, на которую указывал Я.Захватович – различия между восстановлением и реставрацией.

Указанные примеры особые – и по вниманию власти и общества, и по ускоренным темпам проектирования и строительства, и по увеличению функциональной нагрузки, и отсутствием должного внимания к существующим историческим артефактам, и по использованию новейших технологий. Все это противоречит Венецианской Хартии, но, вместе с тем, принимается не только обществом, но и профессиональным сообществом, лицензированными экспертами. Неслучайно одним из проектов ИКОМОС сегодня является актуализация Венецианской Хартии. Я напомню: в Храме Христа Спасителя есть новые зал Архиерейских соборов, подземная стоянка, искажения фасадов; Успенский собор в Ярославле вырос на одну треть, аутентичные фундаменты расстались со своим местом; колокольня Воскресенского монастыря в Тамбове сменила место и выросла на треть, а фасады обрели игривую архитектуру модерна…

Восстановление святынь продолжается. Богоборческая волна 1960-х эпохи Н.С.Хрущева привела к тому, что на исторических фундаментах соборов и церквей возникли улицы, жилые районы, общественные скверы. Таковы проблемы соборов Иркутска, Краснодара, Волгограда, известна история с строительством церкви Св. Екатерины в Екатеринбурге. Травма этих лет еще долго будет давать себя знать, и здесь единственный путь – диалог всех участников градостроительного процесса: власти, церкви, жителей, профессионального сообщества. Яркий пример посттравматического состояния – Калининград/Кенигсберг. В последнее время реконструкция его исторического центра является предметом архитектурно-градостроительных конкурсов, концептуальных и экспериментальных предложений. Его судьбу часто сравнивают с Дрезденом, но для нас это не только город немецкого искусства и культуры, но и город отечественной воинской славы. Сегодня очевидна бесперспективность политики уничтожения следов немецкой культуры, равно как и попыток установить новые эстетические идеалы в виде модернистского Дома Советов. Заметно желание немецких коллег реставрировать центр, Королевский замок по примеру Фрауенкирхе в Дрездене, но исторический центр российского города, очевидно, должен нести черты и послевоенной эпохи. Какой должна быть идея возрожденного Калининграда? Ее можно сотворить только в результате активного диалога, отраженного в конкурсах. Окончательное решение должно стать общественным договором всех слоев общества.

Одно из самых пострадавших мест Москвы – историческое Зарядье. Травмированное в процессе социалистической реконструкции Москвы 1935-1940 гг., оно обрело и свойство общепризнанной градостроительной ошибки благодаря строительству гостиницы «Россия» В 1960-е годы, опираясь на аксиому «это была градостроительная ошибка», Ю.М.Лужков озвучил идею экономической неэффективности такой гостиницы в этом месте, снес её и инициировал ряд инвестиционных конкурсов. Вы знаете, что существование пустыря на этом месте было прекращено совместным решением президента России и мэра Москвы в 2012 году о создании здесь парка. Дискуссия об этом сооружении – которое, безусловно, является посттравматическим опытом, – не утихает и сегодня. Но я бы хотел процитировать Франческо Бандарина, заместителя Генерального директора ЮНЕСКО по культуре: «Парк Зарядье служит наглядной демонстрацией того, что гармоничное сосуществование современной архитектуры и исторического окружения возможно, а также доказывает, что тщательно выверенное инновационное проектное решение способно преобразовать городское пространство так, что новое будет восприниматься общественностью не меньшей ценностью, чем старое. С этой точки зрения Парк Зарядье – важное культурное послание Москвы всему миру» [2].

Итак, путь к успеху посттравматического действия видится следующим: задание на проектирование (экспертиза с обсуждением) – конкурсы с международным участием и международным жюри – проект (заключение экспертов, ознакомление общественности, корректировка проекта) – общественное обсуждение и достижения конкурса, план управления ОКН. Путь долгий, но единственно возможный!


ПРИМЕЧАНИЯ

[1} Охрана памятников в Народной Польше. – Варшава: Полония,1956. – С. 69-71.

[2] См.: Кудрявцев А. Зарядье: необычайные приключения заповедного места // Проект Байкал. – 2020. – № 66. – С. 59.


Кудрявцев Александр Петрович,
кандидат архитектуры, профессор,
действительный член Российской академии архитектуры и строительных наук,
народный архитектор РФ, сопредседатель Комитета по валидации архитектурных
программ ЮНЕСКО и Международного Союза архитекторов (Москва)

© Кудрявцев А.П., 2022.
Статья поступила в редакцию 15.05.2022.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2022/2(29)
Url: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/507.html
Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru