Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2017/3(10)


СОДЕРЖАНИЕ


Отечественное культурное наследие

Волков И.В., Лопан О.В.

Комплексные исследования Института Наследия на средневековых городищах Юга России

Мозговой С.А.

Изучение военно-исторического и морского наследия в Институте наследия

Проблемы сохранения наследия

Галеев С.А.

Архитектура и сохранение природного, культурного и духовного наследия

Кузнецов А.И.

«Живая Этика» в интерпретации Л.В.Шапошниковой

Освоение наследия

Ельчанинов А.И., Ельчанинова А.И.

Карта «Достопримечательные места и объекты, отображённые в 100 книгах, рекомендованных школьникам к самостоятельному прочтению» и анализ некоторых произведений 

Путрик Ю.С., Вагабов М.М., Пересветов В.Н.

Музейно-туристские кластеры как перспективный компонент федеральной программы развития туризма в России

Решетникова И.Л.

Проблемы актуализации произведений Ф.М.Достоевского

Рецензии

Путрик Ю.С.

Под толщей вод хранимы… Рецензия на составленный А.В.Окороковым «Свод объектов подводного культурного наследия» (Часть 1. Чёрное и Азовское моря)

Архив

Галеев С.А.

Архитектура и сохранение природного, культурного и духовного наследия

Аннотация. С позиции архитектора рассмотрены проблемы, сформулированы задачи и сделаны конкретные проектные предложения по направлениям сохранения природного, культурного и духовного наследия., в основе которых лежит принцип «сохранения через развитие» .

Ключевые слова: культурное наследие. архитектурные предложения, западный сектор Арктики

Открыть PDF-файл

Культура это зеркало, в котором человек видит себя.
Дай Бог, чтобы это зеркало было не разбитым или кривым.
Калинаускас И.

Чем меньше мы понимаем смысл существования
наших отцов и прадедов,
тем меньше мы понимаем самих себя.

Юнг К.Г.

Глоссарий архитектора (Сергея Галеева)

Сохранение – охрана. Один из способов достижения сохранности – это повышение привлекательности, значимости, высокого статуса и пр. Это ЭКОЛОГИЯ.

Природное, культурное, духовное. Не через запятую, но природно-культурно-духовное – это единая целостная взаимозависимая сетевая структура. Это ЭКОЛОГИЯ.

Наследие – наследство. Грамотно (рачительно) распоряжаться наследством это когда его «пускают в рост», т.е. преумножают и развивают. Это ЭКОЛОГИЯ.

А экология - (от др.-греч. οἶκος -жилище, дом, имущество и λόγος - понятие, учение) - это по сути домоводстворачительное управление.

Состояние вопроса

Актуальность

В последнее время Арктический регион стал зоной повышенного внимания со стороны государства, бизнеса, науки и различных общественных структур. В него направляются огромные финансовые и трудовые ресурсы, большое число организаций на федеральном и региональном уровнях работает над программами развития региона и нового масштабного строительства. В основе всех этих программ традиционно лежит военно-политическое и экономическое развитие.

Проблематизация

Как обычно при распределении финансовых средств на реализацию различных программ и проектов развития территорий на долю сохранения уже существующих объектов остается (если вообще остается) совсем мало средств. К сожалению большое число замечательных и профессиональных научных изысканий – работ, которые фиксируют, описывают и классифицируют всё ещё реально существующие объекты культурного, природного и духовного наследия, остаются в подавляющем большинстве случаев только теоретическими обобщениями, которые не находят для себя практического воплощения.

В то же время в Арктическом регионе существует большое количество объектов, обладающих большой исторической и социальной значимостью, которые представляет собой наше культурное наследие, т.е. те, которые определяют нашу идентичность. и соответственно требующие их скорейшего сохранения. К сожалению, сейчас эти объекты интенсивно разрушаются и часто по вине человека.

Основные понятия. Архитектурное понимание наследия.

Прежде чем говорить о путях сохранения природного, культурного и духовного наследия представляется целесообразным рассмотреть основные понятия темы с новой - архитектурной точки зрения. Сохранение природного, культурного, духовного наследия с одной стороны и архитектура с другой. Что может быть общего у этих направлений деятельности, ведь у них изначально диаметрально противоположные цели. У первого, как понятно из названия – это сохранение уже имеющегося, а у архитектуры напротив – это создание нового или преобразование (реконструкция и реставрация ) старого. Поэтому на практике взаимоотношения проектных и защитных организаций, как правило, складываются весьма напряженно (часто конфликтно). Вместе с тем, любой созданный архитектурный объект также стремится к своему собственному сохранению на как можно более долгий период времени. Получается, что по жизни у этих по сути разнонаправленных видов деятельности общая цель. Более того у них есть целая область совместных интересов, общего долга, призвания – это сохранение, выражение собственной культурной идентичности. Поэтому думаю, что в данном случае целесообразно вовлечение архитектора-урбаниста в решение задач сохранения природного и культурного наследия, особенно в их практическом аспекте. В этом случае речь может идти преимущественно о сохранении материального наследия.

Цели

Одна из главных целей архитектора – это «показать себя», то есть с помощью созданного, объекта (выразить, отобразить, предъявить), собственные (или коллективные) творческие устремления, достижения и все это в уже существующей конкретной среде (в пространственном контексте). В нашем случае следует сместить акценты, заявив примат уже существующего над вновь создаваемым. Правда, в этом случае архитектор становится ведомым.

Теперь можно сформулировать основную цель такой совместной деятельности.

Архитектурное решение по сохранению наследия во-первых, должно стремиться к сохранению «статус кво» уже существующего объекта, и во-вторых создать условия для качественного его преобразования. Последний пункт цели достижим, когда создаются условия для повышения социальной – потребительской, научной, хозяйственной и туристической привлекательности сохраняемого объекта. что говорит уже не просто о сохранении, но о развитии («второе дыхание»). Такой подход был рассмотрен в работах архитектора Еремина Б.Г. и получил название «назад в будущее». Это сохранение через развитие и в то же время развитие через сохранение.

Задачи

Достижение столь амбициозных целей требует постановки ясных и конкретных задач и разработки путей, способов их решения.

Во-первых, необходимо определить типологию материальных объектов культурного, природного - наследия Арктического региона.

Во-вторых, следует разработать типологию возможных архитектурных (пространственных) форм сохранения материальных объектов.

В-третьих, определить потенциал архитектурных средств актуальных и перспективных средств (ресурсов).

Сохранение же природного и духовного наследия - не материальный аспект темы - следует выделить в отдельный раздел, так как и здесь у архитектора есть, что сказать.

Потенциал архитектурных средств

Наверное, определять потенциал архитектурных средств с помощью перечисления огромного количества материалов, технологических и конструктивных решений, которые сегодня очень широко представлены на рынке – не самый эффективный путь. На это, как мне кажется, есть две причины – природный и «человеческий фактор». Всем известно, что происходят глобальные изменения климата, особенно заметны они в Арктике. При этом одни говорят, что это потепление, другие – начало нового ледникового периода. Риск высок. Если выбрать не то направление, то мы (все) «в пролете». Но климат – это не всё, а только одна из составляющих. Есть ещё и экономический кризис, и «вяло текущая» третья мировая война и пр. и всё это с непредсказуемым результатом.

Даже из поверхностного анализа сложившейся всеобщей нестабильности можно сделать вывод о целесообразности и перспективности ответа на динамику природных процессов с помощью разработки динамических по своей структуре архитектурных объектов, готовых к разнонаправленным и циклическим изменениям среды. Следуя этой логике, экономическую нестабильность можно рассматривать в качестве ресурса для развития. Такое развитие можно начать, например, с возвращения проверенных веками традиционных для Арктики способов архитектурного (пространственного) освоения и строительства «защитных сооружений» - оболочек, навесов или «саркофагов». Это могут быть, например, деревянные конструкции, природные изоляционные материалы, а также снег и лед, как основные строительные материалы. Только это уже не просто возвращение и копирование, но новые, современные технологические решения. Например, не бревно, а клееные деревянные конструкции, не просто лед, а панкерит (смесь льда и целлюлозыТакое решение, во-первых, повысит устойчивость системы во времени, как самого объекта сохранения (наследия) так и сооружения, призванного его обеспечить. Хотя само по себе физическое сохранение объектов наследия хорошо и правильно, однако, не решает главной проблемы. Они вместе все равно разрушатся, как любое не функционирующий объект, только чуть позже.

К сожалению, сейчас в большинстве случаев результаты сохранения наследия носят опосредованный и косвенный характер – это многочисленные научные статьи, монографии, фото и кино документы, а также другие способы фиксации объектов наследия. Вне всяких сомнений этот колоссальный труд замечателен и очень важен, однако, при этом сам материальный, вещественный объект сохранения, как правило, остается неизменным, не задействованным. Кардинальное решение – это появление и рост потребительской привлекательности объектов наследия. Объект должен стать интересным (привлекательным) не только для историков, но также и для других членов общества. Это, как в музее, где объект не только сохраняется, но и экспонируется, т.е. он приобретает ценность не только для специалистов, но также и для простых посетителей – туристов, местных жителей, мужчин и женщин, стариков и детей и для всех других групп населения. Чем больше он интересен для посетителей, тем больше у него (объекта) шансов на долгую сохранность – тут возможны и финансирование, и реставрация, и прочие мероприятия.

Поэтому представляется целесообразным и перспективным разработка концепции «музея на выезде», состоящего из «экспозиции» объектов наследия в их аутотентичной среде. На основе таких «музеев» становится возможным развитие научной деятельности и всех видов туризма – познавательного, спортивного, экологического и пр. Это очень важно, когда человек узнает об исторически и культурно значимых объектах не только из книг, фотографий или воспоминаний, но видел своими глазами. Он их воспринял и познал. В развитии этой ситуации архитектор, просто необходим.

Материлизация. Типология объектов наследия.

Всё на чем строится смысл сохранения наследия - это конкретные, реальные, материальные объекты, т.е. «вещи». Что же представляет собой конечный продукт (результат) сохранения наследия?

Еще когда я учился в институте (архитектурном) и преподаватель, глядя на мои предварительные эскизы, наброски и идеи будущего проекта, часто говорил: ваши рисунки конечно замечательны и идея вполне убедительна, но что будет в итоге, что будет представлять собой в итоге проектируемый объект. Я его тогда не понимал и злился, ведь мы оба прекрасно понимали, что любой архитектурный проект (не важно – частный дом или мусоросжигательный завод) это сложный и длительный процесс. Это не только объемно-планировочное решение, но также его конструкции, материалы, цвет. А если это уже «настоящий» не просто учебный проект, то там еще и технология, и инженерное оборудование и противопожарные мероприятия, и сметы, и охранные системы и пр.

Тогда я совсем не понимал, как можно требовать от меня знания об образе окончательного решения еще на стадии эскизов. Только через много лет я понял как важно и полезно сформулировать ясное умозрительное представление о результате не в конце, а в начале работы над проектом. Оно помогает не забыть изначальную идею (замысел) проекта – архитектурного объекта и не сбиться с намеченного пути достижения результата. Это то, что в герменевтике называется предпониманием.

Предметная же ориентированность выбранного аспекта темы предполагает, прежде всего, необходимость еще раз разобраться с основными понятиями и терминами, с которыми предстоит работать, а это непосредственно объект сохранения и наследие.

I. Сохранение

Объект сохранения

Если сохранение наследия это действительно один из важнейших аспектов самоидентификации человека, то его осознание, как мне кажется, возможно, преимущественно с помощью реально существующих объектов-вещей, а не с помощью только книг и кино про них. Какие в принципе материальные объекты-вещи могут стать объектами сохранения?

Во-первых, это одиночный, изолированный объект – строение, его руины или их группа. Во-вторых – это участок территории. И наконец – «не делимая» пара - объект или их группа на конкретном земельном участке. Такие объекты возникают тогда когда нельзя или не получается рассматривать объект независимо от участка, на котором он находится, от его пространственной среды, от ландшафта. Эта та самая не делимая пара, что формирует, так называемый «Geniusloci» (дух места) Самое, как мне кажется сложное здесь это определить и зафиксировать границы объекта - его место.

Помимо административно-правовых задач, связанных с определением объекта сохранения, решение которых требует отдельного пристального внимания и профессионального рассмотрения, существует также и проблема определения физических границ сохраняемого объекта. В этом отношении сначала необходимо начать работу по определения критериев, по которым эти границы устанавливаются. Для автора – архитектора-урбаниста такая задача является необходимой потому, что без знания и понимания своей сферы влияния и границ ответственности любая практическая работа становится просто бессмысленной.

Формы сохранения

Дальнейшее раскрытие темы сохранения объектов наследия требует определения и классификации принципиально возможных форм (типов) их сохранения. Классификация позволит определить оптимальные способы сохранения для конкретных объектов и затем на их основе сделать (выдвинуть) предложения по объемно-планировочным решениям, т.е. архитектурным формам его (сохранения) реализации.

Первый способ сохранения – это административно-правовое регулирование. Законодательная деятельность в нашем случае предполагает разработку охранных документов, запрещающих или регламентирующих характер использования объекта и прилегающей к нему территории. Здесь есть один важный момент: охрана и сохранение – это две совершенно разные вещи. Когда на сооружении весит табличка «охраняется государством», то это совсем не означает, что оно сохраняется, просто это ограничение возможностей для умышленного, целенаправленного разрушения. В то же время оно само будет продолжать разрушаться естественным путем до тех пор, пока нечего будет охранять.

Реставрация

Другой тесно связанный с предыдущим, вариант сохранения – это реставрация, которая сохранит объект на многие годы. Уже сам факт реставрации говорит об уважении общества (вернее его управляющей части) к объектам исторического наследия. Однако, насколько я понимаю реставрации «достойны» только те объекты, которые «заслужили» статус памятника, а его достижение - это очень сложный и длительный процесс. Если говорить об объектах наследия арктического региона, то такой путь, скорее всего очень маловероятен.

Музеефикация

Следующий шаг на пути сохранения – это музеефикация. Отличительная черта такого способа – изъятие объекта или его частей из «родной» среды существования, из его контекста. Контекст – это не просто окружающая объект территория – это именно текст, раскрывающий истинное содержание и смысл объекта. Без него это просто цитата. Однако, на новом месте его будет можно легко реставрировать, правильно ухаживать, изучать и демонстрировать. Тем более, что здесь накоплен колоссальный опыт и есть множество замечательных решений..Получается прямо, как рыбки в аквариуме. Красиво? Да. Дорого? Да. Интересно? Да. Но с другой стороны, в этой новой искусственной среде обитания объект теряет целостность своего восприятия. Правда есть примеры совмещения музейной экспозиции с природным окружением – это так называемые «музеи под открытым небом». Достойный как мне кажется, пример такого пусть и искусственного соединения большого числа разнообразных объектов - это «Малые Карелы» под Архангельском.

Консервация

Существуют и такие объекты, которые просто невозможно извлечь из среды, например, каменный лабиринт времен верхнего палеолита, система каналов и шлюзов Соловецкого архипелага или бункер сохранившийся после Второй Мировой войны.

Само название этого способа сохранения говорит о необходимости проведения ряда инженерно-технических мероприятий, которые препятствуют, тормозят, а в идеале и останавливают процесс естественного разрушения. Существует много способов консервации, которые давно и часто используются в строительстве и реконструкции. Для условий Арктического региона, где динамика естественных и деструктивных процессов велика, можно воспользоваться холодным климатом для проведения, например, глубокой заморозки объектов.

«Скорая архитектурная помощь»

Состояние вопроса таково: перед нами множество разнообразных объектов нуждающихся в сохранении, их физическое состояние очень быстро ухудшается, всё больше и больше утрат. Вывод очевиден – фактическое сохранение наследия приобретает характер спасения и требует разработки практических решений по способам физического сохранения конкретных объектов.

Предлагаемый вариант предусматривает не просто сохранение существующего состояния объекта, а расширение его содержания с помощью развития его объемно-планировочной (архитектурной) структуры. Ожидаемый результат такого соединения существующего и проектируемого объектов – увеличение срока сохранения и главное - рост социальной и инвестиционной привлекательности объекта.

Один из путей решения такого типа задач – это накрыть, закрыть укрыть (да, именно укрыть - так будет лучше) отдельный объект наследия или изолированную их группу специальными оболочками. Такое решение аналогично простым консервным банкам, задача которых сохранять длительное время продукт, обладающий пищевой ценностью и быть привлекательными для потребителя. Банки могут быть разного размера и материала. Такие же задачи стоят и перед искусственными оболочками - защищать объект от внешних, не благоприятных воздействий и обладать эстетической привлекательностью. Они также могут быть из различных материалов – металла, дерева, стекла, пластика, панкерита и др., разнообразного цвета и фактуры в зависимости от особенностей сохраняемого объекта и окружающего его природного контекста. При этом оболочки могут быть стационарными и мобильными постоянными и временными (сезонными).

Применение оболочек не ограничивается только функцией сохранения целостности объекта наследия. Их возможности гораздо шире, например, если добавить энергетическую установку (ветровую или солнечную) для освещения и контроля температурно-влажностного режима, а затем организовать пространство для отдыха размещения экспозиции, то оболочка уже станет элементом туристического маршрута. Более того, когда их несколько, то это уже ядро кристаллизации нового культурного ландшафта региона.

Недостатки

Если рискнуть продолжить медицинскую аналогию оболочки для сохранения объектов культурного наследия со скорой помощью, то у неё (оболочки) как и почти у каждого лечебного средства есть противопоказания, так и у предлагаемого способа есть свои ограничения и недостатки. Во-первых, это относительно не большой срок службы, который ограничен эксплуатационными характеристиками материала. Еще один более существенный недостаток - это «недоступность» объекта - под однослойной оболочкой (первый вариант) невозможно ни видеть, ни изучать и периодически контролировать его состояние. Следующая проблема - это казалось бы парадоксальный для условий Арктики перегрев внутреннего пространства под оболочкой и самого сохраняемого там объекта. Он вполне может наступить во время полярного дня. Такой перегрев неизбежно приведет к ускоренному разрушению, как правило, деревянных конструкций и материалов объекта. Плюс к этому начнется быстрый рост различных органических форм жизни: грибов, лишайников, мхов и т.п. Результат будет тот же. Эта проблема может быть решена, если обеспечить вентиляцию внутреннего пространства вокруг объекта. Правда, для грамотного решения было бы правильным подключить к работе в качестве консультанта грамотного инженера. Учитывая реальную ситуацию с объектами наследия, описанный выше вариант будет весьма целесообразен.

Стремление рачительно распоряжаться наследием, вполне обосновано, только распоряжаться им надо целокупно, а не отдельными его элементами (вещами). К сожалению, как правило, происходит именно так. Показательный и наглядный пример – это конечно очень важная и социально значимая Федеральная программа по обеспечению беспрепятственного передвижения по городу людей с ограниченными возможностями. Взялись за ее реализацию очень активно например, возвели пандусы на входах в магазины, только не подумали, что для того чтобы добраться до этого пандуса придется преодолеть лестницу (хорошо если одну) из нескольких ступеней. Смешно, если бы не было так грустно.

Целостное же и системное управление активами (а природное и культурное наследие – это именно материальные активы страны и народа) будет гораздо выгоднее и в организационном и финансовом отношении. Такое управление открывает широкий спектр задач и стимулирует (мотивирует, как сейчас говорят) к их системному решению.

II. Сохранение через развитие

В задаче сохранения объектов культурного наследия в их аутентичной среде можно выделить два направления. Первое – это сохранение объекта путем его консервации. Непосредственно в архитектуре эту задачу можно решать с помощью создания искусственной оболочки, которая защищает конкретный объект от негативных (деструктивных) воздействий окружающей среды, не нарушая при этом целостности восприятия окружающего природного контекста.

Для физического сохранения объекта возможны следующие варианты. Первый - это консервация объекта с помощью специально разработанной оболочки. В принципе возможны различные ее способы «уровни». Можно «просто» законсервировать, «запечатать» объект, и как продуктовые консервы сохранять его до «лучших времен».

Впрочем, можно создать условия и для частичного доступа к объекту, например, только визуального – можно видеть, а трогать нельзя, что предполагает организации светопрозрачных ограждающих элементов оболочки. Физический размер такой оболочки определяется в зависимости от величины и степени сохранности сохраняемого объекта. Так как изначально принята установка на сохранение окружающей среды, то внешняя ее форма будет зависеть именно от характеристик окружающего природного контекста. При этом материалы и конструктивные решения таких оболочек в зависимости от конкретных задач, бюджета и условий места могут быть самыми разнообразными: дерево, металл, пластик, лёд и пр.

Купол

Покрытие внешней стороны оболочки природными элементами характерными для окружающей ее среды, такими как маленькие камни, мох, лишайники и т.п. полностью впишет (скроет) оболочку вместе с ее сохраняемым объектом в окружающий природный ландшафт. Тогда она уже не будет восприниматься, как инородное тело, что очень важно для сохранения природного наследия

Сетевая структура

Второе направление в задачах сохранения культурного наследия предполагает вовлечение объекта в конкретную реально существующую или потенциально возможную (перспективную) сферу деятельности. Такая трансформация означает переход объекта из категории памятника прошлого в актуально и реально действующий объект. Для создания большей уверенности в перспективности и фактической реальности (реализуемости) сохранения конкретных объектов будет целесообразно добавить к сугубо защитным функциям сохранения отдельных объектов ещё и коммерчески привлекательные функции, например, связанные с арктическим туризмом и научными программами и станциями.

Реализация данного направления состоит в том, чтобы искусственные защитные оболочки подобные тем, что предлагались для консервации объектов наследия, приобрели дополнительную качественную привлекательность для различных видов туристических активностей. В данном случае несколько увеличенная в объеме оболочка преобразуется в закрытое экспозиционное пространство и дополняется рядом сопутствующих функций: освещение, зона отдыха и мини кухня.

Убежище

Комплексное воплощение таких сооружений приведет к возможности организации социально и коммерчески привлекательных сетей туристических маршрутов

Развитие туристической привлекательности поднимает, затрагивает ещё одну актуальную проблему - обеспечения безопасности туристических и научных групп, в случаях внезапного, резкого изменения погодных условий. Например, неожиданно подошедшее ледовое поле, туман, метель, поднялся стоковый ветер или один из членов группы получил травму и т.п. Вообще для Арктики такое явление обычно и для всех кроме членов туристической группы не критично. Оно, как правило, кратковременно, однако, уплыть, улететь, уйти несколько дней, а то и неделю у них не получится. В связи с этим возникает непосредственно связанная с архитектурой задача: найти способ безопасно и по возможности комфортно переждать внезапную непогоду. В такой ситуации архитектор может предложить вместе с другими специалистами свои варианты решения – мобильные кратковременные убежища.

Понятно, что одно из важнейших требований к подобным объектам – это с одной стороны их малый вес и с другой быстрота и легкость их установки (развертывания), сборки-разборки. Традиционно такие функции осуществлялись с помощью палатки. В настоящее время уже накоплен колоссальный опыт решений таких задач теми, кто занимается разработкой туристического оборудования, организациями, занимающихся ликвидацией чрезвычайных ситуаций и др. Правда, все эти решения, скорее из области дизайна, а не архитектуры.

Архитектура в отличие от дизайна всегда связана с конкретной средой и разрабатывает решения любого объекта в непосредственной связи и с ее условиями. Здесь открываются возможности и для участия архитектора. Прежде всего, это касается типологии объектов в зависимости от конкретных условий внешней среды, определение которых повысит эффективность их применения и снизит риски не адекватного использования.

Понятно, что разработка какого-то отдельного типа убежища в единичном экземпляре не целесообразна, и вообще не имеет смысла. Ситуацию можно изменить в случае разработки региональной или групп локальных сетей туристических маршрутов по всем потребительски привлекательным видам туризма – рекреационному, познавательному, спортивному, оздоровительному и др. и соответствующим им типам временных убежищ. Такая комплексная разработка повышает безопасность и общую потребительскую привлекательность туристического сегмента в общей схеме развития региона. Она также открывает возможность применения ее результатов в научной и хозяйственной сфере деятельности.

В принципе они – эти объекты или оборудование может быть стационарным или мобильным, индивидуальным или групповым. Выбор конкретного типа зависит и от условий среды, и от характера туристического маршрута: короткий однодневный (экскурсионный, петлевой) или многодневный с рядом стоянок-ночевок.

Такие убежища - объекты или оборудование могут быть важны не только для туристических групп, но также и для ученых, промысловиков и других групп потребителей социальных и природных ресурсов региона.

Туристическакя сеть в Арктике

Помимо сохранения конкретных объектов предлагаемое расширение функций приведет к росту их потребительской привлекательности среди различных групп населения и будет способствовать комплексному развитию региона в целом.

Значительный интерес к всестороннему (не только сырьевому) социальному и культурному развитию Арктического региона неизбежно повлечет за собой и развитие туризма, как социально важного и вместе с тем и экономически привлекательного аспекта развития. Поэтому вполне возможно появление сетевых структур объектов познавательного туризма и на Арктических островах. На первый взгляд такое предположение можно отнести скорее к жанру фантастики, чем к науке или тем более к практическим задачам сохранения объектов культурного и природного наследия Арктического региона. Тем не менее, можно себе представить не самую дорогую (затратную) и вместе с тем полноценно организованную структуру объектов способную эффективно работать на сохранение объектов наследия и одновременно на развитие арктического туризма, а значит и на всю инфраструктуру региона.

Два пути

Какие же сегодня сложились предпосылки для ее реализации? С одной стороны есть высокий интерес к Арктическому туризму, а с другой большое количество объектов, представляющих собой интерес в частности для познавательного и экологического туризма. Осталось только связать наличные ресурсы (объекты социальной, научной и туристической привлекательности) с интересами к их освоению в единую структуру.

Возьмусь предложить один из возможных вариантов организации такой структуры. Она, несмотря на кажущуюся сложность организации, может оказаться проще и привлекательней в реализации, чем возведение отдельных уже описанных выше «убежищ», Формирование структуры будет вестись одновременно по двум направлениям. Одно будет связано с классификацией ресурсов, а другое с принципами (вариантами) организации туристических потоков.

Для наглядности предлагается рассмотреть локальный, компактный и насыщенный объектами культурного и природного наследия пример, допустим, остров Вайгач. Он вполне подходит для такой иллюстрации, потому, что расположен относительно недалеко от объектов транспортной инфраструктуры: морских портов, аэропортов и ж/д станций, а также непосредственно на трассе Северного морского пути. Почему именно Вайгач? Потому что, как мне кажется, для иллюстрации данной идеи это наиболее показательный пример. Остров маленький, привлекательный для различных видов туризма, насыщенный объектами культурного, исторического, наследия и, и расположен относительно недалеко от объектов транспортной инфраструктуры: аэропортов Мурманска, Воркуты и Амдермы и их ж/д станций, а также прямо на трассе Северного морского пути межу проливами Карские Ворота и Югорский Шар. На нем также много самых разнообразных объектов наследия: от палеолитических стоянок до лагерей ГУЛАГа и других важных объектов Советского прошлого. Все эти характеристики и элементы приближают остров к потребителям этих ресурсов, сделают возможность организации подобной сети социально и экономически более привлекательной, т.е. перспективной.

Итак, первое, что необходимо сделать - это разработать, построить схему пеших (лыжных, санных) туристических маршрутов, которые будут охватывать все имеющиеся объекты туристического интереса. Сделать это следует по определенным принципам, например, по их продолжительности. Получатся однодневные (несколько часов), двухдневные (с одной ночевкой) и многодневные (два - три и более дня). Возможны и другие классификации, например, по уровню сложности, или по степени обеспеченности объектов элементами сопутствующей инфраструктуры. В целях создания более насыщенной и интересной программы маршрутов следует расширить их тематику, дополняя ее элементами спортивного и экологического туризма. Такое расширение позволит в дальнейшем формировать больший туристический поток, что разумеется, Кроме такой классификации, что, как мне кажется, не очень сложна, потому что не требует «выхода в поле» и принципиально решается на основе многочисленных уже накопленных материалов.

Вайгач

Скорее всего, большинство этих маршрутов по своей пространственной организации станут петлевыми, то есть их начало и конец будут находиться в одной точке. Учитывая специфику места желательно, чтобы этих точек - пунктов прибытия- отправления было как можно меньше. Для Вайгача, как мне кажется, будет достаточно двух точек - одной на северной и другой на южной стороне острова. Следует отметить, что в случае практического использования этих маршрутов в целях более успешного их развития потребуется несколько дополнительных практических действий, например, установки информационных стендов, защитных экранов, ограждений вокруг объекта сохранения, освещения и т.п.

Второе указанное направление по организации сети туристических маршрутов состоит в организации наиболее эффективного функционирования выявленных (заявленных) маршрутов. Необходимая эффективность будет зависеть от логистической схемы - кто? куда? как? Кто - это турист, куда - это маршрут, как - это транспорт. В принципе это всё то, чем занимаются все туристические фирмы. Специфика региона - его удаленность выводит вопрос «как» на первое место. Где туристы и где интересные им объекты? Первые в городах России и Европы, а объекты в тысячах километрах на арктических остовах! Следовательно, главный вопрос - это транспортная логистика.

Где же здесь архитектор? Действительно, ведь это же полы, стены, крыша, дома и пр. Да, такой архитектор нам здесь явно не нужен. Однако хочу отметить то, что на самом деле архитектор - это именно тот, кто занимается пространственной организацией жизнедеятельности в самом широком смысле этого слова и самого разнообразного масштаба (размера): от жилой комнаты до системы расселения. А значит, именно такой специалист и сможет помочь в решении поставленной задачи.

Его задача будет состоять в организации безопасной, комфортной и интересной взаимосвязи островов (объектов) и «большой земли». В основе практического осуществления концепции лежит переоборудованное морское судно среднего тоннажа торгового или промыслового флота. В идеале - это, конечно же, новое - специально спроектированное судно. Более реалистичная картина переоборудования - это установка на палубе вертолетной площадки, размещение одного, двух мотоботов типа «Оказия» или «Помор», (суда, специально разработанных в МАКЭ). Затем расширение каютного блока, кают-компании, устройство новых общественных пространств для лекций, экспозиции (выставка, музей) и устройство других вспомогательных помещений за счет освободившихся грузовых площадей. В результате получится мобильная туристическая база. Упомянутые катера с дизельным двигателем - это реальный прототип, предлагаемого решения переоборудования судна, только значительно меньших размеров. Тогда в 1997г на двух уже списанных стандартных шестиметровых спасательных катерах были сняты все сиденья и устроены спальные места, стол, прорезаны иллюминаторы. За переборкой был организован склад. На верхней палубе также произошли большие изменения: были сооружены две дополнительные палубы в носовой и центральной части катеров, произведена покраска и главное - им даны имена. Всё эти преобразования судна можно реализовать за счет уплотнения, небольших новых надстроек, пристроек и перепрофилирования ряда существующих пространств и помещений, например, трюмов, разумеется, не затрагивая при этом основных мореходных характеристик судна.

Вот такое судно с началом навигации отходит из Мурманска с группой туристов. Цель его рейса - остров Вайгач. Через два дня оно уже встает на якорь у южного берега - в Лямчиной губе напротив поселка Варнек. После высадки с катера группы туристов на берег, судно выходит в пролив Карские Ворота и снимает с проходящего мимо корабля, ещё одну группу туристов из Европы и высаживает ее уже на северном берегу острова. После обзорной экскурсии первая группа для продолжения своего маршрута доставляется вертолетом на один из кораблей каравана, следующего по трассе Северного морского пути. А европейская группа планирует пересечь остров с Севера на Юг пешком, что займет у них два-три дня. Этого времени хватит как раз для того чтобы успеть забрать в Амдерме еще одну группу. В это время в Мурманске уже готовится археологическая экспедиция, которая собирается работать на острове целый месяц и т.д. И так всё время в течение полярного дня и навигации - база-вертолет-берег- катер- база. При грамотном маркетинге и точно прописанном сетевом графике организации туристического потока, эта база сможет принимать и отправлять самые различные группы гостей-туристов - ученых. Более того в летний период такая база сможет охватить ещё и южный берег Новой Земли, и часть побережья Большеземельской тундры.

Завершение навигации вовсе не означает прекращения функционирования нашей морской турбазы. Она возвращается в порт приписки - в Мурманск - и там превращается в многофункциональный культурный центр, где можно проводить конференции, симпозиумы, форумы, выставки и презентации. При этом она еще и гостиница, и ресторан, и музей. Думаю, что возросший сегодня международный интерес к Арктике обеспечит работой такую базу в течение всей зимы.

Я убежден, что сохранение объектов культурного наследия невозможно без широкой их «пропаганды», что особенно важно в Арктике, где высок риск их скорой их утраты. Люди должны знать, каким наследием они обладают и что это ценно для их потомков. Можно даже помечтать о специальном морском судне, рассказывающем о культурном наследии (пока оно еще есть) Арктики всему миру.

Духовное наследие

Раздел о сохранении духовного наследия, присутствующий в общем названии темы оказался, пожалуй, наиболее сложный, тем более для архитектора. Ведь здесь задача состоит в том, чтобы найти способы материального отображения не материальных явлений. Следовательно, он вызывает целый ряд вопросов. Духовное - это не вещь, не предмет, не объект - не пощупаешь. Чем же может быть материальное свидетельство отображения изначального нематериального духовного опыта, который вследствие своей значимости обрел статус общего наследия? Обычно, он отображается в текстах, сказках, воспоминаниях, а также в картинах, песнях, ритуалах и во многом другом. Для архитектора же, инструментом которого является пространство, остается только конкретное место, точка, связанная с реальным духовным опытом.

Итак, что может сделать архитектор? Он может дерзнуть встать на место того, кто этот духовный опыт приобрел, и попытаться заново его пережить, а затем отобразить в пространственных, материальных формах. С практической точки зрения, с точки зрения принятия практических решений мне кажется наиболее корректным и перспективным станет отображение (фиксация) таких мест с помощью возведения, установки «знака». У «знака» как такового по определению нет собственного содержания - он лишь указывает на него. Он отсылает, напоминает, подразумевает тот самый изначальный духовный опыт обретенный именно на этом месте. Подобное решение не является чем-то новым и инновационным - нет, оно возрождает традицию установки таких «знаков» на важных, значимых местах известную еще в эпоху палеолита дольмены и менгиры (тоже наследие).

Такой «знак-объект» это не обязательно единичное (одинокое) сооружение он может представлять собой и их ряд и даже, целое поле. Размер и форма такого «знака-объекта» может, а вернее должны определяться уникальными характеристиками окружающей среды и масштабом того события, явления которое установило за ним статус наследия. Сегодня материалом для такого «знака» могут послужить не только традиционные каменные или деревянные конструкции, но также и, например, световые или аудио, видео голографические инсталляции. Тогда будет понятно, что это место особое, выделенное и отношение к нему, соответственно должно быть особым. При этом «знак» может быть впоследствии наделен еще и неким символическим содержанием также как это обычно происходило и в истории. Если там уже присутствуют определенные материальные объекты, то это, как мне кажется, лучше уже рассматривать в разделе культурного наследия.

Пример отображения

Еще один немаловажный (и для архитектора в том числе) вопрос, который необходимо учитывать при решении об установке в конкретном месте «знака-объекта» - это понимание того, кто является адресатом этого наследия - его читателем, зрителем, потребителем, а также того, кто возьмется вложить в него свои силы, время, деньги для сохранения этого наследия? Эта задача для инвестора мецената. Зная всё это, архитектор сможет предложить эстетически привлекательное пространственное решение по форме «знака-объекта» адекватного конкретному объекту духовного наследия, стремясь при этом к тому, чтобы знак нёс не только информативную «нагрузку» (указание на), а также вызывал и эмоционально-чувственный отклик.

Вместо заключения

В случае появления в будущем условий и возможностей реального проектирования, будет необходимо сначала провести серьезное исследование, иначе представленные выше варианты решения различных задач без серьезных урбанистических исследований останутся лишь в той или иной степени интересными иллюстрациями. Надо выявить комплекс задач по определению условий сохранения и развития природного, культурного и духовного наследия, что думаю можно начать уже на этом этапе. Возможен следующий перечень предварительных целей такого исследования:

- определение и анализ ресурсов для сохранения и развития территорий и локальных объектов наследия;

- определение и анализ дефицитов развития территорий и объектов наследия;

- определение и анализ рисков развития территорий и объектов наследия;

- на основе анализа могут быть сделаны предложения по использовании активов;

- фиксация границ территорий и объектов наследия; для этого, прежде всего, необходимо определить критерии, по которым можно вычленять границы объекта и границы отдельной территории;

- определение всех заинтересованных в сохранении, эксплуатации и развитии выявленных территорий и отдельных объектов наследия, а также всех ныне эксплуатирующих территорию организаций (промышленники, военные и пр.).

Из вышесказанного становится понятным, что все представленные предложения направлены не только на решение локальной, хотя, и очень важной, но все-таки локальной задачи сохранение культурного и природного наследия, но они шире. Примеры архитектурных образов, сделанные студентами МАРХИ и молодыми архитекторами, показывают некоторые возможные способы решения задач по сохранению культурного наследия и направления дальнейшей работы.

© Галеев С.А., 2017.
© Галеев С.А., илл., 2017.

Статья поступила в редакцию 10.08.2017.

Галеев Сергей Абрекович,
кандидат архитектуры, доцент,
Московский архитектурный институт (Москва).

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2017/3(10)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/149.html

Наверх

Новости

  • 09.10.2017

    Международная научная конференция «ХV Панаринские чтения. Выбор национальной стратегии в условиях глобальной нестабильности и цивилизационное наследие России» пройдёт 9-10 ноября 2017 г. в Москве. Организаторы - философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова и Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева.

  • 09.10.2017

    В издательстве «Вече» вышла новая книга заместителя директора по научной работе доктора исторических наук А.В. Окорокова «Ока и Окское судоходство». Работа включает исторический обзор Окского судоходства, типов судов Московско-Окского бассейна, речного транспорта в советский период.

  • 01.03.2017

    Российский научно-исследовательский Институт природного и культурного наследия им. Д.С. Лихачева опубликовал материалы научных экспертных семинаров Центра наследования русской культуры Института, дающие оценку современным спорным театральным постановкам русских классиков.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru