Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2018/4(15)


СОДЕРЖАНИЕ


Теоретические исследования

Вафа А.Х.

Некоторые теоретические проблемы культурного наследия и культуронаследования (Часть 2)


Исторические исследования

Филиппов Ю.В.

Нижегородская баржа-беляна: прошлое и настоящее

Ким Е.С. 

К вопросу о выявлении памятников конструктивизма на территории Западной Сибири


Прикладные исследования

Боярский П.В., Ельчанинов А.И., Барышев И.Б., Кулиев А.Н., Парамонова А.А.

Картографирование Российской Арктики: опыт и перспективы 

Боярский П.В., Ельчанинов А.И., Кулиев А.Н.

Атлас «Культурное, духовное и природное наследие Российской Арктики»


Освоение наследия

Путрик Ю.С.

Краткий очерк научной, государственной и общественной деятельности С.Ю.Житенёва по сохранению и возрождению отечественного культурного наследия, паломничества и туризма

Житенёв С.Ю.

Опыт создания Российского энциклопедического словаря «Туризм»


Архив

Бондаренко В.В.

Русская или русскоязычная? Статус современной литературы на русском языке в Беларуси

Аннотация. Статья посвящена статусу современной литературы, создаваемой в Беларуси на русском языке. Актуализируется проблема соотношения «русского» и «русскоязычного» культурного пространства на примере статуса русской литературы и русского языка в Беларуси.

Ключевые слова: русский язык, белорусский язык, русская литература, государственный язык, национальный язык, родина литератора.

Открыть PDF-файл


Уважаемые участники сегодняшней встречи! В своем сообщении мне хотелось бы затронуть вопрос статуса современной литературы, создаваемой в Беларуси на русском языке.

Как известно, в соответствии с результатами всенародного референдума, состоявшегося 14 мая 1995 года, в Республике Беларусь существуют два государственных языка – русский и белорусский. Тогда за придание русскому статуса государственного высказалось около 84 процентов населения страны. Согласно переписи населения 2009 года, русский язык назвал родным 41 процент населения республики, но в быту русский язык используют более 80 процентов жителей. Он абсолютно господствует в городском обиходе, в Минске можно жить и ни разу не услышать на улице ни одного белорусского слова от носителя языка на протяжении нескольких лет.

В то же время в последний период наблюдается тенденция к заметному повышению роли белорусского языка в Беларуси. Он активно рекламируется в прямом смысле слова – на обочинах улиц стоят бигборды, где значения тех или иных русских слов дублируются на белорусском; он стремится обрести статус модного языка молодежи, чему способствуют многочисленные кафе и другие заведения, где обслуживание идет на белорусском языке. Активно развиваются многочисленные интернет-ресурсы на белорусском.

В этой общей тенденции есть несколько настораживающих моментов. Носители белорусского языка ведут себя зачастую не просто активно, а агрессивно, при любом удобном и неудобном случае указывая на то, что «имперский» русский язык вытеснил национальный во всех сферах и пришло время менять ситуацию. В силу этого в некоторых сферах русский язык начинает оттесняться на второй план, фактически приравниваясь к иностранному. Например, в общественном транспорте Минска все остановки транспорта объявляют исключительно на белорусском, на белорусском же выполнены вывески с названиями улиц, указатели для туристов выполнены на белорусском и английском. В некоторых магазинах названия товаров выполнены очень крупным шрифтом на белорусском и мелким – на русском и английском. Некоторые заведения откровенно рекламируют скидки своим клиентам, если они сделают заказ на белорусском языке. Участились случаи обращения в суд активистов, которых в магазине обслужили на русском или не поняли редкое белорусское слово.

Эта ситуация отчасти является следствием того, что в законе о языках не прописан момент обязательного дубляжа вывесок, текстов, служебных документов и тому подобного на двух государственных языках, в силу чего каждый представитель бизнеса, науки, искусства, сферы услуг и т.п. вправе сам решать, на каком языке осуществлять деятельность. Но основная причина в том, что белорусский язык на протяжении вот уже 20 лет является не столько языком, сколько символом того, что его носитель не приемлет ныне существующий в Беларуси строй, является сторонником европейских ценностей, считает русских и белорусов не братьями, а совершенно разными народами, а после 2014 г. в российско-украинском конфликте однозначно занимает сторону Украины. В силу этого в современной Беларуси очень сложно найти «нейтрального» носителя национального языка. В 98 случаях из 100 это будет ангажированный активист, в лучшем случае всегда имеющий наготове лекцию о своих европейских корнях, а в худшем – фразу «Чемодан – вокзал – Россия». В сущности, современный белорусский язык во многом выполняет функцию некоего антирусского маркера.

В подобной ситуации художественная литература современной Беларуси представляет собой весьма любопытное зрелище. Она четко разделена на два лагеря, оформленных в два союза писателей: Союз писателей Беларуси и Союз белорусских писателей. В первом состоят авторы, лояльные существующей власти и пишущие на русском или белорусском языках. Во втором – оппозиционные авторы, язык коих исключительно белорусский. Из официальной жизни второй союз фактически вытеснен, однако он ведет весьма активную деятельность, рекламируя своих авторов через интернет. Его продукция пользуется стабильным спросом на националистическом рынке, а факты получения его авторами литературных премий, учрежденных в Польше, широко освещаются.

Официальный СПБ формально обеспечивает равенство интересов двух групп авторов, работающих на двух языках. Однако на деле работа руководства союза заключается в непрестанном выстраивании баланса интересов двух этих групп. И при этом неизменно подчеркивается, что при внешнем равенстве приоритет все же у тех, кто пишет на родном, национальном языке. Именно они руководят ведущими изданиями в стране, пишущими о литературе и искусстве вообще. Да и вообще эта сфера жизни в Беларуси по умолчанию считается как бы вотчиной носителей национального языка. При этом тот факт, что во время переписи населения 2009 г. русский назвали своим родным 96% живущих в Беларуси русских, 61% украинцев, 37% белорусов и 31% поляков, не учитывается.

Эта ситуация – наследница той, что была в Белоруссии еще в советское время. Современный русский поэт из Минска Анатолий Аврутин пишет: «В стране на протяжении всей новейшей истории Белоруссии-Беларуси существует сфера деятельности, заведомо отданная на откуп носителям исключительно белорусского языка. Культура вообще и литература в особенности. При этом никого не смущает тот факт, что народ и писатели говорят и думают на разных языках, а следовательно – любимым и широко востребованным такое творчество априори быть не может. Отсюда и мизерные тиражи журналов и книг на белорусском, и их почти полная невостребованность в читательской среде». Отмечу, что сегодня на белорусском языке издается 8% всех книг, выпускаемых в Беларуси, остальные – на русском.

Однако невостребованность белорусского языка вовсе не мешает руководителям СМИ и издательств формировать и проводить политику, направленную на маргинализацию и вытеснение из профессиональной литературы людей, избравших русский язык в качестве языка творчества. На практике это проявляется в том, что любое произведение на белорусском языке в стране встречает хор хвалебных рецензий именно потому, что оно – на белорусском. Книга же на русском языке, даже весьма востребованная, будет встречена молчанием. Отсюда возникает впечатление, что белорусскоязычные авторы вполне востребованы читателем, а их тесная смычка с польским рынком создает иллюзию «европейскости».

Эта ситуация, а также неизбежная для любой небольшой страны узость рынка вынуждает наиболее ярких белорусских авторов, работающих на русском языке, издаваться в России. В силу отсутствия в их книгах национальной специфики они не воспринимаются российскими издателями и читателями как иностранные авторы. Но и будучи изданными в России, книги белорусских авторов на русском опять-таки не встречают никакого сочувствия в Беларуси – уже по причине того, что они изданы «не у нас», а следовательно, не стоят внимания; часто к этому примешивается и откровенная неприязнь ко всему русскому, когда авторов замалчивают вполне намеренно.

Не в качестве саморекламы, а в качестве примера воспроизведу ситуацию с изданием моей книги о героях Первой мировой войны в серии «Жизнь замечательных людей». Эта книга на протяжении шести месяцев вышла двумя изданиями и была удостоена Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский». Впервые за историю премии ее получил автор, не являвшийся гражданином России. Этот факт широко освещался в российских СМИ, на презентациях отдельно упоминалось о том, что автор – из Беларуси, а книга написана в Минске. Но несмотря на это, в белорусских СМИ о ней не было опубликовано ни одной строчки. И это не редкое исключение, а весьма обычная картина: автор, работающий на русском языке и материале русской истории, негласно считается в Беларуси «не нашим».

Отдельным феноменом современной белорусской литературы на русском языке стоит считать Светлану Алексиевич. Это единственный русскоязычный автор, живущий в Беларуси, у которого был устойчивый культовый статус и до присвоения Нобелевской премии по литературе. С присвоением же «Нобеля» Алексиевич и вовсе превратилась на какое-то время в живую легенду среди либералов. Но я не зря сказал «на какое-то время». Восторги, расточаемые ей в Беларуси, связаны исключительно с одним – резкой позицией, занимаемой Светланой Алексиевич по отношению к действующей власти страны. Но стоило ей позволить себе высказывания, идущие вразрез с мнением оппозиции, как ей мгновенно припомнили русский язык ее произведений. Открыто шельмовать Алексиевич националисты все же не рискуют, наоборот, они всячески стремятся использовать ее имя в своих целях. Странный статус «С одной стороны, она, конечно, не любит Путина и осудила аннексию Крыма, с другой – она же пишет на русском!» Алексиевич сохраняет в белорусской интеллектуальной среде и сегодня.

В заголовок этого сообщения вынесена фраза «Русская или русскоязычная?..» Действительно, в последнее время идут активные споры, как именно нужно обозначать литераторов из Беларуси, работающих на русском языке. Являются ли они частью огромной русской литературы или все же частью литературы Республики Беларусь, создающейся на одном из двух языков этой страны?.. На мой взгляд, споры эти носят сугубо отвлеченный характер. Родина литератора, как известно, его язык, а не место его рождения или проживания. Это же можно сказать о происхождении. И в этом смысле абсолютное большинство авторов, работающих в Беларуси на русском языке, смело могут отнести себя к представителям русской литературы, не имеющей границ. Во всяком случае, ваш покорный слуга – на три четверти русский, на четверть украинец, уроженец Риги, живущий в Минске, – имеет честь относить себя к великой русской литературе.

© В.В. Бондаренко, 2018.

Статья поступила в редакцию 10.04.2018.

Бондаренко Вячеслав Васильевич,

член президиума правления Союза писателей Беларуси,

член Союза писателей России (Минск)

Опубликовано:Журнал Института Наследия, 2018/2(13)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/207.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru