Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2019/2(17)
спецвыпуск


РОССИЯ В СПИСКЕ
ВСЕМИРНОГО НАСЛЕДИЯ

приурочен к 43-й сессии 
Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО
(Баку, 2019)


СОДЕРЖАНИЕ


Обращение министра культуры Российской Федерации В.Мединского


Всемирное наследие России: экспертные мнения


Филатова Н.В., Бузина Л.М., Айтуганова Н.Л.

Влияние статуса объекта Всемирного наследия на сам объект и его непосредственное окружение


Бузина Л.М.

Глобальный проект ИКОМОС по восстановлению и реконструкции: матрица для составления тематических исследований по выдающимся практикам посттравматического восстановления объектов всемирного культурного наследия


Ивановский М.С.

Дипломатия и всемирное наследие: вклад ЮНЕСКО в укрепление международного диалога


Айтуганова Н.Л., Филатова Н.В.

Транснациональная серийная номинация Всемирного наследия ЮНЕСКО «Шелковый путь»: механизмы координации номинационного процесса


Днепровский К.А., Шокарев С.Ю.

Легендарный эскимосский поселок Наукан в составе номинации в Список всемирного наследия ЮНЕСКО


Айтуганова Н.Л., Бузина Л.М.

Вовлечение молодежи в сохранение Всемирного наследия ЮНЕСКО: адаптация международных рекомендаций на примере объекта «Болгарский историко-археологический комплекс»


Объекты - кандидаты для включения в Список всемирного наследия


Лучшие практики


Команда Института Наследия


Архив

Филатова Н.В., Бузина Л.М., Айтуганова Н.Л.

Влияние статуса объекта всемирного наследия на сам объект и его непосредственное окружение

Аннотация. В статье рассмотрен вопрос увеличения количества объектов всемирного наследия в контексте эффективности применения Глобальной стратегии по созданию репрезентативного, сбалансированного и достоверного Списка всемирного наследия ЮНЕСКО. В частности, проведен анализ поправок в Руководство по выполнению Конвенции по охране природного и культурного наследия, ограничивающих процесс номинирования новых объектов наследия, а также их последствий для продвижения объектов наследия Российской Федерации в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Выявлены преимущества и недостатки получения статуса объекта всемирного наследия на примерах российских и иностранных объектов всемирного природного и культурного наследия.

Ключевые слова: всемирное наследие, ЮНЕСКО, культурное наследие, памятники истории и культуры, список всемирного наследия, объект всемирного наследия.

Открыть PDF-файл


С момента принятия Генеральной конференцией ЮНЕСКО Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия прошло уже более 40 лет; с каждым годом количество объектов всемирного наследия возрастает: по состоянию на 2018 год Список всемирного наследия включает 1092 объекта (845 – культурного наследия, 209 – природного, 38 – смешанного типа) [1]. За период с 1972 по 2018 года также возросло ежегодное количество номинируемых объектов. Для достижения репрезентативности, сбалансированности и достоверности Списка [2] с 2018 года были введены ограничения по количеству рассматриваемых номинаций в год (45) и по количеству номинируемых объектов в год от одного государства-участника (1) [3]. Несмотря на введенные ограничения и увеличение требований к номинационной документации, длительности и стоимости процесса номинации, государства – участники Конвенции активно продвигают объекты наследия в Список всемирного наследия: зачастую наблюдается своеобразная «очередь» объектов культурного и природного наследия на допуск к номинированию, а увеличение количества объектов, обладающих статусом Всемирного наследия ЮНЕСКО, становится приоритетным направлением долгосрочной культурной политики [4]. Данная ситуация наблюдается и в Российской Федерации: задачи увеличения количества объектов всемирного наследия и вхождения в пятерку стран – лидеров по количеству объектов всемирного наследия включены в Стратегию государственной культурной политики на период до 2030 года [5].

Однако достижение задач, поставленных в Стратегии, становится невозможным в связи с введенными ограничениями количества номинируемых объектов в год. Для вхождения в пятерку лидеров среди государств-участниц к 2030, по состоянию на 2018 год, Российской Федерации необходимо успешно номинировать 16 объектов за 12 лет, что противоречит ограничению по количеству номинируемых объектов. Вместе с тем, необходимо заметить, что данные ограничения не затрагивают трансграничные и транснациональные номинации. Следовательно, возможно применить подход совместных номинаций и, таким образом, представить на рассмотрение дополнительные номинации по квотам других государств – участников Конвенции. Например, в 2017 году трансграничная номинация природного всемирного наследия Монголии и России «Степи Даурии» прошла по квоте Монголии [6]. Среди перспективных трансграничных и транснациональных номинаций с участием Российской Федерации необходимо отметить номинацию «Наследие морских арктических зверобоев Чукотки» (возможна совместная номинация с Канадой).

2019-2Включение объекта в Список всемирного наследия ЮНЕСКО подразумевает как преимущества, так и недостатки. Вместе с тем исследования, касающиеся вопроса влияния статуса объекта Всемирного наследия в долгосрочной перспективе, неоднократно проводились в области сохранения и устойчивого развития конкретных объектов или конкретной категории объектов [7], [8]; выявления определенных аспектов (социально-экономических, культурно-политических) последствий [9] включения в Список всемирного наследия в международном масштабе [10] или на уровне какого-либо государства – участника Конвенции [11]. Представленные в данной статье результаты были получены в рамках исследования влияния статуса объекта всемирного объекта на сам объект и его широкое окружение на примерах объектов всемирного наследия, находящихся как на территории Российской Федерации, так и на территории других государств – участников Конвенции.

Среди выявленных преимуществ получения статуса объекта всемирного наследия необходимо отметить прежде всего развитие и укрепление сотрудничества между государственными органами (федеральными, региональными, местными), частным сектором, НКО и местным сообществом, что способствует устойчивому развитию объекта и его широкого окружения. Данный эффект достигается благодаря комплексному характеру номинационного процесса, который требует скоординированной работы государственных органов по охране памятников истории и культуры; научно-исследовательских учреждений; управляющих организаций; органов местного самоуправления и иных акторов. Например, для подготовки номинационного досье объекта «Успенский собор и монастырь острова-града Свияжск» (2017) была сформирована рабочая группа из представителей Республиканского фонда возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстан, Министерства культуры Республики Татарстан, Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Остров-град Свияжск», Академии наук Республики Татарстан, Казанского федерального университета, Казанского государственного института культуры, Казанского государственного архитектурно-строительного университета, Татарстанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, ИКОМОС-Россия, Министерства культуры РФ, Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО и Института археологии РАН [12].

Вследствие включения объекта в Список всемирного наследия становится возможным удовлетворение интересов различных заинтересованных сторон, вовлеченных в управление объектом и его широким окружением. В большинстве случаев примирение интересов заинтересованных сторон происходит на этапе подготовки номинационного досье: с 2015 года необходимый пакет документов для включения в Список всемирного наследия включает план управления объектом, который должен соответствовать принципу стратегического планирования на основе участия заинтересованных сторон [13]. Для объектов, получивших статус всемирного наследия до 2015 года, разработка и применение планов управления является также обязательным. Данное нововведение зачастую создает условия для пересмотра имеющихся конфликтов интересов в сложившейся системе управления объектом. Так, в рамках подготовки плана управления объектом «Исторический центр города Ярославля» (2005), в соответствии с Рекомендацией ЮНЕСКО по историческим городским ландшафтам, применяется подход соблюдения баланса интересов государственных органов по охране памятников истории и культуры, с одной стороны, и интересов инвесторов, бизнес-сообщества и местного сообщества, с другой. Реализация данного подхода в формате заседаний общественных советов и научно-практических семинаров позволяет преодолеть типичный для исторических городских центров конфликт интересов «застройщик – органы власти – общественность» [14].

Статус объекта всемирного наследия также дает возможность национальному научно-экспертному и профессиональному сообществу транслировать свой опыт по сохранению и управлению всемирным наследием на международном уровне. Один из успешных примеров распространения российского опыта по сохранению культурного наследия на международном уровне произошел на базе объекта всемирного наследия «Кижский погост» (1990): сотрудниками государственного историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника «Кижи» была разработана технология реставрации памятников деревянного зодчества путем поэтапного подъема и переборки сруба. Высокий профессиональный уровень реставрации памятников неоднократно отмечался международными экспертами ИКОМОС и ЮНЕСКО в рамках мониторинговых и консультативных миссий на объект. В результате продвижения технологий и опыта реставрации сотрудников музея-заповедника «Кижи», на базе объекта проводятся первые международные курсы ИККРОМ в России по консервации и реставрации памятников деревянной архитектуры [15].

2019-2Несомненно, объекты всемирного наследия имеют приоритет в финансовом обеспечении, в том числе и в бюджетном (на федеральном и региональном уровнях). Более того, возможно привлечение финансирования Фонда всемирного наследия, которые ежегодно выделяет более 4 млн. долларов для оказания адресной помощи объектам всемирного наследия, при этом приоритет отдается объектам, подверженным угрозам [16]. Показателен пример объекта «Культурный ландшафт и археологические находки в долине Бамиан» (2003, Афганистан). В 2001 году статуи Будды культурного ландшафта долины были разрушены Талибан. В качестве ответных мер ЮНЕСКО выделило более 4 млн. долларов на сохранение культурного ландшафта.Примечательно, что объект также получил частное финансирование: около 120 000 долларов было пожертвовано для разработки проекта 3D моделирования разрушенных статуй, световая проекция которых появилась в долине Бамиан [17]. Активно функционируют и иные фонды в партнерстве с ЮНЕСКО, включая Фонд «Средств быстрого реагирования», предоставляющая гранты для поддержки объектов всемирного природного наследия совместно с Центром всемирного наследия ЮНЕСКО, Фондом ООН и Фауна & Флора Интернэшнл [18].

Включение объекта наследия в Список всемирного наследия открывает доступ к глобальной системе ресурсов по устойчивому развитию и управлению культурным и природным наследием. Система охватывает как тематические периодические издания, информационные ресурсы и учебные пособия, так и международные курсы и семинары по различным аспектам управления и устойчивого развития всемирного наследия, адаптированные под региональные и национальные контексты. С 2017 года на полях сессий Комитета всемирного наследия проводится ежегодный международный форум управляющих объектами всемирного наследия, где происходит формальный и неформальный обмен лучшими практиками управления между практикующими специалистами и экспертами ИКОМОС и ИККРОМ. Вместе с тем, статус объекта всемирного наследия дает возможность приглашения консультативных миссий ИКОМОС и МСОП на сам объект для получения оперативных рекомендаций [19].

Статус объекта всемирного наследия, благодаря международному брендированию способствует развитию устойчивого туризма в его широком окружении с помощью перенаправления туристических потоков с самого объекта на близлежащие объекты наследия национального и/или местного значения. На основе данного преимущества статуса объекта всемирного наследия реализована совместная программа Центра всемирного наследия и Генеральной дирекции ЕС по вопросам внутреннего рынка, промышленности, предпринимательства и МСП «Маршруты всемирного наследия ЕС», в рамках которого были разработаны 4 тематических маршрута, объединяющих в единую туристическую систему объекты всемирного наследия с менее известными европейскими объектами наследия, местными креативными индустриями и элементами нематериального наследия [20].

В рамках развития устойчивого туризма в широком окружении объекта всемирного наследия формируются практики альтернативного природопользования, экологического туризма, возрождения народных промыслов и стимулирования малого местного бизнеса. В этой связи необходимо отметить опыт развития экологического и этнографического туризма на объекте всемирного наследия «Природный парк “Ленские Столбы”» (2012). Реализация Генеральной схемы размещения объектов и инфраструктуры туризма на объекте, разработанная Министерством по делам предпринимательства и развития туризма Республики Саха, привела к значительному уменьшению антропогенной нагрузки на объект и его широкое окружение, а также способствовала формированию инфраструктуры для развития экологического туризма и повышения осведомленности местного сообщества и посетителей в области экологического просвещения. Дальнейшая реализация проекта предусматривает сохранение и продвижение традиционной культуры местного сообщества, эвенкийских родовых общин [21].

Статус объекта всемирного наследия в некоторых случаях может иметь более комплексное влияние на сам объект и его широкое окружение. Рассмотрим пример объекта «Болгарский историко-археологический комплекс» (2014). Необходимо отметить, что включение объекта в Список всемирного наследия стало возможным в рамках реализации комплексного проекта «Культурное наследие Республики Татарстан – остров-град Свияжск и древний Болгар» в 2010-2018 гг. Проект был нацелен на изучение, популяризацию и обеспечение сохранности наследия, а также на развитие музейной, жилищной, туристической, паломнической, транспортной и инженерной инфраструктуры и благоустройство территории объекта. Комплексный характер регенерации объекта и его широкого окружения имел наибольший эффект на количественный рост посещаемости Болгарского историко-археологического комплекса: ежегодное количество посетителей возросло более чем в 10 раз, длительность туристического сезона увеличилась с 5месяцев (май-сентябрь) до 6 (май-октябрь) [22].

2019-2Тем не менее, необходимо учитывать, что получение статуса объекта всемирного наследия может нарушить соотношение между продвижением объекта и его сохранением: неконтролируемые туристические потоки могут причинить ущерб сохранности объекта при отсутствии системы контроля и управления туристическими потоками, как это произошло на объекте «Венеция и ее лагуна» (1987, Италия) [23]. В этой связи особый интерес представляет объект всемирного наследия «Ангкор» (1992, Камбоджа), чья система управления туристическими потоками (более 12 миллионов посетителей в год) предусматривает защиту объекта и его широкого окружения с помощью привлечения местного сообщества в сферу развития устойчивого туризма. Например, одним из проектов, осуществленных системой управления, стала разработка кодекса поведения посетителей объекта с сопровождающими визуальными материалами совместно с местным сообществом, религиозным сообществом, посетителями, экскурсоводами и реставраторами, что позволило учесть интересы всех заинтересованных сторон [24].

Среди иных недостатков статуса объекта всемирного наследия необходимо отметить вопрос сохранения объектов в условиях военных конфликтов и террористических угроз. Несмотря на международную защиту, объекты наследия продолжают подвергаться разрушению во время военных конфликтов международного или внутригосударственного характера и после получения статуса объекта всемирного наследия. В некоторых ситуациях объекты всемирного культурного наследия подвергаются целенаправленному разрушению в виду особого политического или религиозного значения, как это произошло с объектами «Старый город в Халебе» (1986, Сирия), «Старый город в Босре» (1980, Сирия), «Археологические памятники Пальмиры» (1980, Сирия), «Исторический город Томбукту» (1988, Мали) [25]. Разрушение данных объектов было мотивировано политическими и экономическими мотивами террористических групп. Данные трагические события являются свидетельством феномена политизации всемирного наследия при растущей неэффективности международных инструментов для его сохранения.

Таким образом, включение объекта наследия в Список всемирного наследия ЮНЕСКО позволяет утвердить значимость объекта в общемировом масштабе. Усложнение процесса номинирования и установка новых ограничений по количеству номинаций стимулируют еще большую заинтересованность в продвижении национальных объектов в Список всемирного наследия. В этой связи одним из наиболее доступных способов получения статуса объекта всемирного наследия становятся транснациональные и трансграничные номинации. Вместе с тем, при выборе объектов для номинирования необходимо учитывать потенциальное влияние статуса объекта всемирного наследия на сам объект и его широкое окружение, которое зачастую имеет комплексный и противоречивый характер, особенно в области развития туризма или в условиях военного конфликта.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Список Всемирного наследия ЮНЕСКО [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/list/ (дата обращения: 26.12.18).

[2] Глобальная стратегия по репрезентативному, сбалансированному и достоверному Списку всемирного наследия [Электронный ресурс]. – URL:https://whc.unesco.org/en/globalstrategy/ (дата обращения: 26.12.18).

[3] Руководство по выполнению Конвенции по охране природного и культурного наследия (2017 год) [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/guidelines/ (дата обращения: 26.12.18).

[4] Meskell L., Liuzza C., Bertacchini E., Saccone D. Multilateralism and UNESCO World Heritage: Decision-making, state parties and political processes / L. Meskell, C. Liuzza, E. Bertacchini, D. Saccone // International Journal of Heritage Studies. – 2014. Vol. 21. № 5. – P. 423-440.

[5] Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года [Электронный ресурс]. – URL:http://static.government.ru/media/files/
AsA9RAyYVAJnoBuKgH0qEJA9IxP7f2xm.pdf (дата обращения: 26.12.18).

[6] Решение Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО №41COM. 8B.6 [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/list/1448/documents/ (дата обращения: 26.12.18).

[7] Ertan T., Egercioglu Y. The Impact of UNESCO World Heritage List on Historic Urban City Centres and Its Place in Urban Regeneration: the Case of Melaka, Malaysia and Tire, Turkey / T. Ertan, Y. Egercioglu // Procedia – Social and Behavioral Sciences. – 2015. – Vol. 216.№ 10. – P. 591-602.

[8] Jimura T.The Impact of World Heritage Site Designation on Local Communities. A case study of Ogimachi, Shirakawa-mura, Japan / T. Jimura // Tourism Management. – 2011. – Vol.32. № 2. – P. 1-37.

[9] VanBlarcom B.L., Kayahan C. Assessing the economic impact of a UNESCO World Heritage designation / B.L. VanBlarcom, C. Kayahan // Journal of Heritage Tourism. – 2011. – Vol.6.№ 2. – P.143-164.

[10] Cleere H. The Impact of World Heritage Listing / H. Cleere // Heritage Driver or Development. ICOMOS General Assembly and Scientific Symposium Proceedings (Paris, 27.11.-02.12. 2011). – P., 2011. – P. 519-525.

[11] LLC PricewaterhouseCoopers. The Costs and Benefits of World Heritage Site Status in the UK. – L.: LLC PricewaterhouseCoopers. – P. 1-8.

[12] Номинационное досье объекта «Успенский собор и монастырь острова-града Свияжск» [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/list/1525/documents/ (дата обращения: 26.12.18).

[13] Руководство по выполнению Конвенции по охране природного и культурного наследия (2017 год) [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/guidelines/ (дата обращения: 26.12.18).

[14] Филатова Н.В., Марушина Н.В., Айтуганова Н.Л. План управления объектом всемирного наследия «Исторический центр города Ярославля» на 2018-2022 гг. – М., 2018. – С. 3-8.

[15] Международные курсы ИККРОМ [Электронный ресурс]. – URL: https://www.iccrom.org/get-involved/courses/current (дата обращения: 26.12.18).

[16] Фонд всемирного наследия [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/world-heritage-fund/ (дата обращения: 26.12.18).

[17] Памятники Всемирного наследия под угрозой уничтожения [Электронный ресурс]. – URL: https://tass.ru/spec/bamiyan (дата обращения: 26.12. 18)

[18] Фонд «Средств быстрого реагирования» [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/rapidresponse/ (дата обращения: 26.12. 18).

[19] Форум управляющих организаций объектов всемирного наследия [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/events/1394/ (дата обращения: 26.12. 18).

[20] Маршруты всемирного наследия ЕС [Электронный ресурс]. – URL:https://visitworldheritage.com/en/eu (дата обращения: 26.12. 18).

[21] Гармажапова Н.Э. Всемирное природное наследие Природный парк «Ленские Столбы» – опыт и перспективы развития экологического и этнографического туризма на ООПТ // Использование потенциала особо охраняемых природных территорий для развития экотуризма: тезисы докл. научн.-практ. конф. (Барнаул, 12 дек. 2014). – Барнаул, 2014. – С. 53-60.

[22] Айтуганова Н.Л., Вилейкис О. Всемирное наследия в Республике Татарстан: шесть перспективных направлений. – Казань, 2018. – С. 4-25.

[23] Seraphin H., Sheeran P., Pilato M. Over-tourism and the fall of Venice as a destination / H. Seraphin, P. Sheeran, N. Pilato // Journal of Destination Marketing and Management. – 2018. Vol. 9. –P.374-376.

[24] Robinson M., Picard D. Tourism, culture and sustainable development. – P., 2006. – P. 67-68.

[25] Brosche J., Legner M., Kreutz J., Ijla A. Heritage under attack: motives for targeting cultural property during armed conflict / J. Brosche, M. Legner, J. Kreutz, A. Ijla A. // International Journal of Heritage Studies. – 2016. – Vol. 23. № 3. – P. 248-260.


© Филатова Н.В., Бузина Л.М., Айтуганова Н.Л., 2019.

Статья поступила в редакцию 15.06.2019.

Филатова Надежда Владимировна,
руководитель Отдела всемирного наследия и международного сотрудничества,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Москва),
e-mail: filatova.nadezhda@inbox.ru

Бузина Людмила Михайловна,
заместитель руководителя Отдела всемирного наследия и международного сотрудничества,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Москва),
e-mail: liudmila.buzina@gmail.com

Айтуганова Наргиз Ляисовна,
научный сотрудник Отдела всемирного наследия и международного сотрудничества,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Москва),
e-mail: nargissaituganova@yandex.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2019/2(17)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/284.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru