Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2019/4(19)


СОДЕРЖАНИЕ


Освоение наследия

Гусев С.В., Загорулько А.В. 

Многообразие состава достопримечательныъ мест России. Часть 1: Центральный федеральный округ Российской Федерации 

Нельзина О.Ю.

Использование историко-культурного потенциала территории при организации тематических исторических парков


Подводное культурное наследие

Ведерников Ю.В. 

Подводная лодка № 2: история создания и утраты, перспективы обретения 

Алексахина В.А. 

Музей истории подводных сил России им. А.И.Маринеско и его роль в социально-культурном пространстве Калининского района Санкт-Петербурга


Отечественное наследие за рубежом

Ельчанинов А.И. 

Миклухо-Маклай и русские имена на карте Папуа – Новой Гвинеи


Исторические исследования

Петрова Е.С. 

Советский конструктивизм


Прикладные исследования

Муленко И.М. 

О роли декоративного оформления в атрибуции бронзовых колоколов

российского производства 

Селезнева Е.Н.

Инновационные компетенции в образовательно-воспитательных стратегиях повышения профессионального мастерства




Архив

DOI 10.34685/HI.2019.79.72.001

Ведерников Ю.В.

Подводная лодка № 2: история создания и утраты, перспективы обретения

Аннотация. В статье рассмотрена история создания и использования малых крепостных подводных лодок Русского флота, определены перспективы поиска и музеефикации представителя данного типа – «Подводной лодки № 2».

Ключевые слова: подводное культурное наследие, затонувшая подводная лодка, музеефикация затонувшей подводной лодки.

Открыть PDF-файл

«Подводная лодка № 2» – это малоизвестный в истории отечественного флота боевой корабль, начало создания которого относится к 1910 г., когда был утвержден проект реконструкции Кронштадтской крепости. Для обороны проходов в крепостных минных заграждениях было решено использовать шесть «малых крепостных подводных лодок». Основные технические требования к данным подводным лодкам (ПЛ) были сформированы Главным инженерным управлением Русской армии, ведавшим снабжением войск и крепостей инженерно-техническим имуществом.

Морское ведомство отрицательно отнеслось к перспективам строительства и использования таких ПЛ, считая их, в силу малых размеров, небоеспособными и негодными для флота из-за неудовлетворительной мореходности, ограниченной дальности плавания, малого хода и незначительного торпедного вооружения. И, тем не менее, из двух представленных к рассмотрению вариантов, был рекомендован к исполнению американский проект «Голланд-27В».

рис.1

рис. 2

Подводные лодки имели однокорпусную конструкцию и отличались небольшими размерениями (см. рисунки 1 и 2): водоизмещение надводное – 33 т., подводное – 43,6 т., размеры 20,35х2,15х1,83 м, глубина погружения – 30 м. В качестве энергетической установки использовался 50-сильный дизель и 35-сильный электромотор, скорость надводного хода составляла 8 узлов, подводного хода – 5,5 узлов, дальность плавания в надводном положении – 150 миль, в подводном положении – 15 миль. На вооружении было два 457-мм торпедных аппарата, экипаж 6 человек, в т.ч. 1 офицер.

Закладка трех подводных лодок состоялась на стапелях Невского завода весной 1912 г., но окончание строительства состоялось только два с лишним года спустя – осенью 1914 г. От строительства других ПЛ по этому проекту и плавбазы для них отказались.

Испытывавший недостаток в подводных силах Балтийский флот принял их в свой состав, с присвоением обозначений – № 1, № 2 и № 3. С учетом их фактических мореходных качеств и ничтожного боевого потенциала, подводные лодки были назначены «в оборону Балтийского порта (Палдиски)», сначала прибыв железной дорогой в Ревель (Таллин), а затем, своим ходом – к месту службы в ноябре 1914 г.

рис. 3Летом следующего года подводные лодки № 1 и № 2 было решено перевести на север, в состав сил обороны Архангельского порта. Перейдя своим ходом в Петроград, лодки на железнодорожных транспортерах (см. рисунок 3) были доставлены в Вологду, а потом водным путем на баржах – в Архангельск, куда прибыли 4 августа.

Дальнейшая служба подводных лодок на Севере должна была проходить в составе сил обороны порта Александровск (ныне – Полярный). Для этого 11 октября 1915 г. подводные лодки № 1 и 2 вышли в Кольский залив, следуя на буксире парохода «Сергей Витте» (в законвертованном состоянии, без экипажей) в сопровождении вспомогательного крейсера «Василий Великий». Однако 15 октября, после выхода из Белого моря и прохода мыса Святой Нос, разыгравшийся штормом оборвал буксир и «Подводная лодка № 2» была потеряна (см. рисунок 4).

рис. 4Поисковые работы начались весной 1916 года и закончились обнаружением «Подводной лодки № 2» на берегу Святоносского залива. Прибывшая аварийно-спасательная партия обнаружила лодку затопленной и лежащей у береговой черты на левом борту, с повреждениями прочного корпуса и иных конструкций. Внутри прочного корпуса до крышки входного люка оказалась замершая сверху вода. Попытки подъема подводной лодки продолжались до конца года, но успехом не увенчались, да и в силу ничтожной боевой ценности ПЛ перспектив не имели. В итоге были демонтированы некоторые механизмы, а подводную лодку было решено исключить из состава флота.

Судьба двух других подводных лодок сложилась достаточно обыденно. «Подводная лодка № 1» служила в Полярном, пока в апреле 1917 г. не затонула в базе во время шторма. «Подводная лодка № 3» в феврале 1916 г. была перевезена на Дунай, где весной 1918 г. была захвачена сначала румынской, а затем венгерской флотилиями. Обе лодки сданы на слом в начале 1920-х гг.

Однако надеемся, что история этих подводных кораблей еще не закончена, к чему нас подталкивают следующие рассуждения.

Так, очевидно, что подводные лодки изначально не представляли какой-либо боевой ценности. Полагаем, что данный фактор обусловил в свое время и перегонку лодок с места на место в попытках найти им достойное применение, и отсутствие интереса к подъему «Подводной лодки № 2» в 1916 г.

Думаем, это обусловило и отсутствие интереса и у североморской партии ЭПРОНа. Сведениями о поиске и подъеме «Подводной лодки № 2» после Гражданской войны и в последующие годы мы не располагаем и допускаем, что такие работы не проводились. Хотя найденная в годы первичного восстановления РККФ подводная лодка – это и «повод для доклада» и основание «крутить дырку для ордена».

В итоге можно предположить, что в современности «Подводная лодка № 2» находится на месте своего крушения.

Данное заключение предоставляет нам интересную перспективу поиска и обнаружения этого корабля как объекта подводного культурного наследия. С учетом массогабаритных размеров лодка может быть без особых проблем поднята и установлена как оригинальная конструкция в музейной экспозиции (например, в Кронштадте, для обороны которого она и предназначалась).

Несомненно, все зависит от фактического состояния погибшей подводной лодки. Но даже частично сохранившиеся элементы конструкций позволяют их использовать в качестве экспонатов музея. К примеру, обломки конструкций прочного корпуса германской ПЛ “UB-46” (typeUB-II), погибшей в 1916 г. на Черном море, стали наглядной частью экспозиции турецкого Военно-морского музея Дарданелл в Чанаккале. Рубка австро-венгерской ПЛ “U-20”, погибшей в 1918 г. на Адриатике, ныне является экспонатом Музея военной истории в Вене.

Таким образом, История предоставляет шанс подводным исследователям найти, обследовать и музеефицировать редчайший и оригинальный образец отечественного подводного кораблестроения начала 20 в.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] РГА ВМФ: ф. 407, оп. 1, д. 7115, с. 1-6; ф. 418, оп. 1, д. 1422, с. 103-132.

[2] Русские подводные лодки : История создания и использования: 1834-1923 гг. : Науч.-ист. справ. Т. I. Ч. 2. – СПб.: ЦКБ МТ «Рубин», 1 ЦНИИ МО РФ, 1994. – С. 50-58.

[3] Ведерников Ю.В. Подводные лодки – музеи и памятники в странах мира / Ю.В. Ведерников. – СПб.: Музей истории подводных сил России им. А.И. Маринеско, 2017. – 80 с.


© Ведерников Ю.В., 2019.

© Ведерников Ю.В., илл., 2019.

Статья поступила в редакцию 03.12.2019.

Ведерников Юрий Владимирович,
старший научный сотрудник Музея истории
подводных сил России им. А.И.Маринеско (Санкт-Петербург).

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2019/4(19)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/315.html

Наверх

Новости

  • 16.10.2019

    23–27 сентября в Петрозаводске прошла VIII конференция «Рябининские чтения-2019» — крупнейшее научное мероприятие России в области изучения традиционной культуры Русского Севера. Участники конференции обсудили теоретические и прикладные аспекты в области истории, этнографии, фольклористики, языковедения, книжности и литературы, реставрации и истории архитектуры, искусствоведения, традиционного судостроения, а также музейного дела и актуализации культурного наследия.

  • 16.10.2019

    30 сентября 2019 г. перед началом работы Учёного совета Института Наследия прошла минута молчания в память о 20-летии кончины академика Д.С. Лихачёва, который стоял у истоков создания культурологии — актуальной и востребованной современной научной и образовательной дисциплины.

  • 03.06.2018

    15-16 мая в Москве проходила Всероссийская научно-практическая конференция «Цивилизационный путь России: культурно-историческое наследие и стратегия развития», организованная Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева и Министерством культуры Российской Федерации.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru