Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/1(20)
спецвыпуск


ДОКЛАДЫ


Васильев Г.Е. 

Культура как сфера доопределения человека


Кирьянова О.Г. 

Военная история России в экспозициях музеев Русской Православной Церкви


Петрова Д.А. 

Музейные проекты русских художников-футуристов 


Чувилькина Ю.В. 

Комплектование музейных фондов в СССР во второй половине XX века


Романова К.К. 

Фактор постижения культуры России на примере творческой деятельности С.П.Дягилева через призму газетных публикаций в Великобритании 20 в.


Диброва А.В. 

Пространство церкви Преображения Господня Кижского погоста в контексте иеротопического подхода


Краснова И.В. 

Истоки формирования Слобожанщины, как части геокультурного пространства России XVI – первой половины ХVII вв.


Васильева С.Е. 

Специфическая противоречивость концепта «массовая культура»


Гущина Ю.Р. 

«Ежегодник Императорских театров» под руководством С.П.Дягилева


Мадикова Л.В. 

Типология объектов подводного наследия и перспективы их исследования


Краснова Т.Н. 

Исследование причин разрушения археологической керамики вследствие неквалифицированной реставрацииl


Коренная В.С. 

Изучение культурного и природного наследия России в современном образовательном процессе: на примере истории России XVI в.

 

Архив

DOI 10.34685/HI.2020.77.73.010

Краснова Т.Н.

Исследование причин разрушения археологической керамики вследствие неквалифицированной реставрации

Аннотация.Настоящее исследование посвящено проблеме выявления взаимосвязей в системе «памятник – реставрационные вмешательства» на примере археологической керамики. Анализ реставрационных методик и материалов, используемых в разное время, позволяет: (1) детально рассмотреть процессы изменения аутентичности памятника, происходящие вследствие деструкции введенных в его структуру и несвойственных ему материалов; (2) выявить основные факторы, влияющие на процессы старения реставрационных материалов на уже отреставрированных с их помощью памятниках. Эти знания позволят выработать меры по снижению их отрицательного воздействия на памятник; (3) определить наиболее эффективные и щадящие методики, которые успешно прошли испытание временем.

Все это в дальнейшем позволит грамотно использовать существующие методики, а также будет способствовать разработке оптимальных реставрационных технологий, обеспечивающих длительную сохранность памятника и его аутентичных свойств.

Ключевые слова: неквалифицированная реставрация, керамика, разрушения, полимеры, последствия реставрационной деятельности, реставрационные материалы, неорганические кислоты.

Открыть PDF-файл


Керамика — это один из наиболее долговечных искусственно созданных человеком материалов. Сложные технологические процессы превращают мягкое пластичное глинистое тесто в твердую каменную массу. Однако такие физические свойства керамического материала, как пористость, водопоглощение, влажностное расширение, проницаемость являются одними из причин естественного старения и разрушения неоднородных по химическому составу и структуре материалов и, следовательно, оказывают влияние на долговечность изделий из керамики. На скорость разрушения керамики значительно влияние оказывают как внешние условия: окружающая среда, условия эксплуатации, бытования, залегания в земле, хранения, – так и внутренние процессы (естественное старение материалов), связанные с исходным керамическим сырьем и несовершенными технологическими процессами при их создании. Все это в комплексе приводит к постепенной утрате эстетических качеств памятника, а последнее обстоятельство— к утрате его и как исторического документа, и как феномена культуры.

Основной задачей консервации и реставрации является устранение причин разрушения памятника и стабилизация всех его компонентов. Однако, как показывает практика, неквалифицированная реставрация также может явятся источником разрушения, особенно хрупких археологических объектов.

Это обусловлено многими причинами:

- несовершенством реставрационной теории (являющейся основой любой профессиональной деятельности), дающей простор для творческой деятельности реставратора, которая не всегда может быть оправдана или подтверждена временем;

- отсутствием глубокой научной базы, предваряющей любое реставрационное вмешательство в «жизнь» памятника;

- неправильной интерпретацией результатов предреставрационных исследований;

- слабой технической оснащенностью музеев, реставрационных и исследовательских центров;

- отсутствием специальных разработок и реставрационных материалов;

- недолговечностью материалов, применявшихся в традиционной реставрационной практике;

- отсутствие в музеях квалифицированных реставраторов.

Сюда же можно отнести и неквалифицированную реставрауцию, которая включает:

- несоблюдение существующих технических норм и условий реставрации;

- небрежное выполнение отделенных реставрационных процессов;

- использование непригодных для реставрации данного вида памятников материалов.

Из истории реставрации хорошо известно, что применение различных химических составов и материалов до недавнего времени происходило эмпирическим путем[1]. Время доказало правомерность использования одних и несостоятельность других.

В последние годы появилось такое понятие, как «дереставрация». Оно включает в себя работы, связанные с устранением последствий неквалифицированной реставрации. Но для того чтобы их устранять, необходимо выяснить их причины.

Несовершенство материалов и технологий, применявшихся в реставрационной практике прошлого, приводит к тому, что со временем отреставрированные памятники не только утрачивают экспозиционный вид, но и приобретают новые дефекты, нуждающиеся в устранении и повторной реставрации. К ним можно отнести: изменение прочностных и цветовых характеристик клеевых швов и поверхности изделий вследствие деструкции клеев и пропиточных (укрепляющих) составов; возникновения усадочных напряжений, деформации и отставания докомпоновочных масс реставрационных восполнений; изменения цвета, растрескивание и шелушение тонировок; разрушения структуры черепка изделий вследствие неполного или неквалифицированного удаления солей и т.д.

Рассмотрим последствия реставрационной деятельности, вызывающие дальнейшее разрушение археологических памятников из керамики.

1. Разрушения, вызванные применением агрессивных материалов (кислоты, щелочи).

Для очистки археологической керамики от плотных наслоений в реставрационной практике вплоть до недавнего времени (а в археологических экспедициях – и по сей день) использовали различные концентрации (от концентрированной до 3-5%) соляной кислоты с последующей промывкой в нейтрализующем растворе с водой [2].

Но как показала практика, именно соляная кислота, а не известковые наслоения на поверхности керамического изделия наносят памятнику непоправимый вред. Кислота может полностью разрушить изделие, обожженное при низкой температуре и даже абсолютно твердую и прочную терракоту, если та находилась в почве, богатой углекислым кальцием, т.к. под действием кислоты происходит бурная экзотермическая реакция с выделением углекислого газа: давление на стенки возрастает многократно и черепок рассыпается [3]. Даже тщательная промывка в проточной и дистиллированной воде после обработки кислотой не спасает предмет от дальнейшего разрушения. Как показывают обследования фондов ряда исторических и краеведческих музеев (Харьковского, Днепропетровского, Мариупольского, Запорожского), Национального музея-заповедника украинского гончарства в Опошне, фондов Института керамологии (отделения Института народоведения НАНУ) и др., а так же опыт многих реставраторов, этого оказывается недостаточно. Полное удаление следов соляной кислоты невозможно: керамика, промытая соляной кислотой, много лет остается сильно засоленной. Даже после повторной тщательной промывки ее остатки полностью не вымываются, а находятся в порах черепка, что приводит к неконтролируемой экзотермической реакции и неизбежному разрушению изделия. Это выражается в шелушении и отслаивании декоративных покрытий в том числе «лака» на античной керамике, осыпании ангоба и т.п. В фондах музеев и в экспозиции под изделиями, прошедшими такую обработку, постоянно образуется пыль цвета керамического изделия, а после обследования такого изделия на руках остается цветной порошок.

Исследования [4] показали, что полностью промытое от солей изделие, в водной вытяжке которого следов хлора не обнаруживалось, после просушки, измельчения и повторного вымачивания (готовилась повторная водная вытяжка в течение 60 мин) сохраняло следы хлоридов. Их процент оказался несколько выше, чем в необработанном в соляной кислоте черепке. Это является свидетельством того, кислота не может быть полностью удалена из изделия. Аналогичные исследования проводились для серной и азотной кислот. Остатки кислоты взаимодействуют с окислами металлов, присутствующими в глине, а хлор в керамическом черепке связывается в хлорид железа и хлорид кальция. Оба этих соединения гигроскопичны. В присутствии воды начинают идти обратимые процессы с образованием новых водорастворимых солей. Таким образом, процесс разрушения черепка не только не останавливается, а, наоборот, ускоряется. Деструктивные изменения керамики после вымачивания в растворах неорганических кислот наблюдаются не только в поверхностных слоях, но, как показывают данные микроскопии, и по всей толщине черепка [4].

Большинство археологических предметов в результате обессоливания черепка безнадежно испорчены или вовсе утрачены. Проведенные исследования по изучению взаимодействия черепка с кислотами позволили сделать вывод о недопустимости применения не только соляной кислоты для очистки археологической керамики, но даже простой промывки водой, которая ведет за собой начало новых химических и физических процессов.

2. Разрушения, вызванные применением недолговечных материалов.

В фондах музеев хранится значительное количество археологических изделий из керамики, отреставрированных в разное время, начиная со 2-й половины XIX в. Реставраторы прошлого в своей практике использовали достаточно небольшой набор различных природных органических и неорганических материалов, – свойства которых неодинаково проявлялись в течение дальнейшего существования памятников. В качестве реставрационных материалов для склеивания керамических изделий применялись клеи животного и растительного происхождения: казеиновый, коллагеновый, шеллачный, канифольный, гуммиарабик, которые нашли широкое распространение в быту и поэтому были использованы и для музейной реставрации. Кроме натуральных клеев применялись различные клеевые составы и мастики на их основе [1]. Так, при восполнении утрат на керамике перед гипсованием для предотвращения всасывания влаги в структуру пористого черепка рекомендовали обработать изломы слабым спиртовым раствором шеллака или политурой,гидрофобизацию проводили препаратами на основе целлюлозы или парафина, а при тонировании мест восполнения для приготовления матовых красок пигменты разводили на молоке или жидком клеевом растворе [5].

Некоторые клеевые составы на основе казеина, предложенные Фармаковским [6] в начале ХХ в., продолжают удерживать фрагменты изделий. Другое дело, удовлетворяет ли нас сегодня качество склейки.

Как показала практика, реставрационные материалы подвержены разрушению вследствие разных причин. Изменяются их собственные цветовые, прочностные и др. характеристики, а под их воздействием – и характеристики материалов, на которые они были нанесены. Например, канифоль, шеллак с течением времени окрашивают клеевые швы и поверхности (при гидрофобизации) в темные коричневые тона, полностью изменяя декоративные качества изделий. Сильно изменяют цвет такие синтетические материалы, как целлюлозный клей, БФ, эпоксидные смолы и многие др. Парафин, воск, ПБМА вследствие низкой температуры плавления при повышенных температурах окружающей среды размягчаются и активно сорбируют пылевые загрязнения из воздуха на поверхности изделий. При восполнении пористой керамики вследствие неаккуратного обращения с гипсовыми растворами поры черепка заполняются гипсом, полностью удалить который не представляется возможным без разрушения черепка. Металлические штыри и скобки, ранее применявшиеся при реставрации керамических изделий, в условиях повышенной влажности становятся очагами коррозии и зачастую окрашивают прилегающие участки изделия продуктами коррозии. Вокруг железных скоб возникают ржавые пятна и ореолы, а вокруг медных или бронзовых – голубовато-зеленые [7].

Широкое использование полимерных материалов (как природных, так и синтетических) с различными свойствами и разной степенью противостояния процессам старения приводит к их неодинаковому поведению на памятниках. При оптимальных условиях хранения некоторые природные полимеры проявляют большую долговечность (осетровый клей, камеди, темперные краски на различной основе и краски на основе воска).

Одним из показателей старения пленок полимерных материалов служит их гидрофобность, определяемая по краевым углам смачивания [8]. Процесс разрушения, например, глютиновых клеев вызван прежде всего их гидрофобностью. Деструктивные процессы в пропитанных ими пористых материалах при значительных колебаниях влажности со временем еще более усиливаются. К тому же в нестабильных условиях и при отсутствии антисептиков все органические клеи служат прекрасной питательной средой для развития микроорганизмов.

Деструктивные изменения полимеров связаны с разной структурой макромолекул, которые обладают разной стойкостью во времени к воздействию окружающей среды. Механизмы их старения сложны и зависят от взаимовлияния многих факторов. Они усложняются релаксационными процессами и неопределенной рекомбинацией продуктов деструкции полимеров. Как правило, старение полимеров сопровождается:

– потерей прочности (деструкция, выделение мономерных соединений);

— потерей растворимости (образование трехмерной структуры – сшивание);

— потемнением или изменением цвета (изменение боковых групп полимерной цепи и/или выделение продуктов реакции).

В процессе старения полимера происходит изменение эксплуатационных характеристик, которые обычно фиксируют по снижению различных физико-механических показателей: прочности при разрыве и изгибе, эластичности, твердости, прозрачности, изменению структуры и химической природы, по данным ИКС, ЯМР и т. д. [8].

С 1960-х гг. в реставрационной практике эпизодически начинает использоваться сополимеризованный с метакриловой кислотой бутилметакрилат, а с конца 70-х гг. началась систематическая работа над созданием целостной технологии реставрации с применением этого полимера во ВНИИРе [9]. Как показала практика, эпоксидные смолы дают темнеющие со временем, необратимые клеевые швы, которые не поддаются воздействию растворителей. Для дереставрации склеенные ими изделия приходилось погружать в азотную или ортофосфорную кислоты на несколько часов или несколько дней, после чего предмет сам расклеивался и распадался на отдельные куски, которые промывали этим же раствором, горячей водой и энергично протирали щеткой.

Высокая вязкость растворов некоторых полимеров (немодифицированных растворов ПБМА и др.) при использовании их в качестве укрепляющих составов не позволяет пропитывать изделие на большую глубину и приводит к образованию на закрепляемой поверхности нежелательного блеска.

Процессы деструкции в полимерах вызваны термическим и термоокислительным старением, обусловленными повышенными температурами, кислородом воздуха и агрессивными средами, в основе которых лежит цепная реакция окисления полимера (RH). При температурах выше 60оС может происходить автокаталитическое ускорение процессов термоокислительного старения, которые значительно ускоряются при повышении влажности [10]. Эти реакции катализируются металлами, например Fe, содержащимися в небольшом количестве в керамической массе, остатками инициаторов или катализаторов реакции полимеризации. Эти процессы приводят к разрыву макромолекул по слабым связям, разрушению боковых групп, дегидратации и др. и сопровождаются деполимеризацией. Характерной чертой такого распада является образование не только мономеров, но и других низкомолекулярных продуктов. Следствием эти процессов могут быть утрата адгезнонных свойств, хрупкость, пожелтение или потемнение (со временем) различных клеев (БФ, эпоксидных и др.) и мастик на их основе, а так же различные деформации докомпоновочных масс, потемнение и пожухание красочного слоя на восполнениях, растрескивание и шелушение тонировок как результат деструкции связующего покрывных лаков.

При воздействие света (световом старении) деструктивные процессы ускоряются, т.к. протекающие в полимерах фотохимические реакции приводят к образованию свободных радикалов в результате фотораспада и, как следствие, изменению состава исходных продуктов. Исследования показали, что старение пленок полимеров БМК-5 и ПБМА под влиянием различных видов искусственного излучения зависит от длины волны падающего света [11]. При длине волны ниже 290 нм резко меняется характер старения полимеров [12]. Скорость светового разрушения зависит не только от химического состава полимера, но и от толщины слоя, наличия или отсутствия пигментов, ускоряющих или замедляющих процессы старения [13].

Данные исследований, проводимые Т.С. Федосеевой и И.В. Назаровой [14] говорят о достаточной стойкости к световому старению осетрового клея и яичного желтка, несколько меньшей стойкости мездрового клея и довольно низкой стойкости таких распространенных реставрационных материалов, как СВЭ.1 ВА-2ЭГА, СЭВС, ПВО, ПВА, АБЦ, БМК-5, эпоксидная смола ЭД-6. Несколько большей стойкостью обладает ПБМА, но пленки из ПБМА через 200 ч. воздействия УФ-света практически теряют защитные характеристики и сильно изменяются в цвете.

Высокая вязкость растворов некоторых полимеров (немодифицированных растворов ПБМА и др.) при использовании их в качестве укрепляющих составов не позволяет пропитывать изделие на большую глубину, и приводит к образованию на закрепляемой поверхности нежелательного блеска. О протекании тех или иных процессов в полимерах свидетельствуют изменения характера вязкости их растворов, (каждому полимеру присуща определенная вязкость, которая прямо пропорциональна его массе) [11, 15]. При падении вязкости растворов полимеров в процессе старения происходит разрыв молекул, а при повышении или отсутствии вязкости (появлении нерастворимой гель-фракции) происходит их структурирование.

Реставрационные материалы с невысокими физико-механическими свойствами, находясь в неблагоприятных условиях, со временем так же подвергаются деструкции. Например, восполнения утрат на керамике, выполненные неукрепленным гипсом (без полимерных добавок), вследствие гигроскопичности этого материала и низкой механической прочности со временем утрачивают устойчивость к механическим воздействиям и повышенной влажности. Это вызывает деструкцию восполнения, появление многочисленных повреждений в виде сколов, трещин, шелушения тонировочного слоя. Иногда контакт гипсового восполнения со слабообожженным пористым черепком при неудовлетворительных условиях хранения приводит к тому, что влага, накапливаемая в гипсовой массе, перемещается в черепок, что может вызвать миграцию солей и другие неблагоприятные явления.

Использование в чистом виде смол для доделок при восполнении утрат в керамике приводит в дальнейшем к значительным усадкам и возникновению остаточных деформаций в полимеризованных материалах (смолах), что сопровождается изменением размеров фрагмента, его деформацией, что иногда приводит к отрыву восполнения по шву. Это связано с тем, что их коэффициенты на 64-200 ед. выше КТР керамики [16].

Присутствующие в полимере нежелательные примеси так же уменьшают срок его эксплуатации. Например, остаточное содержание эмульгаторов, стабилизаторов и инициаторов в промышленных латексах может вызывать потемнение получаемых на реставрируемых объектах полимерных пленок в результате световой и термоокислительной деструкции. Кроме того, введенные в капиллярно-пористую структуру реставрируемого материала полимеры или неорганические вещества (укрепляющие, антисептики, антипирены и т.д.) даже в том случае, когда в результате химических реакций в них не происходит структурных изменений, ухудшающих растворимость, при необходимости полностью не могут быть удалены из пор материала.

Долговечность применяемых в реставрации материалов обычно рассматривается с точки зрения времени максимально возможного существования памятника, а материалы, используемые в промышленности и быту (например, клеи, гидрофобизирующие покрытия и др.) соотносят со временем эксплуатации конкретных предметов, которая колеблется в пределах от 5 до 30 лет. Поэтому, материалы, выпускаемые промышленностью для склейки, гидрофобизации и т.д. нельзя рекомендовать для реставрации объектов музейного значения. Однако они до сих пор находят широкое применение в музейной реставрационной практике.

Большинство реставрационных материалов сегодня проходят предварительное лабораторные испытания, при которых основными показателями их старения служат изменения оптических свойств (прозрачность, отражательная способность) и характеристик поверхности (смачиваемость, меление).

Выводы

Следствием неквалифицированной реставрации являются:

— необратимые разрушения памятника от действия неорганических кислот, щелочей, сильных органических растворителей и проч.;

— необратимые разрушения памятника, выванные укреплением (пропиткой) его пористой структуры недолговечными и химически неочищенными полимерными материалами;

— частичное разрушение отдельных деталей памятника, вызванное, применением сильных непластичных клеев и мастик на их основе, приводящих к отрыву хрупкого или частично деструктированного керамического материала от основы;

— изменение аутентичных свойств памятника, в результате его неправильной обработки различными составами; восполнения (доделкой) несуществующими деталями без аналогов (свободная трактовка образов, особенно характерная для мелкой пластики), использование доделочных и имитирующих докомпоновочных масс, со временем теряющих свои технологические и эстетические свойства;

— изменение эстетических свойств памятника, связанное с неаккуратным выполнением определенных процессов при монтаже (нестыковка или неплотная подгонка деталей или фрагментов), склейке (несовпадение фрагментов, зазоры между ними), использовании абразивов при обработке доделок с повреждением черепка и декоративного покрытия, загрязнении реставрационными материалами (клей, доделочная масса, пятна от пластилина и т.д.), выходе тонировок (рисунка, орнамента, композиции) за пределы утрат восполнений.

Использование в реставрации материалов, не прошедших испытание временем, приводит к разрушению этих материалов, а вместе с ними и материалов подлинника.

«Самопроизвольное» разрушение отреставрированных объектов в процессе экспозиции или хранения представляет собой сложный процесс, в основе которого лежат изменения физико-механических и физико-химических свойств реставрационных материалов, происходящие под действием различных факторов (освещения, воздействия загрязнений воздуха, колебания температуры и влажности). Спецификой старения объектов реставрации является протекание комплекса этих реакций в контакте с авторским материалом, который оказывает влияние на направление и скорость протекания последних.

Любой реставрационный материал необходимо рассматривать с позиций его химической чистоты, обратимости, долговечности, соотносимой с материалами подлинника, инертности по отношению к обрабатываемому материалу.

Процессы разрушения керамики сложны и неоднозначны и, как показано выше, зависят от множества факторов. Реставрация на сегодняшний день имеет довольно ограниченный арсенал средств, способных приостановить деструктивне процессы, которые еще требуют всестороннего изучения. Это объясняет, почему необходим поиск более совершенных технологий и материалов, а пока же необходимо свести к минимуму реставрационные вмешательства и уделить больше внимания превентивной консервации и хранению.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Краснова Т.Н. Методология и технология реставрации керамики: исторический обзор // Украинский керамологический журнал. – 2004. – № 2-3. – С. 34-42.

[2] Плендерлис Г.Дж. Консервация древностей и произведений искусства// Сообщения ВЦНИЛКР им. Грабаря. – 1961. – Вып 3. – С. 148.

[3] Там же. С. 150.

[4] Зайцева Н.Г., Юхневская С.И. Способы очистки археологической керамики от загрязнений и солей в полевых условиях и в лаборатории // Государственный Эрмитаж. Всесоюзный семинар реставраторов. – Л., 1975.

[5] Плендерлис Г. Дж. Консервация древностей и произведений искусства // Сообщения ВЦНИЛКР им. Грабаря. – 1961. – Вып 3. – С. 153.

[6] Фармаковский М. В. Институт археологической технологии // Известия Института археологической технологии. – 1922. – Вып. I. II-б. – С. 1-44.

[7] Краснова Т.Н. Исследования, реставрация и сохранение музейной керамики : Монография [на укр. яз]. – Опошіня: Укр. Народознавство Опiшне 2017. – С. 464; Краснова Т. Дослiдження, реставрацiя i зберiгання музейноi кермiки. – Полтава: АСМI, 2017. – С. 464.

[8] Мельникова Е. П., Никитин М. К. Химия в реставрации. – Л., 1990.

[9] Бурый В.П. Некоторые аспекты консервации археологической живописи скульптуры на лессовых основаниях // Исследование, консервация и реставрация археологических находок : Тез. докладов / Мин-во культуры СССР; Всесоюз. НИИ реставрации и др. – М, 1984. — С. 34.

[10] Каневская Е.А. Разработка лабораторных методов оценки светостойкости лакокрасочных покрытий / Каневская Е.А., Нестерова Т.Л., Якубович С.В. // Лакокрасочные покрытия / Под ред. Владычиной Е.Н. – М., 1972. – С. 254.

[11] Музеус Л.А. Патент 830205. Способ стереорентгенографии [Электронный ресурс]. – URL.: https://patentdb.ru/patent/830205 (дата обращения 06.01.2020).

[12] Каневская Е.А. Указ. соч.

[13] Оптические свойства лакокрасочных покрытий и их стойкость к процессам старения / Авт.: Каневская Е.А., Востнова Н.Н. и др. // Лакокрасочные покрытия… С. 186.

[14] Федосеева Т С., Назарова И.В. Закономерности старения реставрационных материалов и проблема долговечности реставрационного эффекта // Новые материалы и технологии в реставрации произведений живописи и прикладного искусства : Тезисы докл. / Мин-во культуры СССР; Всесоюз. НИИ реставрации и др. – М., 1990. – С. 4.

[15] Лосев И.П., Федорова О.Я. Практикум по химии высокомолекулярных соединений. – М., 1962. – С. 40-43.

[16] Barov Z., Lambert F. Mechanical properties of some fill materials for ceramic conservation [Text] // ICOM, Committee for Conservation, 7-th Triennial Meeting, Copenhagen, 10–14 Sept., Preprints. — 1984.


© Краснова Т.Н., 2020.

Статья поступила в редакцию 25.03.2020.

Краснова Татьяна Николаевна,
соискатель,
Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва (Москва),
e-mail: tatyana.n.krasnova@gmail.com

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2020/1(20)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/345.html

Наверх

Новости

  • 16.10.2019

    23–27 сентября в Петрозаводске прошла VIII конференция «Рябининские чтения-2019» — крупнейшее научное мероприятие России в области изучения традиционной культуры Русского Севера. Участники конференции обсудили теоретические и прикладные аспекты в области истории, этнографии, фольклористики, языковедения, книжности и литературы, реставрации и истории архитектуры, искусствоведения, традиционного судостроения, а также музейного дела и актуализации культурного наследия.

  • 16.10.2019

    30 сентября 2019 г. перед началом работы Учёного совета Института Наследия прошла минута молчания в память о 20-летии кончины академика Д.С. Лихачёва, который стоял у истоков создания культурологии — актуальной и востребованной современной научной и образовательной дисциплины.

  • 03.06.2018

    15-16 мая в Москве проходила Всероссийская научно-практическая конференция «Цивилизационный путь России: культурно-историческое наследие и стратегия развития», организованная Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева и Министерством культуры Российской Федерации.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru