Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/3(22)

СОДЕРЖАНИЕ


Исторические исследования

Окороков А.В. 

Традиционное судостроение как часть культурного наследия народов России

Житенёв С.Ю.

Российская Империя на Ближнем Востоке в первой половине XIX в.: дипломатия, религия и паломничество


Освоение наследия

Путрик Ю.С. 

Культурные ценности становятся доступнее благодаря социальному туризму


Нематериальное культурное наследие

Романова Д.Я. 

Наследование семейных ценностей в процессе сохранения нематериального культурного наследия


Подводное культурное наследие

Левашко Б.П., Ведерников Ю.В. 

Средневековые якоря Японского (Восточного) моря


Музееведение

Казарина Н.И.

Гончарный промысел Балахнинского уезда Нижегородской губернии (По материалам фондовой коллекции Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника)


Краеведение

Александрова О.И., Костров О.А. 

Плоскодонные лодки Верхней Ветлуги



Архив

DOI 10.34685/HI.2020.56.73.002

Кузьмина Т.А., Шавенков П.В.

К вопросу атрибуции мундира кавалера Мальтийского ордена из собрания Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника

Аннотация. В статье описывается мундир кавалера младшей степени (доната) Мальтийского ордена, хранящийся в собрании Нижегородского историко-архитектурного музея-заповедника, поступивший в дореволюционный период. Это уникальный предмет, нигде более в музейных собраниях Российской Федерации не сохранившийся. По музейным учетным и архивным данным прослеживается биография владельца мундира – Николая Федоровича Виноградова.

Ключевые слова: обмундирование, рыцарские ордена, Орден Святого Иоанна Иерусалимского, история России

Открыть PDF-файл

Среди предметов обмундирования фонда ткани Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника (НГИАМЗ) хранятся довольно редкие экземпляры, которые заслуживают самого пристального внимания. Одному из таких предметов посвящена наша статья.

мундирВ действующей Книге поступлений НГИАМЗ, составлявшейся в 1950-х гг. под инвентарным номером ГОМ-553 значится фрак морского ведомства «красного сукна, с черными бархатными обшлагами и высоким воротником, с вышитыми на них якорями, отвороты фалд белые, пуговицы желтого металла». Эта запись обратила на себя внимание одного из авторов статьи более 10 лет назад. Было ясно, что в определении данного предмета допущена ошибка, так как в Российском Императорском флоте никогда не существовало форменной одежды подобного покроя и расцветки. Единственным подходящим вариантом мог быть мундир кавалера ордена Святого Иоанна Иерусалимского, более известного как Мальтийский орден. В учетных документах музея было также отмечено, что данный мундир поступил из собрания Петровского исторического музея. Музей был создан при Нижегородской ученой архивной комиссии (НГУАК) и размещался в так называемом «Доме Петра I» в Нижнем Новгороде до 1896 г. (открытия Нижегородского городского художественно-исторического музея в Дмитриевской башне Нижегородского кремля, преемником которого является наше музейное объединение). В описи музея под № 963 действительно числился «фрак из красного сукна с золотым шитьем, Морского ведомства» [1]. Причиной этой ошибки явились вышитые на воротнике и обшлагах мундира золотые якоря. Более точная атрибуция этого предмета как мундира кавалера Мальтийского ордена начала XIXв. была сделана П.В.Шавенковым в 2005 г. [2]

Духовно-рыцарский католический Мальтийский орден (полное официальное название – Суверенный военный орден рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты) возник в Палестине в XIIв., а с 1530 г. обосновался на острове Мальта в Средиземном море. Орден вел активную борьбу с морским пиратством, обладал собственным флотом, что и стало причиной появления на его одеяниях морской символики. В России особый интерес к Мальтийскому ордену проявил император Павел I, надеявшийся с помощью мальтийцев утвердить в российском дворянстве рыцарский дух средневековья. После захвата Мальты в 1798 г. французами император Павел способствовал переносу резиденции ордена в Санкт-Петербург и добился своего избрания Великим Магистром ордена [3]. С этого момента начинается активное награждение знаками ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийскими крестами) российских подданных. Фактически существовало четыре степени ордена: высшая степень – кавалеры Большого креста, затем командоры, кавалеры и младшая степень – донаты. К концу царствования Павла I членство в Мальтийском ордене превратилось в наиболее почетную награду для российских подданных.

1801 годРоссийским кавалерам Мальтийского ордена полагались особые орденские мундиры. Утвержденное после ряда изменений орденское платье к 1799 г. выглядело следующим образом: красный двубортный мундир с белой подкладкой, черными отворотами (лацканами), обшлагами и отложным воротником, с пуговицами, украшенными мальтийским крестом; треуголка с белой кокардой с красным кантом, отороченная белыми перьями. Парадный мундир богато украшало шитье в виде перевитых канатами якорей на воротнике, обшлагах и отворотах. Кавалеры Большого креста и командоры ордена носили мундир с двумя эполетами на плечах, кавалерский мундир имел один эполет. С левой стороны груди на мундире нашивался белый восьмиконечный батистовый крестик. Мундир донатов не имел отворотов, эполетов и батистового крестика. На парадных мундирах донатов шитье было только на воротнике и обшлагах [4]. Таким образом, мундир из собрания НГИАМЗ соответствует донатским мундирам Мальтийского ордена.

1802 годИмператор Александр I не принял титула Великого Магистра Мальтийского ордена, но в первые годы его царствования деятельность ордена в России продолжалась. Во второй половине 1801 г. в связи с изменением покроя форменной одежды в России меняется мундир Мальтийского ордена – его воротник становится стоячим. В 1802 г. вводится зеленый однобортный орденский мундир с золотыми шнурками на плечах вместо эполетов, при этом разрешалось ношение и красных мундиров прежнего образца [5]. По нашему мнению, мундир из собрания НГИАМЗ следует датировать именно 1801-1802 гг. Мы обратились за консультацией к известному специалисту по истории Мальтийского ордена в России, сотруднику Государственного Русского музея Михаилу Борисовичу Асварищу. По его словам, всего в России сохранились считанные единицы мальтийских мундиров: три – в Государственном Эрмитаже и один – в Музее военной формы одежды русской, советской и иностранных армий в Санкт-Петербурге. Мундир из собрания НГИАМЗ он считает единственным в своем роде. Таким образом, данный мундир, по-видимому, является для музеев России уникальным. Предмет имеет большую историческую и музейную ценность, как хорошо сохранившийся образец форменной одежды «дней Александровых прекрасного начала…».

В 2016 г. при подготовке материалов к выставке, посвященной 120-летию НГИАМЗ, Т.А.Кузьмина ознакомилась с выборкой В.Н.Филатовой «Жертвования в Архивную комиссию и исторический музей» из сведений, опубликованных в «Действиях НГУАК» [6]. В числе пожертвований был указан данный мундир, переданный С.К.Богомоловым. Действительно, в Журнале XXI заседания НГУАК от 3 октября 1893 г. значится: «От С.К.Богомолова – фрак красного сукна надворного советника, бывшего смотрителя водяной коммуникации, Николая Федоровича, умершего 83 лет от роду в 1849 году» [7]. Эта информация, несмотря на пропущенную фамилию владельца предмета, позволила провести работу по уточнению его атрибуции и принадлежности.

Запись в журнале навела на мысль, что владельца мундира надо искать среди нижегородских дворян Богомоловых. Авторы обратились к материалам фонда Нижегородского дворянского депутатского собрания Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО). Род Богомоловых был внесен во 2-ю часть (дворянство военное) Дворянской родословной книги Нижегородской губернии 4 октября 1839 г. Инициатором внесения рода в родословную книгу был отставной поручик Константин Васильевич Богомолов (1788-1861). В представленном им прошении он указал, что состоит «в законном браке с дочерью надворного советника и кавалера Николая Федоровича Виноградова Маврой Николаевной» и имеет сына Сергея [8]. Несомненно, что названный сын Сергей – жертвователь в НГУАК С.К.Богомолов, а владельцем мундира являлся его дед Н.Ф.Виноградов. Интересно, что Виноградов являлся крестным отцом своего внука Сергея.

Род Виноградовых также был внесен в Дворянскую родословную книгу Нижегородской губернии – в 3-ю часть (дворянство, приобретенное на службе гражданской) в 1849 г. Для внесения в родословную книгу штабс-капитан Корпуса инженеров путей сообщения Геннадий Николаевич Виноградов представил копию аттестата своего отца Николая Федоровича [9]. Этот документ в полной мере освещает происхождение и служебную карьеру его владельца. Н.Ф.Виноградов родился приблизительно в 1765 г., происходил из духовного звания. В 1788 г. поступил рядовым в Лейб-гвардии Измайловский полк, участвовал в Русско-шведской войне 1788-1790 гг., затем был произведен в унтер-офицеры. 8 октября 1799 г., будучи фельдфебелем Измайловского полка, за отличие был награжден «орденом Доната Св. Иоанна Иерусалимского». По нашему мнению, можно с полной уверенностью утверждать, что находящийся в собрании НГИАМЗ мундир доната Мальтийского ордена принадлежал именно Николаю Федоровичу Виноградову.

Можно также высказать предположение, почему именно в конце 1801 – начале 1802 гг. Виноградов заказал этот мундир. Как уже упоминалось, с воцарением Александра I происходят изменения в российском военном обмундировании. При Павле I мундир фельдфебеля гвардии напоминал офицерский мундир, при Александре по своему облику он стал ближе к мундиру рядового и заметно отличался от офицерского. По-видимому, Николай Федорович стремился вести светскую жизнь, что могло способствовать дальнейшему продвижению по службе, поэтому хотел появляться в обществе в более импозантном мундире, чем солдатский. Поскольку Н.Ф.Виноградов в этот время продолжал службу в Измайловском полку, расквартированном в столице империи, несомненно, его мундир был пошит в Санкт-Петербурге.

В своих стараниях Виноградов преуспел, поскольку 17 ноября 1802 г. он был произведен в коллежские регистраторы с определением в Санкт-Петербургскую полицию квартальным поручиком. Можно предположить, что чинопроизводству Виноградова и его определению на эту должность посодействовал его бывший сослуживец по Лейб-гвардии Измайловскому полку генерал-адъютант Е.Ф.Комаровский, назначенный осенью 1802 г. помощником Санкт-Петербургского военного губернатора по полицейской части.

В 1805 г. Н.Ф.Виноградов увольняется из Санкт-Петербургской полиции и получает должность помощника Нижегородского смотрителя водяных коммуникаций. Выбор нового места службы, вероятно, мог быть связан с боевым опытом Николая Федоровича. Известно, что в войне 1788-1790 гг. большая часть пехотных полков Лейб-гвардии, в том числе Измайловский, воевала на гребном флоте [10]. С 1809 г. он служил в Рыбинской конторе водяной коммуникации. В 1814 г. был произведен в надворные советники и в самом конце года вернулся на службу в Нижний Новгород – смотрителем Нижегородской пристани.

В обязанности смотрителя входило поддержание исправности гидротехнических и причальных сооружений, фискального и полицейского порядка как на самой пристани, так и на речных участках, приписанных к ней. В наши дни эту должность можно сравнить с должностями начальника порта и начальника отдела внутренних дел на транспорте. В должности смотрителя Виноградов прослужил более 20 лет. Несомненно, по занимаемому им положению он имел самое непосредственное отношение к грандиозному строительству комплекса Нижегородской ярмарки, развернувшемуся с 1817 г., и был знаком с руководителем строительства, знаменитым инженером Августином Августиновичем Бетанкуром (1758-1824) и его сотрудниками. За свою службу в Ведомстве путей сообщения Николай Федорович был награжден орденами Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 2-й степени, Св. Станислава 2-й степени и знаком отличия за XXXV лет беспорочной службы. С 1836 г. являлся полицмейстером судоходства по реке Волге от Нижнего Новгорода до Симбирска. В 1839 г. Н.Ф.Виноградов вышел в отставку с мундиром и пенсионом «по 900 рублей в год».

Подводя итог, мы можем сказать, что в результате данного исследования удалось не только точно атрибутировать ценный музейный предмет, но и установить его владельца, личность которого, связанная с историей Нижегородского края, также оказалась заслуживающей интереса. Прежде молчаливый свидетель прошлого «заговорил», напоминая о малоизвестных событиях нашей истории конца XVIII – начала XIXвв. Конечно же, с его «рассказом» должны ознакомиться и посетители музея. Свидетельством неослабевающего интереса к теме пребывания в России Мальтийского ордена служат прошедшие в столичных музеях выставки: «Сокровища Мальтийского ордена. Девять веков служения вере и милосердию», работавшая в 2012 г. в Музеях Московского Кремля и «Мальтийский орден. История Ордена в произведениях из собрания Эрмитажа», открытая в 2015 г. Мальтийский мундир из собрания НГИАМЗ в настоящее время экспонируется на выставке «Музеи имеют свою судьбу» в главном здании НГИАМЗ «Усадьба Рукавишниковых».


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Опись предметам Нижегородского Городскаго Петровскаго Историческаго музея въ Нижнемъ Новгородъ. – Нижнiй-Новгородъ: Типо-литографiя И.М. Машистова, 1896. – С. 81.

[2] Шавенков П.В. Уникальные мундиры в собрании Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника // Нижегородская старина. – 2005. – Вып. 10. – С. 31.

[3] Асварищ М.Б. Мальтийский орден в России (1797-1810) // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. 2012. – СПб., 2012. – С. 53.

[4] Там же. С. 60. См. также: Асварищ М.Б. Сервандармы и донаты русских приорств ордена Св. Иоанна Иерусалимского. – СПб.: Machina, 2014. – С. 35.

[5] Подмазо А.А. Мальтийский мундир в России // Воин. – 2009. – № 8. – С. 21.

[6] Жертвования в Архивную комиссию и исторический музей // Нижегородский музей. – 2006. – № 11-12. – С. 12.

[7] Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1894. – Т.1. – С. 4.

[8] ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7033 Дело по прошению отставного поручика К.В. Богомолова о внесении его в Дворянскую родословную книгу. 1839 г. Л. 1, 7.

[9] ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7293 Дело по прошению штабс-капитана Корпуса инженеров путей сообщения Г.Н. Виноградова о внесении его в Дворянскую родословную книгу. 1849 г. Л. 3-4.

[10] Висковатов А.В. Историческое обозрение Лейб-гвардии Измайловского полка. 1730-1850. – СПб., 1851. – С. 94-112.


© Кузьмина Т.А., Шавенков П.В., 2020.
© Кузьмина Т.А., Шавенков П.В., илл., 2020.

Статья поступила в редакцию 29.05.2020.

Кузьмина Татьяна Александровна,
заведующий Отделом истории,
Нижегородский государственный историко-архитектурный
музей-заповедник (Нижний Новгород),
e-mail: tatakuzmina61@gmail.com

Шавенков Павел Валерьевич,
старший научный сотрудник Отдела истории,
Нижегородский государственный историко-архитектурный
музей-заповедник (Нижний Новгород),
e-mail: pavel-shavenkov@yandex.ru

Опубликовано:Журнал Института Наследия, 2020/2(21)
Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/360.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru