Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/2(21)

СОДЕРЖАНИЕ


Историческое наследие

Филиппов Ю.В., Сомов В.А. 

Фальсификация истории как угроза национальной безопасности


Исторические исследования

Житенёв С.Ю. 

Государственное регулирование паломнических путешествий в Российской Империи в первой половине XIX в.


Окороков А.В. 

Лагеря Русской армии и флота: «Галлиполи», «Лемнос», «Бизерта», «Кабакджа», «Чаталджа», «Санджак-Тепе», «Чилингир»


Шангин А.В. 

Служили два товарища…


Материальное культурное наследие

Филиппов Ю.В. 

Альпийский коровий колокольчик


Музееведение

Кузьмина Т.А., Шавенков П.В.

К вопросу атрибуции мундира кавалера Мальтийского ордена из собрания Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника


Ad memoriam

Окороков А.В.

Памяти Дмитрия Федоровича Кравченко – друга и учителя

Архив

DOI 10.34685/HI.2020.56.73.002

Кузьмина Т.А., Шавенков П.В.

К вопросу атрибуции мундира кавалера Мальтийского ордена из собрания Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника

Аннотация. В статье описывается мундир кавалера младшей степени (доната) Мальтийского ордена, хранящийся в собрании Нижегородского историко-архитектурного музея-заповедника, поступивший в дореволюционный период. Это уникальный предмет, нигде более в музейных собраниях Российской Федерации не сохранившийся. По музейным учетным и архивным данным прослеживается биография владельца мундира – Николая Федоровича Виноградова.

Ключевые слова: обмундирование, рыцарские ордена, Орден Святого Иоанна Иерусалимского, история России

Открыть PDF-файл

Среди предметов обмундирования фонда ткани Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника (НГИАМЗ) хранятся довольно редкие экземпляры, которые заслуживают самого пристального внимания. Одному из таких предметов посвящена наша статья.

мундирВ действующей Книге поступлений НГИАМЗ, составлявшейся в 1950-х гг. под инвентарным номером ГОМ-553 значится фрак морского ведомства «красного сукна, с черными бархатными обшлагами и высоким воротником, с вышитыми на них якорями, отвороты фалд белые, пуговицы желтого металла». Эта запись обратила на себя внимание одного из авторов статьи более 10 лет назад. Было ясно, что в определении данного предмета допущена ошибка, так как в Российском Императорском флоте никогда не существовало форменной одежды подобного покроя и расцветки. Единственным подходящим вариантом мог быть мундир кавалера ордена Святого Иоанна Иерусалимского, более известного как Мальтийский орден. В учетных документах музея было также отмечено, что данный мундир поступил из собрания Петровского исторического музея. Музей был создан при Нижегородской ученой архивной комиссии (НГУАК) и размещался в так называемом «Доме Петра I» в Нижнем Новгороде до 1896 г. (открытия Нижегородского городского художественно-исторического музея в Дмитриевской башне Нижегородского кремля, преемником которого является наше музейное объединение). В описи музея под № 963 действительно числился «фрак из красного сукна с золотым шитьем, Морского ведомства» [1]. Причиной этой ошибки явились вышитые на воротнике и обшлагах мундира золотые якоря. Более точная атрибуция этого предмета как мундира кавалера Мальтийского ордена начала XIXв. была сделана П.В.Шавенковым в 2005 г. [2]

Духовно-рыцарский католический Мальтийский орден (полное официальное название – Суверенный военный орден рыцарей-госпитальеров Святого Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты) возник в Палестине в XIIв., а с 1530 г. обосновался на острове Мальта в Средиземном море. Орден вел активную борьбу с морским пиратством, обладал собственным флотом, что и стало причиной появления на его одеяниях морской символики. В России особый интерес к Мальтийскому ордену проявил император Павел I, надеявшийся с помощью мальтийцев утвердить в российском дворянстве рыцарский дух средневековья. После захвата Мальты в 1798 г. французами император Павел способствовал переносу резиденции ордена в Санкт-Петербург и добился своего избрания Великим Магистром ордена [3]. С этого момента начинается активное награждение знаками ордена Святого Иоанна Иерусалимского (Мальтийскими крестами) российских подданных. Фактически существовало четыре степени ордена: высшая степень – кавалеры Большого креста, затем командоры, кавалеры и младшая степень – донаты. К концу царствования Павла I членство в Мальтийском ордене превратилось в наиболее почетную награду для российских подданных.

1801 годРоссийским кавалерам Мальтийского ордена полагались особые орденские мундиры. Утвержденное после ряда изменений орденское платье к 1799 г. выглядело следующим образом: красный двубортный мундир с белой подкладкой, черными отворотами (лацканами), обшлагами и отложным воротником, с пуговицами, украшенными мальтийским крестом; треуголка с белой кокардой с красным кантом, отороченная белыми перьями. Парадный мундир богато украшало шитье в виде перевитых канатами якорей на воротнике, обшлагах и отворотах. Кавалеры Большого креста и командоры ордена носили мундир с двумя эполетами на плечах, кавалерский мундир имел один эполет. С левой стороны груди на мундире нашивался белый восьмиконечный батистовый крестик. Мундир донатов не имел отворотов, эполетов и батистового крестика. На парадных мундирах донатов шитье было только на воротнике и обшлагах [4]. Таким образом, мундир из собрания НГИАМЗ соответствует донатским мундирам Мальтийского ордена.

1802 годИмператор Александр I не принял титула Великого Магистра Мальтийского ордена, но в первые годы его царствования деятельность ордена в России продолжалась. Во второй половине 1801 г. в связи с изменением покроя форменной одежды в России меняется мундир Мальтийского ордена – его воротник становится стоячим. В 1802 г. вводится зеленый однобортный орденский мундир с золотыми шнурками на плечах вместо эполетов, при этом разрешалось ношение и красных мундиров прежнего образца [5]. По нашему мнению, мундир из собрания НГИАМЗ следует датировать именно 1801-1802 гг. Мы обратились за консультацией к известному специалисту по истории Мальтийского ордена в России, сотруднику Государственного Русского музея Михаилу Борисовичу Асварищу. По его словам, всего в России сохранились считанные единицы мальтийских мундиров: три – в Государственном Эрмитаже и один – в Музее военной формы одежды русской, советской и иностранных армий в Санкт-Петербурге. Мундир из собрания НГИАМЗ он считает единственным в своем роде. Таким образом, данный мундир, по-видимому, является для музеев России уникальным. Предмет имеет большую историческую и музейную ценность, как хорошо сохранившийся образец форменной одежды «дней Александровых прекрасного начала…».

В 2016 г. при подготовке материалов к выставке, посвященной 120-летию НГИАМЗ, Т.А.Кузьмина ознакомилась с выборкой В.Н.Филатовой «Жертвования в Архивную комиссию и исторический музей» из сведений, опубликованных в «Действиях НГУАК» [6]. В числе пожертвований был указан данный мундир, переданный С.К.Богомоловым. Действительно, в Журнале XXI заседания НГУАК от 3 октября 1893 г. значится: «От С.К.Богомолова – фрак красного сукна надворного советника, бывшего смотрителя водяной коммуникации, Николая Федоровича, умершего 83 лет от роду в 1849 году» [7]. Эта информация, несмотря на пропущенную фамилию владельца предмета, позволила провести работу по уточнению его атрибуции и принадлежности.

Запись в журнале навела на мысль, что владельца мундира надо искать среди нижегородских дворян Богомоловых. Авторы обратились к материалам фонда Нижегородского дворянского депутатского собрания Центрального архива Нижегородской области (ЦАНО). Род Богомоловых был внесен во 2-ю часть (дворянство военное) Дворянской родословной книги Нижегородской губернии 4 октября 1839 г. Инициатором внесения рода в родословную книгу был отставной поручик Константин Васильевич Богомолов (1788-1861). В представленном им прошении он указал, что состоит «в законном браке с дочерью надворного советника и кавалера Николая Федоровича Виноградова Маврой Николаевной» и имеет сына Сергея [8]. Несомненно, что названный сын Сергей – жертвователь в НГУАК С.К.Богомолов, а владельцем мундира являлся его дед Н.Ф.Виноградов. Интересно, что Виноградов являлся крестным отцом своего внука Сергея.

Род Виноградовых также был внесен в Дворянскую родословную книгу Нижегородской губернии – в 3-ю часть (дворянство, приобретенное на службе гражданской) в 1849 г. Для внесения в родословную книгу штабс-капитан Корпуса инженеров путей сообщения Геннадий Николаевич Виноградов представил копию аттестата своего отца Николая Федоровича [9]. Этот документ в полной мере освещает происхождение и служебную карьеру его владельца. Н.Ф.Виноградов родился приблизительно в 1765 г., происходил из духовного звания. В 1788 г. поступил рядовым в Лейб-гвардии Измайловский полк, участвовал в Русско-шведской войне 1788-1790 гг., затем был произведен в унтер-офицеры. 8 октября 1799 г., будучи фельдфебелем Измайловского полка, за отличие был награжден «орденом Доната Св. Иоанна Иерусалимского». По нашему мнению, можно с полной уверенностью утверждать, что находящийся в собрании НГИАМЗ мундир доната Мальтийского ордена принадлежал именно Николаю Федоровичу Виноградову.

Можно также высказать предположение, почему именно в конце 1801 – начале 1802 гг. Виноградов заказал этот мундир. Как уже упоминалось, с воцарением Александра I происходят изменения в российском военном обмундировании. При Павле I мундир фельдфебеля гвардии напоминал офицерский мундир, при Александре по своему облику он стал ближе к мундиру рядового и заметно отличался от офицерского. По-видимому, Николай Федорович стремился вести светскую жизнь, что могло способствовать дальнейшему продвижению по службе, поэтому хотел появляться в обществе в более импозантном мундире, чем солдатский. Поскольку Н.Ф.Виноградов в этот время продолжал службу в Измайловском полку, расквартированном в столице империи, несомненно, его мундир был пошит в Санкт-Петербурге.

В своих стараниях Виноградов преуспел, поскольку 17 ноября 1802 г. он был произведен в коллежские регистраторы с определением в Санкт-Петербургскую полицию квартальным поручиком. Можно предположить, что чинопроизводству Виноградова и его определению на эту должность посодействовал его бывший сослуживец по Лейб-гвардии Измайловскому полку генерал-адъютант Е.Ф.Комаровский, назначенный осенью 1802 г. помощником Санкт-Петербургского военного губернатора по полицейской части.

В 1805 г. Н.Ф.Виноградов увольняется из Санкт-Петербургской полиции и получает должность помощника Нижегородского смотрителя водяных коммуникаций. Выбор нового места службы, вероятно, мог быть связан с боевым опытом Николая Федоровича. Известно, что в войне 1788-1790 гг. большая часть пехотных полков Лейб-гвардии, в том числе Измайловский, воевала на гребном флоте [10]. С 1809 г. он служил в Рыбинской конторе водяной коммуникации. В 1814 г. был произведен в надворные советники и в самом конце года вернулся на службу в Нижний Новгород – смотрителем Нижегородской пристани.

В обязанности смотрителя входило поддержание исправности гидротехнических и причальных сооружений, фискального и полицейского порядка как на самой пристани, так и на речных участках, приписанных к ней. В наши дни эту должность можно сравнить с должностями начальника порта и начальника отдела внутренних дел на транспорте. В должности смотрителя Виноградов прослужил более 20 лет. Несомненно, по занимаемому им положению он имел самое непосредственное отношение к грандиозному строительству комплекса Нижегородской ярмарки, развернувшемуся с 1817 г., и был знаком с руководителем строительства, знаменитым инженером Августином Августиновичем Бетанкуром (1758-1824) и его сотрудниками. За свою службу в Ведомстве путей сообщения Николай Федорович был награжден орденами Св. Владимира 4-й степени, Св. Анны 2-й степени, Св. Станислава 2-й степени и знаком отличия за XXXV лет беспорочной службы. С 1836 г. являлся полицмейстером судоходства по реке Волге от Нижнего Новгорода до Симбирска. В 1839 г. Н.Ф.Виноградов вышел в отставку с мундиром и пенсионом «по 900 рублей в год».

Подводя итог, мы можем сказать, что в результате данного исследования удалось не только точно атрибутировать ценный музейный предмет, но и установить его владельца, личность которого, связанная с историей Нижегородского края, также оказалась заслуживающей интереса. Прежде молчаливый свидетель прошлого «заговорил», напоминая о малоизвестных событиях нашей истории конца XVIII – начала XIXвв. Конечно же, с его «рассказом» должны ознакомиться и посетители музея. Свидетельством неослабевающего интереса к теме пребывания в России Мальтийского ордена служат прошедшие в столичных музеях выставки: «Сокровища Мальтийского ордена. Девять веков служения вере и милосердию», работавшая в 2012 г. в Музеях Московского Кремля и «Мальтийский орден. История Ордена в произведениях из собрания Эрмитажа», открытая в 2015 г. Мальтийский мундир из собрания НГИАМЗ в настоящее время экспонируется на выставке «Музеи имеют свою судьбу» в главном здании НГИАМЗ «Усадьба Рукавишниковых».


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Опись предметам Нижегородского Городскаго Петровскаго Историческаго музея въ Нижнемъ Новгородъ. – Нижнiй-Новгородъ: Типо-литографiя И.М. Машистова, 1896. – С. 81.

[2] Шавенков П.В. Уникальные мундиры в собрании Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника // Нижегородская старина. – 2005. – Вып. 10. – С. 31.

[3] Асварищ М.Б. Мальтийский орден в России (1797-1810) // Труды Исторического факультета Санкт-Петербургского университета. 2012. – СПб., 2012. – С. 53.

[4] Там же. С. 60. См. также: Асварищ М.Б. Сервандармы и донаты русских приорств ордена Св. Иоанна Иерусалимского. – СПб.: Machina, 2014. – С. 35.

[5] Подмазо А.А. Мальтийский мундир в России // Воин. – 2009. – № 8. – С. 21.

[6] Жертвования в Архивную комиссию и исторический музей // Нижегородский музей. – 2006. – № 11-12. – С. 12.

[7] Действия НГУАК. – Н. Новгород, 1894. – Т.1. – С. 4.

[8] ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7033 Дело по прошению отставного поручика К.В. Богомолова о внесении его в Дворянскую родословную книгу. 1839 г. Л. 1, 7.

[9] ЦАНО. Ф. 639. Оп. 125. Д. 7293 Дело по прошению штабс-капитана Корпуса инженеров путей сообщения Г.Н. Виноградова о внесении его в Дворянскую родословную книгу. 1849 г. Л. 3-4.

[10] Висковатов А.В. Историческое обозрение Лейб-гвардии Измайловского полка. 1730-1850. – СПб., 1851. – С. 94-112.


© Кузьмина Т.А., Шавенков П.В., 2020.
© Кузьмина Т.А., Шавенков П.В., илл., 2020.

Статья поступила в редакцию 29.05.2020.

Кузьмина Татьяна Александровна,
заведующий Отделом истории,
Нижегородский государственный историко-архитектурный
музей-заповедник (Нижний Новгород),
e-mail: tatakuzmina61@gmail.com

Шавенков Павел Валерьевич,
старший научный сотрудник Отдела истории,
Нижегородский государственный историко-архитектурный
музей-заповедник (Нижний Новгород),
e-mail: pavel-shavenkov@yandex.ru

Опубликовано:Журнал Института Наследия, 2020/2(21)
Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/360.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru