Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/3(22)

СОДЕРЖАНИЕ


Исторические исследования

Окороков А.В. 

Традиционное судостроение как часть культурного наследия народов России

Житенёв С.Ю.

Российская Империя на Ближнем Востоке в первой половине XIX в.: дипломатия, религия и паломничество


Освоение наследия

Путрик Ю.С. 

Культурные ценности становятся доступнее благодаря социальному туризму


Нематериальное культурное наследие

Романова Д.Я. 

Наследование семейных ценностей в процессе сохранения нематериального культурного наследия


Подводное культурное наследие

Левашко Б.П., Ведерников Ю.В. 

Средневековые якоря Японского (Восточного) моря


Музееведение

Казарина Н.И.

Гончарный промысел Балахнинского уезда Нижегородской губернии (По материалам фондовой коллекции Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника)


Краеведение

Александрова О.И., Костров О.А. 

Плоскодонные лодки Верхней Ветлуги



Архив

DOI 10.34685/HI.2020.27.17.003

Житенёв С.Ю.

Государственное регулирование паломнических путешествий в Российской Империи в первой половине XIX в.

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы государственного регулирования паломнических путешествий в Российской Империи и за рубеж в первой половине XIX в. Представлены основные правовые документы, на основании которых русским людям можно было легально осуществлять поездки к святым местам России и Вселенского Православия в этот период. Освещается деятельность русских дипломатических учреждений по организации помощи богомольцам из России в Османской империи.

Ключевые слова: паломничество, богомолье, путешествия, паспорт, Святая Земля, Афон, святые места, Вселенское Православие.

Открыть PDF-файл

Рассматривая тему путешествий русских православных паломников в первой половине XIX в. к святым местам Российской Империи и Святыням Вселенского Православия, важно представить систему государственного регулирования и правовых оснований для совершения богомольных поездок в этот период.

Прежде чем говорить о правовых основаниях паломнических путешествий в первой половине XIX в., уместно будет рассмотреть в общих чертах, как регулировалась эта деятельность русским законодательством в допетровскую эпоху. В связи с этим необходимо отметить, что въезд и выезд в нашу страну достаточно четко регулировался в древнерусском государстве. В XIII-XVII вв. русское законодательство для всех иностранцев, въезжавших в Россию, и для своих подданных, представителей всех сословий без исключения, отправлявшихся за границу, выдавали «проезжие грамоты» и «отпускные жалованные грамоты». Передвижение внутри страны в различные периоды истории нашего государства для разных сословий регулировалось по-особенному. Наибольшей свободой для передвижения по территории Древнерусского государства пользовались: титулованная знать, дворянство, священство и купечество. Свободное передвижение для простых людей, так называемых податных сословий, как сельских жителей, так и горожан, век от века все более ограничивалось и становилось практически невозможным. В окончательном виде регулирование передвижения на территории Московского царства, а также порядок въезда и выезда за границу было оформлено во времена царя Алексея Михайловича в Соборном Уложении 1649 г. [1]

Понятие «паспорт» появилось в России во времена императора Петра I Алексеевича. Процесс паспортизации приобрел общероссийский характер в последние годы правления Петра Великого, его Указом от 30 октября 1719 г. «публиковано, чтоб никто никуда без пашпортов или проезжих писем не ездили и не ходили, но каждый имел от своего начальника пашпорт или пропускное письмо» [2]. Указ императора Петра Алексеевича от 26 июня 1724 г. под названием «Плакат о сборе подушных денег <…>» [3] ввел в России паспорта для крепостных крестьян, уходящих на работу или на богомолье в другие районы страны. Причем в зависимости от того, на какой срок и какое расстояние крестьянин собирался отъехать, он получал различные виды паспортов, так называемые «пропускные» и «покормежные» письма. Общим в них было то, что они идентифицировали личность их владельца. «Плакат» вводил так называемые «покормежные» письма, которые выдавались крестьянам, отправляющимся на работы или по личным делам в своем уезде. Если же крестьянин желал отправиться в другой уезд, то он должен был получить у начальства «пропускное письмо» сроком до трех лет. С ним он являлся к земскому комиссару и получал от него новое «письмо» на новый срок. Это был своего рода паспорт, где указывались приметы его владельца. Выдавался он на одно лицо – главу семьи. Лишь с течением времени было разрешено вписывать в него жену и малолетних детей.

Дворяне, не бывшие на государственной службе, могли не иметь паспортов: для них основным документом, удостоверявшим личность, являлась «Грамота на дворянское достоинство». Закон обязывал всех лиц предъявлять паспорта или другие удостоверяющие их личность документы при переезде из одной губернии в другую на установленных на границах городов заставах, а по прибытии на место – в местной полиции.

Документом, удостоверявшим личность иностранцев, прибывших в Россию, а также отъезжавших за границу русских подданных, с тех пор стал «пашпорт», иногда называемый уже в то время также «паспорт». Для выдачи паспорта россиянину, состоявшему на государевой службе, следовало представлять абшид [4], подписанный президентом соответствующей коллегии или уполномоченным для этого государственным чиновником. Заграничные паспорта выдавались в Коллегии иностранных дел Российской Империи. Основным государственным органом, который вел учет населения и контролировал его передвижение, стала полиция, для которой паспортное дело было одним из важнейших в ее многопрофильной деятельности. Созданная паспортная система постоянно использовалась для обеспечения сбора налогов и рекрутства.

Первые документы – паспорта в том виде, как они были введены в петровские времена, фактически без особых изменений просуществовали вплоть до 1917 г. Таким образом, при императоре Петре Великом свободное, то есть бесконтрольное, перемещение по территории Российской Империи было официально ликвидировано и стало четко регламентироваться и контролироваться для всех сословий.

Важным законодательным актом, в плане регулирования передвижения по территории России, был манифест императрицы Екатерины II Алексеевны от 4 декабря 1762 г. «О позволении иностранцам выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое отечество русских людей, бежавших за границу» [5]. Предоставляя иностранцам право поселяться на территории России, этот документ гласит, что «не только иностранных разных наций благосклонно на поселение в Россию приемлем, и наиторжественнейшим образом утверждаем, что всем приходящим к поселению в Россию наша монаршая милость и благоволение оказывна будет, но и самим до сего бежавшим из своего отечества подданным возвращаться позволяем, со обнадеживанием, <...> что они, поселясь в России, <...> потщатся пожить спокойно и в благоденствии, в пользу свою и всего отечества» [6], впервые закрепив, таким образом, право жителей Российской Империи на беспрепятственное возвращение на родину. Это положение закрепило сложившуюся многовековую практику возвращения основной массы паломников на постоянное местожительство после совершения богомолья.

Следует отметить, что в Манифесте от 15 декабря 1763 г. «Об учреждении в Сенате, в Юстиц-, Вотчинной и Ревизион-коллегиях департаментов, о разделении по оным дел» [7], впервые в России паспорта получили фискальное значение, когда было установлено взимание денежных сборов: с паспортов, выдаваемых на один год, десять копеек, двухгодовых – пятьдесят копеек, трехгодовых –- один рубль.

Указ императора Александра I Павловича от 1803 г. [8] ввел «печатные» паспорта (вместо рукописных) для купцов, мещан и крестьян с целью борьбы с использованием фальшивых паспортов и участившимися случаями бегства крестьян от своих хозяев.С 1803 г. вместо «пропускных» и «прокормежных» писем ввели адресные билеты. Их выдавали специальные «конторы адресов», созданные императором Александром I в структурах полиции сначала Санкт-Петербурга, а затем и Москвы. В этих конторах должны были регистрироваться все те, кто жил в городах временно или постоянно, но «не приписанные в какое-либо состояние», то есть прислуга, дворники, мастеровые, гувернеры и т.д. При отсутствии у человека такого вида на жительство его из города выселяли. При этом была введена и ответственность за отсутствие такого документа: крестьянина пороли, а помещика, которому он принадлежал, штрафовали.

В Положении о паспортах 1812 г. [9] был подробно регламентирован порядок получения паспортов крестьянами, отлучавшимися для торговли, работы, паломничества или с иными целями в другие местности. Следует отметить, что в царствование Александра I и Николая I порядок выдачи паломнических паспортов совершенствовался. На основании прошений и «доношений» заявителя на имя императора Санкт-Петербургское губернское правление выдавало русским паломникам паспорта «для прохода в Иерусалим». МИД согласовывал выдачу заграничных паспортов с Министерством полиции [10]. В некоторых случаях богомольцы получали долгосрочные паломнические паспорта для «свободного прохода в турецкие земли» – Иерусалим, Афон, Синай – сроком на десять лет» [11].

С начала 1830-х гг. и до конца XIX в. основным законом, определявшим права и обязанности полиции по осуществлению паспортного режима в Российской Империи, являлся Свод уставов о паспортах и беглых [12]. Главное правило Свода гласило, что никто не может отлучаться от места постоянного проживания без узаконенного вида на жительство или паспорта. Не менее строгие правила устанавливались и относительно сроков действия паспортов. Любое лицо с просроченным паспортом приравнивалось к беглым. Единственное исключение император Николай I сделал для вышедших в отставку военных, причем вне зависимости от их прежнего чина и звания. Отставные военнослужащие: солдаты, офицеры и чиновники военных ведомств, вместе с женами и детьми получали бессрочные паспорта и могли совершать путешествия, в том числе паломнические, если позволяли средства, и выбирать любое место для постоянного жительства.

В случае задержания лица с просроченным паспортом полиция, подвергнув задержанного в административном порядке аресту на несколько суток, высылала его к месту постоянного проживания. Если задержанный человек не имел узаконенного вида на жительство и ему не удавалось удостоверить свою личность, то с ним поступали как с бродягой. В Российской Империи бродяжничество квалифицировалось как уголовное преступление и каралось ссылкой в Сибирь «на водворение».

Кроме того, Император Николай Павлович ввел обязательное правило для регистрации приезжих в полиции по месту пребывания. Любой хозяин гостиницы или домовладелец обязан был без промедления сообщитьв полицию о госте, в том числе о паломнике. Правда, для удобства жизни привилегированных сословий потом были сделаны некоторые послабления в применении этой нормы. Регистрировать в гостиницах позволялось не сразу, а по истечении трех дней пребывания гостя. Можно было не регистрировать и крепостных, привозивших в городские дома своих хозяев съестные припасы из деревни, если срок их пребывания в городе не превышал недели. В остальных же случаях на лиц, виновных в несообщении полиции о приезжих, накладывался штраф - пять рублей за каждый день просрочки.

Введенный в 1857 г. императором Александром II Николаевичем Устав о паспортах [13] частично упорядочил выдачу крестьянам документов на отлучку по личной необходимости и совершение паломничества в другие местности, однако не внес существенных изменений в сложившуюся систему государственного контроля за передвижением по стране. По новому Уставу крестьяне получали одномесячные, двухмесячные и трехмесячные билеты на отлучку, а так же более продолжительные полугодовые, годовые, двух- и трехгодовые паспорта. Билеты выдавались государственным крестьянам их местным начальством, а помещичьим – помещиками, приказчиками и старостами в тех случаях, когда крестьяне отправлялись на заработки или богомолье в своем уезде и не далее 30 верст от места жительства. В случае отхода крестьян на расстояние далее 30 верст от места приписки и на срок до полугода документы на отлучку выдавались государственным крестьянам в волостных правлениях, а помещичьим крестьянам – непосредственно душевладельцами или их уполномоченными. По окончании времени действия билета его обладателю предоставлялся месяц льготы в том случае, если он не успевал вернуться домой в срок. Выборка билетов облагалась денежным сбором. За месячный билет надлежало уплатить 15 коп., за двухмесячный – 30 коп., трехмесячный билет – 60 коп.

Таким образом, по Уставу 1857 г. была внесена некоторая упорядоченность в систему выборки документов на поездки, однако сложная бюрократическая процедура, высокий паспортный сбор и зависимость крестьян от местного начальства затрудняли возможность свободного передвижения по стране, а тем более выезд за границу. Из выше сказанного можно сделать вывод о том, что в Российской Империи в первой половине и середине XIX века массовое внутреннее паломничество в основном осуществлялось к местночтимым святыням, расположенным относительно недалеко от места проживания богомольцев.

Выездное зарубежное паломничество в этот период к святыням Вселенского Православия осуществлялось в основном на Ближний Восток и имело своей основной целью достижение Иерусалима и Афона. В первой половине XIX в. в результате военных побед русского оружиянад Османской империей и успехов отечественной дипломатии, которые в договорах по итогам военных кампаний добивались преференций для паломничества, сложился устойчивый, хотя и небольшой поток русских поклонников в Святую Землю и на Афон.

Большинство русских богомольцев совершали в первой половине XIX в. паломнические путешествия в Палестину из различных черноморских городов в Константинополь, продолжая так называть Стамбул, столицу Османской империи. На кораблях, как правило из Одессы, они прибывали в Царьград и приходили в русскую дипломатическую миссию для получения османских паспортов и обмена денег, чем занималась коммерческая канцелярия посольства. Для приема паломников при миссии был построен специальный дом, однако мест на всех не хватало, и прибывшие размещались на прибрежных греческих судах на набережной Перы. Паломники могли довольно долго ожидать австрийских пароходов, следовавших в Яффу [14]. Вследствие этого финансовая помощь, которую малоимущим паломникам оказывало посольская канцелярия, имела существенное значение, спасая русских поклонников от голода и порабощения. «Имевшиеся на руках русских путешественников «султанские грамоты» (фирманы) выполняли функцию «охранных грамот» (аманов) <…> Фирманы с вписанными в них именами обеспечивали лицам, ими обладающим, большую степень безопасности, поскольку на документе стояла печать султана» [15].

Количество русских православных паломников, ежегодно направлявшихся в Святую Землю в первой половине XIX в., колебалось, по данным русских дипломатов в Константинополе, от 100 до 250 человек. В основном это были бедные люди из крестьян и городских жителей, для которых паломническое путешествие было тяжелым и в то же время радостным испытанием веры и личного благочестия. Большую помощь в поддержании русских православных паломников на их пути к святым местам Вселенского Православия оказывали русское посольство в Константинополе, консульства в Бейруте и Яффе. Сотрудники этих зарубежных дипломатических учреждений Российской Империи заботились о быте и организации путешествий богомольцев, оказывали им финансовую помощь.

В 1847 г. начала свою деятельность Русская Духовная Миссия в Иерусалиме, которая в 1854 г. из-за военных действий в период Крымской войны 1853-1856 гг. была эвакуирована из Палестины, но уже в 1857 г. вновь вернулась. В 1858 г. в Иерусалиме впервые было открыто российское дипломатическое консульство. Деятельность всех этих учреждений была направлена прежде всего на поддержку русских богомольцев, которые приезжали с паломническими целями в Святую Землю.

Подводя итоги рассмотрения правовых возможностей русских православных богомольцев совершать паломничество к святым местам Отечества и Вселенского Православия, можно с уверенностью сказать, что законодательство Российской Империи до 1861 г. в целом препятствовало их свободному передвижению для поклонения святыням. Но при этом легализация путешествий по паспортам защищала русских паломников, совершавших богомольные поездки в Святую Землю и на Афон, от произвола османских властей и местных разбойников. Важную роль в поддержке русских богомольцев играли дипломатические миссии России, работавшие на Ближнем Востоке в первой половине XIX столетия.


Статья подготовлена в рамках научно-исследовательского проекта
«История русского православного паломничества в XIX в.»,
осуществляемого автором по гранту РФФИ № 20-09-41002.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Соборное уложение 1649 года. Законодательство царя Алексея Михайловича / Сост., предисл. и вступ. статьи В.А. Томсинов. – М., 2011. – 440 с.

[2] Указ Военной Коллегии от 30-го октября 1719 г. О поимке беглых драгун, солдат , матросов и рекрут // Полное собрание законов Российской Империи. Т. V. – СПб., 1830. – С. 37.

[3] Плакат о сборе подушных денег, о повинностях земских обывателей в пользу квартирующих войск и о наблюдении полковым начальством благочиния и порядка в селениях, войсками занимаемых. – СПб., 1724. – 10 с.

[4] Абшид (нем. разделять, разлучать) – письменное свидетельство об увольнении, отставке. Отпуск, увольнение от службы или должности. Устаревшее слово, применялось в XVIII в.

[5] Манифест «О позволении иностранцам выходить и селиться в России и о свободном возвращении в свое отечество русских людей, бежавших за границу». – М., 1762.

[6] Там же. С. 1.

[7] Манифест «Об учреждении в Сенате, Юстиц-, Вотчинной и Ревизион-коллегиях департаментов, о разделении по оным дел» // Указы всепресветлейшей, державнейшей, великой Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны Самодержицы Всероссийской, состоявшиеся с 1763 июля 1-го по генваря 1-е число 1764 года / Напечатаны по высочайшему Ея Императорскаго Величества повелению. – СПб., 1767. – 248 с.

[8] Полное собрание законов Российской Империи: Собрание 1-е. С 1649 по 12 дек. 1825 г. Т. 1. – СПб., 1830.

[9] Положение о паспортах 1812 года // Полное собрание законов Российской Империи. Т. 8. – СПб. 1834.

[10] Министерство полиции – центральное государственное учреждение Российской Империи, существовавшее в 1810-1819 гг. 4 ноября 1819 г. Министерство полиции присоединено к Министерству внутренних дел Российской Империи.

[11] Якушев М.М. Русское православное паломничество на Ближний Восток в контексте османо-российских отношений (1774-1847 гг.). – М.: Индрик, 2018. – С. 134.

[12] Свод уставов о паспортах и беглых // Свод законов Российской Империи, повелением Государя Императора Николая Павловича составленный. Т. 14. – [Б.м], 1836.

[13] Уставы о паспортах, о предупреждении преступлений, о цензуре, о содержащихся под стражею и о ссыльных // Свод Законов Российской Империи. Т. 14. – СПб., 1857.

[14] Кудрявцева Е.П. Русские на Босфоре: русское посольство в Константинополе в первой половине XIX века. – М., 2010. – C. 262.

[15] Якушев М.М. Указ соч. С. 156.


© Житенёв С.Ю., 2020.

Статья поступила в редакцию 18.06.2020.

Житенёв Сергей Юрьевич,
кандидат культурологии,
советник директора Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева (Москва),
e-mail: zhitenev@bk.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2020/2(21)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/363.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru