Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/2(21)

СОДЕРЖАНИЕ


Историческое наследие

Филиппов Ю.В., Сомов В.А. 

Фальсификация истории как угроза национальной безопасности


Исторические исследования

Житенёв С.Ю. 

Государственное регулирование паломнических путешествий в Российской Империи в первой половине XIX в.


Окороков А.В. 

Лагеря Русской армии и флота: «Галлиполи», «Лемнос», «Бизерта», «Кабакджа», «Чаталджа», «Санджак-Тепе», «Чилингир»


Шангин А.В. 

Служили два товарища…


Материальное культурное наследие

Филиппов Ю.В. 

Альпийский коровий колокольчик


Музееведение

Кузьмина Т.А., Шавенков П.В.

К вопросу атрибуции мундира кавалера Мальтийского ордена из собрания Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника


Ad memoriam

Окороков А.В.

Памяти Дмитрия Федоровича Кравченко – друга и учителя

Архив

DOI 10.34685/HI.2020.66.40.005

Окороков А.В.

Лагеря Русской армии и флота: «Галлиполи», «Лемнос», «Бизерта», «Кабакджа», «Чаталджа», «Санджак-Тепе», «Чилингир»

Аннотация. В статье рассматривается история учреждения и изготовления особого нагрудного знака «в память пребывания Русской армии в военных лагерях на чужбине и флота в Бизерте в 1920-1921 гг.».

Ключевые слова: Гражданская война, исход, эвакуация, нагрудный знак, «галлиполийский крест», лагеря Русской армии и флота, эмиграция.

Открыть PDF-файл

100 лет назад – осенью 1920 года начался исход Русской армии генерала П.Н. Врангеля и сочувствующего ей гражданского населения из Крыма за пределы России. Это событие принято называть временем окончания Гражданской войны на Юге России. Многие тысячи военных и гражданских беженцев были вынуждены покинуть Россию и бежать в неизвестность. Первым местом пребывания изгнанников стали лагеря Русской армии и флота в Галлиполи, на острове Лемнос, Бизерте и др.

Практически «Галлиполийское сидение» положило начало значительному не только для России, но и для всего мира социальному явлению – первой русской эмиграции. Именно она стала нравственной и культурной базой для формирования беспрецедентного общественного образования, получившего определение «русское зарубежье».

После эвакуации из Крыма с генералом Врангелем части Русской армии вместе с гражданскими беженцами в ноябре 1920 г. на 126 кораблях прибыли в Константинополь. Всего же из крымских портов было вывезено около 135 тысяч человек, из которых до 70 тысяч – вооруженных бойцов. Для большинства из них прибытие в Турцию стало началом «Галлиполийского сидения».

Всего в Галлиполи, по некоторым данным, высадились 26 590 человек, составивших 1-й армейский корпус.

Мысль ознаменовать «Галлиполийское сидение» особым знаком зародилась еще в первые месяцы пребывания в Галлиполи, но практическое ее воплощение началось летом 1921 г., когда был объявлен конкурс на лучший проект. Председателем комиссии «по выработке особого нагрудного знака» был назначен командир марковцев генерал-майор Пешня. Предполагалось первые знаки изготовлять здесь же, в Галлиполи, в местных кустарных мастерских. Скудность материальных и технических средств определили простоту их формы и материала.

Отклонив все «вычурные» проекты, представленные на конкурс, комиссия выбрала один из самых реальных – в результате был утвержден знак в виде прямого, плоского, равноконечного железного креста с надписью «ГАЛЛИПОЛИ» по горизонтали и датами «1920-1921» на верхнем и нижнем лучах креста. Надписи на знаке, ободок и срез внешнего края оставляли некрашеными, они были цвета металла, а фон делали черным. Проект такого знака был утвержден приказом генерала Врангеля № 369 от 15 ноября 1921 г. [1]

В августе-декабре 1921 г. части Русской армии по договоренности с Югославией и Болгарией были переброшены в Балканские страны. В Галлиполи остались части технического и учебно-кавалерийского полков, чье «сидение» продолжалось еще два года. Для чинов отряда русских войск«дольше всех испытавших тяготы жизни в Галлиполи» были утверждены знаки с надписями: «Галлиполи 1920-1922» (приказ Главнокомандующего Русской армией № 37 от 25 февраля 1922 г.) и «Галлиполи 1920-1923» (приказ № 61 от 30 июня 1923 г.).

2020-2 Окороков1В настоящее время известно несколько разновидностей «галлиполийских» крестов, выпускавшихся в разных странах и отличающихся как материалом изготовления, так и размером.

Непосредственно в Галлиполи знак начали изготавливать сразу же после утверждения проекта. Из-за нехватки необходимых инструментов и сложности выделки первые кресты отливали из особого мягкого сплава темно-синего оттенка или олова. Они получались тяжелыми, легко деформировались и были неудобны для ношения – отвисали на гимнастерке.

В конце того же года производство крестов было налажено сначала в мастерских технического полка, а затем и в артиллерийской бригаде. Знаки изготавливались за счет собственных средств (приказ 1-му армейскому корпусу № 857 от 17 ноября 1921 г.). Материалом для них служил различный металлический лом: консервные банки, части старых германских и турецких походных кухонь и повозок, гильзы немецких снарядов, склад которых был обнаружен недалеко от моря. Фон знака наносился черной краской, приготовлявшийся также из имевшихся тогда в наличии составов и русской смекалки. Размеры крестов «галлиполийской выделки» колебались от 30 х 30 мм до 37 х 37 мм.

2020-2 Окороков3После переселения в славянские страны галлиполийцы, еще продолжавшие носить военную форму, стали заказывать кресты в частных мастерских. Их форма, в отличие от «галлиполийских», была уже более изящной, а материал – лучшего качества. Так, например, в Болгарии знаки изготавливали из бронзы, надпись, даты и края сторон золотили или оставляли цвета металла, фон заполняли черным матовым лаком. Крепление к одежде, как правило, было винтовое, но известны экземпляры и с горизонтальной булавкой.

2020-2 Окороков4В Сербии (Югославии) знаки делали из бронзы, реже из алюминия, серебра или белого металла. Они были покрыты черной эмалью и имели выпуклую форму. Надпись – стилизованными славянскими буквами – и даты на кресте серебрили. Их размеры составляли: 36 х 36 мм, 37 х 37 мм, 40 х 40 мм. Большинство известных автору знаков сербского производства были выпущены в Загребе, в мастерской “UMJET NARADIONA”.

2020-2 Окороков5Во Франции, в Париже, появились кресты, сделанные из бронзы и из серебра, покрытые черной эмалью, с белой узкой эмалевой полоской по внешним краям, с золотыми или серебряными надписью и датами. Эти кресты изготавливались в мастерской капитана конной артиллерии ВСЮР В.Н.Богоявленского (умер в 1948 г. в Париже) и отличались изяществом, тонкостью ювелирной работы.

«Галлиполийские кресты», болгарского производства изготавливались из бронзы с серебрением или золочением и покрывались черным лаком. Их размеры составляли от 37 х 37 мм, до 40 х 40 мм.

В Германии, в Берлине, знаки «Галлиполи» изготавливала фирма М.К.Евгеньева, основанная еще в 1922 г. Согласно каталогу фирмы (1927 г.) способ изготовления русских знаков отличия (в том числе орденов, медалей, знаков, форменных пуговиц и т.п.) был «основан на новейших достижениях чеканки стальными штампами или художественного литья», что при повышенном качестве снижало их цену. Так, например, стоимость оригинального (большого) «Галлиполийского креста» составляла 0,50 американских доллара. Знаки могли быть с различными видами крепления к одежде: на винте, булавках и скобах – это зависело от желания заказчика. Таким же изяществом отличались и кресты, изготовленные из серебра в Дрездене фирмой, которая на своих изделиях ставила клеймо “FD”.

И, наконец, знаки, изготовленные в Чехословакии. Они были из светлой бронзы и залиты черным лаком. Их начали изготавливать с конца 1921 года, когда в страну по так называемой «Русской акции» прибыли первые группы переселенцев из Галлиполи и Кабакджи. В Праге знаки заказывали за счет Галлиполийского землячества и выдавали бесплатно. Поскольку знаки были недорогими в изготовлении, их заказывали и эмигрантские объединения из других стран, например, Союз галлиполийцев во Франции, а также группы донских казаков, не входивших в Общество галлиполийцев, и моряки.

Сохранилось письмо на бланке председателя Союза галлиполийцев во Франции, за подписью капитана Орехова Генерального Штаба полковнику Станиславскому от 21.02.1926 г. № 1042 о заказе в Праге знаков пребывания Русской армии на чужбине. В нем отмечалось:

«…По приказанию Генерал-Лейтенанта Репьева, имею честь сообщить, что Союзом Галлиполийцев сделан срочный заказ в Прагу на 100 Галл. значков, 24 Лемносских, 15 – Бизерты и 5 Гл. Командования.

Заказ этот, изготовляющийся пробным, должен быть выполнен к примерно к 15 марта….» [2].

Знаки изготавливали преимущественно двух размеров: 36 х 36 мм и 30 х 30 мм, но встречаются так же знаки и размером 41 х 41 мм и 42 х 42 мм. Выполнены были «пражские знаки» небрежно, кустарно и не отличались изяществом.

2020-2 Окороков7Выпускались также миниатюрные знаки. Они появились, по всей видимости, еще в 1922 г. Во всяком случае, галлиполийцев с таким знаком, как мы узнаем из воспоминаний Г.Рубанова, можно было увидеть в Праге уже в 1923 г.

2020-2 Окороков6Миниатюрные кресты выпускались в основном во Франции и Германии (фирма М.К.Евгеньева). Вскоре они стали как бы членским значком, «наружной эмблемой» Общества галлиполийцев. Крепились они к одежде (гражданскому костюму), как правило, при помощи заколки-иглы с винтовой нарезкой для надежности. Заметим, кстати, что согласно уставу Общества, утвержденному генералом Врангелем еще в Галлиполи 22 ноября 1921 г. и частично измененному 22 ноября 1924 г., действительными членами Общества являлись все чины Русской армии, имевшие право на ношение нагрудного знака, а также женщины и дети, которые пережили «Галлиполийское сидение». На 15 марта 1925 г, согласно карточному каталогу, личный состав Общества галлиполийцев насчитывал действительных членов: чинов 1-го армейского корпуса – 11 998, казачьих войск – 131, членов соревнователей – 221, умерших – 73, выбывших по собственному желанию – 7 и исключенных – 82 [3].

Размеры миниатюрных крестов французского производства составляли от 17 х 17 мм до 19 х 19 мм. Изготавливались они главным образом из бронзы, иногда серебрились и покрывались эмалью.

В Королевстве Бельгия знаки изготавливались в Брюсселе фирмой “P. De Greef”.

В 1938 г. приказом РОВС № 24 от 28 апреля был утвержден аналогичный по форме «галлиполийскому» знак, но без надписей и дат. Он предназначался для почетных членов Общества галлиполийцев из числа не пребывавших в лагерях. Автору известен лишь один такой знак размером 29 х 29 мм, находящийся в коллекции М.С.Селиванова. Он выполнен из бронзы, без эмали и крепится к одежде при помощи винта.

Как символ единения членов Общества галлиполийцев было установлено еще и кольцо с надписью «Галлиполи», право ношения которого имели все члены Общества. Согласно «Описанию и правилам ношения кольца для членов Общества галлиполийцев», утвержденным генералом Врангелем 18 декабря 1921 г., кольцо (с заоваленными краями) изготавливалось из железа, имело ширину 8 мм и надписи – «Галлиполи» и «№». Номер, указанный на кольце, соответствовал номеру в списке членов Общества. Ширина надписи и номера – 3,75 мм, длина надписи – 28 мм. Кольцо носили на безымянном пальце левой руки, его можно было приобрести только через правление Общества, которому принадлежало исключительное право на изготовление кольца. Согласно рекламным объявлениям, опубликованным в авторитетном эмигрантском журнале «Часовой» за 1937 г., они изготавливались парижской мастерской В.Богоявленского, а также берлинской фирмой М.Евгеньева.

Приказом генерала П.Н.Врангеля № 369 от 15 ноября 1921 г. были так же учреждены кресты аналогичной формы с надписями: «ЛЕМНОСЪ», «КАБАКДЖА 1920-1921», «БИЗЕРТА» – названиями лагерей, в которых находились чины Русской армии и флота, а также крест «для района Константинополя», с датами: «1920-1921», без надписи. Приказом № 37 от 25 февраля 1922 года был утвержден знакс надписью: «КАБАКДЖА-ГАЛЛИПОЛИ 1920-1922».

По сведениям авторитетного эмигрантского коллекционера П.В.Пашкова, первые кресты «ЛЕМНОСЪ» были изготовлены из железа, надпись и даты «1920-1921» были вырезаны и покрыты белой краской, так же как и ободок по краям лучей креста. Фон креста красили так же, как и у «галлиполийского», черной краской. Изготавливали их в технических мастерских Донского корпуса на острове Лемнос, и, конечно, они были далеки от совершенства. Вероятно, и кресты меньших размеров, с выпуклыми надписями, отлитые из мягкого сплава, – продукция этих же мастерских. Размеры крестов составляли 37 х 37 мм.

2020-2 Окороков8В Болгарии и Югославии кресты штамповали в тех же частных мастерских, что и крест «ГАЛЛИПОЛИ», поэтому они идентичны ему по размерам, цвету и металлу. Однако знаки югославской выделки отличались более выпуклой формой.

Кресты парижского изготовления, отличавшиеся изяществом исполнения, были выполнены из бронзы или серебра, покрыты черной и белой (ободок) эмалями и имели размеры 36 х 36 мм.

2020-2 Окороков9Оборотная сторона всех крестов была гладкой, на ней был припаян винт – для крепления знака к форме. Выпускались и миниатюрные знаки с надписью «ЛЕМНОСЪ», в частности, выполненные из серебра, размером 16 х 16 мм, и из бронзы с серебрением размером 18 х 18 мм с креплением на игле.

В Германии как большие, так и миниатюрные знаки выпускались фирмой М.К.Евгеньева и дрезденской “FD”.

Первые «бизертские» кресты по своему примитивному виду были схожи с «галлиполийскими» и «лемносскими». Их изготавливали из железа на месте – в мастерских транспорта «Кронштадт» и морского кадетского корпуса. Знак представлял собой черный (окрашенный) крест с белой каймой по краям сторон, размером 35 х 35 мм (по информации П.Пашкова). Надписи и даты были вырезаны вглубь и залиты краской. Знаки с выпуклыми буквами, как на «галлиполийском» кресте, по данным П.В.Пашкова, не изготавливали. Право на их ношение имели все, кто находился на кораблях и в лагерях Бизерты.

2020-2 Окороков10

Позже изготовление крестов «БИЗЕРТА» было налажено во Франции, в мастерской В.Н.Богоявленского и в Германии (фирма М.К.Евгеньева).

«Французские» знаки делали из серебра или бронзы с серебрением. Крест покрывали черной эмалью с белой эмалевой каймой, надпись и даты серебрили.

В балканских странах «бизертские» кресты не изготавливали. Известны экземпляры, выполненные в Чехословацкой Республике и Германии.

Известны также кресты с надписями: «ЧАТАЛДЖА 1920-1921», «ЧАТАЛДЖА 1920-1922», «САНДЖАК-ТЕПЕ 1920-1921», «ЧИЛИНГИР 1920-1921» – названиями казачьих военных лагерей. Эти знаки не были учреждены приказом генерала П.Н.Врангеля и считаются неуставными. Однако, по мнению известного российского коллекционера М.С.Селиванова, они могли быть установлены приказом Всевеликого Войска Донского.

И, наконец, еще один знак «галлиполийской серии» – с надписью «ЛУКУЛЛЪ».

Яхта «Лукулл» была штаб-квартирой генерала Врангеля. 15 октября 1921 года яхта, стоявшая на рейде в Константинополе, была протаранена итальянским пароходом «Адриа». Погибли мичман Сапунов и несколько человек команды. По мнению большинства современников трагедии и историков, гибель «Лукулла» была тщательно спланированной диверсией советских спецслужб. Яхта затонула очень быстро, вместе с ней пошли на дно не только ценности семьи генерала, но и важнейшие документы, а также деньги, принадлежавшие Русской Армии.

В приказе Главнокомандующего Русской Армии № 369 не предусматривался отдельный знак для экипажа яхты «Лукуллъ». Ее команда должна была получить знак, установленный для чинов Русской армии, состоявших на службе, но не находившихся ни в одном из лагерей, т.е. знак, содержащий только даты. Однако после потопления яхты 15 октября 1921 г. ее командир, старший лейтенант Б.Н.Степанов возбудил перед Главным командованием ходатайство об установлении особого знака с надписью «Лукулл».

В Рапорте отмечалось:

Командир яхты «Лукуллъ»

№ 106

28 декабря 1921 г. Константинополь

Военно-морскому агенту в Турции

Рапорт

Прошу Вашего ходатайства перед Главным командованием с разрешением команде яхты «Лукуллъ» на знаке «В память пребыванию Русской армии в военных лагерях на чужбине и Русского флота в Бизерте в 1920 и 1921 гг.» носить надпись «Лукуллъ».

Старший лейтенант Степанов

Генерал Врангель удовлетворил ходатайство командира яхты, о чем было сообщено Военно-морскому агенту:

Начальник штаба Главнокомандующего Русской Армией

3 января 1922 г. № 10631

г. Константинополь

Российскому Военно-морскому агенту в Турции

В дополнение к приказу 369 от 2 ноября 1921 г. Главнокомандующий приказал всем офицерам и команде яхты «Лукуллъ» носить знак с надписью «1920 Лукуллъ 1921».

Приложение: рапорт за № 106.

Вр.и.д. Начальника штаба Генерального штаба генерал-майор Кусонский

Начальник отделения Генерального штаба полковник Подчертков» [4].

В соответствии с этим приказом право на ношение знака с надписью «Лукулл» получили 38 чинов команды яхты.

По утверждению П.Пашкова, знак «Лукуллъ» был изготовлен в единственном экземпляре, который принадлежал старшему лейтенанту Б.Н.Степанову. Позже П.В.Пашковым по этому образцу было изготовлено 10 точных копий креста (размером 34 х 34 мм) из желтой меди с лаковым покрытием. Две копии передали старшему лейтенанту Б.Н.Степанову и старшему офицеру яхты «Лукуллъ» старшему лейтенанту В.М.Костенко. Остальные восемь разошлись по коллекционерам. Тем не менее, известны миниатюрные кресты «ЛУКУЛЛЪ», по всей видимости, парижского производства, а также большого размера, изготовленные в Праге.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Окороков А.В. Знаки русской эмиграции (1920-1990). – М.: Collector’sBooks, 2005. – С. 24-33.

[2] Селиванов М. История знаков Гражданской войны в России. 1917-1922 гг. Т. 1. – М., 2016. – С 247.

[3] Окороков А.В. Русская эмиграция : Полит., воен.-полит. и воин. орг., 1920-1990 гг. – М.: Авуар Консалтинг, 2003. – С. 55-60.

[4] Пашкова П.В. Русские знаки отличия, ордена, медали и жетоны. I, часть II. Неопубликованная рукопись (копия).


© Окороков А.В., 2020.
© Окороков А.В., илл., 2020.

Статья поступила в редакцию 29.06.2020.

Окороков Александр Васильевич,
доктор исторических наук,
первый зам. директора Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
действительный член Академии военных наук,
е-mail:info@heritage-institute.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2020/2(21)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/367.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru