Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/2(29)
спецвыпуск


Доклады


К читателям


Авилов Р.С.

Владивостокская крепость – уникальный комплексный памятник истории русской и мировой военно-инженерной мысли конца XIX – начала XX века


Бурбаева С.Б., Ганиева А.С.

К вопросу музеефикации раннесредневекового городища Бозок в рамках проекта Национального парка под открытым небом 


Буторин Д.А.

Историко-культурный комплекс «Дивногорье»: разработка номинационного досье 


Кудрявцев А.П.

Глобальный проект ИКОМОС: необходимость сотрудничества


Лисенкова М.А.

План управления объектом Всемирного наследия «Храмы Псковской архитектурной школы» итоги реализации и планы развития


Персова С.Г.

Планы управления объектами всемирного наследия: вопросы правоприменения в российском законодательстве 


Пиляк С.А.

Особенности музеефикации фортификационных комплексов на примере Смоленской крепости 


Расторгуев В.Н.

Всемирное наследие: статус наследников и право наследования


Садалова Т.М.

О номинации «Сокровища пазырыкской культуры» в Предварительный список ЮНЕСКО 


Сарапулкина Т.В.

Специфика учета и инвентаризации заповедных участков в современной городской среде (на примере музея-заповедника «Херсонес Таврический»


Субботин А.В.

О Предварительном списке всемирного наследия ЮНЕСКО


Фараджева M.Н.

Всемирное наследие Азербайджана


Архив

Пространство культуры и границы закона

Лексин В.Н.

Пространство культуры и границы закона

Аннотация. Обоснована необходимость предварительной разработки концепции законопроекта о культуре. В ней, в первую очередь, должны быть отражены (1) назначение законопроекта, (2) его связь с «Основами государственной культурной политики» (далее – «Основы»), (3) основные дефиниции и предметы правового регулирования, (4) перечень разделов законопроекта с характеристикой их назначения и решаемых задач, (5) обоснование необходимости или ненужности ограничений публичного распространения результатов свободного творчества, которые противоречат «Основам», (6) формы и критерии предоставления государственной, субфедеральной и муниципальной поддержки культурной деятельности и (7) целесообразность введения в структуру общего образования дисциплины «мировая, русская и национальная культура».

Ключевые слова: культура, государственная политика, законопроект, концепция.


Разработка федерального закона о культуре, учитывающего последние изменения в Конституции РФ, как никогда актуальна и, по моему убеждению, в правовом отношении является не менее сложной, чем разработка этих изменений. Если последние представляли небольшое число политических деклараций (что обычно в конституциях многих стран), то закон о культуре должен ввести в правоприменительную практику необъятное пространство культуры – самого сложного предмета правового регулирования. Эта сложность определяется, во-первых, многозначностью и многоаспектностью самого понятия «культура», во-вторых, постоянным расширением его содержания и структуры и, в-третьих, невероятным разнообразием его объектов, институтов и индивидуальных акторов. При этом практически все смысловые понятия будущего закона: объекты культуры, свобода творчества, ценности, эстетические и нравственные критерии, стоимостные оценки объектов культуры и результатов творчества, конкурсная практика, культурная деятельность, спонсорство и благотворительность, саморегулирование, основания для поощрения или запретов (ограничений) и другие крайне трудно жестко формализовать и вывести из зоны субъективных суждений. Но всё это предстоит не только сделать на самом первом этапе разработки законопроекта, но и находить компромисс при обсуждении на всех последующих этапах.

Осложнит решение поставленной задачи и распространение понятия «культура» на явлении и процессы общественной жизни, в названии которых есть уточняющие определения «культура» или «культурный» (воспитание культуры, культура поведения, культура речи, культура общения, культурные блага, культурная программа, культурная политика, культурное развитие и пр.). Это, в какой-то степени, провоцирует Указ Президента РФ «Об утверждении Основ государственной культурной политики» (далее – «Основы») от 24.12.2014 г. № 808. Напомню, как в «Основах» определена широта этой политики: она «охватывает такие сферы государственной и общественной жизни, как все виды культурной деятельности, гуманитарные науки, образование, межнациональные отношения, поддержка русской культуры за рубежом, международное гуманитарное и культурное сотрудничество, а также воспитание и самовоспитание граждан, просвещение, развитие детского и молодежного движения, формирование информационного пространства страны». Не менее широко в этом документе трактуется и содержание «культурной деятельности» как «создания, распространения, сохранения, освоения и популяризации культурных ценностей и предоставления культурных благ в области культурного наследия, литературы, театрального, музыкального, изобразительного, циркового искусства, архитектуры, градостроительства, садово-паркового искусства, дизайна, кинематографии, фотоискусства, средств массовой информации, культурных (творческих) индустрий, народных художественных промыслов и ремесел, культурного досуга, народного художественного творчества, фольклора, нематериального культурного наследия, музейного, архивного, библиотечного дела, эстетического воспитания, художественного образования, педагогической деятельности в сфере культуры, международного культурного сотрудничества».

Означает ли это наличие непреодолимых трудностей во введении столь широко понимаемого пространства культуры нашей страны в границы федерального закона? Не проще было бы ограничиться внесением в текст «Основ» конституционных новаций: «общероссийская культурная идентичность», «культурная самобытность народов», «культура как наследие многонационального народа» и ряда других? Да, это было бы проще и оперативнее, но сама задача разработки полноценного (или нескольких полноценных) законопроектов о культуре представляется обязательной, поскольку те же «Основы» представляют лишь «базовый документ для разработки и совершенствования законодательных и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих процессы культурного развития в Российской Федерации, а также государственных и муниципальных программ». В связи с этим конспективно изложу несколько предложений.

1. Работе над федеральным законопроектом о культуре должны предшествовать разработка, публичное обсуждение и экспертная оценка его Концепции как принципиальной основы предстоящего законотворчества. Именно здесь должны быть зафиксированы (а) связь законопроекта с «Основами» – или реализация их положений, или замена этого документа на новую его версию, или замена законом о культуре; (б) предмет правового регулирования и основные; (в) перечень разделов законопроекта с характеристикой их назначения и решаемых задач, (г) степень кодификации закона и обоснование перечня и содержания сопряженных с ним новых федеральных законов, подзаконных актов Правительства РФ и других федеральных органов, нормативно-правовых актов субъектов РФ и муниципальных образований. Именно на стадии разработки Концепции может быть найден и сформулирован общественный, ведомственный и экспертный консенсус по ныне дискуссионным вопросам развития культуры.

2. За годы, прошедшие после принятия «Основ», в которых перечислено только то, что соответствует государственной культурной политике, в общественном мнении, в выступлениях ряда политиков и творческих работников культуры начали звучать призывы к ограничению возможностей публичного распространения (публикации, спектакли, концерты, кинофильмы, интернет) тех результатов свободного творчества, которые противоречат целям этой политики. Поэтому разработчики Концепции будут вынуждены в отдельном ее разделе дать четкое определение самой возможности таких ограничений, что, вероятно, потребует толкования правового содержания понятия «свобода творчества». Это может стать самым сложным, но необходимым компонентом не только Концепции, но и законопроекта о культуре.

3. Один из важнейших вопросов Концепции (в перспективе – законопроекта о культуре) – финансирование и другие преференции указанным в «Основах» субъектам и объектам государственной культурной политики в зависимости от соответствия их деятельности декларированным целям этой политики. Необходимо зафиксировать, что есть государственная, субфедеральная и муниципальная поддержка культурной деятельности, в каких формах она должна осуществляться, каковы критерии предоставления помощи и кто будет их устанавливать, следует ли признать целесообразным введение особого порядка проведения конкурсов на приобретение необходимых товаров и услуг, каковы условия и пределы самофинансирования объектов культуры и отдельных видов культурной деятельности.

4. В Концепции необходимо сформулировать условия (в т.ч. ресурсного и кадрового обеспечения) выполнения такой цели «Основ», как «Формирование базовых навыков восприятия и создания произведений искусства в процессе общего образования, повышение доступности дополнительного образования в сфере искусств». Будущее российской культуры во всех его аспектах зависит от сформированных дошкольным и школьным образованием навыков объективной оценки явлений культуры. Для этого не обязательно заучивать, чем, например, различаются живопись итальянского Ренессанса (и что означают понятия Треченто, Кватроченто, Чинквеченто) и северного Возрождения, почему романскую архитектуру сменила готика, а барокко – классицизм, о чем хотел поведать Шостакович в конце15-го квартета и Пелевин в «Священной книге оборотня». Но обязательно знать об исторической подвижности культуры, о хотя бы вершинных ее явлениях и об их творцах, о своей национальной культуре. Представляется необходимым введение многолетних занятий по курсу «Мировая, русская и национальная культура» в дополнение к курсу литературы и отрывочным сведениям в курсах истории. Ведь сейчас имеются все возможности с помощью современной техники прослушать на школьных уроках шедевры музыки всех времен и народов, увидеть великие кинофильмы и ретрансляции лучших спектаклей, посетить музеи и художественные галереи. Дети и подростки должны знать и то, что массовое искусство – тоже искусство.

5. Отдельная задача – проведение государственной культурной политики в условиях частной собственности не только на результаты индивидуальной и групповой творческой деятельности, но и на материальные объекты культуры (кинотеатры и театры, музеи и художественные галереи и т.п.). В Концепции и законе о культуре придется однозначно ответить на вопросы о соотношении с целями этой политики коммерческого интереса и идеологических пристрастий их владельцев, а так же о возможностях их правовой корректировки.

Приведенные соображения, естественно, не претендуют на всестороннее раскрытие темы сегодняшнего обсуждения и рассчитаны только на то, чтобы вычленить из нее несколько более чем дискуссионных моментов, которые неизбежно всплывут при работе над законопроектом и его концепцией. Ведь в них придется на языке юриспруденции ответить не что есть государственная культурная политика России (об этом – «Основы»), а как ее реализовать в современных условиях.


Лексин Владимир Николаевич,
главный научный сотрудник Федерального исследовательского центра
Информатика и управление» РАН (Москва), доктор экономических наук, профессор,
email: leksinvn@yandex.ru

© Лексин В.Н., 2021.
Статья поступила в редакцию 20.11.2021.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2021/4(27)
Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/466.html

Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru