Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/3(22)

СОДЕРЖАНИЕ


Исторические исследования

Окороков А.В. 

Традиционное судостроение как часть культурного наследия народов России

Житенёв С.Ю.

Российская Империя на Ближнем Востоке в первой половине XIX в.: дипломатия, религия и паломничество


Освоение наследия

Путрик Ю.С. 

Культурные ценности становятся доступнее благодаря социальному туризму


Нематериальное культурное наследие

Романова Д.Я. 

Наследование семейных ценностей в процессе сохранения нематериального культурного наследия


Подводное культурное наследие

Левашко Б.П., Ведерников Ю.В. 

Средневековые якоря Японского (Восточного) моря


Музееведение

Казарина Н.И.

Гончарный промысел Балахнинского уезда Нижегородской губернии (По материалам фондовой коллекции Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника)


Краеведение

Александрова О.И., Костров О.А. 

Плоскодонные лодки Верхней Ветлуги



Архив

DOI 10.34685/HI.2019.83.44.002

Муленко И.М.

О роли декоративного оформления в атрибуции бронзовых колоколов российского производства

Аннотация. В статье исследуются основные характерные изменения художественно-декоративного оформления колоколов российского производства. Затронуты некоторые вопросы, связанные с принципами изготовления декоративных элементов на колоколах. На основании сопоставления стилистических изменений предпринята попытка изучить отдельные элементы декора и надписи с точки зрения атрибуционных проблем.

Ключевые слова: колокол, атрибуция, художественно-декоративное оформление, орнамент, надписи.

Открыть PDF-файл


Cравнительное изучение искусства Древней Руси
может не только помочь в интерпретации
отдельных памятников и отдельных явлений,
но и в построении истории культуры в целом.

Д.С.Лихачев [1]

В настоящее время, в связи с большим вниманием к российской истории и ее культурному наследию, а так же учитывая современное развитие технологий и модернизацию, многие аспекты древнерусского художественного наследия и церковного искусства требуют серьезных изысканий и изучения. Одной из важных проблем представляется создание систематизированной и каталогизированной информационной базы как для каждого вида памятников в целом, так и для колоколов в частности, что, в свою очередь, требует подробного изучения всего комплекса научно-технических и атрибуционных проблем.

Атрибуцией предмета, согласно словарю музейных терминов, является «выявление всех присущих предмету признаков: название, устройство, материал, размеры, техника изготовления, авторство, хронология и география создания и бытования, а также связь музейного предмета с историческими событиями и лицами, с эстетической средой. В ходе атрибуции расшифровываются надписи, клейма, марки и другие знаки, нанесенные на предмет, определяется степень сохранности предмета и описываются повреждения»[2].

Несомненно, что изучение декоративного оформления играет важную роль как в атрибуции предметов в целом, так и колоколов в частности. Проводя сравнительный анализ художественно-декоративного оформления, связанного с ним композиционного решения и приемов исполнения отдельных элементов декора, а также сопоставляя их с общими тенденциями, присущими тому или иному временному периоду, можно сделать некоторые выводы о времени, мастере, отлившем колокол, а так же о месте производства.

История колоколов и колокольного звона в России тесно связана с христианством, воспринятом от Византии в конце Х в., с принятием которого Россия унаследовала и многие традиции совершения богослужений, и принципы художественно-декоративного оформления. Так, игра на музыкальных инструментах не сопровождала церковные богослужения, и лишь традиция призывать к службе с помощью ударения в било, а за тем и в колокол, переросла и укоренилась, особенно на территории России, в многозвучные колокольные звоны. Ими сопровождались и отмечались важные церковные и общественные события, городские и народные празднования, трагические и скорбные моменты.

В исследованиях современных авторов, как и в более ранних трудах нет единого мнения о преемственности колокололитейных традиций. Один из исследователей истории колоколов и колокололитейного искусства Э.Вильямс в книге «Колокола России. История и технология» предполагает, что традиция использования колоколов могла в Россию прийти как из Византии, так и с Запада: «Сведения о колоколах России домонгольского нашествия скудны и не дают определенного ответа на вопрос об источнике или источниках происхождения колоколов в Киевской Руси – прибыли они из Византии, чью веру приняли русские князья, или из городов Западной Европы, с которыми русские вели оживленную торговлю? Колокола могли появиться в России как из Византии, так и латинского Запада» [3].

Памятников колокололитейного искусства домонгольского периода дошло до настоящего времени не много. Одной из причин, конечно же, явилась их гибель во всевозможных войнах и пожарах, но нельзя так же не учитывать и то, что в это время на Руси бронзовый сплав являлся дорогим материалом и, вероятнее всего, отливка колоколов не носила массового характера. Основные археологические находки колоколов связаны с центральными княжескими городами. В связи с тем, что форма колоколов этого периода очень близка к европейской, а на некоторых из них нанесены надписи на латинском языке, можно говорить о том, что в XI-XII вв. колокола, скорее всего, привозились или отливались иностранными мастерами.

Первые сведения о литье колоколов на территории Руси относятся к концу XII– началу XIII в. Одно из первых упоминаний о русских литейщиках датируется 1194 г. Летописец, описывая поновление обветшалой суздальской церкви, отмечает: «А то чуду подобно молитвою и верою Епископа Иоанна, не ища мастеров от немец, но налице мастеры от клеврет Св. Богородицы и своих, иных колоколы льяти, иных крыти, иных известью белити» [4].В Галицком летописании при описании пожара в городе Холме упоминается, что в огне погибли не только иконы, но и колокола, привезенные князем из Киева, а также отлитые в самом городе [5]. Литье колоколов на территории России в XIII в. также подтверждается археологическими раскопками. Так, в Киеве были найден фрагмент колокола, на котором сохранились две буквы кириллического алфавита «ТЬ» [6]. Э.Вильямс так же приводит найденный при раскопках города Гродно фрагмент колокола начала XII в., на котором сохранились отлитые буквы кириллицы «РАБ». Далее он делает вывод о том, что вполне вероятно «к началу XIII века русские литейщики и металлисты тоже могли лить колокола без помощи иностранцев» [7].

Становление российского колокололитейного искусства в целом и декоративного оформления в частности проходило в русле общеевропейских стилистических тенденций и художественных направлений.

Первоначально декоративное оформление как западноевропейских, так и российских колоколов не имело четко установленных канонов и разработанных принципов расположения изображений. Чаще всего колокола орнаментировались довольно лаконично, опоясывающими бороздками и валиками, которые скорее всего явились одним из первых декорационных приемов при оформлении колоколов. В связи с этим установить место производства древних колоколов на основании декоративного оформления можно, только если на колоколе расположена надпись, прямо или опосредованно указывающая на страну или хотя бы область его изготовления.

Постепенно сама форма, профиль колокола стали диктовать фризовое расположение декоративного оформления. Понятие формы включает в себя размер колокола, его высоту, нижний и верхний диаметры. Профилем же принято называть поперечное сечение стенки колокола, и в нем можно выделить отдельные элементы. Корона, или крепление колокола, состоит из маточника и ушей. Корона стала располагаться на так называемой сковороде: круглой по форме площадке, часто выделенной уступом. Изгиб формы после уступа получил название плечо колокола. Далее следуют: тело (юбка, тулово). Нижняя часть колокола (нижний вал) состоит из ударного кольца, а также нижнего края или среза.

Там, где профиль колокола имел изгиб, стали отливать выпуклый поясок – валик. Чаще всего он встречается в месте перехода от нижнего вала к тулову, а также от тулова к плечу колокола, причем данная традиция сохранилась до настоящего времени как в странах Западной Европы, так и на территории России.

Необходимо отметить, что на одном из колоколов, датируемом XII-XIII вв. и находящимся в экспозиции музея колоколов г. Апольда (Германия), представлен и другой принцип расположения рисунка, при котором все тулово колокола украшено гравированным сетчатым орнаментом. Принцип оформления, при котором декоративный орнамент заполняет все тело колокола, вероятнее всего не был повсеместно распространен и начал применяться позднее – лишь в XVII в. и, несомненно, в другом стилистическом исполнении. При этом рисунок уже не гравировался, а отливался вместе с колоколом.

Как в древности, так и в последующие времена все элементы орнаментации колоколов западноевропейского и российского производства изготавливали двумя различными способами: их отливали вместе с колоколом или гравировали уже после его отливки, причем на одном и том же колоколе подчас использовались оба способа декоративного оформления.

На колоколе XV в. Пафнутьево-Боровского монастыря, который в настоящее время хранится в Московском объединенном музее-заповеднике «Коломенское», надпись расположена в верхней части тулова при переходе в плечо колокола. Она отлита уже в два яруса, которые отделены друг от друга выпуклыми литыми валиками. Надпись на колоколе довольно подробная и указывает, помимо времени отливки, места предназначения, правящих князей и церковных властей, имя отлившего колокол мастера: «Федько Пушечныкъ». Примечательно, что имя мастера отлито не в общем тексте, а в небольшом треугольнике, размещенном непосредственно под нижним ярусом текста, что несколько разбивает общую фризовую геометрию.

колокол Федьки ПушечникаК XVI в. расположение надписей и орнаментов на колоколах стало усложняться. В связи с поиском гармоничного звучания и увеличением веса колоколов форма подверглась изменениям и приобрела более структурированные очертания. На смену мягким и плавным изгибам пришли линии, четко подчеркивающие и отделяющие элементы профиля. Наиболее ощутимые изменения произошли в системе крепления и очертаниях плеча колокола. Художественное оформление стало подчеркивать структуру формы колокола за счет отливки многоярусных декоративных фризовых поясов, расположенных чуть ниже плеча и на нижнем вале колокола. Такое расположение орнаментации как бы заключило весь колокол в некую декоративную рамку, которая еще более подчеркивается за счет литых выпуклых валиков, обрамляющих фризовые пояски. Довольно часто такие орнаментальные полосы включают в себя тексты, ставшие к этому времени более длинными и подробными. Иногда часть текста располагалась внизу колокола, а другая – наверху, образовывая несколько ярусов. Сами же буквы, помимо смысловой нагрузки, стали решать также и декоративно-орнаментальную задачу.

Необходимо отметить, что тексты, размещенные на предметах декоративно-прикладного искусства в целом и на колоколах в частности, несомненно, являются одной из важнейших художественно-декоративных атрибуционных характеристик. Сам шрифт надписей также очень важен при изучении и атрибуции колоколов. Церковный шрифт за свою многовековую историю неоднократно претерпевал изменения, что, конечно же, нашло свое отображение и в декоративном исполнении надписей на колоколах.

Постепенно к XVI в. шрифт букв на колоколах стал более геометрически выверенным. Буквы утратили наклон и округлые очертания и в текстовом ярусе стали располагаться строго перпендикулярно. Элементы самих букв приобрели определенную толщину, которая стала сохраняться во всех буквах на протяжении всей надписи на колоколе одинаковой. При Петре I стал использоваться так называемый гражданский шрифт, который постепенно начал применяться при изготовлении надписей и на колоколах. Цифры приобрели современное арабское обозначение вместо древнего буквенного.

Помимо шрифтовых особенностей текста, атрибуционные сведения о колоколе можно почерпнуть и непосредственно из самого текста. Часто о времени изготовления колокола можно судить по отлитым на его поверхности именам вкладчиков. Зачастую такими дарителями выступали известные люди: царствующие особы, архиепископы и епископы и другие, сведения о которых сохранились до настоящего времени. Также в тексте можно встретить имя мастера, отливший колокол, его вес, место и дата отливки.

Надписи на колоколах, начиная с XVII в., содержат более подробные сведения. Иногда в них говорится о том, что данный колокол был перелит из другого и сообщаются краткие сведения о предыдущем колоколе. В надписях можно встретить указания на конкретные исторические события: например, на колоколе Соловецкой обители упомянута бомбардировка английской эскадрой в 1854 г.

Для атрибуции колоколов интересен тот факт, что псковские мастера нередко отливали колокола парами [8]. Причем надпись разделялась на два колокола так, что её начало располагалось на одном колоколе, а продолжение находилось на другом. Так, Н.И.Оловянишников, публикуя текст колокола «…и христолюбиваго царя и государя и великого князя Феодора Ивановича всея Руси и благоверной царице и великой княгине Ирине…», делает предположение о псковском литье на основании того, что надпись неполная и, вероятнее всего, с этим колоколом был отлит еще один, парный ему [9].

Интересно отметить еще одну характерную особенность псковского колокололитейного искусства. Для декоративных фризов псковских колоколов XVI в. характерно использование так называемого «звериного орнамента»: изображение оленей, львов, грифонов, драконов и др. [10], которые в декоративных фризах колоколов мастеров других областей не встречаются.

XVII в. в российском колокололитейном искусстве, особенно его вторая половина – это время поиска и разнообразия в декоративном оформлении колоколов. Отливаются так называемые «прорезные» колокола, со сквозными декоративными отверстиями. Причем такое оформление колоколов не характерно для Западной Европы и встречается преимущественно на территории России. Одним из колоколов этого времени, на котором фризовая горизонтальная декорация заменена вертикальным расположением фигур и картушей, является «Трехсвятительский колокол» из Новоиерусалимского монастыря (1666 г.), который, можно сказать предвосхитил расположение декоративного оформления, характерного уже для колоколов последующего, XVIII в.

Трехсвятительский колоколНа колоколе в декоративных арках-картушах отлиты в полный рост фигуры трех вселенских святителей Григория Богослова, Василия Великого и Иоанна Златоуста. Между арками расположены декоративные картуши с витиеватым орнаментом, в центр которых вписаны тропари и кондаки изображенным святым. Удивляет тончайшая проработка всех деталей фигур и орнамента, что говорит о высоком мастерстве литейщиков. Надпись по низу, юбке колокола, сообщает среди прочего и имена мастеров: монах Сергий и старец Паисий. Они так же для Новоиерусалимского монастыря отлили колокол, надпись на котором расположена фризовыми поясами по всему тулову, а декоративный орнамент находится на плече и юбке колокола, как бы обрамляя текст.

Начиная с XVI-XVII вв. надписи стали обрамлять декоративными орнаментальными поясами-фризами, часто расположенными в зеркальном отображении, причем орнаментальные полосы изображались по принципу раппорта, где один и тот же элемент повторяется на протяжении всего рисунка. Можно сказать, что такое решение декоративного оформления стало классическим и легло в основу художественной проработки большинства российских колоколов.

Изменения, произошедшие в декоративном оформлении в XVII-XVIII вв., также нашли свое отражение в художественной проработке колоколов. Наряду с приемами, разработанными в прошедшие столетия, появляются новые, которые мастера нередко сочетают вместе на одном и том же колоколе. Фризовые орнаментальные пояса становятся более широкими, с развитым рисунком. Тулово начинает заполняться изображениями и текстами, из-за чего декоративное оформление подчас утрачивает фризовое композиционное построение. Также во многом меняется и художественная стилистика орнаментальных поясов. В этот период на колоколах начинают отливать изображения херувимов, а также львов и фантастических существ.Мастера нередко используют элементы ренессансного орнамента: листья аканта, виноградной лозы, дуба; бусы, плетенки, ленты. Широко распространен мотив гротеска, то есть причудливого сочетания сплетающихся растительных побегов, завитков с масками, животными, рыбами, фантастическими цветами, а также композиции с овальным медальоном в центре» [11]. Также на колоколах отливаются гирлянды цветов, а изображения святых и правителей помещается в декоративные картуши.

В XVIII в. оформление колоколов в барочном стилевом направлении характерно и для Западной Европы, и для России. Но и здесь встречаются некоторые особенности изображений на российских колоколах. Так, на больших московских благовестниках Царь-колоколе и «Большом Успенском» были отлиты царствующие особы. Такое оформление колоколов, прославляющее царствующий дом, применялось в декорировании российских колоколов и позднее, что не встречается при художественном оформлении западноевропейских колоколов.

Художественное решение декоративного оформления колоколов XIX-XX вв. сочетало в себе накопленный опыт всех предыдущих столетий. Часто колокола отливались с довольно лаконичной художественной проработкой, где основным орнаментом были декоративные фризы, а также надписи. Помпезность и развитость рисунка предыдущего столетия на тулове колокола нашло свое отражение в несколько иных формах: центральная часть колокола стала заполняться многофигурными сюжетными композициями.

В XIX в. одним из атрибуционных признаков декоративного оформления российских колоколов является наличие на колоколе герба с двуглавым орлом, присуждаемого колокололитейному заводу за победу на Всероссийских промышленных выставках. Также довольно часто на колоколах отливались и медали, полученные на данных выставках. Так, самым титулованным на Всероссийских выставках был завод Финляндских [12]. Одним из интереснейших его мастеров был Ксенофонт Веревкин: он отливал колокола с декоративной орнаментацией в виде переплетающихся завитков по всему тулову колокола. Право отливать герб имели также заводы Оловянишникова и братьев Смагиных.

Декоративное оформление крепления колоколов, также имеет свои характерные особенности и черты. В российской традиции крепление колокола часто называется «венцом» или «короной», которая состоит из маточника и ушей. Изначально крепление было довольно простым и фактически не имело художественно-декоративного оформления, решая лишь практические задачи подвески колокола к несущим конструкциям. Поэтому, а также благодаря тому, что вес колоколов был незначительным, их отливали с креплением в виде скобы, которое не декорировалось, так как выполняло лишь утилитарную функцию. Позднее, в связи с изменением профиля и увеличением веса колоколов, встал вопрос о более надежном креплении, поэтому скоба колокола приобрела массивность и к ней добавились петлеобразные «уши», число которых стало зависеть от веса колокола. Часто их форме придавали некий изгиб, меняя и совершенствуя который колокололитейные мастера добились в оформлении крепления колоколов определенной декоративности и изящества. В результате оно своей формой действительно стало напоминать подобие короны. Постепенно центральный петлеобразный маточник и уши окончательно утратили свою вытянутую форму и округлые очертания, став более массивными, с геометрически четкими гранями.

Помимо этого, уши колоколов начали украшать орнаментальными полосами. Подобным образом оформлено, например, крепление колокола Реут, который был отлит мастером Андреем Чоховым в 1622 г. и в настоящее время находится на звоннице Московского Кремля. Но наиболее характерным такой способ оформления крепления стал для псковских мастеров XVI в. [13]. Причем проушины чаще всего были огранены, а орнаментальный рисунок располагался на трех внешних центральных гранях. Для декоративных полос использовали различные орнаменты в виде переплетенных колец, наподобие завивающегося вьюнка, закрученного шнура и др. Такое оформление встречается на колоколах, отлитых мастерами: Михаилом Андреевым, Василием Ивановым, Афанасием Панкратьевым и другими псковскими колокололитейщиками.

Изображения на ушах колоколов можно считать редкостью. До настоящего времени дошел один колокол 1687 года работы московского мастера Дмитрия Моторина, с декоративным оформлением крепления в виде головы и двух грифонов. Причем голова в конструктивном значении играет роль маточника, а грифоны – ушей колокола. Из надписи следует, что колокол церковный, так как отлит для церкви Покрова Пресвятой Богородицы. Но, пожалуй, это единичный случай отливки российского колокола с таким сложно декорированным креплением. На особо чтимых колоколах, например, на известном Царь-колоколе и соловецком благовестнике, отлитом в память осады английскими судами в 1854 г., верх маточника декорировался державой с крестом. Необходимо отметить, что чаще всего российские мастера украшали проушины короны колоколов профилированными бороздками и валиками.

После Октябрьской революции 1917 г. колокололитейное производство прекратило свое развитие. Указом 30 июня 1930 г. Московский совет запретил колокольный звон в столице и близлежащих городах [14]. Многие колокола были уничтожены, производства закрыты, а профессиональные навыки и приемы утрачены. Возобновление литья колоколов в России произошло в 1987 г., когда были открыты производства в Москве, Воронеже, Каменске-Уральском и других городах. В настоящее время проводятся исследования художественно декоративного оформления, звуковых характеристик, реставрации и сохранения колоколов, а также возрождаются традиции литья и колокольных звонов.

Изучение стилистических изменений в художественно-декоративном оформлении, надписей, отдельных элементов декора колоколов, а также их сопоставление и сравнительный анализ могли бы предоставить неоценимый материал как для создания электронного каталога и современного производства колоколов в частности, так и для изучения декоративно-прикладного наследия в целом.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Лихачев Д.С. Сравнительное изучение литературы и искусства Древней Руси // Труды отдела древнерусской литературы. Т. ХXII: Взаимодействие литературы и изобразительного искусства в Древней Руси. – М.; Л.: Наука,. 1966. – С. 10.

[2] Словарь музейных терминов : учеб. метод. пособие / сост. О.И. Захарова. – Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2013. – С. 3.

[3] Вильямс Э. Колокола России : История и технология. – М.: Колокольный центр, 2012. – С. 60. 

[4] Цит. по: Оловянишников Н.И. История колоколов и колокололитейное искусство. 2-е изд., доп. – М.: Изд. Т-ва П.И. Оловянишникова с-вей. 1912. – С. 51. 

[5] Цит. по Бондаренко А.Ф. История колоколов в России XI-XVII вв. – М.: Русская панорама, 2012. – С. 97-98.

[6] Там же. С. 30.

[7] Вильямс Э. Колокола России… С. 63. 

[8] Бондаренко А.Ф. История колоколов в России XI-XVII вв. – М.: Русская панорама, 2012. – С. 240. 

[9] Цит. по: Бондаренко А.Ф. История колоколов в России... С. 252. 

[10] Подробнее см.: Плешанова И.И. О зверином орнаменте псковских колоколов и керамид // Древнерусское искусство : Художественная культура Пскова [т. 4]. – М.: Наука, 1968. – С. 204-220. 

[11] Васильев В.А., Шульц И.Р. Исторический обзор декоративного оформления колоколов // Православный звон: Прошлое, настоящее, будущее. – М.: Колокольный центр, 2013. – С. 122. 

[12] Глушецкий А.А. Колокольное дело в России во второй половине XVII – начале XX в : Энциклопедия литейщиков. – М.: Экон. газета, 2010. – С. 107. 

[13] Плешанова И.И. О зверином орнаменте псковских колоколов и... С. 208. [14] Вильямс Э. Колокола России... С. 101.

© Муленко И.М., 2019.

Статья поступила в редакцию 03.12.2019.

Муленко Ирина Михайловна,
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт культурного
и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
e-mail: mirina343@yandex.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2019/4(19)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/319.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru