Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/1(20)
спецвыпуск


ДОКЛАДЫ


Васильев Г.Е. 

Культура как сфера доопределения человека


Кирьянова О.Г. 

Военная история России в экспозициях музеев Русской Православной Церкви


Петрова Д.А. 

Музейные проекты русских художников-футуристов 


Чувилькина Ю.В. 

Комплектование музейных фондов в СССР во второй половине XX века


Романова К.К. 

Фактор постижения культуры России на примере творческой деятельности С.П.Дягилева через призму газетных публикаций в Великобритании 20 в.


Диброва А.В. 

Пространство церкви Преображения Господня Кижского погоста в контексте иеротопического подхода


Краснова И.В. 

Истоки формирования Слобожанщины, как части геокультурного пространства России XVI – первой половины ХVII вв.


Васильева С.Е. 

Специфическая противоречивость концепта «массовая культура»


Гущина Ю.Р. 

«Ежегодник Императорских театров» под руководством С.П.Дягилева


Мадикова Л.В. 

Типология объектов подводного наследия и перспективы их исследования


Краснова Т.Н. 

Исследование причин разрушения археологической керамики вследствие неквалифицированной реставрацииl


Коренная В.С. 

Изучение культурного и природного наследия России в современном образовательном процессе: на примере истории России XVI в.

 

Архив

УДК 301:725

Севан О.Г.

Опыт социального участия населения и организация партнерств
в европейских странах: взгляд из России

Аннотация. В статье дается краткий анализ организации партнерств и участия населения в программах и проектах сохранения и развития ряда европейских сельских поселений, малых городов. Их опыт может быть использован в исторических центрах крупных городов по всему миру. Представляет он интерес и в России.

Ключевые слова: сельские поселения, малые города, самоуправление, партнерство, план развития.


Современная культурная политика России имеет острую потребность в целостной оценке ситуации и комплексном, междисциплинарном подходе к сохранению и развитию локальных культур на региональном, поселковом уровне. Низкая эффективность уже опробованных программ и проектов развития связана с отсутствием такого подхода. Несогласованность при решении социокультурных, ландшафтных, архитектурных, краеведческих, образовательных и др. проблем ведет к практике временного «латания дыр», безрезультатного расходования средств государственного и местных бюджетов. Поэтому крайне важен анализ имеющихся программ развития малых городов, сельских поселений, сферы культуры регионов и т.д. и правовых вопросов их реализации.

Кроме того, кризисная ситуация в России проистекает из потери многих традиционных образцов и слабого заимствования лучших мировых образцов гражданской (экономической и политической) культуры – прежде всего, опыта локального предпринимательства и самоуправления. В то же время очевидно, что невозможно заставить граждан поверить в правильность управленческих указов со стороны людей, мало знакомых с особенностями жизни в их местности. После десятилетий советского периода население нуждается в восстановлении своей исторической памяти об организации самоуправления и хозяйственной инициативы как в городских, так и в сельских поселениях. Без этого, как показывает весь опыт реформ, у людей отсутствуют и средства и энергия для решения проблем.

Изучение европейского опыта демонстрирует политическую самостоятельность локальных сообществ, выявляет необычайную изобретательность жителей, когда им необходимо выжить и защитить себя, свою культуру в условиях недостаточности природных и других ресурсов. Нечто подобное мы видим сегодня и в работе территориальных общественных объединений (ТОС) на многих территориях России.

Очевидно, что объективно сложившийся порочный круг безденежья, отсутствие нужного объема инвестиций в нашей стране не позволяют формальным лидерам, представителям государственных, республиканских, районных и городских властей увидеть способности самостоятельно хозяйствующих поселений. Поэтому они не рискуют делиться территориальными, законодательными и финансовыми ресурсами и властью с малоопытным местным самоуправлением. Вместе с тем законодательная база России позволяет местному самоуправлению найти общий язык с администрациями указанных уровней и продемонстрировать пользу от умелого разделения управленческих прав. Но это возможно, только если в потенциально готовых к самоуправлению поселениях и городах у жителей будет потребность в сохранении и развитии местной культуры. Как это сделать? Какие силы гражданского общества подключить? Каковы примеры удачных решений таких проблем? Вот круг вопросов, требующих найти ответы в ближайшее время.

Управленцам, предпринимателям, представителям учреждений культуры и некоммерческих организаций и жителям в условиях кризиса российского общества трудно, некогда и зачастую невозможно обратиться за опытом партнерства к историческим, литературным и практическим источникам как мировой, так и отечественной культуры. Тем не менее необходимо искать пути взаимодействия с центральными властями и способы активации предприимчивости граждан, жителей поселений и муниципальных образований в городах.

Очевидно, что работа в регионах России должна ориентироваться на охрану памятников, сохранение и развитие местных локальных культур, занятости населения, ландшафтов, решение проблем работы школ, музеев, клубов и пр. Кроме того важными вопросами остаются проблемы экологии, землепользования, лесного хозяйства и др. Одним из актуальных аспектов деятельности по развитию территорий является организация социального взаимодействия на базе местных условий, традиций и образа жизни населения. Примеры ряда стран, находящихся в климатически близких к России условиях (Швеция, Финляндия, другие европейские государства), представляют интерес в плане организации местных сообществ с целью их выживания, развития культуры и среды обитания.

Ещё в конце 1980-х гг. Европейской Комиссией была принята и опубликована Резолюция «Будущее сельского сообщества», которая не только детально и всесторонне изучила проблемы села [1], но также впервые выделила важнейшую роль местных жителей в обеспечении устойчивого развития: «Если осуществляется программа развития потенциала сельских регионов, то необходимо привлекать к этому местных жителей. Без их поддержки, силами только внешних организаций работа имеет мало шансов на успех. Более того, привлечение местного и регионального руководства, других общественных, местных и региональных, экономически заинтересованных групп на этапе выявления проблем и приоритетов уменьшит количество ошибок, которые неминуемо возникнут при попытке планирования извне».

Интересно отметить, что после публикации этого документа идеи всестороннего сельского развития при поддержке и участии местного населения стали получать все большее распространение. Результатом явилось создание в 1991 году Программы Европейского Союза (European Union) LEADER I с целью практической реализации того, о чем говорится в документе «Будущее сельского сообщества», в частности, создания материальной базы для местных групп развития с целью проверки и апробации идей в отдаленных местностях Европы. Эта инициатива была поддержана правительствами государств-членов ЕС.

В июле 1992 года конференция по вопросам планирования сельского развития «Сельская Европа — новые начинания», проходившая по инициативе правительства Великобритании, сделала заключение: «При планировании развития какого-либо региона необходимо включать комплекс мер по усилению межрегионального взаимодействия, которые помогут рассматривать развитие этого региона как часть общей стратегии значительно большей территории, а также обязательно предполагать участие всего населения данной округи в акциях по «взаимодействию и партнерству на всех уровнях от местного до общеевропейского».

В сентябре 1993 года Отдел по охране окружающей среды, по инициативе правительства Великобритании, организовал международную конференцию «Партнерство во имя преобразований» («Partnership for Change»). В заключительном коммюнике и кратком обзоре содержалось следующее: «... наиболее важный ресурс развития – местные знания, как можно более уважительное отношение всех участников процесса к проблемам и нуждам сообщества...».

Мировой Банк провел анализ программ, осуществленных при его непосредственной поддержке, и выделил общие черты наиболее успешных из них:

1. Активное участие большинства населения в разработке программы развития.

2. Адаптация последних достижений науки и техники к местным условиям.

3. Предложения со стороны учитывают социальные и культурные факторы местного развития.

4. Предложения со стороны учитывают политику местного руководства.

Все эти замечания кажутся достаточно простыми и ясными, но реальность показывает, что без поддержки процессов вовлечения населения эффективными, надежными методами, все вышесказанное — лишь слова и добрые намерения. В этой связи реальные примеры социального участия, партнерства и особенно роль населения в разработке и реализации программ и проектов развития достаточно значимы. Рассмотрим методику организации такого участия на примере SPARC [2], ориентированной на деятельность населения по развитию сельских сообществ (комьюнити) в Южном Пемброкшире (Англия).

В большинстве своем люди в сельской местности Англии озабочены состоянием окружающей среды и наследия (что отличает их от наших жителей, озабоченных проблемами занятости, инфраструктуры, образования и т. д.). Однако многие сходные вопросы медленно, но решаются. Вовлеченность жителей может заметно разниться: от реально активных граждан до тех, то проявляет полное неучастие или склонен к формальному пребыванию в составе организации. Очевидно, что необходимым является наличие стратегического плана работы, надежных партнеров, взаимодействие с локальными и региональными властями и пр. Среди механизмов, применяемых лидерами движений для организации участия, выступают совещания, собрания, семинары, проведение анкетирования, индивидуальная работа со СМИ и пр. Среди важных элементов такой деятельности - участие населения разных возрастных и социальных групп. Конечно, эта работа требует сил, она долгосрочная, но реальные результаты становятся очевидными достаточно быстро.

Эти принципы лежат в основе 35 ассоциаций сельских сообществ, объединенных в SPARC, которые решают основные вопросы на своей территории и координируются между собой, имея свободный характер. Из координаторов (аниматоров) комьюнити собирается Совет управления, в который также привлечены спонсоры и заинтересованные организации. На уровне же поселения координатор выбирается из числа ответственных лиц за помощь фермерам, за развитие туризма, пищевой промышленности, за образование и деловую активность, управление, финансы и за социальную поддержку членов комьюнити. Таким образом, в структуре представлены основные направления развития поселений, что способствует организации действенного органа самоуправления на территории.

Соответственно, программа (план) развития поселения учитывает мнения всех социальных групп, которые выявляются разными методами, включая разработку «проблемных карт территории», где местные жители имеют возможность провести оценку комьюнити. Определяются цели и задачи развития с учетом предложений всех заинтересованных сторон. Главное — это создание рабочих мест (в т.ч. в частном секторе), поддержка различных форм партнерства, сохранение памятников и экологической чистоты местности, а также развитие образования.

В результате 35 ассоциаций комьюнити уже смогли добиться активизации сельских групп и жителей Южного Пемброкшира. Изменилось отношение людей к месту жительства, к природной среде, к сообществу (от пассивного к более активному), поскольку появились новые возможности для развития. Ключевым направлением экономического изменения в районе стало развитие туризма. Выбор его форм должен соответствовать природным особенностям и опираться на сельскую среду, культуру населения и его традиции. Многие из программ SPARC («Местная пищевая промышленность», «Отдых в сельской местности», «Качество сельской жизни», «Качество» бизнеса») успешно демонстрируют возможные пути мобилизации или активизации местных жителей и организации партнерства в самых разных направлениях.

Но имеются и другие удачные примеры решений сельских и региональных проблем в соседних странах, например, в Швеции, связанной на протяжении столетий с Россией в историческом, культурном, торгово-экономическом и климатическом плане.

Стефан Бонд (ранее был вице-президентом шведского ЕКОВАСТ) когда-то дал характеристику общественному движению, начавшемуся в середине 1980-х гг. в сельской местности [3]. Ситуация на этих территориях, особенно в северной части Швеции, была тяжелой: большая часть деревень и сел опустели, молодежь уезжала в города, оставались лишь пожилые люди. Экономическая активность ослабла, и у местного населения, как говорят они сами, не было надежды на будущее. Тогда и зародилось движение под названием: «Вся Швеция должна жить!» В нем участвовали различные группы населения, обеспокоенные положением в сельской местности, а также политические партии и власти разных уровней. Позже появился Совет народных движений за сельское развитие, который организует каждые два года «Сельский парламент» — своеобразную манифестацию сельского образа жизни, малых городов, демонстрацию успехов и решений локальных проблем. Это движение привело к появлению около 3500 местных групп развития, ориентированных на создание рабочих мест, сохранение и развитие сельской культуры, улучшение бытового обслуживания, образования и пр. Группы развития коммун [4] усилили демократические институты и улучшили условия жизни на сельских территориях. Начавшись в небольших поселениях, позже это общественное движение стало набирать силу в малых и крупных городах страны.

Предполагается, что в 1990-х годах около 70 000 жителей были непосредственно вовлечены в сельское движение и несколько миллионов его поддерживали через кооперативы, ассоциации, информационные сети и пр. Они развивали экономику в небольших поселениях, принимали активное участие в работе коммун, организовывали местную торговую сеть, развивали местные производства с переработкой экологически чистых продуктов (грибов, ягод, трав и т. д.). Кроме того, до сих пор удаётся развивать различные виды сельского туризма, вовлекая в него местных жителей и молодежь, вести реставрацию памятников и т. д. Но главное в этом движении – это инициатива местного населения, желание и уверенность граждан, что они могут повлиять на изменение ситуации в своем поселении и на территории, могут сформировать и сохранить сельский социум. Несмотря на давление, ощущаемое со стороны крупных соседних городов, сельское движение развивается. Они ведут постоянный диалог в партнерском режиме. В результате находятся инвестиции для сельских мест и малых городов, в чем локальные группы развития принимают непосредственное участие.

Материалы по программам развития сельских общин и коммун Швеции освещают общие подходы к междисциплинарным исследованиям и проектам локальных территорий и организации Совета сельских общин [5]. Последний постепенно превратился в значимый институт самоуправления в сельской местности.

Цель созданного Совета — контроль за соблюдением интересов сельских общин в вопросах планирования и социально-культурной жизни. Совет — контрольный и совещательный орган между коммуной Истад (районом) и селами, а также представительный орган в делах коммуны в сельской местности. Его организация оказала значимое влияние на жизнь населения разобщенных сел и деревень, способствовала их мобилизации в решении насущных проблем, получении информации и контактов с вышестоящим руководством и администрацией коммуны. У такого общественного органа, который поддерживается и властями, несомненно, есть будущее.

В работе по исследованию и разработке программ и проектов развития отдельных приходов [6], т. е. группы небольших деревень в системе коммун, принимают участие проектировщики, местные власти, заинтересованные частные и общественные структуры, местные жители (группа участия). Пример подхода к программам развития прихода Снорестад, в коммуне Истад на юге Швеции [7], демонстрирует два основных раздела: подробный анализ ситуации, а затем краткосрочные и долгосрочные предложения к решению имеющихся проблем. Существенным, с нашей точки зрения, является междисциплинарный, системный подход к анализу и программе развития, где на локальном, небольшом объекте (селе или группе сел) можно провести такого типа исследование и дать предложения с учетом региональной ситуации [8]. Вопрос упирается, как и в нашем случае[9], в ресурсы (социальные, энергетические, финансовые и др.) для достижения поставленных целей. Существенным фактором является участие населения и партнерство в такой деятельности. И здесь, на шведском примере, очевидна значимость заинтересованности руководства общины, профессионализм и работоспособность в осуществлении разного типа задач, в том числе в контактах как с местной властью, так и с жителями прихода и поселений.

Для успешного решения поставленных задач при разработке и реализации программ и проектов развития на территории важна организация местных (локальных) партнерств [10]. Партнерства [11], организуемые по разным основаниям, с разными целями и условиями их существования, с учетом местных особенностей становятся важным элементом начала различных инновационных процессов на определенной территории, в том числе и в сфере культуры. Сегодня в европейских странах очевидно развитие партнерств в сторону решения не единичных проблем, а целых комплексов вопросов. При этом выделяются два основных их типа — в сфере управления и в сфере координации. По большей части многие партнерства, ориентированные на реализацию локальной политики, имеют открытый характер, добиваясь демократического правления как внутри собственной структуры, так и во вне. Таким образом, они выходят на взаимодействия с другими организациями, властями или партнерствами.

Модели организации местных партнерств, существующих в Северной Ирландии, Португалии, Австрии, Швеции, Италии и Франции, весьма разнообразны и зависят от условий местности (социально-экономических, географических, историко-культурных и пр.), а также от современных проблем, необходимости и заинтересованности различных сторон участия в их решении. Это могут быть: добровольные объединения различных местных групп в одной ассоциации; активные местные жители или малые местные группы, заменяющие отсутствующие общественные организации; фермеры, организующиеся в партнерства, расширяя круг заинтересованных экономических структур; возможны объединения частных и общественных структур и т. д.

При этом ряд примеров (в частности, из Швеции, Португалии) демонстрирует организацию, связанную с «отсутствием инициатив», своеобразным «социальным вакуумом» в далеких от городов местностях, старением населения или наследием давления диктаторского режима, который разрушил социокультурные связи между различными группами населения и внутри этих групп.

Формирование партнерств, как правило, имеет несколько этапов. Первым условием является объединение, консолидация интересов и задач. При этом возможны два типа их организации: те, которые существовали уже до того, как программа LEADER Европейского Союза стала функционировать и помогать консультациями, методиками и, главное, финансами на этой территории, и возникшие в результате помощи данной программы. Они могут инициироваться отдельными личностями, частными или общественными организациями.

Кроме того, для создания любого локального партнерства необходимо исполнение следующих условий: реализм и прагматизм целей и задач, актуальность, соответствие местным условиям, а также согласие объединяющихся членов и доверие между ними. Но для дальнейшего существования партнерства, его развития требуется значительно больше условий, энергии и умения осваиваться и приспосабливаться к новым ситуациям, искать пути решения возникающих разногласий (как личных, так и групповых). В этом смысле политика «малых дел» и признания значения и роли отдельных личностей в партнерстве оказываются весьма продуктивными и реальными для стабильного его совершенствования. Кроме того, важно концентрировать различные ресурсы, в т. ч. и финансовые, и в этой связи необходима успешная координация процесса развития на территории, поиск фондов, развитие новых функций, в т. ч. в сфере культуры.

Очевидно, что на пути становления и развития партнерства имеются трудности и напряженности, которые полагается отслеживать и решать с помощью специальных исследований и мер. Участие местного населения в партнерствах разного типа становится необходимым условием их реального функционирования. И по мере усовершенствования они могут принимать на себя функции законодательной и исполнительной власти. В этой связи необходимо разграничение полномочий с местными органами власти, что является гарантией функционирования местной демократии - основы развивающегося партнерства. И конечно, важно узаконивание их полномочий, определение функций в процессе разработки и реализации программ и проектов развития, формирование нового типа взаимоотношений для расширения участия, ответственности и эффективности органов управления и законодательной власти.

Заключение

Тема «участия населения и партнерства» заслуживает серьезного рассмотрения. В европейской практике уже несколько десятилетий идет осмысление проблем самоуправления на локальном уровне, где участие населения и партнерство стали важными «движущими» элементами этого процесса. Многие специалисты считают это развитием прямой или представительной демократии.

В то же время такого типа деятельность требует привлечения проектировщиков и консультантов, владеющих специальными знаниями и организационными технологиями. Не менее важным является знание местных особенностей населения, традиций, инноваций и, в целом, местной культуры. Очевидно, что организация участия населения и партнерства — это длительный процесс, в который должны быть вовлечены не только местные жители, но и управленцы, бизнес-структуры и общественные организации. Только при таком объединении можно достичь положительных результатов, удовлетворяющих все заинтересованные стороны, повышающих уровень благополучия и качество жизни разных социальных групп населения.

Вопросы организации, собственно культурной жизни населения и местных учреждений культуры, являются частным случаем в такой деятельности. В этой связи овладение методами организации и формирования участия населения и партнерства является одним из ключевых принципов разработки и реализации культурной политики на местах: в сельских территориях, малых городах или отдельных зонах крупных городов.


ЛИТЕРАТУРА И КОММЕНТАРИИ

[1] Эсби Д. Доклад на европейском семинаре «Вся Европа будет жить», проходившем в рамках «Сельского парламента» в феврале, 1998 г. в г. Линчопине, Швеция.

[2] Эсби Д. Участие населения и устойчивое сельское развитие // Европейский опыт разработок и реализации программ развития сельских территорий и малых городов: Участие населения и партнерства / Отв. ред. О. Севан. —  М., 2001. — С. 68-89. (SPARC - South Pembrokeshire Action for Rural Communities - Деятельность по развитию сельских сообществ Южного Пемброкшира, Англия)

[3] Бонд С. Мобилизация населения в сельской местности Швеции // Европейский опыт разработок и реализации программ развития сельских территорий и малых городов. Участие населения и партнерства. Методические материалы. — М., Технопечать, 2001. — С. 90-99.

[4] Коммуны различаются не только по размеру (малые, средние, большие), но и по типу населения (сельские и городские). Разделение это достаточно условно, так как встречаются коммуны со смешанным сельско-городским населением. Выборным органом самоуправления является Коммунальное управление, существуют также различные специализированные комитеты и комиссии, выполняющие роль исполнительных органов. Коммуны также имеют право взимать подоходный налог.

[5] Велсье М. Совет сельских общин // Европейский опыт… С. 100-110.

[6] Приход - низшая территориальная единица местного самоуправления в сельской местности Швеции, может объединять и несколько мелких населенных пунктов (в т. ч. хуторские хозяйства); как правило, совпадает с территорией церковного прихода. Органом добровольного самоуправления на этом уровне является община, в которой в некоторых случаях могут состоять все или почти все жители прихода, в то же время во многих сельских населенных пунктах вообще нет общин. (Как территориально-организационная единица приход и община соответствуют обоим значениям нашего понятия «сельсовет».)

[7] См. статью Б.-Горан Ниллсон и др. Программа развития прихода Снорестад (архив ЕКОВАСТ).

[8] Севан О.Г. Междисциплинарный анализ сельских поселений с целью разработки программы развития (на примере с. Губино Московской области). — М., 1999.

[9] Социокультурный анализ и развитие территорий России: проблемы и решения: монография / под общ. ред. О.Г. Севан. — М.: ФОРУМ, 2012. — 464 с.

[10] См.: Организация местных (локальных) партнерств. Проект: Инновации в сельской местности // LEADER European Observatory. — 1999. — № 2.

[11] Партнерство — организационная форма, обеспечивающая условия для сотрудничества и объединения ресурсов различных общественных секторов для решения задач в рамках программ и проектов развития поселений и регионов.

© Севан О.Г., 2015

Статья поступила в редакцию 20.11.2015 г.

Севан Ольга Георгиевна,
кандидат архитектуры, член международного Комитета ИКОМОС (ICOMOS-CIVVIH), член международного Комитета ЕКОВАСТ (ECOVAST),
ведущий научный сотрудник, Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева (Москва),
e-mail: osevan47@gmail.com

Опубликовано: Журнал Института наследия, 2015/3
Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/3/43.html 

Наверх

Новости

  • 16.10.2019

    23–27 сентября в Петрозаводске прошла VIII конференция «Рябининские чтения-2019» — крупнейшее научное мероприятие России в области изучения традиционной культуры Русского Севера. Участники конференции обсудили теоретические и прикладные аспекты в области истории, этнографии, фольклористики, языковедения, книжности и литературы, реставрации и истории архитектуры, искусствоведения, традиционного судостроения, а также музейного дела и актуализации культурного наследия.

  • 16.10.2019

    30 сентября 2019 г. перед началом работы Учёного совета Института Наследия прошла минута молчания в память о 20-летии кончины академика Д.С. Лихачёва, который стоял у истоков создания культурологии — актуальной и востребованной современной научной и образовательной дисциплины.

  • 03.06.2018

    15-16 мая в Москве проходила Всероссийская научно-практическая конференция «Цивилизационный путь России: культурно-историческое наследие и стратегия развития», организованная Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева и Министерством культуры Российской Федерации.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru