Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/1(20)
спецвыпуск


ДОКЛАДЫ


Васильев Г.Е. 

Культура как сфера доопределения человека


Кирьянова О.Г. 

Военная история России в экспозициях музеев Русской Православной Церкви


Петрова Д.А. 

Музейные проекты русских художников-футуристов 


Чувилькина Ю.В. 

Комплектование музейных фондов в СССР во второй половине XX века


Романова К.К. 

Фактор постижения культуры России на примере творческой деятельности С.П.Дягилева через призму газетных публикаций в Великобритании 20 в.


Диброва А.В. 

Пространство церкви Преображения Господня Кижского погоста в контексте иеротопического подхода


Краснова И.В. 

Истоки формирования Слобожанщины, как части геокультурного пространства России XVI – первой половины ХVII вв.


Васильева С.Е. 

Специфическая противоречивость концепта «массовая культура»


Гущина Ю.Р. 

«Ежегодник Императорских театров» под руководством С.П.Дягилева


Мадикова Л.В. 

Типология объектов подводного наследия и перспективы их исследования


Краснова Т.Н. 

Исследование причин разрушения археологической керамики вследствие неквалифицированной реставрацииl


Коренная В.С. 

Изучение культурного и природного наследия России в современном образовательном процессе: на примере истории России XVI в.

 

Архив

УДК 9 (С)27+379.4

Горбунов А.В., Суханов А.А.

Начало Московской битвы и объекты культурного наследия Великой Отечественной войны на территории заповедника «Бородинское поле»

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы сохранения исторически сложившегося культурного ландшафта Бородинского поля в начальный период Великой Отечественной войны в связи с созданием Можайской линии обороны.

Ключевые слова: Бородинское поле, военно-исторический ландшафт, музеефикация, музей-заповедник, культурный ландшафт, мемориализация, памятные места


Боевые действия на Бородинском поле в октябре 1941 г. и их значение гораздо менее известны, чем Бородинское сражение 1812 года. Между тем, именно эти события Г.К. Жуков называл самыми трудными и опасными в Московской битве. Прибыв на Западный фронт 8 октября, он доложил Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину: «Главная опасность сейчас заключается в том, что пути на Москву почти ничем не прикрыты. Слабое прикрытие на Можайской линии обороны не может гарантировать от внезапного появления перед Москвой бронетанковых войск противника». На Бородинском поле эти войска были остановлены на шесть дней.

Появление на Бородинском полеобъектов культурного наследия (далее – ОКН) Великой Отечественной войны связано со строительством 36-го укрепрайона (УРа) Можайской линии обороны (август-сентябрь 1941 г., оборонительными боями 12-17 октября 1941 г., строительством и поддержанием в состоянии боевой готовности 152-го укрепрайона (март 1942 г. – апрель 1943 г.). Эти три периода и соответствующие им события определяют историческую ценность данных памятников, пути и масштабы их музеефикации, а также степень сохранности (целостность и аутентичность) всего культурного ландшафта Бородинского поля времен Великой Отечественной войны, исторический слой которой наложился на культурный ландшафт Бородинского сражения.

Решение о создании Можайской линии обороны (МЛО) с размещением на ней 10 дивизий народного ополчения и 5 дивизий НКВД было принято Постановлением Государственного Комитета Обороны от 16 июля 1941 г., согласно которому требовалось «организацию и артиллерийское оснащение Можайской линии закончить в пятидневный срок, т.е. к 21 июля с. г.» [1]. Протяженность МЛО составляла до 220 км глубиной до 100 км, включая Волоколамский, Можайский, Малоярославецкий и Калужский (с 23 августа) укрепленные районы, в которых планировалось построить основной оборонительный, промежуточный, тыловой оборонительный и второй оборонительный рубежи. Можайский укрепрайон (36 УР), шириной фронта «по начертанию переднего края» 80 км, по характеру местности и условиям обороны делился на 6 боевых участков, для размещения на этой позиции шести стрелковых дивизий. Работа по рекогносцировке и проектированию МЛО началась реально в августе. В Можайском укрепрайоне были намечены границы 80-ти батальонных районов обороны (БРО), из которых 28 БРО следовало создать на основном рубеже. После подробной рекогносцировки и составления схем «расположения инженерных и огневых средств» каждого БРО, утвержденных 14-25 августа, в состав передовой линии основного оборонительного рубежа был включен 27-й БРО тыловой линии, нумерация БРО начиная с шестого изменилась.

На территории Бородинского поля от деревни Ковалево до села Ельня располагались с 8-го по 14-й БРО передовой линии, а также 27-й и 28-й БРО тыловой линии (район деревень Татариново и Артемки) основного рубежа. Они прикрывали танкоопасные коммуникации ближайшего операционного направления на Москву: Можайское шоссе, железную дорогу, автостраду Москва-Минск и пути, ведущие в тыловые районы [2].

На схемах БРО показаны условными знаками противотанковые препятствия (рвы, эскарпы, завалы, надолбы, металлическиеежи), колючая проволока, оплетка колючей проволокой опушек леса, места расположения 45-мм, 76-мм, 122-мм пушек, 50-мм, 80-мм, 120-мм минометов, станковых пулеметов с секторами обстрела, окопы стрелковых отделений с ручным пулеметом, минные заграждения, фугасы, наблюдательные и командные пункты роты и батальона, блокгаузы,. Масштаб топоосновы схем БРО 1:10000 (в 1 см – 100м), сделанных от руки с топографической карты масштаба 1:50000 (в 1 см – 500 м), позволяет определить по ним места расположения точечных объектов в пределах ста метров. Места строительства долговременных (дотов, железобетонных колпаков) и дерево-земляных (дзотов) огневых точек на большинстве схем не обозначены, в отдельных случаях об этом написано в легендах к схемам.

О системе укреплений батальонного района обороны можно судить по расположенному на 125 км Минского шоссе БРО № 14, схема которого была утверждена 14 августа. На схеме обозначены построенные ранее 4 артиллерийских и 4 пулеметных дота, упомянутые в легенде рвы, эскарп и завалы, предлагаемые места создания препятствий и размещения огневых средств (4-х пушек,10 минометных позиций,18 станковых пулеметов, 31 окоп для стрелковых отделений с ручным пулеметом). Это единственный документ с замечанием генерал-майора артиллерии Страндстрема: «Смотрел. Положение местных предметов на схеме показано недостаточно точно».

К созданию Можайской линии обороны спешно организованные для этого Управления военно-полевые строительства (УВПС) силами, частей развернутых 32, 33, 34-й армий, Главгидроспецстроя НКВД и организаций Моссовета приступили в начале августа. По воспоминаниям начальника инженеров опергруппы Московского военного округа бригадного инженера А. И. Пангксена, «работа шла самотеком» из-за неясности поставленных производственных задач, отсутствия четкого снабжения материалами и техникой, нестабильной обеспеченности рабочей силой. Скорость постройки рубежа была замедленна и по причине того, что «никто не считал необходимым принять и утвердить тактико-фортификационное решение всей глубины внешнего пояса обороны», поскольку штаб Московского военного округа считал, «что это не его дело, а ГВИУ РККА, наоборот, не считало себя вправе вмешиваться в тактическое решение, не отказываясь от руководства специальными работами» [3]. Согласно донесению «О выполнении плана работ по полевому фортификационному строительству УВПС-20 по состоянию на 27 августа 1941 года» были сооружены противотанковые рвы (6225 погонных метров из первоочередных 71,91км), эскарпы, контрэскарпы, ровики (4364 п.м.), 4 орудийных и 2 (из 59 планируемых) пулеметных дзота, проволочная сеть в 3 ряда кольев (2,3 км из 199 км по проекту), завалы [4]. Мы полагаем, что замедление строительства МЛО в первую очередь связано с тем, что главное внимание в это время было обращено на создание Рженско-Вяземской оборонительной линии, на которую в августе и сентябре перебрасывались с МЛО как строители, так и воинские части.

Титульный список оборонительных сооружений, подлежащих возведению, был направлен коменданту 36-го укрепрайона полковнику С.И. Богданову только 24 сентября. Расположенные на Бородинском поле БРО, которые строились УПВС-20, были отнесены к первой очереди строительства со сроком окончания работ 15 октября. Вторую и третья очереди строительства планировалось завершить к 25 ноября [5]. В титульном списке предписывалось прежде всего «создавать непрерывные противотанковые препятствия перед передним краем оборонительной полосы, одновременно возводить огневые сооружения на батальонных районах». Обязательный минимум для каждого БРО включал 4 дота для 45-мм пушки, 2 дота для 76-мм пушки, 12 дотов для станковых пулеметов, 6 дзотов пулеметных, 4 наблюдательных пункта, с разрешением «ставить огневые сооружения дополнительно». На открытых местах предписывалось «использовать малозаметные сооружения (железобетонные колпаки, а также противоосколочные деревоземляные сооружения)». Сборные железобетонные конструкции разрешалось заменять деревоземляными.

Согласно статье в немецком журнале «Вермахт» («Die Wehrmacht», № 25, Dezember, 1941) оборонительная линия глубиной 14 км, «созданная Советами перед их столицей для задержки продвижения германских войск», состояла из семи рубежей: 1. Линия автоматических огнеметов «баки которых были вкопаны в землю, наружу торчали одни раструбы», 2. «Глубокая система расположенных зигзагообразно траншей, которую наши солдаты окрестили «грядками спаржи». Эти траншеи были сильно заминированы и главным образом должны были препятствовать бронетанковой технике». 3. Километровой глубины зона проволочных заграждений. 4. «Противотанковые ловушки в несколько метров глубиной и шириной» (эскарпы и контрэскарпы). 5. «Бесконечные ряды «ежей», сваренных из железнодорожных рельсов». 6. «Бункеры различных видов» (доты). 7. Полевые оборонительные сооружения с артиллерийскими позициями (дзоты, окопы). Такая оборонительная полоса тянулась на 300 км, от Калуги до Калинина. «В самом укрепленном месте, на автодороге Смоленск-Москва, в течение нескольких дней боев немцы прорвали оборону».

Автор статьи явно преувеличил мощность Можайской линии обороны в пропагандистских целях – «Оборонительную полосу Советы считали неприступной. Немецкие солдаты ее преодолели». Все перечисленные сооружения в действительности были построены не сплошной линией, а только на самых опасных участках. Укрепления, обозначенные на приложенной к статье схеме, были действительно построены на 125-м км Минского шоссе у села Ельня, но занимали пространство не более 1 км с каждой стороны дороги, глубиной не 14, а только два километра. В целом принято считать, что Можайская линия обороны к началу боев была готова наполовину. В БРО первого эшелона были устроены непрерывные противотанковые препятствия, однако доты и дзоты не были оборудованы для установки в них огневых средств, не было ходов сообщения, убежищ, землянок. Точное количество и расположение построенных к началу октября на Бородинском поле полевых укреплений в настоящее время неизвестно.

Слабость МЛО в первую очередь была обусловлена не состоянием ее инженерных сооружений, а практически полным отсутствием подготовленных для ее защиты, знакомых с оборонительными позициями воинских частей – гарнизонов.

В ходе начавшейся 30 сентября операции «Тайфун» немецкие войска прорвали оборону Брянского, Западного и Резервного фронтов, окружив за 10 дней 64 дивизии Красной Армии и подойдя к Гжатску. В их числе оказались и развернутые дивизии Московского ополчения, которые строили и должны были оборонять Можайскую линию. По данным воздушной разведки противник знал, что недостроенная Можайская линия обороны еще не занята советскими войсками. Задача прорыва к Москве на кратчайшем Можайском направлении была поставлена перед немецким 40-м танковым корпусом (дивизии СС «Рейх», 10-я танковая, около 30 тыс. чел.).

Для обороны 36-го укрепрайона 9 октября было приказано создать 5-ю армию из четырех дивизий под командованием генерал-майора Д.Д. Лелюшенко. В это время в нем находились 27-й, 127-й и 230-й учебно-запасные стрелковые полки (5 батальонов), 36-й мотоциклетный полк, батальон курсантов Военно-политического училища им. В.И. Ленина, Можайский истребительный батальон, 4 противотанковых полка, 3 дивизиона гвардейских минометов («катюш»), 305 отдельный артиллерийско-пулеметный батальон, 3 огнеметные роты. На подходе были части 20-й и вышедших с большими потерями из боев под Гжатском 18-й и 19-й танковых бригад, 509-й и 521-й артиллерийские полки противотанковой обороны, 995-й армейский пушечно-артиллерийский полк. В состав новой армии вечером 11 октября в Можайск прибыли первые эшелоны единственной дивизии – 32-й Краснознаменной полковника Виктора Ивановича Полосухина численностью около 14,5 тыс. чел. В 1938-м году дивизия участвовала в боях с японцами у озера Хасан, за что получила орден Красного Знамени. Пешим маршем 17-й и 113-й стрелковые полки, 133-й легкий артиллерийский полк и первый дивизион 154-го гаубичного артиллерийского полка ночью выдвинулись на передовые рубежи Можайского укрепрайона. Дивизии с приданными частями (около 23 тыс. чел.) было приказано удерживать фронт шириной 34 километра, не допуская прорыва вражеских войск по автостраде Минск-Москва и Можайской дороге. Для размещения в 28-ми БРО в составе 5-й армии к началу боевых действий было 19 стрелковых батальонов. Занятые ими позиции не совпадали с территориями БРО.

В соответствии с отданным утром 12 октября первым боевым приказом В.И. Полосухина, командный пункт которого располагался в лесу юго-восточнее Новой Деревни, оборона 10 километрового участка, по центру которого проходило Минское шоссе, а с севера Белорусская железная дорога, возлагалась на 17-й стрелковый полк им. М.В. Фрунзе, сводный батальон курсантов, 367-й артиллерийский полк противотанковой обороны, 3-ю и 4-ю роты отдельного 305-го артиллерийско-пулеметного батальона, 40-ю огнеметную роту с поддержкой 1-го дивизиона 154-го гаубичного артиллерийского полка. Здесь, на 125-м км Минского шоссе, у разрушенного сап ерами моста через речку Еленка вечером этого дня произошел первый бой в котором «командир орудия младший сержант Харинцев, член ВЛКСМ, со своим расчетом подбил 6 танков, из которых 3 танка сгорели на месте, а остальные три фашисты сумели увести на буксирах» [6].

К вечеру 13 октября после мощной артподготовки и бомбардировки немецкой пехоте при поддержке бронетехники удалось овладеть деревней Рогачево и с севера успешно атаковать село Ельня. Часть мотоциклистов-автоматчиков просочилась вдоль железной дороги к Доронино и Шевардино. На следующий день, 14 октября, противник с использованием 40 танков, авиации и пехоты пытался расширить плацдарм и захватить деревню Артемки. Командарм Д.Д. Лелюшенко, лично руководя контратакой вместо убитого диверсионной группой немцев командира 20-й танковой бригады полковника С.Т. Орленко, на перекрестке дорог у деревни был ранен. В трех километрах западнее, перед мостом через р. Еленка, в это день был тяжело ранен командир моторизованной дивизии СС «Рейх» генерал П. Хауссер. Попытки полка СС «Дойчланд» с батальоном танков и «панцергренадеров» 10-й танковой дивизии прорваться на рубеже деревень Артемки, Утица, станции Бородино повторялись безуспешно. Контратаки советских войск с целью отбить Ельню и Рогачево также не удались. С этого момента никому неизвестная деревня Артемки вошла во все оперативные сводки – от штаба дивизии до штаба фронта и Ставки.

С 15 октября в командование 5-й армией вступил генерал-майор артиллерии Л.А. Говоров. Главным для командарма по-прежнему оставалось удержаться на рубеже на рубеже Фомино-Артемки-Утицы – ст. Бородино. На рассвете 2-й батальон капитана В.А. Щербакова из 322-го стрелкового полка атаковал немецкий гарнизон в Рогачево, уничтожив около 200 фашистов и несколько танков. Закрепить этот успех не удалось. Батальон занял позицию в районе Шевардинского редута, которую удерживал двое суток. За умелое командование батальоном и личную храбрость капитан В.А. Щербаков был награжден орденом Ленина.

В приказе по 5-й армии на 16 октября 32-я стрелковая дивизия с приданными частями должна была «продолжая упорно обороняться на занимаемом оборонительном рубеже Авдотьино, Горетово, Троица, Беззубово, Бородино, Рогачево, Ельня, Кадынка (Каржень. – А.С.) Сокольники, восстановить положение на переднем крае обороны в районе Бородино вер. и ниж. Ельня» [7]… По указанию В.И. Полосухина, из остатков батальонов 17-го стрелкового полка, экипажей 18-й танковой бригады, пулеметной и огнем етных рот был организован отряд под командованием офицера штаба дивизии майора П.И. Воробьева. При поддержке танков 20-й бригады и 2-го дивизиона 11-го гвардейского минометного полка отряд безуспешно попытался отбить деревни Утицы и Ельню. В ночь на 16 октября командование дивизии СС «Рейх» подтянуло к д. Утицы дополнительные силы. Машинами и бронетранспортерами с пехотой был забит проселок Старой Смоленской дороги севернее Минского шоссе. Отбитый огнем тяжелой артиллерии и «катюш», противник изменил направление удара для прорыва через центр Бородинского поля с юга на Можайскую дорогу. Части полка «Дойчланд», поддерживаемые танками, в это время уже закрепились в д. Утицы, вошли в поселок ст. Бородино и вышли на ближние подходы к д. Семеновской в центр Бородинского поля. Совместными контрударами батальонов 322-го и 230-го полков от д. Семеновской и частей отряда П.И. Воробьева от д. Артемки удалось выбить немцев с захваченного плацдарма, противник отошел к Утицам. В бою погиб почти весь 3-й батальон 322-го полка во главе с командиром капитаном Б.В. Зленко.

Артемки 16 октября шесть раз переходили из рук в руки. В этот день на полях восточнее д. Семеновское воинами 121-го противотанкового (с позиции у батареи Раевского) и 133-го легкого (с опушки Псаревского леса) артиллерийских полков были отбиты атаки около 30 немецких танков. Три танка подбил расчет сержанта А. Русских. После разрыва мины в нем живым остался только наводчик Ф. Чихман, который с оторванной правой рукой смог подбить последний, четвертый из атаковавших батарею танков. За этот подвиг он был награжден орденом Ленина. Долго держаться на позиции без пехоты артиллеристы не могли, а ее в центре поля почти не было. Не было и каких-либо укреплений за пределами расположенных только на переднем крае батальонных районов обороны. Усилия командования армии и дивизии по восстановлению переднего края обороны имеющимися силами не могли быть успешными. Противник создал угрозу обхода левого фланга армии у Вереи и выхода на ее тылы.

17 октября немецкие танки прорвались на Можайское шоссе между деревнями Горки и Татариново. Одну из танковых колонн атаковали здесь два звена 61-го штурмового полка. Когда на земле уже горело 15 танков, самолет 22-летнего лейтенанта Константина Яковлева был подбит, и он направил его на скопление вражеской техники. Бои в этот день продолжались у Новой Деревни, где часть войск 32-й дивизии, отступавшей по приказу Л.А. Говорова, переправлялась на левый берег реки Москвы.

Прорыв противника южнее Минского шоссе, выход в тыл 7-й немецкой пехотной дивизии и подтягивание 9-го армейского корпуса противника заставили командование 5-й армии отдать приказ об оставлении бородинских рубежей. На следующий день после оставления Можайска и Малоярославца Постановлением Государственного Комитета Обороны от 19 октября в Москве и прилегающих районах было введено осадное положение.

В результате боев на Бородинском поле советским воинам удалось остановить и на шесть дней задержать стремительное продвижение фашистских войск к Москве, что позволило развернуть подходящие из глубины страны резервы и остановить противника на тыловом рубеже Можайской линии обороны.

Понимая историческое значение Бородинского поля, немецкие пропагандисты сняли кинохронику о боях на его территории (Die Frontschau Nr. 2, 1941), с подробным показом элементов оборонительного рубежа и преувеличением своих успехов. Оккупанты фотографировались у памятников героям 1812 года, а в здании Бородинского музея устроили скотобойню. Особенности ландшафта Бородинского поля не позволили немцам создать здесь свой оборонительный рубеж. В крупный опорный пункт они превратили Можайск. В начале января 1942 года воины 5-й армии перешли в контрнаступление. Ожесточенные бои за освобождение Можайска с 17 по 20 января вела 82-я мотострелковая дивизия. 17 января красный флаг был поднят над зданием вокзала, 18 января автоматчики-лыжники, усиленные пулеметами и минометами, проникли на западную окраину города. 20 января, после уличных боев буквально за каждый дом, Можайск был освобожден.

К концу этого дня 210-й мотострелковый полк занял д. Горки. Противник вел заградительный огонь из станковых и ручных пулеметов с восточной окраины села Бородино. Передовые отряды советских лыжников обошли Бородино, и немецкая группа прикрытия бежала. Сбивая вражеские заслоны, в ночь на 21 января батальоны 108-й стрелковой дивизии освободили на Минском шоссе Чебуново, Мясоедово, Артемки, Ельню. Южнее наступала 32-я стрелковая дивизия. 21 января 82-я мотострелковая дивизия продолжила наступление: 210-й полк освободил Шевардино, Доронино, Рогачево Бурково, 601-й полк — Фомкино, Александрово, Головино, 94-й разведовательный батальон выбил врага со станций Бородино и Колочь, не допустив подрыва железнодорожного моста. Северную часть Бородинского поля освободили полки 19-й стрелковой дивизии.

Наступление войск 5-й армии продолжалось до апреля 1942 года. Многочисленные попытки сходу прорвать оборонительную систему Гжатского укрепленного района немцев оказались безуспешным. Во время одной из них 18 февраля при проведении рекогносцировки в районе д. Иванники погиб командир 32-й стрелковой дивизии полковник В.И. Полосухин. С воинскими почестями его похоронили в Можайске.

За отличие в боях под Москвой 32-я стрелковая и 82-я мотострелковая дивизии, 36-й мотоциклетный и 509-й противотанково-артиллерийский полки были удостоены звания «гвардейские».

Угроза нового наступления на Москву оставалась, поэтому в марте 1942 года началось строительство нового Можайского укрепрайона (152-й УР) протяженностью 95,8 км. Нужно было не только создавать огневую систему и заграждения, но и восстанавливать пришедшие в полную негодность сооружения, сделанные в 1941 году. На Бородинском поле создавались Бородинский и Головинский предмостные районы обороны с большими минными полями, 7 БРО переднего края и 3 БРО второго эшелона. Линия переднего края основного рубежа была искривлена с целью создать большие «мешки» и выступы для осуществления фланговых ударов и уничтожения прорывающегося противника по частям. На 1 августа 1942 года весь передний край был прикрыт противотанковыми и противопехотными препятствиями в виде рвов, эскарпов, надолбов, «ежей», лесных завалов, минных полей, двух полос проволочных заграждений. К 30 октября рубеж был подготовлен не только по огневой системе и по системе заграждений, но и полностью оборудован для занятия его полевыми войсками. Все сооружения 152-го укрепрайона находились в боевом состоянии до весны 1943 года и сыграли важную роль в предотвращении новых попыток захватить столицу [8].

Не надеясь закрепиться на Бородинском поле, фашисты до начала боев сожгли и превратили в руины здание музея, дом игумении Марии в Спасо-Бородинском монастыре, дворцово-парковый ансамбль в селе Бородино, практически все населенные пункты и господские дома уцелевших после революции помещичьих усадеб, ценных как памятники – свидетели Бородинского сражения. В Акте об ущербе, нанесенном оккупантами Бородинскому музею, написано, что его уничтожение – это доказательство «стремления фашистской Германии унизить, заплевать великий русский народ, стереть с лица земли его историю». Сделать это не удалось. Бородинский музей был восстановлен после ремонта здания и 15 октября 1944 года вновь открыт для посетителей. Бородинское поле стало объектом культурного наследия двух Отечественных войн.

Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник (сокращенное название – музей-заповедник «Бородинское поле») основан в 1839 г. по указу императора Николая I как мемориал и выставка реликвий на месте Бородинского сражения. Это старейший из музеев мира, созданных на полях сражений. Границы территории музея-заповедника площадью 109,7 кв. км установлены Правительством РФ в 1994 г. Его территория совпадает с границами объекта культурного наследия «Бородинское поле и памятники на нем», который имеет с 1961 г. статус памятника истории и культуры республиканского значения, а с 2012 г. статус достопримечательного места федерального значения. Границы территории объекта культурного наследия федерального значения достопримечательного места «Бородинское поле и памятники на нем», характера ее использования, ограничений и требований к хозяйственной деятельности, проектированию и строительству утверждены Приказом Министерства культуры Российской Федерации от 19 марта 2012 г.

По классификации объектов культурного наследия ЮНЕСКО поля сражений относятся к культурным ландшафтам ассоциативного типа. Это понятие включает в себя наличие территории, избранной для ведения боевых действий – первичного ландшафта, основными параметрами которого являются: положение местности относительно других географических объектов (дорог, рек, городов), степень и характер ее хозяйственного освоения (дорожная сеть, населенные пункты, соотношение полей и лесов), объемно-пространственные характеристики и функциональные взаимосвязи ландшафтных элементов природного и искусственного происхождения (высот, равнин, оврагов, плотин, построек). Совокупность этих параметров отражает военно-оборонительный потенциал местности, наиболее очевидно выраженный в тех случаях, когда она становится полем сражения неоднократно, как это было на Бородинском поле в 1812 и в 1941 годах. В результате сражения – интенсивного разрушительного воздействия на оборудованный для ведения боевых действий первичный ландшафт, возникает особый тип культурного ландшафта – военно-исторический. Его главные элементы – материальные следы сражения: военно-инженерные сооружения, брошенная техника, использованные боеприпасы, обломки оружия, захоронения, разрушенные постройки. Все элементы первичного ландшафта при этом становятся памятными местами и памятными объектами как свидетели сражения. Границы военно-исторического ландшафта определяются протяженностью по фронту позиций и глубиной расположения войск обеих сторон, включая резервы и центры управления войсками. Сохранить его полностью невозможно. Военно-исторический ландшафт изменяется под влиянием природных процессов, объективно ведущих к уничтожению «ран войны» – материальных свидетельств боевых действий, и возобновления на поле сражения мирной жизни, его использования по первоначальному назначению. Изменением военно-исторического ландшафта является и его мемориализация. В результате территория поля сражения превращается в мемориально-музейный ландшафт, становится объектом культурного наследия, который включает в себя памятники-свидетельства, памятные места и объекты, памятные знаки, а также объекты наследия, не связанные с главным событием [9].

Памятники-свидетельства являются материальным подтверждением самого факта сражения на данной территории, его масштабов, служат важным источником для научной реконструкции хода боевых действий. К ним относятся укрепления, захоронения и археологический культурный горизонт, в котором сохраняются артефакты, непосредственно связанные с боевыми действиями – боеприпасы, обломки оружия, предметы военного быта. Памятные места и памятные объекты – это свидетели сражения, сохранившиеся элементы первичного ландшафта, которые занимают практически всю территорию поля сражения: поля, леса, реки и ручьи с оврагами, возвышенности, дороги, исторические населенные пункты, усадебные ансамбли, архитектурные сооружения, селища (исчезнувшие поселения). Именно они составляют основу мемориально-музейного ландшафта, обладая особой информационной, научной и эстетической ценностью. Памятные знаки фиксируют на местности информацию о событиях и их участниках. Это могут быть символические монументы, памятники воинским частям и участникам сражения, мемориально-архитектурные комплексы и здания, надгробия, музейные экспозиции, информационные знаки.

Выявление и изучение памятников Великой Отечественной войны на Бородинском поле сотрудниками Бородинского музея началось в 1950-е годы, однако впервые они были частично поставлены на государственный учет Указом Президента РФ от 20 февраля 1995 г. № 176. Это 4 могилы советских воинов (1942-1946гг) в деревнях Артемки, Ельня, Рогачево, Татариново, рвы противотанковые (4 участка), контрэскарпы и стрелковые окопы (3 участка), стрелковые окопы (3 участка), 26 долговременных огневых точек (пулеметных и артиллерийских), скрытая огневая точка. До последних лет событиям и памятникам 1941 года в Бородинском музее-заповеднике уделялось гораздо меньшее внимание, чем памятникам, связанным с Бородинским сражением. В 2014 г. в Минкультуры России отправлены документы государственной историко-культурной экспертизы для внесения в единыйгосударственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации 5-ти братских могил советских воинов и военного мемориального кладбище в Ельне, памятника танк «Т-34» воинам 5-й армии, а также сохранившихся сооружений 10-го и 14-го БРО как единых комплексов – памятных мест.

Значительная работа по выявления на местности сооружений Можайского укрепрайона (около 50 новых объектов) была проделана сотрудниками отдела картографии и геоинформационных систем Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С. Лихачева и Бородинского музея-заповедника в 2014 г. в ходе создания карты-схемы «Бородинское поле в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.» [10]. Ценным источником для этого стали немецкие крупномасштабные аэрофотоснимки (август 1941, сентябрь 1942, февраль 1943 гг.). Детальное изображение местности на них позволило точно определить местоположение протяженных объектов (рвы, эскарпы, ровики), дотов, а также районы расположения земляных сооружений (артиллерийские и стрелковые окопы, блиндажи, укрытия, землянки).

Военно-инженерные сооружения 36го Ура являются памятниками – свидетельствами начала Московской битвы, а укрепления 152-го УРа, которые не использовались в боевых действиях – памятниками военно-инженерного искусства Великой Отечественной войны. Однозначно определить даты строительства каждого из сохранившихся военно-инженерных сооружений 36-го и 152-го укрепрайонов Можайской линии обороны (1941 или 1942гг.) в настоящее время невозможно. Все более 100 сохранившихся военно-инженерных сооружений Можайской линии обороны 1941-1942 гг. являются памятниками-свидетельствами событий Великой Отечественной войны на Бородинском поле. В наибольшей степени сохранились железобетонные доты (56 объектов), а также противотанковые рвы, эскарпы, контрэскарпы и «английские ровики», расположенные вдоль берегов реки Колочь, ручьев и оврагов. Полностью уничтожены: минные заграждения, полосы противотанковых «ежей» и проволочных заграждений, надолбы, лесные завалы. Железобетонные пулеметные колпаки сохранились лишь в труднодоступных местах. Чтобы определить первоначальное военное назначение земляных сооружений, сохранившихся в виде различной конфигурации и глубины оплывших ям, необходимо их детальное обследование, которое целесообразно проводить в ходе музеефикации.

Научной основой для оценки историко-культурного потенциала поля сражения и нестандартных форм его комплексного музейного показа является концепция культурного ландшафта, разработанная в Российском институте культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачева под руководством доктора географических наук Ю.А. Веденина. О возможностях ее применения к полям сражений говорилось на Международных конгрессах ратных полей Европы (Куликово поле, 2000 г.; Псков, 2002 г.; Волгоград, 2004 г.; Багратионовск, 2006 г.) и в ряде публикаций [12].

В Концепции развития Бородинского музея-заповедника (2013 г.) определена его миссия – сохранение, изучение и музеефикация уникального историко-культурного ландшафта Бородинского поля сражения как памятника двух Отечественных войн, его использование в культурно-просветительных и воспитательных целях, актуализация исторической памяти о Бородинской битве. Программа учитывает необходимость сочетания функционального (по направлениям деятельности) и территориального (по участкам территории) подходов, а также позволяет устранить противоречия между сохранением историко-культурного ландшафта поля сражения и развитием музея-заповедника. Культурный ландшафт Бородинского поля должен стать объектом музейного показа, превращаясь в целенаправленно формируемый и развиваемый музейно-мемориальный ландшафт. Это означает использование всех композиционных элементов культурного ландшафта (памятников-свидетельств, памятных мест и объектов, памятных знаков) в целях создания ассоциативного образа происходивших здесь исторических событий, адекватного его выражению в исторической науке, народной памяти и культурной традиции.

Согласно этой Концепции музеефикация Бородинского поля будет осуществляться путем создания на его территории трех военно-исторических и восьми культурно-исторических центров музейной деятельности, а также семи мемориально-ландшафтных экспозиций. Они формируются с целью более полного информационного и эмоционального раскрытия происходивших на данной территории событий, на основе существующих и воссоздаваемых объектов. Каждый из них будет основой соответствующего экскурсионного маршрута.

События 1941 года наиболее полно будут отражены в военно-историческом центре «Ельнинский», предваряющем на трассе Минского шоссе (125-й км) Центральный музей Великой Отечественной войны на Поклонной горе. Комплекс сохранившихся здесь военно-инженерных сооружений периода Московской битвы является единственным на западном направлении от столицы.

Район деревень Ельня и Рогачево, где находились 13 и 14 БРО, является наиболее целостно сохранившимся участком 36-го Можайского укрепрайона. Здесь сохранились основные элементы природного ландшафта: господствующий над левым правый берег р. Еленки, высоты, с которых хорошо виден Колоцкий монастырь, незначительно изменившиеся в своих размерах обширные поля вокруг деревень Ельня и Рогачево, разделенные западным выступом Утицкого леса, дорожная сеть. Существует как проселочная дорога большая часть трассы Старой Смоленской дороги. Господская усадьба и Знаменская церковь в Ельне уничтожены, но большая часть Ельнинского парка сохранилась. В центре д. Рогачево сохранился существует с XVIII века пруд. Новыми элементами ландшафта являются две плотины с искусственными водоемами, а также автостоянка, двухэтажный дом и Покровская церковь на южной окраине д. Ельня.

Достаточно полно сохранились здесь военно-инженерные сооружения: противотанковый ров с ломаными фасами, который был основой оборонительной позиции, уникальные противотанковые препятствия в виде зигзагообразных неглубоких траншей, называемые «английскими ровиками», на немецком сленге – «спаржей», четыре оплывшие сплошные линии стрелковых окопов, а также множество землянок и блиндажей без перекрытия и деревянных элементов в лесу южнее Рогачево. Некоторые старые деревья в нем имеют следы повреждения осколками. Сохранилось 12 дотов из монолитного и наборного железобетона с амбразурами разного типа. Они расположены группами, на высотах. Три дота расположены возле Старой Смоленской дороги, пересекающей противотанковый ров в 300 м. севернее Минского шоссе. Южный из них – монолитный артиллерийский полукапонир косоприцельного действия по Минскому шоссе и мосту через Еленку. Перед ним видны земляные руины стрелкового окопа, прикрывавшего с тыла стрелковые ячейки. Севернее находятся два дота для фронтального ведения огня перед фасами противотанкового рва. Несколько дотов находятся южнее Минского шоссе.

В братских могилах на северной околице д. Рогачево и в Ельнинском парке в 1942 г. были захоронены воины 5-й армии, погибшие здесь 13 и 14 октября 1941 г. Их количество неизвестно, в надписях на памятниках указано лишь около десятка фамилий. В результате работ Можайского поискового отряда «Рубеж» на территории комплекса найдены останки 76 советских воинов, которые перезахоронены на мемориальном кладбище у Покровской церкви.

Эта часть территории Бородинского поля связана также с событиями Смутного времени начала XVII в. (польско-литовская интервенция) и 1812 года (исходная позиция польского корпуса генерала Ю.А. Понятовского).

В настоящее время здесь находятся участки Старой Смоленской дороги (XVI–XIX вв.), военно-инженерные сооружения 13 и 14-го батальонных районов обороны (1941-1942 гг.), братская могила и памятник воинам-якутянам (1946, 2001 гг.), отмеченные деревянными крестами места гибели красноармейцев, перезахороненных на мемориальном кладбище (1941 г.), храм-памятник Покрова Пресвятой Богородицы (2004 г.), мемориальное кладбище воинов 5-й армии (ежегодное, с 2005 г., перезахоронение обнаруженных поисковиками останков). Эти объекты культурного наследия являются основой для создания военно-исторического центра «Ельнинский».

В первую очередь речь идет о реконструкции укреплений передовых ротных участков 14 батальонного района обороны у д. Ельня, которые позволили воинам 2-го батальона 17-го стрелкового полка задержать здесь наступление полка СС «Дойчланд», сбить наступательный темп всей диивидии СС «Рейх» [12]. Утраченные элементы 14 БРО могу быть воссозданы по материалам немецкой кинохроники, в которой они детально зафиксированы.

Ядром военно-исторического центра «Ельнинский» предлагается сделать музей-памятник «Москва за нами». Концептуально экспозиция этого музея будет состоять из трех экспозиционных блоков. Вводный раздел «Вехи Российской истории» должен показать произведениями изобразительного искусства историю земли, по которой трижды (1612, 1812, 1941 годы), проходили завоеватели, целью которых была Москва. Главный раздел «На Можайском направлении» (1941-1942 гг.) подлинными материалами – свидетельствами событий, в стиле документальной хроники повествует о строительстве Можайской линии обороны, начале операции «Тайфун», создании Западного фронта. Боевые действия на Бородинском поле как начало Московской битвы будут показаны синхронно с событиями 12-18 октября в Москве, на Волоколамском, Малоярославецком и Калужском боевых участках Можайской линии обороны. В разделе «Герои Великой Отечественной в памяти поколений» будут электронная книга памяти участников боев на Можайском направлении в 1941-1942 гг. и мультимедийные комплексы для демонстрации материалов о победном боевом пути соединений и воинских частей 5-й армии, ветеранах Великой Отечественной, военно-исторических праздниках «Москва за нами. 1941 год». Частью музея станет площадка показа военной техники периода Великой Отечественной войны.

Военно-исторический центр «Ельнинский» расположен в районе 125-го километра Минского шоссе, непосредственно примыкая к его трассе с севера. Это создает исключительно удобные возможности для его посещения как организованными группами на автобусах, так и посетителями на личном транспорте. Его создание позволит значительно увеличить аудиторию музея-заповедника, в первую очередь детско-юношескую, создать материальную базу для воспитания у подрастающего поколения уважения к военной славе своей страны, приобщения к музейной культуре и культуре в целом.

В семи мемориально-ландшафтных экспозициях главными экспонатами станут памятники и памятные места. Наиболее подробная документация разработана для центральной из них – «Батарея Раевского». Это название непосредственно относится к пологому холму с восстановленным фрагментом земляного артиллерийского укрепления 1812 г., двумя дотами и ходами сообщения 1942 г., могилой П.И. Багратиона и Главным монументом – воссозданным Бородинским памятником 1839 года. Эти памятники до 1987 г. не существовали одновременно: в 1812 г. – только артиллерийское укрепление (левый фас воссоздан в 1977 г.); в 1839 г. – только Бородинский монумент и надгробие над склепом с перезахороненными останками П.И. Багратиона (уничтожены в 1932 г., воссозданы в 1987 г.); в 1942 г. – только доты. Среди памятников-свидетельств событий здесь визуально и численно доминируют железобетонные доты. Главный монумент как символический памятник всем воинам русской армии – участникам Бородинского сражения, не связан с боями за батарею Раевского. Нет прямой связи с локальными событиями и у другого символического памятника – танка Т-34. Подлинными носителей исторической информации о боевых действиях у батареи Раевского являются окружающие ее памятные места – природные элементы культурного ландшафта (поля, высоты и овраги), которые не имеют экспозиционного вида, зарастая бурьяном, кустарниками и деревьями. Наконец, существующие дороги и дорожки позволяют посетителю увидеть центральное укрепление русской позиции только со стороны французов.

Мемориально-ландшафтную экспозицию «Батарея Раевского» предлагается создать на территории площадью 64 га. с пешим маршрутом осмотра около двух километров. Основой для нее является максимальное сохранение всех уцелевших элементов военно-исторического ландшафта и восстановление между ними утраченных визуальных связей. Реставрация природных элементов ландшафта состоит в придании им внешнего облика, близкого к тому, какой они имели в 1812 г. (удаление древесной и кустарниковой растительности в овраге ручья Огник, воспроизведение крестьянского надела с трехпольным землепользованием) [13].

Обрывистый правый берег в нижнем течении р. Колочь с древних времен использовался в оборонительных целях. Сохранившиеся природные элементы ландшафта и археологические памятники позволяют создать здесь экспозицию, которая соединит отдаленные исторические периоды и разные народы. Мемориально-ландшафтная экспозиция «Оборонительный рубеж на реке Колочь» будет включать в себя Бородинское городище (I-3 века н.э., угро-финская культура), оборонительные сооружения 1812 года, место переправы казаков Платова, памятник Кутузову, дот и окопы 1941 года, смотровую площадку с видом на село Бородино и место рейда русской кавалерии. События 1812 и 1941 годов будут отражены в мемориально-ландшафтных экспозициях «Старая Смоленская дорога» и «На Семеновских высотах».

В Бородинском музее-заповеднике применяются и традиционные способы музеефикации отдельных памятников, связанных с событиями Великой Отечественной войны. В артиллерийском доте у главной экспозиции установлена 76 мм пушка ЗИС-3. После реставрации двух пулеметных дотов (расчистка от зарослей и оплывшей земли входа и амбразуры, секторов обстрела, восстановление дерновой маскировки), расчистки от зарослей хода сообщения между ними и реконструкции (воссоздания) части траншеи и 3-х стрелковых ячеек, объектом музейного показа станет взводный участок 11-го БРО вдоль эскарпированного берега реки Колочь. Как раны войны сохраняются повреждения на нескольких монументах, которые были нанесены им в ходе боев в октябре 1941 г. Земляные руины оплывших траншей порой производят большее впечатление, чем их воссоздание.

Разрабатывается пеший тематический экскурсионный маршрут «Память вечная вам, братья...», в который войдут все захоронения участников Бородинской битвы и пять из 13 братских могил воинов 5-й армии. Пройдя от памятника М. И. Кутузову в д. Горки через кавалергардскую рощу с могилами офицеров и батарею Раевского с могилой П.И. Багратиона, трижды полностью уничтоженную и возрожденную деревню Семеновское, Спасо-Бородинский монастырь, братские могилы в Утицком лесу и у памятника лейб-гвардии Литовскому полку до станции Бородино, можно будет поклониться героям двух Отечественных войн, павшим на Бородинском поле


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] РГАСПИ, ф. 644, оп. 1, д. 3, л. 99.

[2] ЦАМО, ф. 450, оп. 11158, д. 80. Рабочая карта штаба своевременной категории МВО с нанесением инженерных заграждений в регионе 36-го укрепленного региона 1941 года. (октябрь 1941г.).

[3] Там же, д. 93, л.140.

[4] Там же, оп.11150, д.23, л.120.

[5] Там же, д. 1, лл..52-53.

[6] См.: Суханов А.А. Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г. // Бои за Москву на Можайском направлении. Исследования, документы, воспоминания. – М.:, 2007. – С. 67-69.

[7] ЦАМО ф.208 оп. 2511 Д.39 Боевой приказ №3 штарм 5 16.10.41.лл. 1, 2.

[8] См.: Берендеев В.И. Можайский укрепленный район в 1942 .// Бородинское поле. История. Культура. Экология. – Бородино, 2000. – С. 132-145.

[9] См.: Горбунов А.В. Ландшафт полей сражений: генезис, структура, развитие // Культурный ландшафт как объект наследия. – СПб.: Дмитрий Булавин, 2004. – С. 230-245.

[10] См.: Ельчанинов А.И., Парамонова А.А., Лазарева А.Н., Горбунов А.В., Суханов А.А. Бородинское поле в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов// Геодезия и картография. – 2015. – № 5. – С. 50-61.

[11] См.: Горбунов А.В. Применение концепции культурного ландшафта в разработке программы развития музея-заповедника «Бородинское поле» // Экологические проблемы сохранения исторического и культурного наследия. – М., 2002. – С. 16-38; его же. Сохранение и развитие полей сражений наполеоновских войн как объектов всемирного культурного наследия // Бородино и наполеоновские войны: Битвы, поля сражений, мемориалы. – М., 2003. – С. 113-126; его же. Формирование исторической памяти о событиях двух Отечественных войн путем музеефикации объектов культурного наследия Бородинского музея-заповедника // Материалы международной научно-практической конференции 17-19 июля «Курская битва. Год 1943». – Белгород: КОНСТАНТА, 2013. – С. 211-225.

[12] См.: Суханов А.А. Боевые действия у с. Ельня в октябре 1941 г. // Бои за Москву на Можайском направлении: Исследования, документы, воспоминания. – М.:, 2007. – С. 66.

[13] См.: Горбунов А. В. Научная концепция мемориально-ландшафтной экспозиции «Батарея Раевского» // Отечественная война 1812 года: Источники. Памятники. Проблемы. – Можайск, 2004. – С. 69-85.


© Горбунов А.В., Суханов А.А., 2015

Статья поступила в редакцию 11.12.2015 г.

Горбунов Александр Викторович,
заместитель директора по научной работе, Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник (Бородино).

Суханов Александр Александрович,
заведующий отделом изучения, сохранения и музеефикации Бородинского поля, Государственный Бородинский военно-исторический музей-заповедник (Бородино).

Опубликовано: Журнал Института наследия, 2015/3
Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/3/44.html

Наверх

Новости

  • 16.10.2019

    23–27 сентября в Петрозаводске прошла VIII конференция «Рябининские чтения-2019» — крупнейшее научное мероприятие России в области изучения традиционной культуры Русского Севера. Участники конференции обсудили теоретические и прикладные аспекты в области истории, этнографии, фольклористики, языковедения, книжности и литературы, реставрации и истории архитектуры, искусствоведения, традиционного судостроения, а также музейного дела и актуализации культурного наследия.

  • 16.10.2019

    30 сентября 2019 г. перед началом работы Учёного совета Института Наследия прошла минута молчания в память о 20-летии кончины академика Д.С. Лихачёва, который стоял у истоков создания культурологии — актуальной и востребованной современной научной и образовательной дисциплины.

  • 03.06.2018

    15-16 мая в Москве проходила Всероссийская научно-практическая конференция «Цивилизационный путь России: культурно-историческое наследие и стратегия развития», организованная Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева и Министерством культуры Российской Федерации.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru