Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2023/4(35)

Содержание


Культурная политика

Соловьев А. П., Абдурахманова З.Т.

Новые направления государственных и общественных инициатив по сохранению и приумножению культурно-исторического достояния России


Освоение наследия

Путрик Ю.С., Тюрина Е.В.

Пути актуализации объектов культурного наследия средствами туризма и социокультурного проектирования


Смоленчук Е.В.

О технологическом подходе
в исследовании коллекции тканей
с верховой масляной набойкой
из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея
им. Д.Г.Бурылина


Соловьев А.П.

Вопросы взаимодействия
в цифровом пространстве библиотек и сферы туризма 


Исторические исследования

Мадикова Л.В.

Фреска как источник знания
о древнерусском судостроении


Ефимов А.В.

Приказы вооруженных сил
на Юге России о чинах военных 1919-1920 гг. как биографический источник


Отечественное наследие
за рубежом

Ельчанинов А.И.

Корейская Народно-Демократическая Республика: памятники советским и российским деятелям и военно-историческим событиям




Дата публикации: 18.12.2023

Архив

DOI 10.34685/HI.2021.28.68.026

Скоробогачева Е.А., Степанова А.В.

Духовное наследие современной религиозной живописи на примере дипломных полотен Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова

Аннотация. На основе изучения полотна «Тайная вечеря», созданного для Храма Христа Спасителя современным художником В.А.Чёрным, показано, что реализм в его классическом понимании является универсальным изобразительным стилем и ключевым методом воплощения образа при передаче не только исторических, но и библейских сюжетов. Как ключевой вопрос развития современного классического реализма и его противопоставления актуальному искусству исследуется мера привнесения в пространство живописного произведения изобразительных приемов статики и монументальности. Сделан вывод о том, что, опираясь на диалогичность художественных школ и традиций, современный классический реализм создает основу высокого духовного, эстетического восприятия, приобщения зрителя к ценностям отечественным и мировым культуры. Таким образом, данный стиль достигает особых вершин изобразительного искусства.

Ключевые слова: классическое наследие, современный классический реализм, традиции и новации современной живописи, художественный язык, эстетический образ, диалогичность искусства, Храм Христа Спасителя.

Открыть PDF-файл


Духовное наследие современной религиозной живописи остается недостаточно изученным, но обращение к нему в наши дни исключительно актуально. При этом наиболее результативны исследования, восходящие к когнитивному анализу, проводимые на стыке разных научных дисциплин – искусствоведения, культурологии, философии, религиоведения, эстетики, социологии и др.

Интерпретация исконных отечественных духовно-художественных устоев исключительно актуальна, поскольку в настоящее время, как и на протяжении ХХ столетия, остро стоит вопрос и сохранения, и модернизации традиций, определения места классического наследия в развитии современного искусства, в том числе через обращение к историческим корням, к наследию Древней Руси и Византии.

Масштабным историческим и историко-религиозным дипломным работам Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова (РАЖВиЗ) во многом созвучны произведения Древней Руси и более поздних исторических эпох, созданных в иконописи, стенописи, декоративно-прикладном искусстве, неотделимые от народных мировоззренческих основ и православной направленности. Живописные и смысловые созвучия современных полотен Академии Глазунова призваны создавать синергию единого иератического и исторического художественного пространства. Тем самым достигаются глубинные символические трактовки, воплощающие суть христианского учения, библейских повествований, многоплановое прочтение национальной духовности.

С сожалением констатируем: в настоящее время довольно широко распространен дискурс о том, что религиозный сюжет в искусстве можно передать лишь абстрактно либо отвлеченно символично, как, например, в стиле, близком абстрактному экспрессионизму. Однако более чем тридцатилетний опыт РАЖВиЗ, основанный на преемственности традиций западноевропейской и отечественной академической школы, доказывает иное. Как будет показано далее, именно реализм, в классическом, а не релятивном понимании, при высоком профессиональном уровне исполнения, соответствующем академическим канонам, является не только возможным для передачи библейских, православных, исторических сюжетов, но и универсальным стилем, определяющим метод художественного воплощения образа. Более того, развитие современного реализма в изобразительном искусстве, востребованного в России и за рубежом, невозможно без освоения профессиональных высот классической живописи. Таким образом, очевидна перманентная проблема сосуществования, нередко и противодействия, и корреляция антагонистических направлений в современном искусстве.

Укажем также на ошибочность гипотезы о «консерватизме», предельной неизменности и отсутствии развития реалистического искусства. Напомним о«пирамидальном теоретическом построении развития искусства»: «избрана именно пирамидальная форма, поскольку при создании любого произведения искусства и, шире, культуры, <…> важно осмыслить вектор движения вверх, исходящий из устойчивого основания. Необходимо не только осознать опору на традицию, но и стремление развить ее, отчасти выйти за ее рамки, словно “подняться” над ней в процессе творческого создания образа и визуализации конкретной философской идеи» [12, с. 124].

Важно отметить, что проблематика религиозного сюжета в живописи разрабатывалась в XVIII – начале XX столетия Императорской академией художеств Санкт-Петербурга. Вспомним итоговые картины в академических стенах, которые стали alma mater для Ф.А.Бруни, В.М.Васнецова, И.Е.Репина, Г.И.Семирадского, В.Д.Поленова и др. В обязательных учебных программах Императорской академии интерпретация историко-религиозных, прежде всего библейских тем имела особое значение.

В настоящее время в отечественном искусстве данную традицию успешно продолжает Российская академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова, благодаря профессиональной деятельности представителей которой ныне можно констатировать не только возрождение, но и развитие реализма аутентичного звучания в живописном искусстве [2; 7; 16; 17]. Полагаем, что созданные в Академии Ильи Глазунова историко-религиозные полотна, по высокому уровню исполнения и глубинной смысловой наполненности могут быть по праву отнесены к культурному наследию России. Произведения регулярно экспонируются на международных и всероссийских выставках, их репродукции публикуются в энциклопедиях, альбомах, каталогах. Многие выпускники Академии, защитив дипломную картину на историко-религиозный сюжет, продолжают то же творческое направление, при этом нередко совмещают работу над станковыми произведениями и работу в сфере храмового искусства.

Однако многие дипломные картины Академии Ильи Глазунова не введены в научный оборот. Отечественную современную реалистическую живопись, как вобравшую в себя достижения русского классицизма XVIII в., академизма и реализма XIX-ХХ вв., оценивает, наряду с другими исследователями, А.И.Рожин, характеризуя творчество некоторых педагогов и выпускников РАЖВиЗ [15]. Отдельным живописным произведениям Академии Ильи Глазунова посвящены очерки В.С.Погодина [5], Е.А.Скоробогачевой [9; 10; 12; 13, 14]. Следует указать на издания, составленные И.С.Глазуновым, основателем и первым ректором РАЖВиЗ, возглавлявшим Академию на протяжении 30 лет.

Сложной, не вполне разработанной остается терминологическая проблема, связанная с достижением четкого детерминирования понятий «классический реализм», «современный реализм», «современный высокий реализм» (по И.С.Глазунову). По нашему убеждению, они являются синонимичными и именно так трактуются в настоящем исследовании. Также обратим внимание на понятие «православный реализм». Как в нём смысловые нюансы соотносятся с более общими понятиями? О.И.Резникова применяет обозначенный термин для определения направленности развития современного искусства [8, c. 155–157] и причисляет к нему творчество выпускников РАЖВиЗ.

Одним из важнейших направлений современного реализма является монументальная храмовая живопись, отличающаяся, как правило, сложно синтезированным художественным языком, вбирающим в себя всю многокрасочную целостность классического наследия православного искусства – от времен Древней Руси до наших дней. Осознавая некоторую релевантность трактовок каждого понятия в русле искусствоведения, полагаем, что во взаимодействии понятий «изобразительный реализм» и «храмовая живопись», в сочетании тех сфер искусства, которые ими определяются, нет антагонизма. Ошибочно, на наш взгляд, под «реализмом» – многогранным, многосоставным стилем и художественным методом отображения – понимать лишь достоверную изобразительность, а также ее технико-технологическую специфику. При таком понимании классический реализм приравнивается к реалистичному живописанию материальных объектов, бытовых и жанровых сцен, во многом уподобляется натурализму и фотореализму. По нашему мнению, такие произведения следует относить не к высокому реализму, а к произведениям, исполненным в псевдореалистичной манере. Высокий или классический реализм достигает вершин именно в религиозной картине. Его слагаемые – академическое качество исполнения, высокий эстетический стандарт, духовная, этическая и нравственная глубина произведения.

Задачей школы современного классического реализма является поиск и установление органичного соответствия академически точной живописи задачам религиозной и храмовой картины. В целях обоснования обратимся к творчеству художника В.А.Чёрного, выпускника, а ныне преподавателя РАЖВиЗ. После завершении учебы им исполнены одиннадцать икон для иконостаса придела во имя Святого Благоверного князя Александра Невского в восстановленном Храме Христа Спасителя в Москве [11, с. 104]. В XIX в. автором икон был известный мастер религиозной живописи профессор Т.А.Нефф, но из-за полной утраты его произведений перед современным художником стояла задача воссоздания всего иконописного ряда [2].

Несмотря на сохранившиеся оригинальные фотографии иконостаса [4], работа над новыми произведениями требовала поисковых усилий – работы с произведениями в запасниках Государственного музея истории религий, Государственном Русском музее, музее Академии художеств, Александро-Невской лавре, Исаакиевском соборе [1]. Как высокохудожественные и аутентичные труды Владимира Чёрного были высоко оценены Комиссией по художественному убранству храма Христа Спасителя [2]. Для изобразительных работ уровня классического реализма достижение исторической и традиционно-культурной достоверности является важнейшим условием.

Для этого придела Чёрным создано полотно «Тайная вечеря» (1999-2000 гг., х., м., 140 х 110), исполненное в традициях отечественной академической живописи XIX в., разработанной и применявшейся для росписи православных храмов. В XIX столетии единый универсальный язык классицизма использовался для религиозных сюжетов и в станковой картине, и в храмовой живописи, что нередко находит продолжение в современном храмовом искусстве. «Тайная вечеря» одновременно является и частью иконостаса, и станковой картиной, выполненной на холсте масляными красками. В ней гармоничные и одухотворенные образы сочетаются с высоким техническим мастерством [2].

«Идея живописного полотна, – считает Владимир Чёрный, – в том, чтобы создать у зрителя ощущение чуда. Сложность состояла в том, что формат работы продиктован архитектурой храма, вытянут по вертикали. Но тема Тайной вечери обычно представляется нам в протяженном формате по горизонтали. Я решил эту проблему, оставив над головами апостолов и Христа (это верхняя часть композиции) часть стены и шторы. Одна штора, расположенная позади группы, как раз и закрывает проем с ночным небом, вторая расположена на переднем плане и отодвинута в сторону, открывая зрителю тайну свершающейся Евхаристии» [6].

Еще одна техническая проблема, связанная с храмовым местоположением картины, объясняет конструктивную специфику ее композиционного построения. «Центр композиции переднего плана как бы пустует, это сделано с учетом того, что в храме в этом месте расположено большое кадило, которое бы перегораживало апостолов. Некоторые замечают, что плоскость стола раскрывается больше на зрителя, как бы выворачивается из правильной перспективы. Но это сделано намеренно, полотно располагается высоко, и в таком положении зритель начинает видеть правильную перспективу» [6]. Композиционное расположение апостолов в живописном пространстве картины В.А.Чёрного соответствует отечественной традиции: «Они [апостолы] с всепоглощающим интересом созерцают преломление… Понимали ли они в тот момент в полной мере, что видят чудо, что видят явление не физического, но духовного порядка! Для них Христос все еще был учителем земным. Но в те мгновенья среди них был Бог...» [6].

В данном случае, выражение стилистических требований высокого реализма не ограничено академической манерой изображения, не сводится к тщательной прорисовке деталей. Хотя характеристики композиционного построения, такие как наличие планов, соотношение объемов и света здесь являются непреложными, они подчинены образности и символичности живописного звучания. В этом пространстве неуместны случайные детали, но каждый предмет наполнен многозначным смыслом. «На переднем плане моего полотна, – уточняет художник, – помещены кувшины. Ведь Евхаристии предшествовало одно из важных событий – омовение ног, символ равенства всех перед Богом» [6].

Классический реализм по своей императивной логике использует образный язык высшего порядка. Для данного художественного направления является нормой возведение сюжетного героя, а вместе с ним и зрителя, к барьеру нравственного выбора. Так и на данном полотне: «Тайная Вечеря» – это выбор, атмосфера которого присутствует не в какой-то части или фигуре, а во всей картине в целом. Некоторые апостолы причащаются. Юный Иоанн изображен ближе всех к Христу, поскольку его вера пряма и беззаветна. Фигура Иуды погружена в тень, на лице отражены мятущиеся отсветы.

«Мне хотелось, – вспоминает В.А.Чёрный, – чтобы сверху, откуда-то слева в композицию вливался холодный серебристый лунный свет. В большей степени, конечно, свет здесь условный. Так как это полотно помещено в храме, здесь реалистический язык имеет свою специфику, требует некоторого соединения с декоративностью» [6]. Таким образом, обозначаем еще один важнейший прием классического реализма – его соединение в религиозной картине с декоративной традицией и духовным символизмом: «Классическая школа европейского классицизма представлена умением красиво задрапировать фигуру. Им в совершенстве владели художники эпохи Возрождения, а затем представители классицизма и академического направления. Мастерски владеет этой техникой и Владимир Чёрный» [2]. Полагаем, что особая духовная эстетика картины достигается и посредством именно русской традиционной изобразительности. Лик Иисуса Христа иконографически близок образу «Спас Нерукотворный» иконы Великого Новгорода XII в. с ее проработкой деталей лично́го письма, а также иконе Спасителя из «Звенигородского чина», написанного Андреем Рублевым [3, с.102].

Смысловым и колористическим центром композиции является образ Христа, что традиционно и закономерно. Его фигура выделяется не только освещением, но и цветовой насыщенностью. Колористические сочетания его образа отзвуком повторяются в высветленных или затемненных вариантах одежда апостолов. Цвет гиматия Христа, исполненный насыщенным голубым лазуритом, повторяется в бледно-голубых, притененно-синих, оттенках морской волны и зеленого в облачении апостолов. Интенсивно красному изображению хитона Иисуса вторят менее интенсивные розовые, кирпично-красные, темно-вишневые оттенки одежды апостолов, исполненные в ряде случаев также красной охрой, охрой и вплоть до золотисто-желтых оттенков. Тем самым на полотне достигнута гармония контрастного многообразия цветовых сочетаний, что направляет внимание именно на центральную фигуру. Использование принципа равновесия дополнительных цветов, разнообразие оттенков одного цвета (в соответствии с закономерностями «треугольника В.Оствальда, его теорией цвета), поддерживающих основной цветовой центр и взаимодействующих с живописным пространством, в то же время свидетельствует о применении современным художником колористических достижений древнерусской иконописи. Следовательно, делаем вывод о сложно синтезированном художественном языке данного произведения.

Применение для храмового полотна техники многослойной живописи, письма через гризайль (тоновое монохромное изображение нижнего красочного слоя), теплые коричневые прозрачные тени и «корпусность» (пастозность) мазка в светах, тепло-холодность лично́го письма, работа лессировками и единая гладкая поверхность всей живописной плоскости – именно такие приемы представляют мастерское применение В.А.Чёрным академической техники классической школы живописи. Вместе с тем, реалистичная манера исполнения лиц, рук, фигур, их свободное расположение в пространстве (некоторые апостолы сидят к зрителю спиной, некоторые находятся выше фигуры Христа, некоторые «уходят» за край холста) – такая подача евангельских событий приближает полотно к приема современного искусства.

Технически композиция Тайной вечери создана так, что на холсте голова Спасителя изображена в пространстве золотого сечения (пропорции), что характерно для западноевропейской школы живописи, особенно эпохи Ренессанса. Это дает зрителю представление о живописной гармонии, ее осознание как отражения религиозно-философских устоев христианства. По словам В.А.Чёрного, «Христос, находящийся в центре композиции, преломляя хлеб, смотрит прямо на зрителя, глаза в глаза. Сперва Спаситель был у меня изображен с опущенным взором, смотрел на преломление хлеба, но затем, на просмотре в Академии Ильи Глазунова мне было предложено изобразить взор Спасителя, обращенный прямо к зрителю. Так я и сделал. И вот получился не просто диалог с нами, и здесь звучит даже не идея выбора как такового. Получилось нечто более значительное – приглашение к выбору. Прямой взгляд Спасителя, скорее ласковый и простой, чем суровый. Но для нас, для тех, кто по эту сторону, существует великая трудность. Нельзя выбрать что-то посередине, и каждый решает сам – либо тень, либо свет. Всё дано человеку. Выбор – за ним» [6].

Духовное участие зрителя – крайне важное свойство религиозной картины, написанной в стиле классического реализма. С точки зрения техники изображения, это достигается и таким приемом, как отсутствие на полотне «эффекта стоп-кадра», «сиюминутности», «застылости движения», избегание «музейности». Владимир Чёрный передает чувства созерцательного спокойствия и ясности, они надежно перекрывают бурю скрытых эмоций и волнений. Через плавность линий, четкость силуэтов и тонкую прорисовку деталей, через отказ от излишней патетики и преувеличенной жестикуляции, через избегание драматической напряженности художник подводит зрителя к идеальной возвышенности образов [2]. Полагаем, что именно такой изобразительный подход свойственен русской живописной традиции. Композиция передает не момент, не ситуацию, даже не краткий рассказ, а отражает вневременное повествование, сопряженное с вдумчивым восприятием и душевным исканием зрителя.

Картина в то же время не лишена статичности. Обозначенный изобразительный прием художник использует целенаправленно. Статичность – не мгновенно остановленное изображение, но в религиозной картине служит важным средством передачи внешней и внутренней монументальности, идеи вечного существования, преемственного движения из прошлого в будущее.

По нашему убеждению, решение вопроса о мере привнесения в живописное изображение статики и монументальности является одним из ключевых для развития и перспектив современного классического реализма, для его обоснованного противопоставления актуальному искусству. Компьютеризированный современный мир, наполненный электроникой и цифровыми технологиями, сайтами и объектами виртуальной реальности, характеризуется калейдоскопичностью и отрывистостью восприятия. В таких условиях трудно и, как многие полагают, невозможно уловить зрительское внимание, если не прибегать к искусственным средствам эпатажа, вычурности, нарочитости. Но эпатаж и сходные приемы не входят в арсенал отечественной духовно наполненной живописи, ориентированной не на отрицание, а на развитие традиций. Современный живописец ищет иные пути выразительности и обретает их в синтезированном восприятии, в интерпретации изобразительных приемов классического наследия.

Для уровня классического реализма важнейшим условием является достижение исторической и традиционно-культурной достоверности изображаемых сюжетов. С этой целью в уместном объеме применяются отечественные изобразительные традиции, в том числе те, что разработаны в прошлые столетия для храмовой росписи. Важный художественный прием состоит в уместном соединении академически точного реалистического исполнения и декоративности.

Будучи наполнен идеями духовности, классический реализм достигает особых вершин в религиозной картине. Для этого художественного направления является культурной нормой обращение художника к зрителю с вопросом о нравственном выборе. Духовное участие зрителя в религиозной картине представляется в этом случае критически важным. При этом непреложным условием создания картины является наличие моральных качеств и сформированной личности самого живописца.

Завершая исследование, заключаем, что в профессиональной религиозной живописи наших дней основополагающее и перманентное значение имеет духовное наследие Древней Руси и живописно-технические достижения последующих эпох. При этом развитие авторского живописного искусства начала XXI в. характеризуется следующей спецификой:

- использование диалогичности искусств разных эпох и стилей, консолидированных камертоном духовных христианских устоев;

- выработка индивидуального синтезированного художественного языка, интерпретирующего традиции прошлых столетий;

- развитие творческого замысла от визуализации к символизации, от образа к первообразу – к воплощению сути христианского учения;

- концентрация православного содержания как религиозно-философской доминанты в образном строе произведения;

- использование транссмысловых парадигм, охватывающих разные виды и жанры творчества.

Полагаем, что к основным составляющим современного классического реализма в живописи следует отнести:

- профессиональное академическое качество исполнения художественной работы;

- высокий эстетический образ, созданный в произведении;

- этическую и нравственную глубину содержания, эквивалентную древним духовным смыслам отечественного искусства.


ЛИТЕРАТУРА

1. Григорьева О. Храм Христа Спасителя расписывал павлодарец / Звезда Прииртышья. – 2001. – 5 апр.

2. Доронина Л.Н. Владимир Чёрный. – М.: Белый город, 2005.

3. Лазарев В.Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века. – М.: Искусство, 2000.

4. Плещунов Ф. Владимир Чёрный : Монография в 3 т. – М., 2012.

5. Погодин В.С. Русская историческая картина: Павел Попов, Виктор Моторин : альбом. – М.: Белый город, 2006.

6. Интервью Чёрного В.А. : Полевые материалы Степановой А.В. (ПМА), 2018 г.

7. Притяжение реализма. Живопись, скульптура, графика : Каталог выставки. – М.: Изд-во Школы акварели С.Андрияки, 2017.

8. Резникова О.И. Православный реализм в современной живописи России // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – 2014. – № 6-2. – С. 155-157.

9. Скоробогачева Е.А. Интерпретация мотивов Русского Севера в станковой реалистической живописи России конца ХХ – начала ХХI века // Проблемы Науки. – 2017. – № 5. – С. 91-94.

10. Скоробогачева Е.А. Интерпретация театральной тематики в дипломных картинах Академии Ильи Глазунова // Манускрипт. – 2019. – № 10. – С. 282-287.

11. Скоробогачева Е.А. От Древней Руси до современной России / Русская история. – 2014. –№ 1. – С. 102-105.

12. Скоробогачева Е.А. Пирамидальное теоретическое построение развития искусства. К вопросу сохранения и эволюции традиций // Вестник МГУКИ. – 2019. – № 6. – С. 123-128.

13. Скоробогачева Е.А. Роль духовно-художественных традиций Русского Севера в эволюции национального искусства России: к вопросу иерархии ценностей российской цивилизации // Культурологический журнал : [сетевое издание]. – 2018. – № 2. – Url: http://cr-journal.ru/rus/journals/443.html&j_id=35 (дата обращения: 10.09.2021).

14. Скоробогачева Е.А. Юрий Арсенюк. – М.: Белый город, 2006.

15. Современный русский реализм : альбом : Кн. 1 / сост. М.Афанасьев; ред., авт. вступ. ст. А.Рожин,– М.: Скан-Рус, 2001.

16. Ступени мастерства : Каталог выставки. Центральный выставочный зал «Манеж». – М.: 2014.

17. «Haec est civitas mea. Это мой мiръ»: Произведения молодых художников Академии И.С.Глазунова. Каталог выставки. Рим, 2018.


© Скоробогачева Е.А., Степанова А.В., 2021.

Статья поступила в редакцию 10.09.2021.

Скоробогачева Екатерина Александровна,
доктор искусствоведения, профессор,
Российская академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова (Москва)
email: skorobogacheva@mail.ru

Степанова Анна Валерьевна,
аспирант,
Российская академия живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова (Москва),
email:  anna.stepanova.v@mail.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2021/3(26)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/453.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru