Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/4(31)


Содержание


Теоретические исследования

Закунов Ю.А.

Наследование нематериального культурного наследия России как духовный процесс

Путрик Ю. С., Соловьев А. П.

Использование объектов культурного наследия в сфере туризма как средства укрепления цивилизационной идентичности российских регионов

Васильев Г.Е.

Словарь терминов культурного наследия как пролегомены к культурной политике


Освоение наследия

Чувилькина Ю.В.

Художественное наследие Е.С. Зерновой в российских и зарубежных музейных коллекциях


Проблемы сохранения наследия

Таловин К.Д.

Характерные ошибки, совершаемые при проведении полевой консервации археологических находок


Исторические исследования

Окороков А.В.

Русские не сдаются!


Прикладные исследования

Овчинников В.М.

Феномен компьютерной игры: историографический аспект


Архив

DOI 10.34685/HI.2022.39.16.001

Васильев Г.Е.

Словарь терминов культурного наследия как пролегомены к культурной политике

Аннотация. Статья представляет собой концептуальное предисловие, введение в возможную стратегическую программу суверенной конструктивной культурной политики России, нацеленной на реальное развитие человека и общества. В статье раскрывается суть основных понятий, связанных с культурной политикой. При этом обосновывается необходимость выстраивания данного понятийного аппарата в рамках единой мировоззренческой парадигмы с учётом таких ключевых своих характеристик, как лаконичность, простота, однозначность, непротиворечивость. При этом в данной статье особый акцент делается на раскрытии такого понятия, как нематериальное культурное наследие. Соответственно, раскрываются особенности устройства современной глобальной Системы.

Ключевые слова: культура, культурная политика, ценности, культурное наследие, нематериальное культурное наследие.


Очевидно, что проведение конструктивной культурной политики, нацеленной на развитие человека и общества, должно опираться, как всякое управление, на определённую систему понятий.

Без подобного рода системы понятий, принадлежащих одной мировоззренческой парадигме, – дабы не создавать неизбежную, в противном случае, путаницу и недопонимание, – проведение конструктивной и нацеленной на реальное развитие человека и общества невозможно.

Определение понятий должно удовлетворять критериям лаконичности, предельной, по возможности, простоты, однозначности и, разумеется, непротиворечивости.

Попробуем определить такого рода подсистему понятий применительно к сфере культурного наследия.

Однако прежде всего определим понятие управления.

Управление – процесс достижения своих целей посредством других людей, социальных групп или общества в целом.

Определив таким образом понятие «управления», мы раскрываем суть данного процесса через его телеологию, целеполагание. Это очень важно. Реальное целеполагание субъекта управления, его, этого целеполагания, представление, является ключевым для данного процесса.

Следующим ключевым, здесь, понятием является понятие культуры.

Культура – символическая ценностная система, определяющая и актуализирующая творчество человеком самого себя и сферы своего бытия.

В основе всякой культуры, всякой человеческой деятельности, которая так или иначе может подпадать под характеристику «культурной», всегда лежит определённая система ценностей (высших ценностей).

Ценности (высшие ценности), с одной стороны, актуализируют и интенсифицируют процессы человеческого творчества, деятельности, а с другой стороны, задают этим процессам определённый вектор, направление.

Под ценностями (высшими ценностями) мы понимаем самые значимые образцы и концепты для человека и общества.

Под высшими ценностями можно понимать то, что является для данного общества и человека священным.

Творчество – создание качественно нового.

Вышеприведённое определение культуры есть определение культуры, скажем так, вообще; однако всякая культура, со своеобразной своей системой ценностей всегда исторически и территориально локальна. И потому нам необходимо дать и соответствующее понятие – более конкретное: понятие культурно-исторической системы.

Культурно-историческая система – это общественная система, существующая в определённый исторический период, на определённой территории, зиждущаяся на определённой своеобразной системе ценностей.

С соответствующими оговорками, понятие культурно-исторической системы аналогично зачастую используемому, в сходном смысле, понятию «цивилизация», или «локальная цивилизация».

Мы же склонны, во избежание типичной сегодня, здесь, понятийной путаницы, под «цивилизацией» понимать материально-техническую сторону культуры, её материально-технический аспект.

Система – это определённая множественность элементов и их связей, находящихся в динамическом единстве.

Всякая система, проще говоря, есть единство в разнообразии (многообразии).

Объекты культурного наследия, как своего рода хранилища традиций и высших ценностей, способствующих культурной идентификации человека, его приобщению к данной культуре, являют собой важнейшую подсистему в рамках системы культуры, культурно-исторической системы.

К слову, традиции – это система символов, правил, норм и обычаев, на которых основывается жизнь того или иного общества, передающихся из поколения в поколение.

Теперь, собственно, о нематериальном культурном наследии.

Культурное наследие – система артефактов, имеющих высокую историческую, религиозную, эстетическую и социальную значимость для человека и общества.

Культурное наследие можно, достаточно условно, разделить на «материальное культурное наследие» и «нематериальное культурное наследие».

Действительно, данное разделение весьма условно, потому как всякий объект культурного наследия (артефакт) так или иначе имеет свою материальную сторону и свою нематериальную (условно, духовную) сторону.

Различение здесь проходит по количественному относительному соотношению, условно, «означающего» и «означаемого».

Всякий символ (знак) имеет свою материальную внешнюю составляющую («означающее») и внутреннюю, духовную, составляющую («означаемое», значение, смысл).

Главное здесь для нас второе – означаемое.

Если мы говорим о ценностях, о высших ценностях, то речь идёт о высших священных смыслах (значимости) для человека и общества.

Те артефакты, которые можно отнести к объектам материального культурного наследия, значимы (ценны) прежде всего, прошу прощения за неизбежный тут плеоназм, своим означающим, т.е. своей материальной составляющей (например, некие монументальные строения). Однако очевидно, что данные артефакты, относимые к кластеру «материального культурного наследия», так или иначе имеют свою высокую значимость именно благодаря своему «означаемому», т.е. своей внутренней незримой, неощутимой нематериальной стороне.

В противном случае, например, то же некое вроде как «ценное» монументальное сооружение просто снесут как ненужное, бессмысленное.

В тех артефактах, которые относятся к кластеру «нематериального культурного наследия», уже как бы изначально на первом месте находится их «означаемое», их смысл, а их зачастую малозаметная, внешняя материальная составляющая – как бы изначально особой роли тут, в признании высокой значимости данных артефактов, и не играла (например, те или иные народные мифы и обряды).

В этой связи, можно уточнить, что нематериальное культурное наследие – это система символов и образцов, имеющая высокую историческую, религиозную, эстетическую и социальную значимость.

В принципе, всякий артефакт – это тоже всегда символ.

Артефакт – это сделанное, созданное человеком.

А всё, чего так или иначе касается и в прямом, и в переносном смыслах человек, – т.е. всё, что так или иначе входит в систему культуры, в её сферу, – неизбежно становится символом, наделяется своим значением, смыслом. И всякий артефакт, разумеется, тоже символ.

Однако, когда мы говорим о нематериальном культурном наследии, мы полагаем прежде всего сделать акцент именно на этой символической сущности артефактов. И потому определяем понятие «нематериальное культурное наследие» через «символ».

В самом простом виде символ можно понимать как образ или событие (т.е., здесь, «означающее»), указывающее (представляющее, отсылающее etc.) на другой образ или событие («означаемое»).

Культурную политику следует определить как деятельность государства, направленную на формирование, развитие и актуализацию системы ценностей и соответствующих им стратегических целей жизни человека и общества.

Соответственно, государство надлежит определить как систему общества и органов управления обществом.

При этом под обществом надо понимать совокупность людей, объединённых на основании, в той или иной мере, общей системы ценностей и целей существования.

Важно указать на то, что государство (см. вышеприведённое определение) должно представлять собой, действительно, единую систему общества, – являющегося, по существу, основой государства, – и органов управления обществом, по существу – органов общественного самоуправления.

В то же время очевидно, что современное наличествующее типичное государство представляет собой сугубый аппарат управления «обществом», кардинально оторванный от данного «общества», по существу подавляющий это общество и паразитирующий на нём, и использующий это «общество» в качестве объекта эксплуатации и манипуляции его массовым сознанием.

Суть дела здесь состоит в том, что современное так называемое «общество», собственно, обществом в более-менее полном смысле этого слова не является, а представляет собой совокупность индивидов, предавших забвению свои основополагающие ценности и, соответственно, стратегические цели существования; такого рода индивиды, очевидно, отчуждены друг от друга и в своей совокупности составляют толпу, социальную массу.

Такого рода «общество» справедливо именуют «массовым».

Это, к сожалению, совершенно податливая, насквозь обрабатываемая средствами массовой рекламы, агитации и дезинформации масса, которая не может даже ясно осознать такой элементарной вещи, как кардинальное различие целей своего существования, с одной стороны, и спектра основополагающего целеполагания стоящего над ним современного «государства» (как бюрократических «органов управления», реализующих целеполагание правящего класса), с другой стороны.

При этом, дополнительно необходимо указать на то, что типичное современное буржуазное «государство» (как «органы управления» обществом) само уже не является, по существу, субъектом государственной власти (политики), а представляет собой лишь инструмент (передаточную инстанцию) исполнения воли реального субъекта власти – глобальной транснациональной, условно, олигархии (элиты), использующей современные «государства» в качестве исполнителей своей воли, в своих интересах, со своим целеполаганием.

Очевидно, что предполагаемая суверенная конструктивная, нацеленная на реальное развитие человека и общества, культурная политика, идёт вразрез с целеполаганием глобальных элит (об этом целеполагании необходим отдельный разговор), с теми сценариями будущего, «новой нормальности», которые эти глобальные элиты в русле так называемой «четвёртой промышленной революции» пытаются осуществлять по всему миру, – и потому, очевидно, что обретение реального государственного суверенитета России является необходимым основанием для действительного противостояния, хотя бы в возможности, такого рода глобальным тенденциям и целеполаганию.

Основанием формирования и развития человека является его ценностная матрица, а эта ценностная матрица теснейшим образом завязана на то, что мы называем культурным наследием, нематериальным культурным наследием.

Соответственно, адекватный словарь ключевых понятий в этой сфере является основанием для проведения грамотной, конструктивной, самостоятельной, предполагающей восстановление государственного суверенитета, культурной политики, нацеленной на полноценное развитие человека и общества в России.


ЛИТЕРАТУРА

Васильев Г.Е. Окоём Волюшки. Русская философия власти. – М.: Ваш Формат, 2021. – 580 с.


Васильев Глеб Евгеньевич,
кандидат философских наук,
ведущий научный сотрудник, Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва)
Email: Gleb.negin@mail.ru

© Васильев Г.Е., 2022.

Статья поступила в редакцию 22.11.2022.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2022/4(31)

Url: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/545.html

Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

  • 12.10.2022

    30 сентября 2022 г. в Институте Наследия прошла очередная, 197-я ежемесячная «Краеведческая встреча на Берсеневке». Мероприятие проводил Центр краеведения, москвоведения (ЦКМК) и крымоведения. Во встрече приняли участие около 50 человек, в числе которых были научные сотрудники Института, преподаватели вузов, журналисты, архивисты, музейные и библиотечные работники, руководители и члены краеведческих обществ Москвы и Подмосковья и др.

  • 31.05.2022

    27 мая 2022 г. в Доме русского зарубежья в Москве состоялась презентация книги заместителя директора, руководителя отдела материального наследия Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева Александра Окорокова и Маргариты Окороковой (МГУ им. М.В. Ломоносова) «Русские православные храмы в Китае».

  • 31.05.2022

    В канун 90-летия Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва (Института Наследия) издана научная монография «Наука о культуре».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru