Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/4(31)


Содержание


Теоретические исследования

Закунов Ю.А.

Наследование нематериального культурного наследия России как духовный процесс

Путрик Ю. С., Соловьев А. П.

Использование объектов культурного наследия в сфере туризма как средства укрепления цивилизационной идентичности российских регионов

Васильев Г.Е.

Словарь терминов культурного наследия как пролегомены к культурной политике


Освоение наследия

Чувилькина Ю.В.

Художественное наследие Е.С. Зерновой в российских и зарубежных музейных коллекциях


Проблемы сохранения наследия

Таловин К.Д.

Характерные ошибки, совершаемые при проведении полевой консервации археологических находок


Исторические исследования

Окороков А.В.

Русские не сдаются!


Прикладные исследования

Овчинников В.М.

Феномен компьютерной игры: историографический аспект


Архив

DOI 10.34685/HI.2022.19.48.005

Таловин К.Д.

Характерные ошибки, совершаемые при проведении полевой консервации археологических находок

Аннотация. В статье рассказывается о типичных ошибках, допускаемых в ходе полевой консервации археологических предметов, и путях их решения. Описываются разрушительные процессы, которые происходят с артефактами с момента их изъятия из почвы.

Ключевые слова: ошибки, полевая консервация, археологические артефакты, сохранение историко-культурного наследия.


Ежегодно на территории нашей страны проходят многочисленные археологические исследования, в ходе которых ученые находят тысячи различных артефактов. Это предметы из неорганических и органических компонентов. Сохранность таких вещей зависит от многих факторов. Как правило, принято выделять внешние и внутренние. Разберем их более подробно для лучшего понимания рассматриваемой в статье проблемы.

К наиболее важным внешним факторам относятся параметры почвы. За долгие годы пребывания предметов в земле с ними происходят многочисленные негативные преобразования, т.к. почва содержит различные химические элементы и соединения, которые ускоряют разрушительные процессы. Поэтому, попадая в грунт, вещи подвержены повышенному риску. Сохранность таких предметов гораздо хуже, чем тех, которые не соприкасались с почвой. К внутренним факторам относят свойства самих артефактов, определяемые их составом и техникой изготовления.

Несмотря на то, что разрушающие процессы идут в предмете непрерывно, они могут сильно замедляться и не приносить видимого ущерба для артефактов. Для этого должны сложиться определенные условия (так называемые факторы сохранности), а именно:

отсутствие нескольких или одного существенного фактора деградации. Например, если грунт не насыщен влагой и в нем отсутствуют соли, электрохимическая коррозия не развивается и металл будет разрушаться гораздо медленнее;

– особые условия залегания. К ним можно отнести условия вечной мерзлоты. Температура здесь всегда отрицательная, а грунтовые воды находятся в состоянии льда. Содержание кислорода минимально. Следовательно, факторы разрушения сведены к минимуму. Именно поэтому в такой среде отлично сохраняются предметы из органических материалов;

фактор случайности. Иногда сложно объяснить, почему тот или иной предмет так хорошо сохранился;

– наличие консервирующих веществ в почве.

Одним из главных условий сохранности является момент равновесия. Для сохранения археологических предметов важно знать не только процессы, происходящие с ними в почве, но и факторы, действующие после их извлечения. Принципиально, что условия, в которых археологический артефакт находится в толщах культурного слоя, коренным образом отличаются от среды, в которой он оказывается после извлечения [1]. Такие изменения окружающей среды, за редким исключением, губительны для археологических предметов как из органических, так и неорганических материалов.

Поэтому прежде чем проводить археологические исследования, особенно важно предвидеть эти изменения в окружающей среде и их возможные тяжелые последствия для объектов во время раскопок и соответствующим образом планировать последующие действия.

Все выше перечисленное хорошо известно и изучено специалистами. Информация об этом существует в виде многочисленных методических пособий. Одним из самых известных является пособие под редакцией А.К.Елкиной, где подробно указаны причины разрушений археологических артефактов и методы их предотвращения [2]. Тем не менее, данная тема не потеряла актуальности, т.к. количество археологических исследований за последние годы увеличилось, а специалистов – реставраторов, способных грамотно провести комплекс консервационных мероприятий в полевых условиях, не хватает. Общая ситуация усугубляется еще и тем, что у некоторых археологов отсутствуют четкие представления о влиянии внутренних и внешних факторов на сохранность предметов во время их раскрытия и дальнейшего бытования памятника.

Об этой проблеме еще 50 лет назад писал Г. Дж. Плиндерлис: «Прежде чем археологи познакомились с сущностью действия изменений окружающей среды, они считали обычным и нормальным тот факт, что найденные находки при вскрытии и находившиеся в хорошем состоянии объекты погребения сразу же начинали уменьшаться в размерах, менять свою форму, а иногда при резком колебании атмосферных условий даже распылялись»[3]. Приходится констатировать, что и сейчас встречаются такие случаи.

В результате предметы, находившиеся в культурном слое сотни, а то и тысячи лет, могут быть уничтожены за очень короткое время. В итоге безвозвратно уходит часть исторического знания, не сохраненного для будущих поколений. Неправильные действия также могут затруднить последующую реставрацию.

Большинство ошибок можно было бы избежать, руководствуясь простыми правилами. Цель данной статьи – не облечение ошибок, а попытка привлечь внимание к насущной проблеме. Такие случаи не повсеместны, но встречаются довольно часто.

Ниже будут рассмотреныи даны пути решения наиболее типичных ошибок, возникающих в ходе полевых археологических исследований.

Подготовительный этап

Чтобы сохранить артефакты в поле, раскопкам должен предшествовать подготовительный период. Предварительно необходимо узнать, где будут проводиться исследования и какие находки наиболее характерны для данной местности. Как правило, раскопки ведутся на одном месте несколько лет и уже известна средняя степень сохранности вещей и их видовое разнообразие.

Исходя из этих данных, экспедицию следует оснастить необходимыми материалами, которые могут понадобиться в ходе консервации найденных вещей. Если привлечь реставратора в экспедицию не представляется возможным, необходимо получить его консультации. Это поможет избежать досадных ошибок, которые при наличии базовых знаний в данной области будут казаться очевидными.

К сожалению, на практике приходится сталкиваться со следующей ситуацией: в ходе археологической экспедиции совершенно «неожиданно» обнаруживается ряд находок, которые срочно нужно законсервировать и доставить в лабораторию. Особенно это актуально для находок из органики. Часто ни материалами, ни специалистами штат экспедиции не располагает. После полевого сезона о таких находках вспоминают не сразу, и они разрушаются дальше.

В процессе и после извлечения

Для сохранения археологических предметов важно знать не только то, что происходит с ними в почве, но и какие факторы и каким образом действуют после извлечения. Необходимо понимать весь цикл мероприятий, направленный на сохранение предмета от его излечения до работы с ним в реставрационной лаборатории.

После раскрытия и изъятия археологических предметов из земли нарушается термодинамическое равновесие, у предмета начинается «шок» – адаптация к новым условиям окружающей среды. Наибольшую опасность для археологических предметов, помимо температурно-влажностных колебаний, представляет повышенное содержание кислорода в атмосферном воздухе по сравнению с почвой. Содержание кислорода в почве колеблется в среднем от 0 до 2%, тогда как в воздухе его около 21% [4]. Температура на поверхности, как правило, всегда выше, чем в почве, а влажность, наоборот, существенно ниже. Поэтому на этапе извлечения следует быть предельно осторожным.

Приведем лишь некоторые грубые ошибки, которые могут привести к потере памятника.

1. Пытаться извлечь предмет из земли, прикладывая усилия или надавливая рукой за выступающие части, не поддерживая снизу.

Торопиться не стоит. Визуально вещь может казаться крепкой, как, например, некоторые находки из металла. Тем не менее, следует помнить, что без специального оборудования в полевых условиях практически невозможно установить степень деградации не только металла, но и других археологических материалов. Визуальная прочность не должна вводить в заблуждение. Стоит быть предельно аккуратным как при извлечении, так и в дальнейшем.

2. Неправильно сформированный монолит.

Основная задача монолита – обеспечить надежную упаковку при транспортировке особо хрупких предметов до стационарной лаборатории. Он должен быть герметичным и держать форму. На практике приходится сталкиваться с ситуациями, когда артефакты кладут в емкость, не отвечающую вышеперечисленным критериям. Например, в картонную коробку, которая не способна держать форму под весом земли. В результате, почва расползается в разные стороны, разрушая предметы. Существенный ущерб наносит и негерметичная упаковка. Если почва была влажной, то она высыхает и растрескивается, деформируя артефакты. Подробная информация о том, как правильно сформировать монолит, содержится в различных специализированных источниках. Одним из наиболее наглядных является книга известного английского археолога Дж. М. Кронина, где данной теме посвящена отдельная глава[5].

3. Сушка извлеченных предметов под прямыми лучами солнца.

Эта ошибка наиболее характерна для обработки предметов из металла в поле. Также как и в случае с первой ошибкой, подводит излишняя уверенность в прочности материала и незнание процессов, которые происходят внутри предмета. Под воздействием прямых лучей солнца происходит резкое испарение влаги, поверхность металла нагревается и высыхает. Это может привести к тому, что внешне крепкие вещи растрескаются, станут очень хрупкими и даже полностью разрушатся. Особенно это актуально для предметов из черных металлов, покрытых продуктами коррозии, загрязнёнными солями.

На примере железа рассмотрим механизм этих деструктивных процессов: при нахождении солей в почве(хлоридов) они гигроскопичны, т.е. хорошо растворимы. В только что выкопанных археологических предметах хлориды находятся в легко растворимом состоянии. В течение времени под действием кислорода, влаги и температуры хлорид железа (FeCl2*4H20 и FeCL2*H20), находящийся в продуктах коррозии, преобразуется в акаганеит (ß-FeOOH). Он является самым опасным продуктом коррозии железа. Чем опасно образование акагенеита, хорошо показано в книге М.С.Шемаханской «Металлы и вещи»: «При образовании акагенеита происходит увеличение объёма, что приводит к появлению новых трещин, а в дальнейшем к расслаиванию и распадению предмета на бесформенные фрагменты» [6]. При определенных условиях этот признак активной коррозии можно наблюдать уже через 30-60 мин. после извлечения железного артефакта [7]. Подобный механизм характерен и для медных сплавов. Поэтому необходимо действовать максимально быстро, не допуская высыхания находок. В противном случае, хлориды кристаллизуются, встраиваются в поры коррозионной корки и убрать их в дальнейшем будет очень сложно.

В целом, большинство металлических находок приспосабливается к новым условиям и визуально они остаются такими же, как и до извлечения. Проблема заключается в том, что в полевых условиях невозможно определить, в каких артефактах есть соли, а в каких нет.

Относительная стабильность предметов в период после изъятия не должна успокаивать. Как показывает практика, деструктивные процессы дают о себе знать уже в первые месяцы хранение археологического металла в кабинетных условиях. Не следует забывать об отложенных разрушениях, которые могут проявиться гораздо позже.

В отличие от металлов, находки из органических материалов более чувствительны к изменениям окружающей среды. Для них резкая смена условий микроклимата гораздо опаснее. В своей текстуре органические материалы содержат большое количество воды, при их извлечении начинаются моментальные процессы испарения. Если их не контролировать, то за очень короткий срок (иногда речь идет о минутах) это приводит к непоправимому ущербу: усадкам, деформациям, растрескиванию, расслаиванию.

В независимости от природы артефактов, ни в коем случае после извлечения из земли их не следует сушить на солнце. Правильной стратегией будет создать условия временного хранения, максимально приближенные к условиям захоронения.

4. Удаление с поверхности предмета продуктов коррозии и почвенных наслоений.

Этой ошибке подвержены не только археологи и рабочие экспедиции, но и специалисты-реставраторы.

Так, в статье за 2019 год реставратор II категории рекомендует использовать для очистки предметов из медных сплавов 30% раствор муравьиной кислоты или 5% раствор лимонной кислоты. По нормам и этике современной реставрации, от использования кислот при работе с археологическими вещами следует отказаться даже в стационарной лаборатории, не говоря уже про полевые условия. Автор статьи ссылается на успешной опыт полевой консервации биметаллического стремени: «Артефакт низкой степени сохранности, буквально взорванный электролизом, был оперативно расчищен именно специалистом в области реставрации, сразу получившим представление о его конструкции и состоянии. В процессе расчистки были сохранены все фрагменты предмета, перед транспортировкой они были высушены, далее – тщательно и аккуратно упакованы и быстро доставлены в реставрационную лабораторию. В результате этих простейших действий появилась возможность полностью отреставрировать предмет…» [8].

Это еще одна ошибка, т.к. на этапе расчистки начинается полноценная реставрация предмета, которая требует специального оборудования и не терпит спешки. Возникает парадокс: стремясь получить максимум информации в поле, мы можем ее уничтожить. Важно понимать, что значительная часть информации находиться в слое отложений. Так, вместе с продуктами коррозии металла могут быть утрачены элементы декора (инкрустация, серебрение, золочение), следы древесины на рукоятке ножей или ткани, в которую был обернут предмет. Помимо прочего, в полевых условиях может быть трудно определить, где заканчиваются коррозионные напластования и начинается оригинальная поверхность предмета. Часто они играют защитную функцию, удерживают фрагментированный объект вместе. Вспоминаются слова реставратора высшей категории С.Г.Буршневой: «Приступая к реставрации любых археологических предметов, очень важно правильно оценить состояние сохранности и поставить диагноз… Ошибка в оценке сохранности предмета ведет к выбору неадекватного метода реставрации, что может закончиться частичной или полной утратой артефакта»[9].

Поэтому, прежде чем приступать к расчистке предмета в полевых условиях, следует убедиться в целесообразности данного действия. Безусловно, реставратор способен определить степень сохранности объектов, однако в условиях экспедиции это сделать крайне проблематично и велик риск ошибиться. Если это возможно, лучше избежать любого интервенционного вмешательства в структуру памятника на данном этапе.

Упаковка и транспортировка

Упаковка и транспортировка является заключительной стадией полевой консервации. Она является не менее ответственной, чем изъятие находок из почвы.

В большинстве случаев в полевых условиях достаточно грамотно изъять и упаковать предметы из земли, а затем отправить в лабораторию. Несмотря на кажущуюся простоту данных действий, это очень ответственный этап. Ведь от того, как будут проведены мероприятия в поле, будет зависеть успех последующей консервации [10].

Однако именно на стадии упаковки совершается много ошибок, т.к. ей не уделяется должного внимания. В ряде случаев упаковка делается из подручных материалов или картонных коробок, предметы укладывают в хаотичном порядке, не учитываются их масса, размер, материал изготовления, условия, в которых они находились до извлечения из грунта.

В результате, когда вещи попадают в реставрационную лабораторию, их сохранность зачастую оставляет желать лучшего.

Чтобы избежать этого, следует учитывать все вышеперечисленные данные. Упаковка должна быть герметичной и жесткой, предметы должны быть аккуратно разложены, учитывая их массу и размер. Главное, чтобы вещи помещались в среду, максимально приближенную к условиям залегания. Для создания такой среды в полевых условиях подойдут полиэтиленовые контейнеры с герметично прилегающей крышкой. Так же для поддержания необходимой влажности внутри упаковки можно использовать специальные адсорбенты. При транспортировке упаковку нужно неподвижно зафиксировать.

При грамотном проведении комплекса полевых мероприятий, включающем изъятие, упаковку и транспортировку, вещи без изменений могут храниться несколько лет. Однако оптимальный вариант – сразу после полевого сезона направлять находки на реставрацию, т.к. запустившиеся деструктивные процессы невозможно полностью остановить. Разрушения, начавшиеся в поле, продолжатся уже в условиях музейных хранилищ. При этом требуется гораздо больше усилий и средств для сохранения поступивших коллекций.

На данный момент нет единого метода, гарантирующего сохранность находок в полевых условиях. Каждый случай уникален и требует индивидуального рассмотрения.

Конечно, идеальным вариантом является сотрудничество археолога и реставратора на месте проведения археологических работ, но это скорее исключение, чем правило. Снизить остроту проблемы поможет повышение уровня знаний специалистов разных профилей, работающих на раскопе. Необходимо четко понимать весь путь предмета от раскопа до музейного хранилища или реставрационной лаборатории.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Полевая консервация археологических находок (Текстиль, металл, стекло) / Сост. А.К. Елкина и др. – М.: ВНИИР, 1987. – С. 5.

[2] Там же.

[3] Плендерлис Г. Дж. Консервация древностей и произведений искусства. Вып. III // Под ред. С.А.Зайцевой. – М., 1964. – 164 с.

[4]Почвоведение / Под ред. И.С. Кауричева, И.П. Гречина. – М.: Колос, 1969. – 543 с.

[5]Cronyn J. The elements of archaeological conservation. – London: Routledge, 1990. –P. 43-57.

[6]Шемаханская М.С. Металлы и вещи: история, свойства, разрушение. Реставрация. – М.: Индрик, 2015. – 288 с.

[7] Консервация железных археологических предметов: монография / И.Ю. Буравлев, О.Н. Цыбульская, А.А Юдаков и др. – М.: ИНФРА-М, 2018. – 138 с.

[8] Берлизов Н.Е., Кузин И.И. Условия работы с археологическими предметами из металлов в полевых условиях // Культурная жизнь юга России. – 2019. – № 2. – C. 112-117.

[9] Буршнева С.Г. Некоторые аспекты сохранности археологических находок из медных сплавов // Вестник Музея археологии и этнографии Пермского Предуралья. – 2016. – № 6. – С. 39-45.

[10] Полевая консервация археологических находок... С. 4-8.


Таловин Константин Дмитриевич
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва)


© Таловин К.Д., 2022.

Статья поступила в редакцию 22.12.2022.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2022/4(31)

Url: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/553.html

Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

  • 12.10.2022

    30 сентября 2022 г. в Институте Наследия прошла очередная, 197-я ежемесячная «Краеведческая встреча на Берсеневке». Мероприятие проводил Центр краеведения, москвоведения (ЦКМК) и крымоведения. Во встрече приняли участие около 50 человек, в числе которых были научные сотрудники Института, преподаватели вузов, журналисты, архивисты, музейные и библиотечные работники, руководители и члены краеведческих обществ Москвы и Подмосковья и др.

  • 31.05.2022

    27 мая 2022 г. в Доме русского зарубежья в Москве состоялась презентация книги заместителя директора, руководителя отдела материального наследия Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева Александра Окорокова и Маргариты Окороковой (МГУ им. М.В. Ломоносова) «Русские православные храмы в Китае».

  • 31.05.2022

    В канун 90-летия Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва (Института Наследия) издана научная монография «Наука о культуре».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru