Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2023/4(35)

Содержание


Культурная политика

Соловьев А. П., Абдурахманова З.Т.

Новые направления государственных и общественных инициатив по сохранению и приумножению культурно-исторического достояния России


Освоение наследия

Путрик Ю.С., Тюрина Е.В.

Пути актуализации объектов культурного наследия средствами туризма и социокультурного проектирования


Смоленчук Е.В.

О технологическом подходе
в исследовании коллекции тканей
с верховой масляной набойкой
из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея
им. Д.Г.Бурылина


Соловьев А.П.

Вопросы взаимодействия
в цифровом пространстве библиотек и сферы туризма 


Исторические исследования

Мадикова Л.В.

Фреска как источник знания
о древнерусском судостроении


Ефимов А.В.

Приказы вооруженных сил
на Юге России о чинах военных 1919-1920 гг. как биографический источник


Отечественное наследие
за рубежом

Ельчанинов А.И.

Корейская Народно-Демократическая Республика: памятники советским и российским деятелям и военно-историческим событиям




Дата публикации: 18.12.2023

Архив

DOI 10.34685/HI.2023.41.38.029

Смоленчук Е.В.

О технологическом подходе в исследовании коллекции тканей с верховой масляной набойкой из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея им. Д.Г.Бурылина

Аннотация. В статье пойдет речь о формировании методики исследований комплексных памятников декоративно-прикладного искусства – ранее не введенных в научный оборот образцов верховой масляной набойки из коллекции Ивановского государственного историко-краеведческого музея им. Д.Г.Бурылина. Для исследования набойки впервые был применен метод, разработанный сотрудниками ГосНИИР для оценки поверхности исторических тканей из лубяных волокон. В задачи исследования входило выявление и трактовка тех визуальных характеристик поверхности, которые соответствуют разным технологическим схемам изготовления набойки. При составлении программы исследования и отборе ключевых параметров все известные нюансы в изготовлении набойки учитывались с точки зрения современного понимания существующих технологических схем, что позволило выделить 53 различных маркера поверхности, которые впоследствии могут быть использованы для ее атрибуции и оценки сохранности.

Ключевые слова: верховая масляная набойка, исторические ткани из лубяных волокон, атрибуция текстиля.


В 2022 году сотрудниками отдела научной реставрации предметов декоративно-прикладного искусства Государственного научно-исследовательского института реставрации (ГосНИИР) проводилось исследование образцов набойки из коллекции Ивановского государственного историко-краеведческого музея им. Д.Г.Бурылина. В рамках исследования были рассмотрены образцы верховой масляной набойки, датированные в описях XVII – началом XIХ вв., из числа лично собранных выдающимся русским коллекционером Дмитрием Геннадьевичем Бурылиным на рубеже XIX-XX столетий. Коллекция ранее не была введена в научный оборот.

Для исследования использовался комплексный метод оценки образца набойки (ткани) по визуальным характеристикам, разработанный сотрудниками ГосНИИР для тканей из лубяных волокон с целью их атрибуции и оценки сохранности. Его суть – в формализации визуальных признаков поверхности исторических текстильных материалов и соотнесении этих признаков с имеющимися в историографических и архивных источниках данными о технологических параметрах производства.

Формализация признаков позволяет оперировать большими группами исторических текстильных памятников и рассматривать их с разных сторон в контексте задач исследования. Метод был разработан для исторических текстильных материалов индустриального периода из лубяных волокон. В это время лубяные волокна доминировали как сырье для выработки технического текстиля; кроме того, из них производился широкий ассортимент одежных и декоративных тканей, то есть для их обработки и отделки применялись наиболее разнообразные приемы и материалы. Поэтому выбор лубяных волокон в качестве объекта исследования позволяет, помимо прочего, выделить особенности поверхности, связанные с разными этапами и способами отделки текстильных материалов.

Образцы верховой масляной набойки в контексте исследования рассматриваются как результат использования комплексных технологий.

Предварительно осматривая коллекцию и оценивая возможности применения комплексного метода к образцам набойки, мы отметили, что большая часть колеров, использованных для набивки рисунка, имеет тенденцию к образованию пленки на поверхности, что, собственно, и характеризует технологические особенности «верховой масляной набойки». То есть, именно наличие полимерной пленки красочного слоя на поверхности визуально отличает метод «верховой масляной набойки» от кубового или более позднего, заварного способа нанесения красителя на ткань. Подробное изучение и сравнение технологий изготовления подтвердило, что верховая масляная набойка наносилась поверх ткани, уже прошедшей до этого полный цикл производства, то есть все процессы выработки и отделки; а значит, с технологической точки зрения, может быть охарактеризована скорее как способ «украшения ткани», а не ее отделка. В то время как техники кубовой набойки и «заварного способа» глубже вплетены в цикл производства ткани и по классификации, принятой в современной текстильной промышленности, могут определяться как часть отделочных мероприятий [1 с. 115].

В силу сказанного в проведенном исследовании образцы верховой масляной набойки рассматривались как образцы красочного слоя на тканой основе, с отдельной оценкой визуальных параметров окрашенных и неокрашенных участков и специфики их взаимодействия. Этот подход позволил нам увидеть в одном образце два полноценных технологических цикла: выработки ткани и нанесения красочного слоя, и подробно изучить нюансы их взаимодействия. А это, в свою очередь, увеличило количество используемых маркеров.

Формат статьи не позволяет изложить всю информацию о проведенном исследовании, поэтому в ней будет сделан акцент на некоторых методических вопросах отбора параметров для исследования, а также возможности последующей интерпретации полученных данных.

В качестве параметров для исследования выбирались визуальные и геометрические характеристики поверхности, отражающие технологические или иные особенности изготовления конкретного образца.

Исследование проводилось с помощью неразрушающих визуальных органолептических методов, в том числе, с помощью оптических приборов, а также измерения геометрических характеристик поверхности.

Последовательность описания образцов набойки была выстроена сверху вниз, от окрашенных фрагментов к неокрашенным. Схема компоновки параметров в таблицы выстраивалась с точки зрения технологии: создание красочного слоя, выработка ткани и их взаимодействие между собой.

Далее в статье описаны этапы формирования методики для одного из крупных кластеров в коллекции Ивановских набоек. А именно кластера, объединяющего 14 образцов набойки с рисунком, нанесенным одним колером серо-черного оттенка – то, что в литературе принято обозначать как «сажная набойка».

Рис. 1В результате осмотра окрашенных участков было отмечено, что основные изобразительные элементы представляют собой участки красочного слоя, которые имеют разную степень толщины, плотности, прозрачности и блеска. Поверхности окрашенных фрагментов различаются друг от друга по качеству как в рамках коллекции в целом, так и в рамках одного образца и отдельного колера (Рис. 1). Принято думать, что в первую очередь на это влияют и самостоятельные качества связующего пигмента в красочной пасте, и уникальные условия их взаимодействия между собой и с поверхностью ткани. Механические и химические повреждения, связанные с износом образца в этом случае могут рассматриваться как вторичные. То есть, неоднородность внешнего вида красочных слоев на образцах набойки говорит нам о его изначально неодинаковом составе, демонстрирующем разные технологические традиции.

В литературе технология верховой масляной набойки обычно описывается на основании более поздних источников, когда набойка пигментом на масляном связующем применялась наряду с набойкой другими красящими веществами. Поэтому встречающиеся в историографии терминология и описание технологии масляной набойки весьма условны и не могут в полной мере объяснить те нюансы поверхности красочного слоя, которые мы наблюдаем на изучаемых объектах. Чтобы корректно поставить задачи для последующего исследования поверхности красочного слоя, пришлось более детально трактовать упомянутые в исторических источниках технологические процессы и материалы с точки зрения современного понимания истории красящих веществ и способов их применения.

Наиболее полная и последовательная технологическая схема изготовления верховой масляной набойки приведена в хрестоматийном труде Николая Николаевича Соболева «Набойка в России» [2, с. 22]. Он достаточно подробно описывает один из методов нанесения красочного слоя на ткань и дает отсылки к архивным данным о некоторых компонентах связующего и красящих веществ. И что для нас важно, в книге высказано обоснованное предположение о том, что набойкой занимались профессиональные иконописцы, в том числе Оружейной палаты Московского Кремля – одного из самых передовых с точки зрения живописной технологии заведений своего времени. Кроме Н. Н.Соболева, некоторые другие авторы в своих исследованиях опираются на схему распространения рисунков и технологии набойного дела из известных городских художественных центров в более провинциальные и далее, в местные крестьянские хозяйства [2, с. 16]. Это позволяет трактовать технологию верховой масляной набойки как вторичную, упрощенную версию лучших образцов живописи на ткани, а ее технологические структуры воспринимать как части более крупных живописных систем.

Для русской живописной традиции XVII-XVIII веков, современной образцам исследуемых набоек, особенно характерны многослойные, лессировочные поверхности с разнообразными пластическими характеристиками, что было обеспечено разнообразием применяемых связующих веществ, в том числе прозрачных масляных пленок. В русских письменных источниках среди способов приготовления связующего для живописи на пластичной незафиксированной основе, а именно – для изготовления знамен, росписи церковных облачений, предметов одежды и проч., упоминают все известные типы связующих веществ традиционной темперной живописи. Большая часть их относится к разряду эмульсионных: яичная темпера, жирная яичная темпера (с добавлением масел и лаков), разные типы эмульсионных клее-масляных смесей на основе животных клеёв (карлук – животный клей с добавлением масел и желтка) [3, с. 209, 211]. Помимо этого, упоминаются растительные клеи – крахмалы и камеди и масло-смоляная вареная олифа с добавлением янтаря и свинцовых белил в качестве сиккатива, о которых пишет в своем труде Н. Н.Соболев. А добавление масла в связующее традиционно использовалось для создания пластичных гидрофобных покрытий на тканях технического назначения, что также упоминается у де Майерна [4, с. 419].

Уже исходя из этого, мы можем предположить, что привычное «клишированное» название «масляная набойка» свидетельствует только о возможном присутствии масляной составляющей в связующем, но не об однородном и универсальном его составе для всех колеров. Каждый тип связующего подбирался для конкретного пигмента и, вкупе с ним, задавал определенные качества плёнке – скорость высыхания, степень сродства с поверхностью, толщину и блеск.

При рассмотрении более конкретной рецептуры «о варении масла на набой…» можно отметить, что рецепты вареного масла, а именно – варка масла со свинцовыми красками или другими сиккативами, ничем не отличаются от рецептов варки масел для каретных лаков или иконных покрытий. Однако для набойки, конкретно – творения сажного колера, рекомендовали добавлять водорастворимой смолы камеди [3, с. 203] «для лучшаго глянцу… распусти густо», а также «карлушной воды» – раствора осетрового клея [3, с. 209]. Обе эти добавки в вареное масло, по современной классификации, превращали масляное связующее в эмульсионное, что значительно меняло качество образуемой пленки: способствовало быстрому высыханию, делало красочный слой более толстым и матовым. И это очень важно при использовании сажи как красящего вещества – большинство ее сортов очень легкие, малокроющие, склонные к миграции, в масляных покрытиях сохнут долго, при плохом замесе кроют неравномерно. В современных масляных покрытиях сажа используется с большим количеством наполнителя. Очевидно, что применение для набойки эмульсионного клее-масляного связующего лучше стабилизировало окрашивающие частицы сажи.

Для оценки особенностей связующего на образцах ивановской коллекции были выбраны такие внешние характеристики, как толщина и равномерность красочной пленки, степень и равномерность ее блеска. Пластичность пленки и специфика ее нанесения оценивались по равномерности и качеству ее погружения в фактуру. Важной характеристикой красочной пасты были вторичные признаки износа и старения. Были выявлены образцы с равномерным толстым и матовым красочным слоем без признаков износа и старения; образцы с толстой и равномерной пленкой сероватого оттенка с кракелюром старения; с тонкой блестящей пленкой, без трещин с хорошим наполнением фактуры холста (рис. 1). Все обозначенные визуальные характеристики поверхности подтверждают необходимость дальнейших исследований по составу связующего в конкретных красочных пастах.

Цвета красочных слоев на одноцветных «сажных» набойках из Иванова, различаются по теплохолодности и светлоте, а также равномерности окрашивания пленки. Диапазон оттенков серого варьируется от теплых коричневатых тонов до холодных синеватых, что указывает на использовании в каждом случае разных по составу красящих веществ. Помимо различных саж, для набойки могли использоваться настолько же дешевые черни, которые имеют больший вес и размер частиц и более удобны в замесе на масляном связующем, однако также долго сохнут. Для более холодных оттенков, синеватых, могли использоваться добавления синего пигмента.

Бытует устойчивое мнение, что в верховой масляной набойке широко применялась берлинская лазурь. Хотелось бы отдельно рассмотреть вопрос о возможной специфике применения этой краски для набойки.

Применение берлинской лазури как пигмента и красителя в Европе началось с 1709–1724 гг [5, с. 588, 593], а в России, по свидетельству многих авторов, распространилось только с XIX века. Высокие дисперсионные свойства позволяли широко использовать пигмент в качестве красителя для ткани. В конкретной рецептуре «на набой для лазоревых дел» описывается применение берлинской лазури с добавлением белого пигмента [3, с. 203], что объясняется его высокой красящей способностью и низкой укрывистостью. Замес чистой берлинской лазури на масле крайне затруднен: он позволял получить только темные, малокроющие краски с ирризирующим эффектом [6, с. 262]. Добавление белого пигмента (в этом случае добавляли мел) давало яркие голубые цвета и было возможно только на клеевом или нежирном темперном связующем. Под воздействием щелочи синий цвет видоизменялся до коричневого. В рецептурных сборниках XVIII века для «лазоревой набойки» (с берлинской лазурью) рекомендовали добавки твердых смол (янтаря) и мягких смол (мягких копалов), что делало пленку более твердой и блестящей, но повышало ее хрупкость. Применение на «набой для лазоревых дел» именно берлинской лазури требует отдельного исследования и потенциально может рассматриваться как дополнительный маркер для атрибуции.

Выбор параметров для оценки неокрашенных участков поверхности базировался на утверждении, что каждый из нюансов выработки ткани отразился на ее поверхности. Согласно методике, разработанной для лубяных волокон, свойства ткани были разделены на изначальные, структурные и привнесенные.

К изначальным свойствам относились параметры, отражающие природу волокна. Ткани на всех рассмотренных образцах коллекции выработаны из волокон растительного происхождения, разной степени длины, как штапельных, так и технических.

Структурные свойства характеризуют геометрические параметры ткани: размер и особенности структуры пряжи и ткани, характер кромки и кромочного переплетения. При исследовании обращалось внимание на пороки пряжи и ткацкие пороки, которые могут иметь важное значение при сравнении образцов с аналогами из других коллекций.

Рис. 2При оценке привнесенных свойств существенным показателем была степень смачиваемости ткани, которую характеризует степень и равномерность проникновения красочной пасты в ткань. Неравномерное проникновение дает неравномерный блеск окрашенных фрагментов, нарушает пластические свойства ткани (придает излишнюю и неравномерную жесткость) и также делает касания окрашенных и неокрашенных фрагментов неопрятными, что соответственно ухудшает общие потребительские свойства ткани (Рис. 2).

Для безупречно равномерного проникновения краски мастеру недостаточно было равномерно замесить колер с соблюдением в нем точной пропорции пигмента и связующего, а потом технически верно нанести его. Помимо этого ткань-основа должна была иметь отрегулированную смачиваемость по всей поверхности. То есть во время обработки волокна и пряжи оттуда должны были быть удалены определенные природные и прочие вещества, мешающие смачиваемости, а в процессе выработки ткани и после нее, привнесены дополнительные, с целью приобретения конкретных потребительских свойств.

Н.Н.Соболев подчеркивает, что специальной химической обработки ткани перед нанесением рисунка не было [2, с. 22]. Однако, учитывая тот факт, что для набивки рисунка использовали готовые ткани, прошедшие полный производственный цикл, мы можем предположить, что они были отделаны в соответствии с общепринятыми технологиями и имели устоявшиеся потребительские свойства.

Привнесенными для заключительной отделки ткани и стабилизации ее свойств веществами мы можем считать все типы аппретов и других составов, а также шлихту (состав для подготовки нитей основы). По оценке крупного ученого-материаловеда, работавшего в конце XIX-начале XX века, А.А.Архангельского, готовая ткань могла содержать в себе до 60% привнесенных веществ [7, с. 40].

Из рецептурных сборников, касающихся наиболее употребительных текстильных технологий XIX века, нам известно, что для шлихтовальных составов, помимо крахмальных клеев, применялись составы из гречневой муки и сала [8, с. 73]. В качестве аппретов, помимо растворов растительных и животных клеёв, использовались эмульсионные составы из тех же клеёв с добавлением животного жира. Широко применялись воскосодержащие составы для лощения. Для грубых суровых холстов были губительны обработки глиноземом, которые делались перед продажей, для утяжеления и повышения плотности. В процессе эксплуатации глинозем высыпался, ткань становилась «скважистой» и рыхлой. Распространенный способ употребления ворвани или рыбьего жира для хранения и обработки джутовых волокон и пряжи нарушал адсорбцию выработанной из них тканью каких бы то ни было составов.

В настоящее время состав и наличие отделочных аппретирующих веществ на исторических тканях простых гладких переплетений из растительных волокон очень трудно определяется даже с помощью химико-технологических исследований. Их присутствие на поверхности ткани обычно визуально проявляется только благодаря вторичным признакам старения и износа, а именно: изменения фактуры поверхности в местах механических повреждений, блеск, тип распространения загрязнений.

В случае с набойкой наличие и качество аппрета можно определить по взаимодействию окрашенных и неокрашенных фрагментов, как на лицевой, так и на тыльной стороне. То есть, ответив на вопрос, насколько глубоко и каким образом красочный слой сцепляется с поверхностью ткани, мы сможем выделить визуальные показатели, характеризующие тот или иной тип смачиваемости, напрямую зависящий от аппретирующих веществ и других способов обработки.

Рис. 3Смачиваемость поверхности ткани без участия аппретирующих веществ или с незначительным их количеством может ограничиваться структурой пряжи. Так, например, рыхлая однокруточная пряжа с относительно высоким углом крутки, задает фактурность поверхности и красочная паста покрывает только верхушки зерна – это нарушает четкость рисунка, однако сохраняет пластические свойства неаппретированной ткани. Ткань как будто только слегка «запачкана» орнаментом (Рис. 3).

Рис. 4Наличие толстых пленок аппретирующих веществ было зафиксировано методом сравнения характеристик лицевой и оборотной стороны тех образцов сажной набойки ивановской коллекции, которые в описях обозначены как книжные обложки. Характеристики их неокрашенных фрагментов лицевой и оборотной стороны существенно различны, что позволило выделить два образца с лицевым грунтовым покрытием (с белым наполнителем) и образцы с толстой пленкой полупрозрачной проклейки. Кроме того, книжные обложки характеризуются одинаковой подавленной фактурой ткани на окрашенных и неокрашенных фрагментах с лицевой и оборотной стороны (Рис. 4).

Наличие настолько толстых пленок, что их можно обозначить как грунтовое покрытие для образца набойки, все-таки является неординарным явлением и характеризует только отдельную группу памятников. При оценке памятников одежной группы разница в лицевой и тыльной стороне проявляется по-другому, а именно – степенью проникновения красочного слоя на тыльную сторону. Сквозные проступания связующего или всей красочной пасты отмечают плохо подобранный колер и небрежное нанесение ее на неподходящую поверхность (Рис. 5).Рис. 5

На образцах набойки по отбеленным и полубеленным тканям из лубяных волокон важным маркером неокрашенных фрагментов является качество цвета. В обозначенном временном отрезке (XVIII–XIX вв.) бытовало три типа отбеливания: «луговое отбеливание» (естественным озонированием), отбеливание хлорной известью и отбеливание искусственным озонированием. Каждый из этих способов по-разному влиял на растительное волокно, что характеризовало оттенок белого цвета, возникающий уже при отделке и усиливающийся в процессе старения.

Поскольку отбелка – операция, лишающая текстильные материалы значительного количества природных веществ, препятствующих смачиванию, степень проникновения в ткань красящих веществ должна была обязательно регулироваться привнесенными веществами. Регулировали смачиваемость составы для аппретов и лощения: в рецептурных сборниках XIX века для беленых холстов рекомендуются составы из говяжьего жира, воска и сала. В процессе бытования ткань консервировали крахмальными аппретами.

Рис. 6В Ивановском музее хранятся три образца набойки с одинаковым рисунком по полубеленой ткани, которые, по всей видимости, являются деталями кроя одного изделия (рис.6). При внешнем визуальном сходстве, геометрические и структурные показатели поверхности зафиксировали две разных использованных ткани-основы. При оценке неокрашенных участков поверхности лицевой стороны было выявлено, что один из образцов имеет более неравномерные показатели смачиваемости, не везде достаточные для использованного выбранного красочного колера. А именно: на лицевой стороне, вокруг красочного слоя, заметны ареалы от связующего, а оборотная сторона имеет значительные проступания связующего в рамках рисунка. Фрагмент с проступающими связующими относился к образцу, набитому по отличающейся ткани. Очевидно, что фрагмент набойки с таким производственным браком не относился к разряду высокосортной продукции, и мог быть повторением более качественного образца по причине недостатка ткани для изделия или по какой-либо другой причине.

Таким образом, сравнение формальных параметров между собой позволяет выделять образцы в группы, сходные по принципам, но различные по нюансам изготовления. Для введения дополнительного инструмента сравнения один из образцов был назначен «эталонным» – образцом, имеющим наиболее яркое проявление того или иного параметра, что позволяет обоснованно оценить образец набойки не только с точки зрения иконографии и сложности изготовления как отдельный артефакт, но и оценить уровень предмета с точки зрения качества выполненных работ и подбора материалов, охарактеризовать потребительские свойства образца.

Выделение «эталонных образцов» также позволяет ввести понятие «сортности» как характеристику исходных потребительских свойств в рамках исследуемой группы исторических тканей. Что также важно для прочтения повторяемых и тиражируемых памятников.

Количество зафиксированных визуальных параметров на каждом образце зависит от его сохранности и возможностей доступа к поверхности. В некоторых случаях экспонаты из Ивановской коллекции были плотно законвертированы, что ограничивало доступ к тыльной стороне, в некоторых случаях образцы не сохранили кромок или имели неполноценный раппорт. В общей сложности на поверхности исследованных образцов верховой масляной набойки были зафиксированы 53 различные визуальные характеристики: от геометрических и структурных параметров ткани до качества и характеристики красочного слоя.

В результате изучения и оценки поверхности образцов набойки из Ивановского собрания была сформирована база данных в рамках данной коллекции. Полученные при исследовании результаты предполагается использовать как самостоятельные атрибуционные маркеры или объединять их в группы с другими образцами и исследовать дополнительно для уточнения данных.


ЛИТЕРАТУРА

[1] Бузов, Б.А., Алыменкова, Н.Д. Материаловедение в производстве изделий легкой промышленности (швейное производство) : Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. – Москва: Академия, 2004. – 448 с.

[2] Соболев, Н.Н. Набойка в России. – Москва: Тип. тов-ва И.Д.Сытина, 1912. – 110 с.

[3] Свод письменных источников по технике Древнерусской живописи, книжного дела и художественного ремесла в списках XV–XIX вв. : Т. 1, кн. 2 / сост. Гренберг Ю.И. – Санкт-Петербург, 1995.

[4] Бергер, Э. История развития техники масляной живописи / под ред. Рыбникова А.А., пер. с нем. Лужецкой А.Н. – Москва: Изд-во Акад. Художеств СССР, 1961. – 512 с.

[5] Беленький, И.Ф., Рискин И.В. Химия и технология пигментов : учеб. пособ. – Ленинград: Гос. науч.-тех. изд-во хим. лит-ры, 1960. – 756 с.

[6] Никитин, А.М. Художественные краски и материалы : учебно-практ. пособ. – Москва; Вологда: Инфра-Инженерия, 2016. – 412 с.

[7] Архангельский, А.Г. Волокна, пряжа, ткани. Методы исследования в связи с кратким материаловедением волокнистых веществ. – Москва: Тип. Рус. т-ва печ. и изд. дела, 1914. – 353 с.

[8] Селивановский, И.П. Руководство по прядению, тканью и белению. – Москва: Издание К.И.Тихомирова, 1901. – 101 с.


Смоленчук Елена Валериевна
младший научный сотрудник отдела научной реставрации предметов
декоративно-прикладного искусства Государственного
научно-исследовательского института реставрации (Москва)

© Смоленчук Е.В., текст, 2023
© Смоленчук Е.В., ил., 2023
Статья поступила в редакцию 29.10.2023.

Открыть PDF-файл

Ссылка на статью:
Смоленчук, Е.В. О технологическом подходе в исследовании коллекции тканей с верховой масляной набойкой из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея им. Д.Г.Бурылина. –
DOI 10.34685/HI.2023.41.38.029. – Текст: электронный // Журнал Института Наследия. – 2023. – № 4. – С. 13–19. – URL: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/614.html.


Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru