Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2023/4(35)

Содержание


Культурная политика

Соловьев А. П., Абдурахманова З.Т.

Новые направления государственных и общественных инициатив по сохранению и приумножению культурно-исторического достояния России


Освоение наследия

Путрик Ю.С., Тюрина Е.В.

Пути актуализации объектов культурного наследия средствами туризма и социокультурного проектирования


Смоленчук Е.В.

О технологическом подходе
в исследовании коллекции тканей
с верховой масляной набойкой
из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея
им. Д.Г.Бурылина


Соловьев А.П.

Вопросы взаимодействия
в цифровом пространстве библиотек и сферы туризма 


Исторические исследования

Мадикова Л.В.

Фреска как источник знания
о древнерусском судостроении


Ефимов А.В.

Приказы вооруженных сил
на Юге России о чинах военных 1919-1920 гг. как биографический источник


Отечественное наследие
за рубежом

Ельчанинов А.И.

Корейская Народно-Демократическая Республика: памятники советским и российским деятелям и военно-историческим событиям




Дата публикации: 18.12.2023

Архив

DOI 10.34685/HI.2023.23.22.028

Мадикова Л.В.

Фреска как источник знания о древнерусском судостроении

Аннотация. Статья посвящена исследованию фрески как источника информации о древнерусском судостроении. Автором описаны особенности развития фресковой живописи на Руси. Проанализированы изображения кораблей и лодок, представленных на древнерусских настенных росписях, и выявлены их конструктивные особенности.

Ключевые слова: фреска, древнерусское искусство, судостроение, судно.


Древнерусское судостроение является важной частью культурного наследия русского народа и представляет значительный научный интерес. Так, например, изучению этого уникального феномена материальной культуры в разное время свои труды посвятили Э. Генриот [1], Н. П. Загоскин [2], А. В. Окороков [3], П. Е. Сорокин [4], П. А. Филин [5], И. А. Шубин [6], И. И. Яковлев [7] и др.

В большинстве своём исследователи при изучении судостроительной традиции различных стран и народов опираются на письменные и изобразительные источники, различные этнографические данные, археологические находки, появившиеся в результате раскопок. Наиболее полными данными о судостроительных технологиях обладают изобразительные источники, которые условно можно разделить на изобразительно-графические (чертежи, эскизы и т.п.) и изобразительно-художественные (картины, иконы, фрески, миниатюры и т.п.).

Однако в случае с древнерусским судостроением привлечение изобразительно-графических источников в виде чертежей и эскизов для изучения данного феномена является практически невозможным. Это связано, прежде всего, с тем, что складывавшаяся веками судостроительная традиция вплоть до правления Петра I передавалась из поколения в поколение посредством живого опыта без письменной фиксации. В силу этого чертежей древнерусских судов, ходивших в допетровской Руси, исследователями не выявлено. Вместе с тем сохранилось множество памятников художественной культуры, содержащих изображения судов, которые могут быть вовлечены в контекст изучения судостроительной культуры Древней Руси.

К одним из важных изобразительно-художественных источников по кораблестроению относятся фрески, представляющие суда различных типов. В современной науке есть некоторые примеры привлечения настенных росписей для изучения древних судостроительных традиций того или иного народа. Наиболее известной в мировой науке фреской, рассмотренной исследователями в качестве исторического источника по судостроению, считается фреска бронзового века из Акротири (Санторини). Настенная роспись, имеющая почти 4 м в ширину и 44 см в высоту и изображающая флотилию из 14 морских судов минойской эпохи, была погребена под слоем вулканического пепла в XVI в. до н.э. и обнаружена в 1967 г. Художник при написании кораблей уделил большое внимание прорисовке различных деталей, например оснастке и рулевому механизму, тем самым демонстрируя передовые знания минойцев в области кораблестроения. На основе этих изображений исследователями было сделано множество реконструкций и моделей судов. Так, например, в 2003 г. Морской музей Крита спустил на воду реплику судна минойской эпохи, получившее название «Миноа». Проведенные впоследствии испытания продемонстрировали хорошие мореходные качества судна.

По своей значимости фреске из Акротири (Санторини) не уступает фреска III в. до н.э., открытая в результате археологических исследований Нимфея в 1973–1978 гг. под руководством Н.Л.Грач. Настенная роспись нанесена на втором этаже в храме Афродиты Навархиды и содержит изображения разнотипных кораблей в сопровождении различных фигур и небольших фрагментарных и эпизодических надписей. Наибольший интерес научного сообщества вызвало изображение многовесельного боевого корабля с основным и дополнительным тараном в стиле сграффито. Длина корабля – 1,20 м, а на борту прорезью нанесено название «Изида». Фреска с изображением гребного корабля «Изида» стала предметом дискуссии как отечественных, так и иностранных исследователей. Например, Н.Л.Грач интерпретировала судно как триеру [8] длиной 60 м. А согласно Н.П.Писаревскому, «Изида» выступает отображением либо эллинистической пентеры, либо октэры [9]. Несмотря на противоречия, исследователи полагают, что размеры и конструкция корпуса сопоставимы c памятниками античных кораблекрушений и находками отдельных элементов конструкции боевых эллинистических кораблей.

Для изучения древнерусской судостроительной традиции определенным потенциалом обладает фресковая живопись, сохранившаяся на стенах храмовых сооружений XV–XVII вв. На более ранних настенных росписях также встречаются суда, иллюстрирующие сюжеты Священного Писания и основные догматы христианства. Однако на ранних изображениях судов может прослеживаться влияние византийской или, в некоторых случаях, средиземноморской судостроительной традиции. Связано это прежде всего с тем, что долгое время на Руси были распространены византийские иконографические схемы храмовых росписей, а художниками часто выступали византийские или греческие мастера. Ярким примером такого влияния являются корабли и лодки, изображенные на фресках Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря (Рис. 1).

Рис. 1

Мирожский монастырь был построен в XIIв. по заказу новгородского архиепископа Нифонта. Некоторые исследователи полагают, что внутреннюю отделку и роспись стен осуществляли греческие мастера [10]; другие придерживаются теории, что собор расписан византийскими художниками [11]. Изображенные на данных фресках суда обладают средиземноморскими и византийскими чертами. Так, например, на фреске «Явление Христа апостолам на Тивериадском море» мы можем видеть дощатую лодку с двумя гребными веслами с фигурными лопастями. На фреске «Укрощение бури» художник изобразил схожее весло и помимо него – два широколопастных рулевых весла в кормовой части судна. Подобные весла, согласно П.Е.Сорокину, являлись характерной чертой средиземноморских судов. В свою очередь, влияние византийской изобразительной традиции на изображение судов мы можем увидеть на фреске «Путешествие Николая Мирликийского» в северной части собора. На ней изображено судно с треугольным парусом, расположенном симметрично мачте и обращенном вниз нижним углом.

Рис. 2

Подобный парус изображен на фреске «Море возвращает своих покойников» в Соборе Рождества Богородицы Снетогорского монастыря, построенного в 1311 г. (Рис. 2). За образец при строительстве и расписывании собора был взят облик Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря.

В XVI–XVII вв. иконографические схемы храмовых росписей претерпели большие изменения, что было связано, в первую очередь, с увеличением числа храмов и их размеров, а также с расширением социального состава заказчиков стенописи и региональной принадлежности художников. Наравне с представителями церковной власти, крупных монастырей и земледельческой знати заказчиками настенных росписей выступали богатые купцы и ремесленники. Расписывать стены наряду с признанными столичными мастерами начали артели художников из крупных провинциальных художественных центров: Ярославля, Ростова, Нижнего Новгорода, Костромы, Переславля-Залесского, Сольвычегодска, Устюга.

Своего расцвета фреска достигла в середине – второй половине XVII в., чему способствовал экономический рост в стране. Организация росписи храмового пространства требовала больших материальных затрат, и к XVII в. экономика смогла достичь уровня, позволявшего церкви и частным заказчиком вкладывать крупные суммы в украшение храмов. Расцвет фресковой живописи характеризовался расширением круга сюжетов и тенденцией на личностную интерпретацию заказчиками и художниками отдельных сюжетов и образов канонической картины мироустройства, библейской и евангельской мифологии, христианской истории. Иными словами, архитектура и программа храмовых росписей утверждалась местными архиереями или патриархом (в случае осуществления росписи в сооружениях общенационального значения) в соответствии с порядком, установленным Стоглавым собором, но иконография отдельных сюжетов и стилистические детали росписей оставались в ведении заказчика и художников, что способствовало значительному своеобразию росписи храмов XVII в. Внимание к деталям и наглядности приводили к усилению графического начала в живописи, и, тем самым, к повышению ее информативности.

Процесс «индивидуализации» отразился и на представленных на фресках корабельных сюжетах в виде определенной творческой свободы при изображении кораблей и лодок. Исходя из собственного видения, художники наделяли корабли и лодки чертами, близкими к реально бытовавшим в те времена судам. Со временем изображения судов усложнялись и становились более детализированными. Если в XV–XVI вв. изображались простейшие лодки, то в XVII в. – богато украшенные корабли.

Рис. 3Так, например, лодку с простой конструкцией мы можем обнаружить на настенных росписях Смоленского собора Новодевичьего монастыря.До сих пор ведутся споры о датировке как самого собора, так и фрескового ансамбля.Изображения корабля представлено на нижнем ярусе южной стены на фреске «Осада Константинополя». В правом нижнем углу фрески показаны тонущие в море перевернутые корабли неприятелей. Суда имеют дугообразную форму, широкий планширь и изогнутые во внешнюю сторону штевни [12]. Одна из лодок имеет мощный корпус и парус. В левом углу фрески также изображено судно с широким планширем и высоким прямым форштевнем (Рис. 3).

Рис. 4Изображение судна с простой конструкцией также встречаются на фресках Благовещенского собора Московского Кремля. Собор был построен при Иване III в 1484–1489 гг., первоначально расписан в 1508 г. сыном Дионисия Феодосием. Однако в 1547 г. случился пожар, уничтоживший фрески. В этом же году началось восстановление храма и росписи. Отреставрированные фрески датируются 1547–1551 гг. [13] Изображение судна встречается на фреске центральной апсиды алтаря. Лодка имеет небольшую седловатость, корпус имеет три пояса обшивки, состоящие из отдельных планок. К сожалению, фреска плохо сохранилась, что затрудняет изучение представленного на нем судна (Рис. 4).

Фрески второй половины XVI–XVII в. обладают большей источниковой ценностью, в отличие от ранних работ, в большинстве своем повторявших византийские иконографические образцы, и имеют выраженное национальное культурное своеобразие. Кроме этого, они содержат целый ряд подробностей и деталей, связывающих их с исторической средой, в которой они создавались. Рассмотрим некоторые примеры наиболее известных фресок с изображениями водных транспортных средств.

– Фреска из ЦерквиРизоположения Московского Кремля. Роспись стен церкви была выполнена в 1644 г. иконописцами Сидором Поспеевым, Иваном Борисовым и Семеном Абрамовым по заказу патриарха Иосифа.

Церковь Ризоположения посвящена Богородичному празднику, в связи с чем большую часть росписи составили композиции на тему «Похвалы Богородице». В росписях стен церкви Ризоположения проиллюстрированы все двадцать пять песен (кондаков и икосов) Великого Акафиста. Начинается цикл на южной стене одной из главнейших композиций всей росписи – иллюстрацией к первому, вводному кондаку («Взбранной Воеводе…») – «Чудесное спасение Константинополя от нашествия неприятеля» [14]. В представленной батальной сцене изображены военный корабль и небольшая лодка с треугольным парусом. Корпус военного судна имеет четыре ряда обшивки, высокие борта, удлиненный и мощный форштевень, а ахтерштевень не просматривается. Корабль имеет одну мачту с парусами на рее (Рис. 5).

Рис. 6– Фрески Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Собор построен в конце XV в., расписан в 1641 г. художниками под руководством Любима Агеева. Изображение судна мы можем увидеть на южной стене (в люнете), где изображены начальные сцены Акафиста Богоматери. На фреске проиллюстрирован первый кондак «Взбранной Воеводе победительная», рассказывающий о спасении осажденного Константинополя: патриарх Фотий опускает в море ризу Богородицы, и поднявшаяся буря уничтожает корабли Аскольда и Дира. На фреске изображены два судна. Первый – военный корабль с четырьмя поясами обшивки, прямым форштевнем, ахтерштевень не представлен. Корабль имеет носовую надстройку, фальшборт, две мачты с парусами на рее. Второе судно изображено частично, показан нос корабля и часть паруса, остальное оказалось под волнами (Рис. 6).

– Фрески Троицкого собора Данилова монастыря (Переславль-Залесский). Строительство собора было завершено в 1532 г., фрески собора написаны в 1662–1668 гг. артелью Гурия Никитина Кинешемцева, костромского иконописца, прославившегося своими росписями храмов в Московском Кремле, Костроме, Суздале, Ярославле [15].

Рис. 7Изображения судов представлены на западной стене, посвященной Откровению Иоанна Богослова (Апокалипсис), на фресках «Второй ангел вострубил. Падение в море пылающей горы (Откр VIII, 8–9)» и «Народ Божий исходи из Вавилона (Откр XVIII)». На первой фреске изображены три тонущих судна, имеющих глубокую седловатость. Лодка на переднем плане имеет мощный киль и четыре пояса обшивки из отдельных планок, соединенных при помощи нагелей или клепок. Вторая лодка также имеет четыре пояса обшивки из отдельных планок, соединенных при помощи нагелей или клепок. Третья спрятана в волнах, имеет мощный киль, на поверхности воды можно увидеть два пояса обшивки из отдельных планок, также соединенных при помощи нагелей или клепок. На носу судна размещена мачта с прямоугольным парусом. На фреске «Народ Божий исходи из Вавилона (Откр XVIII)» представлено судно с глубокой седловатостью, тремя поясами обшивки из отдельных планок, имеющее высокую белую мачту, расположенную ближе к носу судна (Рис. 7).

Рис. 8– Фрески Успенского собора Троице-Сергиевой Лавры. Заложен в 1559 г. по велению Иоанна IV Грозного,освящен в 1585 г. Фресковая живопись нанесена в 1684 г. артелью из 25 ярославских и троицких иконописцев под руководством известного мастера Дмитрия Григорьева [16]. На южной стене, где располагается Успенский цикл, мы можем увидеть изображение судна с глубокой седловатостью. Корпус имеет 4 пояса обшивки, широкий киль и мощную мачту с двумя украшенными парусами на реях. В руках гребцов – три весла с вытянутой, прямоугольной лопастью (Рис. 8).

Несмотря на то, что расписывание стен храмов было распространенной практикой, древнейших фресок сохранилось в разы меньше, чем образцов иконописной живописи. На протяжении долгого времени фрески подвергались разрушению под воздействием света и сырости, теряли первоначальный вид при появлении трещин на штукатурке. Организовать подходящие условия для сохранения данных объектов культурного наследия оказалось сложнее, чем, например, обеспечить сохранность древних икон. Росписи второй половины XV – начала XVII вв. сохранились в виде единичных памятников, подвергшихся разрушениям и реставрациям. В большем количестве и в лучшем качестве сохранились фрески второй половины XVII в.

Итак, в рассматриваемый нами период образ корабля в росписи соборов и церквей имел назидательное значение и использовался для иллюстрации библейских сюжетов, являясь частью общей композиции. Прослеживаемая тенденция к большей «биографичности» сюжета и «индивидуализации», присущая фрескам XVII в., отразилась и на изображении судов. Так, суда, нарисованные в разных соборах и храмах, обладают своими уникальными чертами и демонстрируют конструктивные особенности. Таким образом, древнерусские фрески допетровского периода могут выступать как достоверный источник знания об особенностях судостроения XII–XVII вв.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Генриот, Э. Краткая иллюстрированная история судостроения / пер. с нем. Л. Ф. Маковкина. – Ленинград: Судостроение, 1974. – 192 с.

[2] Загоскин, Н.П. Русские водные пути и судовое дело в допетровской России: историко-геогр. исследование Н. П. Загоскина, заслуж. орд. проф. Казанск. ун-та : С прил. атласа карт. – Казань: Упр. внутр. вод. путей и шоссейн. дорог, 1910. – 464 с.

[3] Окороков, А.В. Древнейшие средства передвижения по воде. – Калининград, 1994. – 218 с.

[4] Сорокин, П.Е. Водные пути и судостроение на Северо-Западе Руси в средневековье. – Санкт-Петербург.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1997. – 206 с.

[5] Филин, П.А., Курноскин, С.П. Народное судостроение в России: энциклопедический словарь судов народной постройки. – Санкт-Петербург: Гангут, 2016. – 395 с.

[6] Шубин, И.А. Волга и Волжское судоходство (История, развитие и современное состояние судоходства и судостроения). – Москва: Транспечать НКПС, 1927. – 908 с.

[7] Яковлев, И.И. Корабли и верфи. 2-е изд. – Ленинград: Судостроение, 1973. – 360 с.

[8] Триера (от греч.: treis – «три», eres – «гребец») – древнегреческое боевое судно с тремя рядами весел. Оснащена деревянным, обшитым бронзой тараном, метательными машинами и специальными бортовыми щитами. Римское наименование – трирема.

[9] Пентера (от греч.: penta – «пять», eres – «гребец») – древнегреческое боевое гребное судно с пятью рядами расположенныходин над другим или в шахматном порядке вёсел в Греции и Рима эпохи эллинизма. Римское наименование – квинквирема.

Октэра – древнегреческое боевое гребное судно с восемью гребцами в одном полусечении.

[10] Лазарев, В.Н. Искусство Древней Руси. Мозаики и фрески. – Москва: Искусство, 2000 – С. 107.

[11] Сорокин, П.Е. Об изображениях судов в древнерусской художественной традиции // In situ: к 85-летию профессора А.Д. Столяра: [сборник]. – Санкт-Петербург, 2006. – С. 310.

[12] Планшир – брус вдоль верхней кромки борта.

Штевни – особо прочные части корабельного набора в виде вертикальных или наклонных балок, являющиеся продолжением киля. Образуют носовую (форштевень) и кормовую (ахтерштевень) оконечности корабля.

Форштевень – прочный брус, образующий носовую оконечность судна. Является продолжением киля.

[13] Благовещенский собор. Стенопись // Музеи Московского Кремля : [сайт]. –URL: https://annunciation-cathedral.kreml.ru/wall-painting/view/altarnye-pomeshcheniya-blagoveshchenskogo-sobora/#mobile-jump (дата обращения: 01.04.2023).

[14] Церковь Ризположения. Система росписи // Музеи Московского Кремля : [сайт]– URL: https://holy-robe-deposition-church.kreml.ru/wall-painting/view/stenopis-tserkvi-rizpolozheniya/ (дата обращения: 01.02.2022).

[15] Фрески Троицкого собора // Свято-Троицкий Даниловский монастырь : [сайт]. – URL: https://p-danilov.ru/фрески-троицкого-собора/ (дата обращения: 01.04.2023).

[16] Некоторые особенности росписи Успенского собора Троице-Сергиевой Лавры // Свято-Троицкая Сергиева Лавра : [сайт]. – URL: https://stsl.ru/news/all/nekotorye-osobennosti-rospisi-sobora (дата обращения: 01.04.2023).


Мадикова Лидия Владимировна
научный сотрудник Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва (Москва)
Email: madikova.lida@yandex.ru

© Мадикова Л.В, текст, 2023
© Мадикова Л.В, ил., 2023
Статья поступила в редакцию 29.10.2023.

Открыть PDF-файл

Ссылка на статью:
Мадикова Л.В. Фреска как источник знания о древнерусском судостроении. – DOI 10.34685/HI.2023.23.22.028. – Текст: электронный // Журнал Института Наследия. – 2023. – № 4. – С. 25–30. – URL: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/615.html.

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru