Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2023/4(35)

Содержание


Культурная политика

Соловьев А. П., Абдурахманова З.Т.

Новые направления государственных и общественных инициатив по сохранению и приумножению культурно-исторического достояния России


Освоение наследия

Путрик Ю.С., Тюрина Е.В.

Пути актуализации объектов культурного наследия средствами туризма и социокультурного проектирования


Смоленчук Е.В.

О технологическом подходе
в исследовании коллекции тканей
с верховой масляной набойкой
из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея
им. Д.Г.Бурылина


Соловьев А.П.

Вопросы взаимодействия
в цифровом пространстве библиотек и сферы туризма 


Исторические исследования

Мадикова Л.В.

Фреска как источник знания
о древнерусском судостроении


Ефимов А.В.

Приказы вооруженных сил
на Юге России о чинах военных 1919-1920 гг. как биографический источник


Отечественное наследие
за рубежом

Ельчанинов А.И.

Корейская Народно-Демократическая Республика: памятники советским и российским деятелям и военно-историческим событиям




Дата публикации: 18.12.2023

Архив

DOI 10.34685/HI.2023.55.34.010

Ипполитов С.С.

Индустрия моды Казахстана и национальное культурное наследие: проблемы изучения

Аннотация. В статье, на основеизучения доступного корпуса источников и литературы, утверждается, что индустрия моды является для жителей Республики Казахстан не только приметой повседневного быта; маркером вкусовых, возрастных или культурных предпочтений, но значимым средством сохранения национальной идентичности. Культурное наследие казахского народа, все глубже проникающее в сферу модной индустрии, порождает не только возрождение традиционных промыслов и ремесел, но и рождает ответное стремление самых разных слоев населения принимать и адаптировать национальное наследие в повседневной жизни. Новое осмысление казахстанскими дизайнерами, модельерами, художниками моды, представителями легкой промышленности и торговли роли и места нематериального культурного наследия в жизни общества вообще, и в индустрии моды – в частности, дает синергетический эффект, имея своим следствием возникновение большого количества коммерческих предприятий, нацеленных на удовлетворение возникающего спроса в этнокультурной дизайнерской нише. На примере Республики Казахстан четко прослеживается роль государства в сфере культуры в контексте решения конкретных политических задач. Так, здоровое стремление граждан страны к возрождению, сохранению и рецепции национального культурного наследия нередко используется властями в попытках обособить национальную культуру; противопоставить ее общему наследию народов постсоветского пространства для достижения вполне очевидной цели: ментального «отрыва» казахского народа от его соседей, и главным образом – от Российской Федерации.

Ключевые слова: Казахстан, культурное наследие, индустрия моды, дизайн, творческие индустрии, государственная культурная политика.


Феномен казахстанской моды изучается современными исследователями по трем основным условным направлениям: национальное культурное наследие и мода [1] подготовка кадров для индустрии моды [2] и собственно развитие индустрии моды с точки зрения промышленного производства и маркетинга [3].

Отражение национального культурного наследия казахов в современной моде дало основание автору одной из статей на эту тему очень образно заявить о существовании «популярного этно-направления, корни которого погружены в космос кочевой культуры древних поселенцев евразийских степей» [4]. При этом исследователи справедливо отмечают, что следование «этностилю» в современной моде не отменяет внедрения в производство новейших научно-технических достижений, технологий и материалов, которые не только не противоречат бережному отношению к национальным традициям, но создают новые возможности для их сохранения и развития на новом художественном уровне.

Особая роль в дизайне одежды отводится традиционным казахским орнаментам. Профессионалы отрасли, исследуя тенденции современной казахской моды, предлагают «расширить варианты орнаментальных композиции, медальонов, применительных в аксессуарах и в коллекциях дизайна костюма. Спектр приемов довольно широк. Аксессуары к одежде, сумки, пояса, головные уборы, декорирование костюма, отделки воротника, окантовки подола платья, акцентирование корсета, декорирование обуви» [5].

В качестве примера казахстанских предприятий, использующих в своих работах национальные этно-мотивы, авторы называют Академию моды «Сымбат», созданного на базе Республиканского Дома моделей, ведущего свою историю с 1947 г.

Иная сторона сформировавшейся в модной индустрии Казахстана тенденции исследуется в статье, посвященной влиянию на этнодизайн современных казахстанских средств массовой информации. Авторы отмечают особенности восприятия потребителей той или иной продукции или услуг, ассоциирующих национальные традиционные орнаменты с «экологической безопасностью продуктов питания; необходимостью подчеркнуть традиционную технологию производства; присутствием своеобразного этнического маркера для промышленных товаров, несущих на себе отпечаток национального своеобразия; дизайн-обеспечением продукции, связанной с национальной культурой; рекламно-информационным сопровождением внутреннего и международного туристического бизнеса; оформлением национальных культурно-массовых мероприятий; созданием имиджа для представления Казахстана на международной арене (выставочные, спортивные, экономические, политические, культурные мероприятия)» [6].

На волне общественного интереса к традиционным видам этнодизайна; внедрения в массовую моду дизайнерских решений, базирующихся на культурном наследии народов Казахстана, набирает силу влияние религиозных требований и ограничений, которые находят отражение в повседневной одежде молодого поколения. Некоторые исследователи отмечают при этом неожиданную и едва ли не уникальную ситуацию в молодежной моде: ношение хиджаба – платка (накидки), скрывающей лицо (тело) мусульманки (кроме лица и рук) – стало для казахских девушек не ответом на строгие религиозные требования семьи или общества, а своего рода внутренним протестом; стремлением через внешние религиозные атрибуты (предметы повседневного туалета) заявить о своей самостоятельности и независимости в семье и в постоянном круге общения, в том числе – в вопросах веры: «мусульманки подчеркивают свое рефлексивное отношение к религии, акцентируя внимание на том, что к исламу они пришли самостоятельно и осознанно. Девушки подчеркивают, что решение принять ислам и надеть платок – результат их критического восприятия окружающей действительности. Надев платок, мусульманка вовсе не оказывается затворницей, как это принято считать. Парадокс состоит в том, что ношение головного платка делает их еще более публичными. Исламские атрибуты (особенно платок) усиливают позицию мусульманок в публичной сфере, где они становятся заметными акторами. Девушки объединяются в коммюнити (жамагат) с целью решения актуальных вопросов своей «повестки дня» (заключение брака, поиск работы, воспитание детей и т.д.)»[7].

В итоге повседневная мода, родившаяся как отражение мусульманских религиозных воззрений, стала оказывать на своих последователей самостоятельное духовное воздействие. Молодые казашки, начавшие носить хиджаб, заявляли о стремлении противопоставить себя духовному обнищанию общества, насилию, распущенности, падению моральных устоев. В платке они начинали чувствовать себя более «духовными», замечали изменение отношения к себе со стороны сверстников, большее уважение со стороны мужчин. При этом исследователи отмечают глубинную связь религиозности казахов с их нематериальным культурным наследием: «для большинства мусульманок Астаны их религиозные практики являются выражением казахской национальной идентичности. В качестве протохиджаба в истории Казахстана можно рассмотреть ки-мешек и другие женские головные уборы. Ведь казахской женщине неприлично ходить с непокрытой головой, поэтому каждому возрасту женщин соответствовал свой головной убор (борик, саукеле, такия, жаулык). И когда в адрес информантов выдвигались обвинения в несоблюдении канонов национальной культуры, они доказывали, что ношение женщинами платка и сокрытие тела является традиционной практикой» [8].

Тенденции возрождения национальной казахской культуры в современном контексте исследуются и в статье Д.Е. Мурзагалиевой. Автор отмечает сложные традиционные орнаменты, яркие цвета и узоры в сочетании с «этническими» материалами: кожей, пером, мехом в отделке и оформлении моделей современных дизайнеров одежды: «Современные казахские дизайнеры умело используют традиционные атрибуты в сочетание с современным стилем в одежде. Казахский традиционный костюм уникален своими сложными орнаментами и узорами, яркими цветами в сочетании с кожей, мехом и перьями. Так, сложные узоры – по-прежнему главное украшение казахских платьев, хоть они и приобретают новую форму. Традиционные наряды отличались закрытым кроем. Эта тенденция проявляется и в современных моделях: пользуются популярностью платья в пол, но теперь их отличают открытые плечи или вырез» [9]. Автор исследования обращает внимание на «перенос» традиционных орнаментов с одежды на современные модные аксессуары, отсутствующие в традиционном костюме или атрибутике: сумки, платки и другие предметы повседневного использования. Натуральные материалы, традиционно свойственные казахскому костюму, заменяются современными экологичными аналогами, передающими натуральную фактуру и внешний вид исходного оригинала [10].

Возвращение в современную казахскую моду традиционных материалов подчеркивает исследование, посвященное использованию войлока – одного из наиболее «древних» материалов для производства одежды в среднеазиатском регионе [11].

Острую проблему влияния политики среднеазиатских государств на современную моду поднимает статья М.А. Загитовой с жестким названием «Мода двойных стандартов: политика и дизайн» [12]. Автор отмечает общую тенденцию в региональной индустрии моды, в которой наблюдается «взаимодействие» современного дизайна с национальным культурным наследием: в ювелирном деле, ковроткачестве, вышивке, моделировании и оформлении одежды. Отдавая должное возрождению традиционных мотивов в современной моде, автор обнаруживает тесную взаимосвязь политики и повышенного внимания властей к популяризации национальных этнических мотивов: «обращение к национальным истокам – историческому и культурному наследию народа, возрождение и развитие ремесел, являются сегодня не столько частью государственной политики по сохранению материальной культуры, памятников архитектуры, старинных обрядов и ремесел, сколько идеологическим манипулятором и ассоциируется с поисками национально-государственной идентичности. Сегодня власти также используют и другие ресурсы для популяризации национальных идей в обществе. Одним из перспективных направлений для решения этих задач в последнее время стала фэшн-индустрия» [13].

Трудно не согласиться с авторским утверждением о наличии «идеологической манипуляции» в настойчивом навязывании некоторыми политическими силами и правительствами постсоветского пространства этнической символики и национальных традиций в попытках «национализации» общественно-политического дискурса. Созидательная идея наследования и рецепции индустрией моды культурного багажа предшествующих поколений трансформируется в ряде стран в деструктивное обособление от общего историко-культурного пространства евразийского континента. События на Украине последних десятилетий наглядно демонстрируют эту тенденцию. Казахская индустрия моды пока не столь радикальна в своем обособлении в «национальных культурных границах», но подобные тревожные тенденции уже отмечаются неравнодушными авторами.

Революционные изменения в модных тенденциях последних десятилетий, привнесших в общественную жизнь Казахстана возвращение интереса к национальным традиционным мотивам в одежде и повседневном быте, потребовали от местной индустрии, обслуживающей сектор моды, столь же заметных преобразований. Следует отметить, что легкая промышленность Казахстана – и ее «модный» сектор в частности – действуют в условиях жесткой конкуренции своих региональных соседей: Китая, Российской Федерации, бывших среднеазиатских республик СССР, а также Ирана и других близлежащих государств с развитой легкой промышленностью и креативными игроками на поле индустрии моды. В этих условиях от казахских дизайнеров требуются нестандартные решения для сохранения и развития своего бизнеса. И такие решения были найдены. Использование казахских этнических мотивов в одежде и аксессуарах стало одним из таких решений и позволило существенно расширить границы, сделав казахские традиционные сюжеты в одежде модными и узнаваемыми во всей Центральной Азии.

Другим решением на этом пути может стать координация национального бизнеса и создание специализированной институции по примеру Итальянской палаты моды, которая должна способствовать решению отраслевых проблем и координации усилий национальных игроков. Такой вариант поддержки казахской моды предлагается в статье «Альянс моды и легкой промышленности: перспективы для Казахстана». Автор прогнозирует, что «сотрудничество между дизайнерами и производителями одежды и обуви будет способствовать повышению их конкурентоспособности и придаст серьезный импульс развитию легкой промышленности Казахстана. Первостепенное значение для создания плодотворного союза между представителями моды и промышленности имеет организация хорошей информационной базы, которая будет содержать сведения о дизайнерских фирмах и промышленных предприятиях, готовых к сотрудничеству. Создание информационной базы должно быть возложено на заинтересованные стороны: дизайнеров, промышленные предприятия и Ассоциацию предприятий легкой промышленности Республики Казахстан. Проведение модных показов, выставок и форумов будет способствовать формированию взаимо­выгодных контактов» [14].

Усилия модной индустрии Казахстана по созданию эксклюзивных, «нишевых» брендов и линеек одежды приносит заметные результаты и может стать действенной стратегией сохранения и развития казахской моды в условиях острой внешней конкуренции. Так, автор исследования «Прогрессивные траектории в промышленном производстве одежды как фактор влияния на индустрию моды в Казахстане» выделяет следующие направления в развитии отраслевой промышленности: производство дизайнерской брендированной одежды; оutdoor одежды; умной одежды и одежды в национальном стиле [15]. При этом особо отмечается, что наиболее технологичные виды продукции – так называемая «умная одежда», адаптируемая под условия внешней среды, – создается в кооперации с российскими специалистами.

Как уже отмечалось выше, наибольшего успеха казахстанская модная индустрия добивается в создании «нишевых» продуктов, направленных на удовлетворение спроса в локальных покупательских категориях. Заметных успехов в этом смысле добились казахские компании, ориентированные на создание модной современной одежды для детей. Одна из первых производственных линий дизайнерской детской одежды была запущена компанией «Textiline», выпустившей на рынок бренд «MIMIORIKI». Рекламную кампанию детской модной одежды сопровождал слоган «Давайте учиться у детей!». MIMIORIKI – по мнению специалистов отрасли, стал одним из наиболее узнаваемых и динамично развивающихся брендов Республики Казахстан. Эта модная марка представлена не только на местном fashion-пространстве, но активно развивает экспансию в соседние государства: «Сегодня “MIMIORIKI” – широко представленная сеть франчайзинговых магазинов в 11 крупных городах Казахстана и 3-мя собственными магазинами в городах Астана и Алматы; в России работает один магазин сети – в городе Новокузнецк» [16].

В открытом доступе удалось обнаружить информацию о десятке лучших казахстанских дизайнеров одежды (по мнению портала «Власть») [17]. Все победители этого журналистского рейтинга – молодые женщины, добившиеся заметных успехов в fashion-индустрии; создавшие собственные бренды; получившие известность за пределами Казахстана и сумевшие организовать производство модной одежды.

Широкий диапазон оценок лидеров индустрии моды Республики Казахстан, предлагаемый специализированными fashion-изданиями, с одной стороны, свидетельствует о резком субъективизме отраслевых СМИ, что для творческой индустрии вполне объяснимо и простительно. С другой стороны, подобные отраслевые рейтинги являются весьма ценным источником, позволяющим оценить масштабы развития и основные направления развития индустрии моды, зачастую в крайне узких, нишевых, иногда маргинальных, областях.

Крайне сложная проблема защиты авторских прав дизайнеров моды России и Казахстана исследована в статье «Дизайн в индустрии моды как объект интеллектуальной собственности» [18]. Автор обращает внимание на неэффективность существующих сегодня в законодательствах обоих государств механизмов защиты авторского труда дизайнеров моды вследствие широкого использования информационных технологий и сетевых ресурсов для презентации и продажи продукции модной индустрии. Особенность дизайна одежды, по мнению автора, – наличие повторяющихся элементов, которые могут быть легко скопированы и с незначительными исправлениями и в кратчайшие сроки использованы конкурентами. Подобный механизм недобросовестного ведения бизнеса на мировом fashion-рынке демонстрируют компании юго-восточной Азии. По названным причинам автор статьи обозначает проблему более надежной фиксации (регистрации) прав дизайнеров моды на созданные произведения, что побуждает модельеров осуществлять длительную процедуру регистрации прав на изделия модной индустрии в качестве промышленных образцов [19]. Причем автор исследования отмечают в данном контексте общность проблем российских и казахских дизайнеров fashion-индустрии. В соответствии с п. 1 статьи 973 Гражданского кодекса Республики Казахстан, произведения дизайна квалифицируются в качестве объектов авторского права. В то же время, п. 4 статьи 991 КГ РК определяет промышленный образец в качестве художественно-конструкторского решения. Подобная правовая неопределенность «дает основания к вполне логичному выводу о двойственной природе произведения дизайна, а именно как объекта авторского права и как промышленного образца» [20]. В.Н. Синельникова отмечает общность недостатков процедуры регистрации промышленного образца в России и Казахстане в условиях отсутствия устоявшейся законодательной базы.

Решать насущные проблемы отрасли в сфере защиты авторских прав дизайнеров, художников и модельеров автор предлагает через внесение в гражданские кодексы Российской Федерации и Республики Казахстан соответствующей главы под условным названием «Права на результаты дизайна в индустрии моды». Содержание этой законодательной инициативы должно затрагивать произведения индустрии моды; промышленные образцы в индустрии моды и товарные знаки. В законодательстве обоих союзных государств должны найти отражение особенности фиксации прав творческих работников fashion-индустрии.

Трансформация индустрии моды Республики Казахстан, острая конкуренция региональных игроков fashion-рынка, известная политизация сферы творческих индустрий Казахстана требуют от системы местного профессионального образования усиленной работы по подготовке будущих профессионалов отрасли. Эту задачу в Казахстане призваны решать художественные вузы и коллежи, готовящие дизайнеров для всех отраслей ТИ. Следует отметить, что высших учебных заведений, осуществляющих подготовку специалистов для значительного по масштабам «модного» рынка Казахстана сравнительно мало: Казахская национальная академия искусств имени Т.К. Жургенова (КазНАИ); Казахский национальный университет искусств (КазНУИ); Международный казахско-турецкий университет имени Ходжи Ахмеда Ясави (МКТУ им. Х.А. Ясави); Западно-Казахстанский аграрно-технический университет имени Жангир хана; Казахская головная архитектурно-строительная академия.

Перечисленные вузы – многопрофильные; подготовкой дизайнеров, чьи навыки могут быть востребованы национальной fashion-индустрией, занимаются отдельные факультеты или кафедры. Еще меньше удалось обнаружить в открытом доступе информации о колледжах, готовящих профессионалов модной индустрии. Так, Алматинский колледж декоративно-прикладного искусства имени Орала Тансыкбаева, являющийся, по информации на официальном сайте, «старейшим в Казахстане художественным учебным заведением, осуществляющим подготовку специалистов средне-профессионального художественного образования» [21], готовит выпускников по специальности «дизайн одежды».

Специальных исследований, посвященных проблемам подготовки художников, дизайнеров, модельеров для fashion-индустрии Казахстана, немного. К сожалению, авторы некоторых трудов подходят к изучению столь важного для отрасли вопроса весьма поверхностно. Так, автор статьи «Формирование национальной культуры в процессе композиционно-колористической подготовки дизайнеров» [22] совершенно справедливо отмечает необходимость «развития творческой активности в процессе практических занятий», а также констатирует, что «в художественно-педагогической деятельности важно учитывать национальное своеобразие архитектуры, дизайна и изобразительного искусства, в которых они находят свое отражение» [23]. Однако эти прописные истины не приближают читателя к пониманию путей решения проблем индустрии моды Казахстана, обсуждаемых профессиональным сообществом. Отсутствие нумерации страниц в этом «фундаментальном» исследовании стало дополнительным маркером непрофессионального отраслевого анализа.

Признанным «законодателем мод» в сфере подготовки кадров для fashion-индустрии Республики Казахстан является Казахская национальная академия искусств имени Т.К. Жургенова (КазНАИ). Специалисты и педагоги этого учебного заведения в заметной степени формируют корпус научной и учебно-методической литературы по направлениям подготовки, ориентированным на подготовку профессиональных дизайнеров и модельеров одежды [24].

Так, студенты академии изучают графический и вебдизайн, брендбукинг; модную иллюстрацию; стилистику; создание визуального имиджа и модной фотографии; основы видеоарта; психологию моды; механизмы визуальных коммуникаций в репрезентации моды; визуальный мерчандайзинг и витринистику (формирование успешных продаж модных товаров путем дизайнерского концептуального оформления бутиков одежды и других торгово-выставочных пространств на основе знания специфики визуальных коммуникаций) [25].

Подводя итог в рассмотрении индустрии моды Республики Казахстан, основных тенденций fashion-рынка и подготовку национальных кадров для этой отрасли творческих индустрий, уместно сделать ряд выводов.

Во-первых, необходимо отметить, что в Республике Казахстан проблема развития и функционирования национальной индустрии моды исследователями уделяется пристальное внимание. Развитой комплекс специальной литературы; доступность открытых отраслевых источников; качественная научно-методическая и образовательная литературы свидетельствуют о повышенном внимании к этой отрасли творческих индустрий Казахстана. Эту позитивную картину дополняет значительное количество сетевых ресурсов, позволяющих изучать все перспективные направления местной модной индустрии. Развитая система рейтингов хотя и вносит элемент неопределенности в понимание местных трендов из-за большого количества экспертных организаций, занимающихся их созданием, тем не менее, позволяет изучить модную отрасль во всем ее многообразии.

Во-вторых, по итогам изучения доступного корпуса источников и литературы по данной проблематике, становится очевидным, что индустрия моды является для жителей республики не только приметой повседневного быта; маркером вкусовых, возрастных или культурных предпочтений, но значимым средством сохранения национальной идентичности. Культурное наследие казахского народа, все глубже проникающее в сферу модной индустрии, порождает не только возрождение традиционных промыслов и ремесел, но и рождает ответное стремление самых разных слоев населения принимать и адаптировать национальное наследие в повседневной жизни. Новое осмысление казахстанскими дизайнерами, модельерами, художниками моды, представителями легкой промышленности и торговли роли и места нематериального культурного наследия в жизни общества вообще, и в индустрии моды – в частности, дает синергетический эффект, имея своим следствием возникновение большого количества коммерческих предприятий, нацеленных на удовлетворение возникающего спроса в этнокультурной дизайнерской нише.

В-третьих, на примере Республики Казахстан четко прослеживается роль государства в сфере культуры в контексте решения конкретных политических задач. Так, здоровое стремление граждан страны к возрождению, сохранению и рецепции национального культурного наследия нередко используется властями в попытках обособить национальную культуру; противопоставить ее общему наследию народов постсоветского пространства для достижения вполне очевидной цели: ментального «отрыва» казахского народа от его соседей, и главным образом – от Российской Федерации.

Наконец, по итогам изучения специализированной отраслевой литературы, становится очевидным, что в Казахстане существует развитая и динамичная модная индустрия, успешно конкурирующая с региональными игроками fashion-рынка. Национальные этнические мотивы, переосмысленные современными дизайнерами; наличие собственной системы подготовки кадров для нужд отрасли; «мода» на модную индустрию, в которой отмечается постоянный приток молодых предпринимателей, уверенных в успехе своих начинаний; платежеспособное местное население, имеющее возможность покупать продукцию модной индустрии с заметной наценкой «за дизайн» – все эти причины обеспечивают конкурентные преимущества модной индустрии Республики Казахстан.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Асанова А.Е. Культурное наследие казахского народа как источник вдохновения дизайнеров-модельеров // МНКО. 2012. №1; Ахметова С.К. Фильм привлекателен костюмами // APRIORI. Серия: Гуманитарные науки. 2015. №3; Ворожейкина О.И., Бахитова А.С., Ворожейкин Н.Н. История возникновения казахской графики, влияние на этнодизайн современных казахстанских СМИ // Вестник Курганского государственного университета. 2016. №1 (40). С. 46-50; Досанова Г.М. Городские женщины в хиджабе. Новый феномен в Казахстане? // Вестник РУДН. Серия: Социология. 2010. №3. С. 5-11; Дуймагамбетова Н.Н., Володева Н.А. Актуальность и перспективы развития стиля «футуризм» в дизайне одежды в Республике Казахстан // Вестник КазНацЖенПУ. 2019. №2; Жиенбекова А.А. Национальный костюм как важнейший знак определенной культурно-исторической формации // Вестник МГУКИ. 2012. №1 (45).

[2] Абишева С.И. Формирование национальной культуры в процессе композиционно-колористической подготовки дизайнеров // Наука о человеке: гуманитарные исследования. 2011. №2 (8); Досмаганбетов Е.С. Развитие проектного мышления будущих дизайнеров костюма на занятиях по рисунку как научно-методическая проблема // Символ науки. 2016. № 2-1; Жумагалиев М.С., Ибраева А.Б., Володева Н.А. Образовательное направление «Дизайн одежды» Казахской национальной академии искусств им. Т. Жургенова: традиции и новаторство // Дизайн костюма: теория, методика и практика: сб. международной научно-практической конференции. Алматы: КазНАИ им. Т. Жургенова, 2017. – С.110-117; Мусаева А.А. Трудоустройство выпускников творческих вузов Казахстана: результаты социологического опроса // Central Asian Journal of Art Studies. 2022. №1; Мусаханова М.З., Мусаханова Ж.М. Проблемы и перспективы высшего образования в области дизайна моды в Республике Казахстан // Профессиональное образование в области дизайна и искусства: проблемы и перспективы. Материалы Международной научно-практической конференции. Под общей редакцией И.Р. Кузеева. 2019. С. 7-13.

[3] Иваницкий В.П., Щеглов М.С. Факторы влияния на формирование конкурентоспособности предприятий модной индустрии // Journal of new economy. 2011. №1 (33); Кудряшова М.В., Скорнякова С.С. Особенности продвижения проектов в индустрии детской моды (на примере рынка Казахстана) // Технологии PR и рекламы в современном обществе. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 2020. С. 189-192; Синельникова В.Н. Дизайн в индустрии моды как объект интеллектуальной собственности // Вестник Института законодательства и правовой информации Республики Казахстан. 2020. №5 (63); Епанчинцева С.Э. Альянс моды и легкой промышленности: перспективы для Казахстана //Вестник КазЭУ. 2014. № 4 (99). С. 23-29; Жангужинова М.Е. Прогрессивные траектории в промышленном производстве одежды как фактор влияния на индустрию моды в Казахстане // Вестник Кыргызско-Российского Славянского университета. 2015. Т. 15. № 5. С. 171-174.

[4] Асанова А.Е. Указ соч. С. 8.

[5] Там же. С. 9.

[6] Ворожейкина О.И., Бахитова А.С., Ворожейкин Н.Н. Указ. соч. С. 48.

[7] Досанова Г.М.Указ. соч. С. 8.

[8] Там же. С. 10.

[9] Мурзагалиева Д.Е. Возрождение традиционной культуры казахов в современном контексте // Инновационная наука. 2022. №10-2. С. 72.

[10] Там же. С. 73.

[11] Солтанбаева Г.Ш. Войлоки – современная мода Казахстана // Современный дизайн и проблемы высшей школы дизайна. Сборник тезисов второй Международной научно-практической конференции. 2016. С. 31

[12] Загитова М.А. Мода двойных стандартов: политика и дизайн // Вестник МИЦАИ. 2022. Т. 33. № 1. С. 58-70.

[13] Там же.

[14] Епанчинцева С.Э. Указ. соч. С. 23-29.

[15] Жангужинова М.Е. Указ. соч. С. 171.

[16] Там же.

[17] Галат Ирина. 10 ведущих казахстанских дизайнеров одежды. –Url: https://vlast.kz/zhizn/10_vedusshih_kazahstanskih_dizajnerov_odezhdy-1674.html

[18] Синельникова В.Н. Указ. соч. С. 83-90.

[19] Там же. С. 86.

[20] Там же. С. 87.

[21] Алматинский колледж декоративно-прикладного искусства имени Орала Тансыкбаева. –Url: https://akdpi.kz/ru/квалификация-4/

[22] Абишева С.И. Указ. соч.

[23] Там же. [Б. с.]

[24] См. напр.: Жумагалиев М.С., Ибраева А.Б., Володева Н.А. Образовательное направление «Дизайн одежды» Казахской национальной академии искусств им. Т. Жургенова: традиции и новаторство // Дизайн костюма: теория, методика и практика: сб. международной научно-практической конференции. Алматы: КазНАИ им. Т. Жургенова, 2017. – С.110-117; Ибраева А.Б., Кенжетаева А.К. Перспективы образовательной траектории «визуальные коммуникации в индустрии моды» в Республике Казахстан // Актуальные вопросы в науке и практике / Сборник статей по материалам VI международной научно-практической конференции (5 марта 2018 г., г. Самара). В 4 ч. Ч.4 / – Уфа: Изд. Дендра, 2018. С. 37-42; Нургожина Б. Е. Казахский традиционный костюм как отражение этнической идентичности // История, теория и концепция креативного пространства в декоративно-прикладном искусстве и современных художественных практиках: материалы Межд. научн. конф. (Алматы, 26 апреля, 2022 г.) – Алматы, 2022. С. 92-96; Шкляева С. А. Традиционный казахский текстиль как контекстуальная основа в творчестве А.К. Бапанова (к опыту интерпретации) // История, теория и концепция креативного пространства в декоративно-прикладном искусстве и современных художественных практиках: материалы Межд. научн. конф. (Алматы, 26 апреля, 2022 г.) – Алматы, 2022. С. 19-31.

[25] Ибраева А.Б., Кенжетаева А.К. Перспективы образовательной траектории «визуальные коммуникации в индустрии моды» в Республике Казахстан // Актуальные вопросы в науке и практике / Сборник статей по материалам VI международной научно-практической конференции (5 марта 2018 г., г. Самара). В 4 ч. Ч.4 / – Уфа: Изд. Дендра, 2018. С. 39.


Ипполитов Сергей Сергеевич
доктор исторических наук,
главный научный сотрудник, Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Москва)
Email: nivestnik@yandex.ru

© Ипполитов С.С., 2023
Статья поступила в редакцию 12.04.2023
Публикуется в авторской редакции.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2023/2(33)
Url: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/578.html
Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru