Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2023/4(35)

Содержание


Культурная политика

Соловьев А. П., Абдурахманова З.Т.

Новые направления государственных и общественных инициатив по сохранению и приумножению культурно-исторического достояния России


Освоение наследия

Путрик Ю.С., Тюрина Е.В.

Пути актуализации объектов культурного наследия средствами туризма и социокультурного проектирования


Смоленчук Е.В.

О технологическом подходе
в исследовании коллекции тканей
с верховой масляной набойкой
из собрания Ивановского государственного историко-краеведческого музея
им. Д.Г.Бурылина


Соловьев А.П.

Вопросы взаимодействия
в цифровом пространстве библиотек и сферы туризма 


Исторические исследования

Мадикова Л.В.

Фреска как источник знания
о древнерусском судостроении


Ефимов А.В.

Приказы вооруженных сил
на Юге России о чинах военных 1919-1920 гг. как биографический источник


Отечественное наследие
за рубежом

Ельчанинов А.И.

Корейская Народно-Демократическая Республика: памятники советским и российским деятелям и военно-историческим событиям




Дата публикации: 18.12.2023

Архив

DOI 10.34685/HI.2023.54.61.015

Окороков А.В.

Экспедиционное судно Г.Я. Седова «Святой мученик Фока»:
поиски и находки

Аннотация. В статье рассматривается краткая история экспедиции 1912-1914 гг. на Северный полюс под руководством старшего лейтенанта Г.Я. Седова на шхуне «Святой мученик Фока». Приводятся ее подробное описание, выявленное при изучении архивных и литературных источников, а также результаты поиска и исследований останков судна, обнаруженных в 1984 году членами Арктической комплексной экспедиции Русского географического общества.

Ключевые слова: экспедиционное судно, полярные исследования, Северный полюс, лейтенант Г.Я. Седов, раскопки.


С конца ХХ века многие исследователи ставили перед собой задачу «во что бы то ни стало пробиться» на Северный полюс. Достаточно вспомнить, например, американскую экспедицию 1898-1899 годов, возглавлявшуюся журналистом Уолтером Уэллманом, и итальянскую – герцога Абруццкого (Абруцци), а также более поздние (1901-1905 годов) под руководством американцев Ивлина Болдуина и Энтони Фиала. Несмотря на страстное стремление к полюсу и неуемный энтузиазм руководителей, все эти попытки заканчивались неудачами, что объяснялось плохой организацией экспедиций и недостаточно научно обоснованной программой.

Одна из попыток «оседлать» Северный полюс была предпринята русской экспедицией под руководством старшего лейтенанта Адмиралтейства Санкт-Петербурга Георгия Яковлевича Седова в 1912 году.

Георгий Яковлевич родился 23 апреля (5 мая) 1877 года на хуторе Кривая Коса (Область Войска Донского, ныне посёлок Седово в Новоазовском районе Донецкой области). С восьми лет занимался с отцом рыбной ловлей, ходил на подённую работу, работал в поле. В 1891 году в возрасте 14 лет Георгий поступил в церковно-приходскую школу, за два года окончил трёхлетний курс. Затем работал приказчиком в магазине, матросом на пароходе.

В 1894 году Седов покинул семью, добрался до Ростова-на-Дону и поступил в «Мореходные классы» имени графа Коцебу, которые окончил в 1899 году и получил диплом штурмана каботажного плавания, а затем – штурмана дальнего плавания. В 1901 году сдал экстерном экзамены за курс Морского корпуса и в 1902 году был зачислен на действительную службу по Адмиралтейству в Главное гидрографическое управление. Вскоре был направлен в гидрографическую экспедицию Северного Ледовитого океана, проводившую в 1902 году изучение района острова Вайгач, а также гидрографические работы в устье реки Кары и около Новой Земли. Выполнял обязанности помощника начальника гидрографической экспедиции.

Во время Русско-японской войны Седов служил в соединении миноносок Сибирской военной флотилии. 2 мая 1905 года «за отлично усердную службу» был пожалован орденом св. Станислава 3-й степени, а позже за работы в экспедиции на Каспийском море награжден орденом Святой Анны 3-й степени. 6 апреля 1910 года Русское географическое общество (РГО) по предложению П.П. Семёнова-Тян-Шанского, В.А. Обручева, П.К. Козлова и Г.Н. Потанина избрало Георгия Седова действительным членом, а Русское астрономическое общество – почетным членом.

1К 1912 году лейтенант Седов был уже опытным исследователем: он участвовал в экспедициях по описанию Карского моря, берегов архипелага Новая Земля, успел побывать на Каспийском море и на Колыме. Во время этих работ Седов окончательно увлекся идеей экспедиции на Северный полюс. Однако проект не вызвал интереса и не встретил поддержки в правительстве России, и в финансировании ему было отказано. Экспертная комиссия при Морском министерстве, включавшая опытных и известных полярников Российской империи (в том числе известного полярного исследователя и будущего верховного правителя А.В. Колчака), подвергла план Седова критике. С учетом опыта других экспедиций, предложенные Седовым расчеты времени, расстояний, рационов, количества грузов и ездовых собак были признаны не профессиональными. Под сомнение ставилась сама целесообразность подобной экспедиции, ведь считалось, что Северный полюс уже открыт американцем Роберта Пири, который объявил, что достиг его 6 апреля 1909 года [1], а маршрут Седова не был оригинальным и не отличался от маршрута экспедиции герцога Абруццкого.

Тогда через газеты было объявлено о народном сборе средств на организацию экспедиции, в результате чего было собрано около 100 тыс. рублей. Часть средств Седов взял в кредит у издателя «Нового времени» Михаила Суворина, 10 тысяч рублей пожертвовал император Николай II. Определенные взносы сделали известные люди России, в частности, Ф.И. Шаляпин, Л.В. Собинов, А.В. Нежданова, М.Н. Кузнецова.

Но собранной суммы было явно недостаточно. Тем не менее, за короткий срок, поспешно все необходимое было закуплено. Но не того качества и не в том количестве. Например, угля было взято всего 7000 пудов, а это запас на 25 ходовых дней. Из ездовых собак только 30 были западносибирские лайки, а остальные – обычные архангельские дворняжки. В команде было мало профессиональных моряков, а запасы продовольствия были плохого качества, не предназначенные для севера. Для экспедиции не нашлось даже радиотелеграфиста, поэтому экспедиционное судно отправилось в опасное плавание без радиостанции.

Несмотря на это, 27 августа 1912 года экспедиция стартовала из Архангельского порта. Есть мнение, что Седов хотел приурочить достижение Северного полюса к 1913 году, когда в Российской империи будут отмечать 300-летие царствования дома Романовых. Успех первой русской полярной экспедиции мог бы стать хорошим подарком императору Николаю II.

В программе экспедиции неотделимо от главной цели стояли научные исследования в течение всего плавания. Сбор материалов вменялся в обязанности всем, а не только «ударному научному звену», в которое входили гидрометеоролог В.Ю. Визе, геолог М.А. Павлов, ставшие впоследствии известными советскими учеными, художник и фотограф Н.В. Пинегин, судовой врач и он же ветеринар П.Г. Кушаков, но и 17 членам судового состава.

В соответствии с планом высадка намечалась на Землю Франца-Иосифа, откуда предполагалось продолжить путь на собачьих упряжках. Успех дела во многом зависел от экспедиционного судна. Подробная информация об этом судне приведена в книге П.Г. Кушакова «Два года во льдах на пути к Северному полюсу с экспедицией старшего лейтенанта Г.Я. Седова», изданной в 1920 году Главным гидрографическим управлением. Это одно из немногих детальных описаний судна, поэтому приведем его полностью:

«”Св. Мученик Фока”, избранный судном экспедиции, представляет из себя старый деревянный барк, переделанный на 2-х мачтовое судно. Это судно к 1912 году имело уже очень почтенный возраст и длинный ряд полярных плаваний. Оно построено в 1870 году в норвежском городке Тёнсьберг под названием “Geiser” и по своей конструкции и типу принадлежит к той славной плеяде полярных деревянных судов, на долю которых выпала столь видная роль в исследовании арктических стран.

До 1898 года “Св. Фока” находился в руках норвежских промышленников, ходивших на нем на тюлений промысел преимущественно в Гренландское море. В 1898 же году он находился сначала в руках мезенских зверопромышленников братьев Юрьевых, а затем – в составе Мурманской научно-промысловой экспедиции, которая им использовалась для исследований тюленьего и моржового промысла около западных берегов Новой Земли и в Карском море. В 1909 году “Св. Фока” перешел в собственность зверопромышленника шкипера В. Дикина, а в 1912 году был арендован Г.Я. Седовым для полярной экспедиции. Корпус “Св. Фоки” построен очень прочно. Все главные члены или деревья корабля, как то: киль, кильсон, фор и ахтер-штевни, дейдвуд, привальные брусья, бимсы обеих палуб, ватер-вейсы, планширя, карлингсы, комингсы люков и т.п. поставлены дубовые, толщиной значительно превышающие нормальные размеры этих частей обыкновенных мореходных судов соответствующей величины. Набор поставлен сплошной, сосновый и имеет в четыре ряда обшивку – одну внутреннюю 4-х дюймовую и три наружных, из которых верхняя или крайняя к воде, от киля до ватер-вейса, дубовая: кроме того, эта дубовая обшивка имеет несколько поясов, как под водой, так и над водой при ватер-линии утолщенных на дюйм против прочих и эта часть называется у норвежцев ледяной обшивкой, так как она, главным образом, подвергается действию льда, и именно как давлению, так и трению. Носовая часть судна имеет особое ледяное крепление, состоящее из 24-х, по 12 шт. на сторону, толстых дубовых брусьев, пропущенных от киля вверх выше бимсов второй палубы, связанных сосновыми привальными брусьями, с наложенными на них толстыми дубовыми бимсами на три фута ниже против второй палубы. Снаружи носовая часть обшита толстым листовым и полосовым железом по обе стороны ватер-линии, вверх и вниз. Бимсы к набору и обшивке прикреплены толстыми деревянными кокорами – кницами вертикальными и горизонтальными; бимсы же нижней палубы, кроме того, имеют по четыре пары на сторону особых толстых железных книц 2 ½” х ¾”, разветвляющихся каждая под бимсами на две ветки, идущие диагонально на нос и на корму по внутренней обшивке почти до кильсона.

Размеры корабля, следующие: длина 133,3 фута, наибольшая, ширина – 30,2 фута, углубление интрюма – 15, 6 футов, водоизмещение – 273 тонны. В полном грузу судно имеет осадку кормой 14 фут.

Судно снабжено паровой машиной в 290 л.с., развивающей при тихой погоде 5-6 узлов хода, что вполне достаточно для маневрирования во льдах при маловетрии.

До 1906 года “Св. Фока” по вооружению представлял из себя трехмачтовый парусный океанский барк с белой бочкой, укрепленной на вершине грот-брам-стеньги и служащей постоянным местом наблюдения за расположением льдов и зверей.

В этом же году старое барковое вооружение с громоздкими неповоротливыми реями и прямыми парусами, требовавшими при маневрировании много матросов, было заменено соответствующим двухмачтовым вооружением, а именно: гротом, брифоком, двумя топселями, косым фоком (или фока-стакселем), кливером, бом-кливером и летучим кливером. Вместо старой кормовой рубки, с тремя каютами, была построена новая рубка с соответствующим размещением кают для кают-компании, начальника и ассистента экспедиции, для капитана и его помощников и для зоологической и гидрологической лабораторий и др. помещений, требуемых специальным назначением судна, причем было проведено во все жилые помещения паровое отопление.

2Остается еще упомянуть, что судно – двухпалубное, из которых нижняя непостоянная, а устроена из съемных люков с толстыми дубовыми постоянными бимсами. Кубрик на 20 человек команды расположен в носовой части в палубе, здесь же находятся и различные кладовые; все остальное пространство в носу занято под грузовой трюм для сала. Кормовая часть в палубе на протяжении 30 фут. занята машиной, котлом и угольными ямами. Весь грузовой трюм до нижней палубы заполнен железными лекальными цистернами для погрузки сала. Водоотливные средства корабля, кроме машинных помп, заключаются в двух чугунных помпах, установленных на верхней палубе и работающих вместе одним коленчатым вала с двумя большими маховыми колесами. Три якоря в цепи выкатываются из воды установленным на баке брашпилем с передаточной цепью на паровую лебедку» [2].

3В самом начале экспедиции крайне тяжелая ледовая обстановка привела к тому, что в середине сентября 1912 года шхуна оказалась затертой в Баренцевом море у западного берега Новой Земли. Пришлось зазимовать в небольшой бухте острова Панкратьева, позже получившей название в честь судна «Святой мученик Фока». Во время зимовки научной группой экспедиции было проведено всестороннее исследование Новой Земли, нанесена на карту северная часть архипелага, проведена детальная маршрутная съемка, которая до этого последний раз проводилась только в 1594 году.

Именно во время зимовки команда «Фоки» обнаружила три опасных для плавания во льдах выреза в наружной обшивке борта (вместе со шпангоутами), происхождение которых так и осталось загадкой. По следам топора и пилы можно было предположить, что сделано это было накануне отхода судна из Архангельска – значит, кто-то заранее пытался обречь экспедицию на неудачу.

4

В это же время Георгий Седов неожиданно решил переименовать судно. Теперь оно стало называться «Михаил Суворин» в честь главы Комитета для снаряжения экспедиции и издателя «Нового времени». Следует заметить, что по морским поверьям смена имени корабля во время плавания могла принести ему несчастье. Позже суеверные люди посчитали, что именно это и погубило экспедицию, которая осталась без своего небесного покровителя.

В августе 1913 году седовцы прорубили во льду канал, чтобы выйти на открытую воду. Однако путь к Земле Франца-Иосифа преградили тяжелые торосы. Запасы угля кончились, пошли в ход тросы, звериный жир, старые паруса. На широте мыса Муррей шхуну остановили непроходимые льды. Пришлось становиться на вторую зимовку; для нее выбрали бухту у северо-западного берега острова Гукера, которую Георгий Яковлевич назвал Тихой.

Условия второй зимовки были гораздо хуже, чем первой. В течение зимы 1913/14 годов пришлось разобрать на дрова для котла кормовую надстройку. Но самое страшное было то, что среди членов команды началась цинга, которой заболел и Седов. Участник экспедиции географ Визе записал в своем дневнике: «Главная наша пища – каша да каша. Самое неподходящее питание для полярных стран». Цинги удалось избежать лишь семерым членам команды. Но Седов упорно шел к своей мечте. 15 февраля 1914 года, взяв с собой двух матросов – Григория Линника и Александра Пустошного, на трех собачьих упряжках он двинулся с места зимовки к Северному полюсу. Уже в первые дни пути Седов из-за сильной простуды и цинги мог проходить только короткие расстояния, а на седьмой день был вынужден лечь на нарты. Состояние командира становилось все хуже и хуже, он почти все время находился в забытьи. 5 марта 1914 года Седов, не достигнув острова Рудольфа, скончался. Ему было всего 36 лет.

Изможденные и ослабевшие Линник и Пустошный не смогли везти сани с телом Седова обратно. Они взяли документы, письма и дневник командира, укрыли тело флагом, который он планировал водрузить на Северном полюсе, и заложили камнями. Поверх ледяного склепа поставили крест из лыж. Рядом с телом хозяина осталась одна из любимых собак Седова – Фрам. Матросы так и не смогли её поймать и оставили ей небольшой запас еды, в надежде, что пёс их догонит. Но Фрам не стал их догонять и остался навсегда с хозяином.

После возвращения матросов на судно «Михаил Суворин» покинул место второй зимовки. Для того чтобы поднять пары, пришлось вырезать через один бимсы и пожертвовать обшивкой всех кают – остались только голые переборки. В топке были сожжены фальшборты и внутренняя палуба шхуны. На мысе Флора команда сумела разобрать и погрузить на борт деревянные постройки предыдущей норвежской экспедиции. До 20 августа 1914 года, пока шхуна пробивалась на чистую воду, в топке было сожжено все, что могло гореть – все бревна, запасные части, стенки кают и переборки. Выйдя, наконец, в открытое море, корабль пошел под парусами. В трюме в это время было уже 1,25 метров воды.5

Осенью, спустя два долгих года после выхода из Архангельска, шхуна, вновь переименованная в «Святого мученика Фока», вернулась в родные края.

Так закончилась первая русская экспедиция на Северный полюс. И хоть она и не достигла поставленной цели, результаты ее оказались значимы для русской науки.

6Судьба «Святого Фоки» оказалась не менее печальной, чем судьба ее капитана. Сначала из-за того, что никто не откачивал воду, она затонула у Соборной пристани. Затем, что бы ее корпус не мешал причаливающим судам, шхуну подняли и попытались отбуксировать в док для осмотра и оценки ее состояния. Но в процессе буксировки «Святой мученик Фока» сел на мель, где его и бросили. Покупателя на судно не нашлось, и, в конце концов, его растащили на части. То, что осталось от «Фоки», в какой-то момент унесло течением в Кузнечиху – один из рукавов Северной Двины, где прибило к песчаному островку Шилов.

В первые годы советской власти о знаменитом судне вспомнили, но сохранять было уже нечего – время сделало свое дело.

Прошли годы, но память о русских полярных землепроходцах продолжала жить в народе. В 1984 году на остров Шилов прибыла Арктическая комплексная экспедиция Географического общества АН СССР (руководитель экспедиции Д.Ф.Кравченко, научный руководитель – А.В.Окороков).

Перед экспедицией стояла задача найти и, по возможности, дать описание особенностей конструкции судна, специально переоборудованного для плавания в высоких широтах. Это позволило бы получить новые, недостающие сведения по технологии деревянного кораблестроения конца ХХ – начала ХХ веков. В результате изучения архивных материалов, опроса жителей, а также исследования микрорельефа и разведки на местности удалось локализовать район поиска шхуны или того, что от нее осталось, участком намывного вала. Его характер и размеры позволяли сделать вывод, что в основании находится какая-то конструкция или группа крупных предметов. Раскопки, в которых принимали участие работники Северного морского пароходства, курсанты архангельского мореходного училища и практиканты учебного барка «Седов», находившегося в то время в порту на праздновании четырехсотлетия основания Архангельска, начались с юго-западной оконечности намывного вала. Во избежание повреждения деревянных конструкций набора грунт снимался послойно, с заглублением 20-25 см, кроме того, вся площадь дна раскопа после очередного снятого слоя зондировалась с помощью саперного щупа (шаг 2 метра) [3].

7Густой кустарник в сочетании с открытыми пляжными участками значительно усложнили работу. Как это всегда и бывает, удача пришла неожиданно. В двенадцатом шурфе удалось обнаружить раму трапециевидной формы. Зондирование дна раскопа дало возможность определить, что ниже отметки 25 см находятся скопления металлических предметов; в основном это оказались крепежные элементы, обычно использовавшиеся при строительстве деревянных судов. Обмеры расчищенной металлической рамы рудерпоста показали ее принадлежность к ахтерштевню деревянной парусно-винтовой шхуны; усиленная конструкция и характер крепления рамы к ахтерштевню, а также крепления самого штевня рудерпоста говорили о принадлежности к судну, предназначенному для плавания во льдах.

Старожилы этих мест, видевшие шхуну на восточном берегу острова Шилов, засвидетельствовали, что обнаруженная рама рудерпоста относится к конструкции кормовой части судна «Святой мученик Фока». Детальные исследования показали, что она имела крейсерскую корму, руль подвешивался на две петли, а пятка его не имела опоры. Судя по расположению петель, перо руля крепилось довольно низко, что, по-видимому, предохраняло его от поломки: в случае удара о льдину кормовой частью основную нагрузку принимал на себя ахтерштевень, выполненный из дуба.8

При дальнейшем обследовании территории удалось найти еще около 400 предметов, относящихся к элементам крепежа судового набора. Собранные во время работы экспедиции реликвии русской полярной экспедиции 1912-1914 годов на шхуне «Святой Фока» были переданы в Архангельский краеведческий музей, а обнаруженная исследователями рама рудерпоста выставлена перед входом в музей Северного морского пароходства в Архангельске.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Заявление Р.Пири о покорении им Северного полюса до сих пор в научных кругах ставится под сомнение.

[2] Кушаков П.Г. Два года во льдах на пути к Северному полюсу с экспедицией старшего лейтенанта Г.Я. Седова : Ч.1 / П.Г. Кушаков. – Петроград: Гл. гидрогр. упр., 1920. – С. 21-25.

[3] Подробнее см.: Окороков А.В. «Святой Фока» – судно прославленного исследователя Арктики Г.Я. Седова // Судостроение. – 1988. – № 12. – С.49-50.


Окороков Александр Васильевич
доктор исторических наук,
заместитель директора по научной работе Российского научно-исследовательского
института культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
действительный член Русского географического общества
Email: info@heritage-institute.ru

© Окороков А.В., 2023
© Окороков А.В., илл., 2023
Статья поступила в редакцию 15.05.2023.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2023/2(33)
Url: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/588.html
Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru