Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/2(29)
спецвыпуск


Доклады


К читателям


Авилов Р.С.

Владивостокская крепость – уникальный комплексный памятник истории русской и мировой военно-инженерной мысли конца XIX – начала XX века


Бурбаева С.Б., Ганиева А.С.

К вопросу музеефикации раннесредневекового городища Бозок в рамках проекта Национального парка под открытым небом 


Буторин Д.А.

Историко-культурный комплекс «Дивногорье»: разработка номинационного досье 


Кудрявцев А.П.

Глобальный проект ИКОМОС: необходимость сотрудничества


Лисенкова М.А.

План управления объектом Всемирного наследия «Храмы Псковской архитектурной школы» итоги реализации и планы развития


Персова С.Г.

Планы управления объектами всемирного наследия: вопросы правоприменения в российском законодательстве 


Пиляк С.А.

Особенности музеефикации фортификационных комплексов на примере Смоленской крепости 


Расторгуев В.Н.

Всемирное наследие: статус наследников и право наследования


Садалова Т.М.

О номинации «Сокровища пазырыкской культуры» в Предварительный список ЮНЕСКО 


Сарапулкина Т.В.

Специфика учета и инвентаризации заповедных участков в современной городской среде (на примере музея-заповедника «Херсонес Таврический»


Субботин А.В.

О Предварительном списке всемирного наследия ЮНЕСКО


Фараджева M.Н.

Всемирное наследие Азербайджана


Архив

Горелова Ю.Р.

Актуализция культурного наследия как значимая задача
культурной политики

Аннотация. Автор раскрывает сущность понятия культурного наследия в рамках актуального российского законодательства. Обращает внимание на существующие проблемы в деле сохранения культурного наследия и указывает на возможные формы его актуализации на современном этапе.

Ключевые слова: культурное наследие, культурная политика, функции культурной политики, актуализация культурного наследия.

Открыть PDF-файл


В условиях процесса глобализации и господства ценностей массовой культуры, которая по природе своей не ориентирована на локальность и специфичность культурных ценностей, наблюдается ответный процесс – стремление к сохранению локальной самобытности, наблюдается возросший интерес со стороны общества и власти к проблеме актуализации культурного наследия.

Актуальность заявленной темы определяется необходимостью создания условий трансляции культурной традиции как таковой. Уничтожая недвижимые памятники истории и культуры, мы подрываем сами основы процессов культурного наследования. Новое понимание сущности культурного наследия призвано заложить основы культурной преемственности территории, способствовать формированию гармоничной архитектурной среды современного исторического города, предполагающей корректное взаимоотношение современных построек и памятников архитектуры и градостроительства.

Наследие является фундаментом культуры, центральным условием ее воспроизводства и развития. Понятие культурного наследия, не смотря на наличие многочисленных научных и официально-правовых документов, до сих пор остается многозначным и не до конца определенным. Культурное наследие всегда служило фундаментом духовного развития поколений, не смотря на то, что в разные исторические эпохи менялся объем культурного наследия, способы и интенсивность его передачи.

Сложность современного этапа определяется еще и тем, что, кроме традиционных для культурного наследия функций (быть объектом культуры и историческим источником), в современной городской среде объекты наследия становятся еще и рыночным товаром, точкой притяжения коммерческой активности.

Согласно Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» [1] к объектам культурного наследия относятся объекты недвижимого имущества, а также произведения искусства и иные предметы материальной культуры, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры.

В соответствии с тем же законом, объекты культурного наследия подразделяются на памятники - отдельные постройки, здания и сооружения с исторически сложившимися территориями; ансамбли и достопримечательные места. Под категорию «ансамбли» попадают четко локализуемые на исторически сложившихся территориях группы изолированных или объединенных памятников, строений и сооружений различного назначения, а к категории «достопримечательные места» относятся культурно-природные комплексы, в том числе центры исторических поселений или фрагменты градостроительной планировки и застройки; памятные места, культурные и природные ландшафты, связанные с историей формирования народов и иных этнических общностей.

При этом, по мнению современных специалистов, в России процедуры охраны и регламентации использования историко-культурного наследия разработаны и осуществляются в должной мере только применительно к памятникам истории и культуры [2].

На сегодняшний день можно говорить о том, что памятниковедческий и памятникоохранительный подходы в деле сохранения культурного наследия продолжают преобладать, не смотря на то, что в исследовательской практике ландшафтный, семиотический и другие инновационные подходы к исследованию и актуализации культурного наследия уже разрабатываются как минимум последние два десятилетия.

Специалисты, говоря о культурном наследии, акцентируют внимание на том, что наследство и наследие – понятия далеко не тождественные. Наследство – это совокупность предметов и вещей, рожденных в процессе культуротворческой деятельности человека в различные исторические периоды, тогда как наследие – система культурных смыслов, а наследование – процесс наделения смыслами, процесс узнавания и передачи смыслов от поколения к поколению. Культурологи, музейщики и искусствоведы говорят не только о сохранении наследия, а еще об его освоении, ведь именно памятники истории и культуры предоставляют возможность как целому народу, так отдельному индивиду приобщиться к опыту предшествующих поколений, черпать в сохранившемся наследии то, что представляется ценным с точки зрения сегодняшнего дня.

Современные исследователи акцентируют внимание на том факте, что ценность объектов наследия неотделима от среды их породившей. Только в том случае, если объект наследия не просто материально сохраняется, но у людей сохраняется память об о заложенных в нем культурных смыслах, осознание его ценности в связи с тем или иным событием или явлением локального культурного текста, только в этом случае можно говорить о действительном существовании и функционировании объекта культурного наследия.

Новосибирские исследователи А.А. Правоторова и В.Л. Гусаченко обозначили данную тенденцию через триединство «внимания, понимания и доступности». По их мнению, памятникам необходимо не только внимание и уход, но и понимание специалистами и широкой общественностью их истинного смысла и ценности и доступность широким кругам населения [3].

Можно согласиться с А.А. Тлюняевой в том, что функциональными характеристиками наследия являются «традиция» и «преемственность». Наследие же может трактоваться в том числе как механизм сохранения и воспроизводства культуры. Содержание понятия наследия всенепременно связано с содержанием понятия «культура». Различные трактовки и подходы к определению содержания наследия, в конечном счете, согласуются с различными трактовками понятия «культура», точно также как и основные функции наследия, выделяемые современными специалистами практически один в один согласуются с функциями культуры [4].

По мнению специалистов, для современного состояния сохранения культурного наследия характерны следующие проблемы.

Во-первых, актуальность сохранения культурного наследия продолжает быть преимущественно заботой узкой группы специалистов: историков, краеведов, музейщиков и реставраторов. Так, например, для историка и краеведа каждая деталь городского ландшафта рассматривается как уникальный исторический источник, а для предпринимателя старая деревянная застройка воспринимается с позиции неэффективного использования городской территории. Вторая серьезная проблема, в рамках которой между собой не могут найти консенсус порой даже специалисты – это вопрос о том, что конкретно необходимо сохранить и в каком объеме. Сегодня диапазон охранных практик колеблется от полной консервации и музеефикации до включения в современную городскую застройку и активной эксплуатации с изменением функционала здания. В качестве третьей проблемы можно отметить недостаточное понимание властями всех уровней механизма использования потенциала (в том числе образного) культурного и природного наследия для формирования позитивного имиджа территорий и позитивной культурной идентичности, слабые наработки в области культурного брендинга территорий. Кроме того, сохраняющаяся правовая неопределенность и недостаточное финансирование в отношении объектов и явлений культурного и природного наследия и слабость общественного движения в защиту наследия.

При этом, сохраняя историческое наследие невозможно «законсервировать» исторический центр. Такая позиция большинством архитекторов признается неплодотворной, хотя бы в силу того, что вследствие этого может наступить снижение активности в данном сегменте городского пространства, его обескровливание и постепенное отмирание. При этом центр имеет склонность оставаться местом концентрации культурной и жизни, социальной и деловой активности.

В современных условиях ценность памятника архитектуры не ограничивается исключительно его эстетическими качествами, а дополняется исторической и семиотической значимостью. В связи с этим, на современном этапе объектами культурного наследия, имеющими ценность признаются не только отдельные «штучные» шедевры, но и сооружения, отражающие колорит определенной исторической эпохи или определенного исторического и архитектурного стиля, в том числе, объекты рядовой застройки. Объектом охраны при таком понимании становится не только конкретный объект, но историческая среда в целом, и отдельные памятники как элементы этой среды. Современные исследователи единодушны во мнении о том, что памятник архитектуры как ключевой элемент историко-культурного наследия не может быть вырван из архитектурного контекста среды.

Сохранение и актуализация культурного наследия всегда являлось и является в настоящее время значимой задачей культурной политики любого государства. Само определение сущности культурной политики подразумевает данный аспект. Если определять культуру как деятельность по созданию, хранению, актуализации, трансляции и потреблению культурных ценностей, то ккультурная политика может быть определена как система продуманных и целенаправленных действий, призванных регулировать деятельность личностей, социальных групп и сообществ по созданию, хранению, трансляции и потреблению культурных ценностей.

Субъектами культурной политики и культурной жизни, соответственно, выступают, как отдельные личности, так и большие социальные группы. Значимым субъектом культурной политики является государство, выступающее гарантом сохранения стабильности культурного развития, сохранения самобытности культуры и ее трансляции последующим поколениям. На каждом из этапов (создание, хранение, трансляция и потребление культурных ценностей) государство реализует свои функции.

В качестве основных функций государства как важнейшего субъекта культурной политики можно отметить такие как:

- формирование концептуальных представлений о месте культуры в жизни общества;

- определение приоритетных целей развития культуры, составление соответствующих программ и их реализация с привлечением необходимых ресурсов;

- согласование картин мира и культурных ценностей представителей разных субкультур;

- формирование общенациональной картины мира и ее распространение среди граждан;

- поддержание и сохранение существующей картины мира в форме традиции и передача ее последующим поколениям;

- развитие, модернизация, приспособление существующей картины мира к меняющейся реальности;

- регуляция процесса придания значимости отдельным культурным ценностям.

Таким образом, культурное наследие, являясь фундаментом культуры, ее культурным ядром, определяющим культурное своеобразие, является приоритетной целью государственной и региональной культурной политики.

Государство также ответственно за определение самого содержания понятия «культурное наследие», то есть определения того круга культурных ценностей, сохранность и преемственность которых должна гарантироваться государством.

На этапе трансляции культурных ценностей, государство призвано обеспечить доступ широким массам населения к культурным ценностям, и на этапе потребления культурных ценностей, государство обязано способствовать формированию и повышению уровня художественно-эстетического вкуса населения. Как можно заметить реализация данных направлений культурной политики также немыслима без обращения к ресурсам культурного наследия.

Имеющиеся в науке положения, позиции и подходы к соотношению региональной культурной политики и культурного пространства трактуют его различным образом. С одной стороны, есть субъектно-ориентированный институциональный подход, раскрывающий прогрессивное влияние культурной политики на динамику формирующейся инфраструктуры культуры.

На современном этапе, в условиях развития информационного общества, кроме, ставших уже традиционными, таких форм сохранения наследия, как музеефикация и использование с изменением функции, должна реализоваться такая форма актуализации наследия как информирование широких масс общественности о культурной и исторической значимости тех или иных объектов наследия. Реализация данной функции требует согласованных действий научной общественности и администрации города. Ее реализация связана с проведением научных конференций, организацией лекториев для широкой аудитории и изданием научно-популярной литературы, так или иначе раскрывающей тему культурного наследия и культурной памяти Места.

Об осознании со стороны государства важности содействия сохранению культурного наследия, в том числе, может свидетельствовать активная информатизация деятельности музеев, библиотек и архивов, направленная в том числе, на создание виртуальных коллекций для создания более широких возможностей для обеспечения доступа широких масс населения к культурным ценностям и создания электронных ресурсов, посвященных культурному наследию. В качестве примера можно указать Единый государственный реестр объектов культурного наследия РФ, который является информационно-справочным и не является ресурсом единого государственного реестра объектов культурного наследия (памятников истории и культуры народов Российской Федерации) [5].

Большую роль в процессе актуализации культурного посредствам просветительной деятельности среди широких масс наследия играют местные научные сообщества. В качестве примера можно привести научно-популярный лекторий «Культура народов Западной Сибири: история и современность», организатором проведения которого выступили Сибирский филиал Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева, Омское региональное отделение Российского комитета защиты мира.

Лекторий прошел в городе Омске в марте – апреле 2016 г. Работа лектория проходила в известных культурных учреждениях города, лекторами выступили ведущие ученые научно-исследовательских институтов и преподаватели омских вузов. Всего состоялось 5 лекций, слушатели побывали в трех музеях и библиотеке.

Мероприятия лектория посетили более 100 жителей города и области. Среди слушателей студенты и преподаватели вузов, работники сферы образования и сотрудники национально-культурных центров, члены общественных организаций. Лекторий привлек внимание общественности еще и тем, что у заинтересованных в изучении истории своего края людей появилась возможность не только послушать лекции ведущих ученых Омска, но и посетить музеи города, в том числе ведомственные, доступ в которые ограничен для широкой публики.

В рамках лектория состоялись публичные лекции по следующим темам:

1. «Народы Западной Сибири: лингвистическая, антропологическая и историко-этнографическая характеристика», 3 марта 2016 г., Зал заседаний Омского научного центра Сибирского отделения РАН, лектор - заведующий сектором этнографии Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН, кандидат исторических наук, доцент А.Г. Селезнев. После лекции состоялась экскурсия в Музей народов Сибири Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН.

2. «Русская традиционная праздничная культура: региональный аспект», 10 марта 2016 г., Омский государственный историко-краеведческий музей, лектор - заместитель директора Сибирского филиала Института Наследия, кандидат исторических наук Т.Н. Золотова.

3. «История народной одежды русских в Сибири», 10 марта 2016 г., Омский государственный историко-краеведческий музей, лектор - старший научный сотрудник Сибирского филиала Института Наследия, доцент Омского государственного университета им. Ф.М. Достоевского М.Л. Бережнова. После лекций состоялось знакомство с выставкой «Русский костюм. Нарядов яркий хоровод», на которой были представлены лучшие предметы русского костюма из богатой этнографической коллекции Омского государственного историко-краеведческого музея.

4. «Культура городов Западной Сибири в конце XIX–начале XX в., 17 марта 2016 г., Омская государственная областная научная библиотека им. А.С. Пушкина, лектор - начальник отдела изучения городской среды и населения в условиях модернизации Сибирского филиала Института Наследия, профессор, доктор исторических наук Д. А. Алисова.

5. «Образные характеристики культурного пространства как ресурс формирования позитивной культурной идентичности», 7 апреля 2016 г., Омский областной музей изобразительных искусств им. М.А. Врубеля, лектор - Ученый секретарь Сибирского филиала Института Наследия, кандидат исторических наук, доцент Ю.Р. Горелова.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры народов Российской Федерации от 25.06.2016 № 73 ФЗ. – URL: http://mkrf.ru/documents/legislation/detail.php?ID=61158

[2] Кулешова М.Е. Типы наследия и его предметная ценность. Электронный ресурс. – URL: http://www.biodiversity.ru/publications/books/managcult/cultural_resource_ru.zip, (дата обращения 30.10.2016).

[3] Правоторова А.А. Гусаченко В.Л. Город и наследие / А.А. Правоторова, В.Л. Гусаченко. – Новосибирск: научно-производственный центр по сохранению историко-культурного наследия Новосибирской области, 2002. – С.5-11.

[4] Тлюняева А.А. Культурное наследие в информационном обществе: монография / А.А. Тлюняева, М.Т. Асланова. - Омск: СибАДИ, 2014. – С.48-49.

[5] Единый государственный реестр объектов культурного наследия РФ. Электронный ресурс. – URL: http://kulturnoe-nasledie.ru/(дата обращения 06.10.2014).

© Горелова Ю.Р., 2016.

Статья поступила в редакцию 08.12.2016.

Горелова Юлия Робертовна,
кандидат исторических наук, доцент,
ученый секретарь Сибирского филиала Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева (Омск),
e-mail: GorelovaJ@mail.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2016/4(7)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/104.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru