Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/2(29)
спецвыпуск


Доклады


К читателям


Авилов Р.С.

Владивостокская крепость – уникальный комплексный памятник истории русской и мировой военно-инженерной мысли конца XIX – начала XX века


Бурбаева С.Б., Ганиева А.С.

К вопросу музеефикации раннесредневекового городища Бозок в рамках проекта Национального парка под открытым небом 


Буторин Д.А.

Историко-культурный комплекс «Дивногорье»: разработка номинационного досье 


Кудрявцев А.П.

Глобальный проект ИКОМОС: необходимость сотрудничества


Лисенкова М.А.

План управления объектом Всемирного наследия «Храмы Псковской архитектурной школы» итоги реализации и планы развития


Персова С.Г.

Планы управления объектами всемирного наследия: вопросы правоприменения в российском законодательстве 


Пиляк С.А.

Особенности музеефикации фортификационных комплексов на примере Смоленской крепости 


Расторгуев В.Н.

Всемирное наследие: статус наследников и право наследования


Садалова Т.М.

О номинации «Сокровища пазырыкской культуры» в Предварительный список ЮНЕСКО 


Сарапулкина Т.В.

Специфика учета и инвентаризации заповедных участков в современной городской среде (на примере музея-заповедника «Херсонес Таврический»


Субботин А.В.

О Предварительном списке всемирного наследия ЮНЕСКО


Фараджева M.Н.

Всемирное наследие Азербайджана


Архив

Скоробогачева Е.А.

Роль историко-культурного наследия Русского Севера в современном мире

Аннотация. В статье на основании ряда ранее не изучавшихся произведений искусства рассматривается значение духовно-художественных традиций Русского Севера в эволюции национального отечественного искусства на фоне глобальных процессов современного мира. Особое внимание уделяется духовной направленности, специфике историко-философского содержания. В графических листах превалирующим выделен мотив архитектурного строения как композиционной доминанты пейзажа. В живописи обозначены 3 группы образцов: камерные картины, основанные на синтезе традиций реалистического искусства; масштабные исторические полотна; монументальные религиозно-исторические композиции с фрагментарным включением мотивов Русского Севера. Делается вывод – при всей художественной индивидуальности авторов едина суть историко-философской трактовки ими Русского Севера как древнего православного края. Понятие «идейно-смысловое содержание» является основным в создании и восприятии истинного произведения искусства.

Ключевые слова: Русский Север, традиция, православие, храм, архетип, композиционная доминанта, историко-философское содержание.

Открыть PDF-файл


Проблема антагонизма глобализации и глокализации, в настоящее время предельно остро стоящая в мировом сообществе, приводит к нарастанию и контрастных тенденций – познания, сбережения, развития духовных традиций. Русский Север представляет собой особую духовно-художественную, культурно-историческую, религиозно-философскую сферу, заключающую исконные национальные истоки. Сохранение его историко-культурного наследия в наши дни сложно переоценить с учетом множества факторов.

Обратимся к интерпретации северных мотивов в современном изобразительном искусстве. В наши дни, как и на протяжении всего ХХ столетия, остро стоит вопрос сохранения и модернизации традиций, сознательного отказа от инновационных художественных методов творчества, детерминирования места классического, в том числе реалистического наследия в развитии современного искусства, в том числе через интерпретацию северных мотивов. Вплоть до последнего времени, как в научных трудах, так и в практической сфере, наблюдалась недооценка духовной составляющей и ее гармоничного включения в структуру бытия.

Обозначим 2 основных раздела исследования:

Теоретические научные вопросы, касающиеся претворения традиций Севера в современном творчестве.

Интерпретация мотивов Русского Севера в образцах графики и живописи XX–начала XXI в.

Ныне на выставках, как в России, так и за рубежом, нередко преобладает так называемое «современное искусство» – антиискусство: инсталляции, перфомансы (от английского Performance – (исполнение, представление, выступление), арт-объекты, реализм становится андеграундом. Происходит намеренное уничтожение художественных ценностей. Однако, и в наши дни значение классики, реалистического искусства невозможно отрицать, необходимо сохранение традиций, возрождение и продолжение школы мастерства. При этом особенно важны:

- современная интерпретация классических принципов построения композиций,

- культура рисунка, колористических решений как основа художественного творчества,

- преемственность с исконным традиционным искусством и сохранение его символических смыслов.

Как заключает Н.И. Воронина, «этническое разнообразие и своеобразие этнического искусства отдельных народностей и регионов России – это не только их историко-культурное достояние, но и сильный фактор модернизации нашей современной жизни, нашей нации в целом. Сохранение поливариантного богатства традиционных национальных культур выступает как существеннейшая стратегия выживания народов страны, дальнейшего развития нашей нации. Поэтому столь велика в этом процессе роль личности [1] . Необходимо дать оценку с позиций сегодняшнего дня образцам индивидуального профессионального реалистического искусства XX– начала XXI столетия, соответствующим данным критериям.

Каковы же художественные задачи, которые должны решаться в произведениях современного искусства? Выделим 4 основные категории. 1. Художественное качество произведений – уровень мастерства, профессионального исполнения. 2. Следование традициям – их устойчивость, степень модернизации, элементы инновационности. 3. Самобытность художественного звучания – специфика эмоционального восприятия, нюансов смысловых трактовок, технико-технологические особенности, стилистическая манера исполнения. 4. Идейно-смысловое содержание – не нарративное, но символическое, многогранное, эстетико-философское раскрытие образа, что, на наш взгляд, являетсяглавным критерием отличия истинного искусства от подделок.

Именно в идейно-смысловом содержании выражены духовные константы, следование которым позволяет сохранить целостность вневременной национальной культуры. Таким образом, понятие «идейно-смысловое содержание» является основным в решении и восприятии произведения искусства. Суть антагонизма реалистического и нефигуративного творчества заключена в ряде художественных характеристик, прежде всего в содержательной наполненности произведений, с одной стороны, и ее отсутствии – с другой.

Обратимся к последовательному анализу произведений искусства, подчеркивая их духовную направленность, специфику историко-философских смыслов, наиболее характерные северные мотивы в а) произведениях графики, б) образцах живописи.

Графика

Одним из наиболее разнообразных по трактовке является мотив архитектурного строения как композиционной доминанты пейзажа. Яркие примеры обращения к данному мотиву Русского Севера представлены в творчестве И.Э. Грабаря. В книге «Моя жизнь» он пояснял замысел шести открытых графических листов с изображениями Северной Двины,по заказу Общины св. Евгении (1903). Вначале работа не удовлетворяла автора – он не мог найти необходимого художественного языка, достаточно декоративного (четкость композиционных построений, резкость и обобщенность силуэтов, интенсивность цвета, акцентирование ряда деталей), но не искажающего его индивидуальности. Преодолевая период первоначальных неудач, он применил завещанный П.И. Чайковским метод «высиживания» – «рассудку вопреки, наперекор стихиям». Сидел, сидел и в конце концов высидел» [2]. Итак, новаторство трактовки им мотива архитектурного строения заключается в лаконизме тона, четкости линейного ритма, некоторой условности насыщенного цвета, сочетании плоскостности с объемной моделировкой.

В графике И.Я. Билибина доминирующей является тенденция воплощения символического звучания северных образцов. В отношении искусствоведческого анализа его графических произведений, обращенных к Северу, исключительно важна проблема детерминирования духовно-художественных основ искусства, чему уделяется крайне мало внимания исследователями. Роль поездок на Север в творчестве графика отмечена в ряде изданий, но влияние художественной манеры северного искусства на его иллюстрации не рассматривается. Исключение составляет труд Т.Ф. Верижниковой «Иван Билибин» [3]. Данной проблематике автор все же не уделила должного внимания, поскольку основным в его произведениях определила влияние западноевропейских художников.

Билибин постигал суть жизни северян и отображал ее в искусстве, что проявилось в познании северного художественного языка; его обогащении новыми оттенками своей индивидуальности; отражении историко-философского содержания современной ему эпохи. Следовательно, цель творчества графика – воссоздание древних устоев, «мыслеобразов» сказочной Руси, в том числе с помощью мотивов Севера. Исполняя свой замысел, он выражал суть народного искусства в графике.

Обозначенные тенденции продолжены современными авторами (в отношении специфики художественного языка, выбора мотивов и их идейно-содержательной наполненности) – представителями Союза художников России (СХР):В.В. Дранишниковым, А.В. Пантелеевым, Д.Т. Тутунджан, Н.П. Федосовым, В.Б. Черновым и другими, а также Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова (РАЖВиЗ Ильи Глазунова): М.А. Востриковой, Е.А. Загайновым, Е.В. Муковниным, В.А. Штейном.

Живопись

Интерпретация мотивов Русского Севера в сфере станковой живописи второй половины ХХ–начала XXI в. требует последовательного изучения, выявления художественно-смысловых доминант. Обозначим 3 группы произведений на основе их художественно-смысловой специфики: 1) камерные произведения, основанные на синтезе традиций реалистического искусства; 2) масштабные исторические полотна; 3) монументальные религиозно-исторические композиции с фрагментарным включением мотивов Русского Севера.

Рассмотрим камерные произведения, основанные на синтезе традиций реалистического искусства.Превалирующими являются мотивы: храма в пейзаже, панорамного пейзажа, историко-символический персонажа как идейно-композиционного центра произведения.

Многообразно претворение мотива храма в творчествеИ.С. Глазунова.Постижение Северной Руси для него началось с северо-западных территорий: окрестностей Петербурга, Великого Новгорода, а также с южного пограничья Русского Севера – ярославских земель. О детских впечатлениях художника, связанных с окрестностями Петербурга и Великого Новгорода, свидетельствует полотно «Новгородская деревня Гребло. Озеро Великое». Первые этюды северного пограничья, ярославских земель, написаны им в 1954 г.: «Тутаев. На Волге», «Тутаев». Произведение «Ненокса» решено в соответствии с традициями реализма, что сказывается в уравновешенности композиций, передаче глубины пространства, четкости деления изображения на планы, решении трехмерной формы, убедительности тонального звучания, акцентировании смыслового центра и некоторой стилизации. Самобытность «почерка» сказывается в повышенной декоративности цвета – сближенных сочетаниях и оттенках сложных замесов.

К мотиву храмовых построек в пейзаже многократно обращается А.П. Афонин, при этом рассматривает реалистическую пейзажную живопись России рубежа XIX–XX вв. как основу своего творчества. Живописец претворяет особенности художественного языка каждого автора в индивидуальной манере (лиризм решений Саврасова, проработанность деталей Шишкина, интенсивность и светоносность цветовых сочетаний Куинджи, обращение к православным образам Нестерова, пастозность манеры Жуковского). Уже в студенческое время в его творчестве сложились несколько основных циклов, среди которых одно из центральных мест занимают картины и этюды, посвященные Русскому Северу: Валааму, Вологодчине, Карелии, Крайнему Северу.

Самостоятельное и профессионально состоявшееся решение характерно для пейзажной композиции Е.В. Зайцевой «Горицкий монастырь» (2015), которой свойственна иная – многослойная – живописная манера: выполнение имприматуры (от итал. imprimatura – первый слой краски), гризайльной подготовки, наложение пастозных полихромных слоев, завершение лессировками. Передан обобщенный образ обители, и эпохе Ивана Грозного, когда монастырь был основан, и наших дней.

Серия живописных произведений С.Д. Карева, обращенных к данному мотиву, представлена пейзажами «Кирилло-Белозерский монастырь». Данные работы отличаются собственным художественным прочтением, идейной содержательностью емких характеристик, профессионализмом трактовки (тончайшими градациями светлой тональности и сближенным колористическим строем, основанным на сочетании охристо-сероватых оттенков). Пейзажи Карева написаны акрилом, и именно такой, намеренно графический, резкий, линейный «почерк» точно передает сдержанный образ Севера. Автор стремился отразить свои личные камерные впечатления, свое восприятие величественной обители, гармонично вписанной в ландшафт, передать поливариантность ее видов в различных состояниях природы, показать развитие дня, подобное иносказанию о течение времени, истории.

Таким образом, специфика в интерпретации мотивов архитектурных северных построек в рассмотренных примерах современной станковой живописи основана и на постижении духовно-художественного содержания образов, и на технико-технологических особенностях:

- экспрессивное письмо а-ля прима (Глазунов, Афонин),

- продолжение основ многослойной классической живописи (Зайцева),

- творческая стилизация и синтез традиций (Карев).

Итак, исключительно актуальное духовно-художественное звучание мотивов северных земель в изобразительном искусстве России основано на острой выразительности и многообразии природы окраинных земель, нерасторжимо связанной с укладом жизни северян; осмыслении ряда мотивов далекого края как символов, «философских мыслеобразов» (храм, крест, древо, дом и другие); сохранении в крае архетипических духовно-художественных традиций под влиянием географического, социо-исторического, религиозно-философского факторов, а также благодаря особенностям процесса наследования традиций на Русском Севере.

Специфика процесса наследования традиций северянами, на наш взгляд, заключается в естественности и осознанности их сохранения – «вплетении» в ткань народной жизни, приоритете древнейших архетипических устоев, силе переживания традиций и самобытности их интерпретаций, что находит выражение, в частности, в современном реалистическом искусстве России.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Воронина Н.И. Российские «духовидцы»: традиции и современность. [Электронный ресурс]. URL: http://www. cyberleninka.ru › Научные статьи › Культура. Культурология (дата обращения: 02.02.2015).

[2] Грабарь И.Э. Моя жизнь. – М.: Республика, 2001. – 495 с.

[3] Верижникова Т.Ф. Иван Билибин. – СПб.: Аврора, 2001. – 176 с.

© Скоробогачева Е.А., 2016.

Статья поступила в редакцию 07.12.2016.

Скоробогачева Екатерина Александровна,
кандидат искусствоведения,
начальник музейного отдела, Российская академия
живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова (Москва),
e-mail: Skorobogacheva@mail.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2016/4(7)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/107.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru