Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2018/3(14)


СОДЕРЖАНИЕ


Теоретические исследования

Вафа А.Х.

Некоторые теоретические проблемы культурного наследия и культуронаследования (Часть 1) 


Гуманитарные исследования

Самовер Н.В. 

«Трудное» наследие как Всемирное: Россия в контексте международного опыта 


Прикладные исследования

Мозговой С.А. 

Некоторый опыт изучения военно-исторического и морского наследия

Окороков А.В., Егоров Ю.О.

Локализация местоположения античного поселения Корокондама


Освоение наследия

Рябов С.А. 

Международное сотрудничество Института наследия с учреждения Норвегии в сфере изучения и сохранения культурного и природного наследия: история и сегодняшний день 


Юбилей Института Наследия

Закунов Ю.А.

Наследование ценностей культуры и цивилизации: о новом содержании НИР в Институте Наследия

Ельчанинов А.И.

Научное картографирование культурного и природного наследия России: к 25-летию Института Наследия


Архив

Шиманова М.А.

Изразцовые печи XVII–XIX вв. Новодевичьего монастыря в Москве: проблемы сохранения

Аннотация. В статье представлены изразцовые печи, которые сохранились в Новодевичьем монастыре. Представлены различные примеры реконструкций печей, реставрации подлинных печей. Освещены проблемы сохранения изразцовых печей, связанные с историческими событиями и реставрационными работами.

Ключевые слова: изразцовая печь, изразец, реконструкция, реставрация, архивные источники


Изразцовые печи относятся к особому виду прикладного искусства, которые сочетают в себе утилитарные и эстетические функции. И не смотря на то, что с появлением парового отопления изразцовые печи утратили в настоящее время свою основную утилитарную функцию – обогрев помещения, они неизменно занимают центральное место в любом интерьере. Во-первых, потому что, они занимают значительный объём помещения, что обусловлено изначально утилитарной нагрузкой: конструкция печей, а также облицовка их керамическими изразцами от пола до потолка позволяет достаточно долго и равномерно распределять и сохранять тепло в помещении. Во-вторых, изразцовое убранство печей, как правило, декоративное и яркое, что всегда привлекает внимание зрителя.

Изразцовые печи и, в частности, отдельно взятые изразцы – это богатые исторические источники, которые хранят в себе информацию о художественных вкусах заказчиков той или иной эпохи, о технологиях производства, о мастерах, о художниках-керамистах. Через форму, декор изразца также можно проследить связи русского производства с иноземными образцами.

Исследования, посвящённые изразцам, связаны с именами многих известных архитекторов, реставраторов, искусствоведов, таких как: Ф.Ф.Рихтер, Н.В.Султанов, П.Д.Барановский, А.В.Филиппов и многих других. В настоящее время актуальность данной темы, всестороннего изучения изразцов, очевидна: в последние годы многие исследователи обращаются к изучению изразцовой керамики, как архитектурной, так и интерьерной. В докладах на различных конференциях поднимаются вопросы изучения изразца, как музейного предмета, проблемы сохранения, экспонирования, вопросы реставрации, а также представляются результаты технологических исследований. Среди прочих конференций, особенно хочется отметить ежегодную конференцию «Керамические строительные материалы в России: технология и искусство Позднего Средневековья» [1], которая с 2014 года проходит в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре и в последние годы носит статус международной. Главный инициатор, организатор и вдохновитель этой конференций – С.И.Баранова, доктор исторических наук, хранитель фонда «Изразцы» Московского государственного объединённого музея-заповедника, которая объединяет на Ново-Иерусалимской конференции всех исследователей, изучающих керамику.

Кроме изразцов, которые уже находятся в музейных собраниях и изучаются исследователями, хранителями, дополнительные материалы приносят археологические находки, это также поддерживает актуальность темы исследования и сохранения изразцовой керамики, археологические работы каждый год приносят новые открытия. Археологические работы как правило проводятся одновременно с масштабными ремонтно-реставрационными работами на различных архитектурных памятниках, ансамблях монастырей. В качестве примера можно привести одновременные археологические и реставрационные работы на территории Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, который по праву можно назвать «разсадником изразцового дела» (так называл монастырь один из первых знатоков изразца архитектор Н.В.Султанов) [2]. Реставрационные работы в монастыре уже завершены, но музейная работа по описанию, классификации, а также по реставрации найденных находок продолжается. Одних только печных изразцов и фрагментов в Ново-Иерусалимском монастыре найдено многие тысячи. Прекрасным результатом изучения этого материала стали реконструкции печного декора и воссоздание печей в палатах [3]. Хорошим примером сохранения и экспонирования найденных печных изразцов – это включение подлинных изразцов в реконструкцию печей.

В настоящее время в Новодевичьем монастыре проводятся ремонтно-реставрационные работы и в 2017 году Институтом fрхеологии РАН на территории монастыря проводились обширные археологические раскопки, связанные с реконструкцией внутриплощадочных инженерных сетей, а также с уточнением границ некрополя. В результате полевых работ был найден фундамент корпуса, который был построен в XIX в. и разрушен в 30-е годы ХХ в., на месте этих раскопок также были найдены изразцы и фрагменты печных муравленых рельефных изразцов, покрытых зелёной глазурью. Стоит отметить, что найденные изразцы, а также другие археологические находки решением Минкультуры России, было принято передать в Государственный исторический музей, где предметы будут описаны, определены в коллекции, приняты на ответственное хранение. Включение предметов в Музейный фонд, будет защищать находки юридически и способствовать их сохранению.

Достаточно немного изразцовых печей сохранилось в Новодевичьем монастыре. Некоторые печи подлинные, сохранились в почти неизменном виде, другие перестроенные, также есть примеры реконструкции печей. Всего в Новодевичьем монастыре сохранилось 10 изразцовых печей. Из них печей XVII в., в том числе и реконструкции на XVII в. – 4 печки; XVIII в. с гладкими расписными изразцами – 2 печи; XIX в. – 4 печи. Из вех печей лишь одна музеефицирована, это печь – реконструкция с включением в кладку печи подлинный изразцов XVII в., расположена она в караульне у Напрудной башне.

Обратившись к архивным материалам, можно отметить, на двух планах Новодевичьего монастыря, можно увидеть графические изображения изразцовых печей в некоторых строениях Новодевичьего монастыря. Первый план 1776 г.: «Генеральный план Московского Новодевичьего монастыря, с показанием во оном строения» [4] Выполнил этот план архитектор Иван Залуской.

2018-1На этом плане только в одном строении под № 7 (на плане строение изображено в верхнем левом углу внутри ограды монастыря) Корпус келий монашеских (современное название – Больничные палаты, конец XVII в.) даны изображения печей, их изображено шесть штук. К настоящему времени, к сожалению ни одна из них не сохранилась. Сейчас в Больничных палатах есть только одна печь голландка с гладкими белыми изразцами и голубой рамкой по кромке изразца, но она расположена в мезонине, который был надстроен позже, в XIX веке.

Второй план 1796 г. «Генеральный план Московского Новодевичьего Монастыря, сочинённый по случаю случившегося сего 1796 года мая 13 числа пожару, а какое в оном имеется строение и что именно погорело, о том значит ниже сего…» [5].

2018-1На этом плане также можно увидеть пять строений, где графически обозначены печи. Четыре объекта, пострадавшие от пожара, на плане обозначены заливкой серой тушью, это: Ирининские палаты с Амвросиевской церковью, церковь Успения Пресвятой Богородицы с трапезной, Певческие палаты (корпус, в котором больше всего помещений, в котором в XVIII веке, а также в настоящее время расположены монашеские кельи, в этом объекте, судя по этому плану, было расположено 17 печей), караульня у Напрудной башни. В пояснениях к перечисленным объектам читаем следующие последствия пожара: «средняя часть, покрытая темною тушью сгорела и разломана», «крышка вся сгорела», «на котором крышка, потолки и внутри полы сгорели», «на котором крышка, равно внутри полы и перегородки деревянные сгорели». Ни одна подлинная печь в этих четырёх объектах не сохранилась. И лишь в одном из этих объектов, в караульне у Напрудной башне, в настоящее время выполнена реконструкция печи.

Кроме того на плане 1796 г. под № 11 обозначен «Корпус каменной в коем пребывание было схимонахини царевны Софии Алексеевны, которой хотя от пожара и уцелел, но имеющаяся на нём деревянная крышка весьма ветха, а потому в смете полагается покрыть железом». Здесь речь идёт о двухэтажном корпусе – это Лопухинские палаты, на плане обозначено 3 печи. В Лопухинских палатах к настоящему времени действительно сохранились печи. На первом этаже сейчас расположены две печи: XVII века с полихромными рельефными изразцами (это реконструкция начала ХХ века), а также подлинная печь XVIII века с гладкими расписными сюжетными изразцами. На втором этаже Лопухинских палат: одна печь XVIII века и две печи XIXвека с гладкими белыми изразцами.

По плану 1796 году, который был составлен после пожара, можно сделать вывод, что те объекты, на которых сгорели крыши деревянные перегородки, интерьеры, также пострадали и изразцовые печи, вероятно, их перестроили уже в конце XVIII – начале XIX веков, но и они со временем не сохранились.

В архивных источниках, к сожалению, всегда очень кратко упоминаются печи. Можно встретить такие упоминания, как «печь», а также «печь изращатая» или «печь обращатая» без какого либо упоминания о типах использованных изразцов, времени создания печи. Лишь в одном случае было найдено упоминание о размере печей. Так в архивном источнике «О починке ветхостей Новодевичьего монастыря» [6] 1742 года читаем: «Кельи, где живет монахиня житенная, над оными кельями крышка тесовая ветха, надлежит вновь покрыть весом с подкладыванием драни. Оные длиною девятнадцать аршин с половиною, шириною десять аршин. Оные же кельи и с двумя печьми, надлежит вновь перебрать с прибавкою материалов. Оной же мена в пирожной и просвирной кельи печь и с трубою ветха, надлежит вновь сделать. […] Ещё две кельи сенми, где коровная старица живет, длиною девять сажен шириною девять аршин. На оном крышка тесовая ветха, там же и две печи обращатые ветхи. Оную крышку и печи надлежит вновь сделать […]

Теперь в смете:

Печей обращатых, длиною по три аршина вышиною тож, шириною по аршину четвертью семь по 20 руб. – 140 руб.» Из этой сметы следует, что печи задумывались типовые, стандартные.

Смоленский собор Новодевичьего монастыря летний и попытки провести в нём паровое отопление во время его реставрации рубежа XIX – ХХ вв. были неудачные, поэтому было удивительно встретить в Историко-архивном и библиографическом исследовании [7] упоминание о необходимости реставрировать в Смоленском соборе изразцовую печь. Это связано с реставрацией И.Ф.Мичурина в 1757-1758 гг. Смоленского собора и других строений монастыря и составлением описи ветхих строений. В источнике [8] читаем:

«1757-1758 гг. – О выдаче денег на ремонт ветхих строений Московского Новодевичьего монастыря […] В приделе Великомученицы Софии (это южный придел Смоленского собора – примечание Шимановой М.А.). Посредине свода имеются трещины, надлежит разобрать и сомкнуть вновь. Пол лещадный снизу сгнил, сделать новой столярной работаю дощатой. Печь изращатая ветха, переделать с прибавкою материалов».

В конце полного списка ветхостей приводится смета [9], среди прочего упоминаются печи: «На починку печей, изразцов и проволоки, да на полы и протчее каменной (квадратно) дубовой лещади, на крышки и потолки бревен и досок, и драни – 687 руб.».

Существование печи в южном приделе, в ризнице Смоленского собора также подтверждается фотографией 2008 г. из приложения к Историко-архивному и библиографическом исследованию по Смоленскому собору.

2018-1На фотографии с левой стороны видим перестроенную печь, в конструкции которой в верхней части были использованы изразцы по одному ряду разных форм одного и того же типа: поясковый, карниз, лицевой. Эти изразцы можно отнести к первой четверти XVIII века, так называемая переходная форма, сочетающие в себе рельеф и расписной элемент в центральном медальоне. Ниже, основная часть печи из белых гладких изразцов XIX века.

В процессе реставрации ризницы Смоленского собора в 2008 г. было принято решение разобрать данную печь, а изразцы XVIII века с этой печи, вероятно, попали в фонды Государственного исторического музея.

При Историческом музее, еще в 1961 году архитекторами Центральными научно-реставрационными мастерскими Госстроя РСФСР был выполнен проект воссоздания изразцовой печи в средней палате стрелецкой караульни у Напрудной башни, автор проекта и исполнитель чертежей – Сахарова.

2018-1В проекте представлена картограмма печи. Условные обозначения изразцов: белые – изразцы, найденный на месте (в палатах), вертикальная штриховка – изразцы, найденные в фондах музея, наклонная штриховка – новые, изготовленные изразцы.

В реконструкции этой печи был использован достаточно большой объем подлинных изразцов, или найденные на месте, потемневшие от пожара конца XVIII века изразцы или дополненные из фондов Исторического музея. Традиционно эту печь с рельефными полихромными изразцами с изображением крупных ваз с цветами, каждый полный рапорт состоит из семи изразцов (по два изразца на изображение цветов и по три полных изразца и два переходных для вазы) датируют 1680-е гг. Эту печь можно увидеть в публикациях С.И.Барановой [10].

Очень похожая по составу изразцов печь с полихромными рельефными изразцами XVII века сохранилась в Лопухинских палатах на первом этаже. На ней также изображены вазы, но без ряда изразцов с изображением цветов. Сложена она в начале ХХ века также с применением подлинных изразцов XVII века.

2018-1Во время реставрационных работ в Лопухинских палатах в 2014-2015 гг. на этой печи проводился комплекс реставрационных работ. В процессе вскрытия и замены полового покрытия было обнаружено, что печь была сложена прямо по доскам пола на очень ненадёжном основании из досок и кирпича, решением авторского надзора было принято подвести под основание печи металлические балки и новую кирпичную кладку в качестве фундамента печи.

Другая печь XVII века расположена в надвратной Преображенской церкви над северными воротами. Эта печь известна по публикациям С.А.Маслиха [11], где она датируется 80-ми годами XVII века, а также по другим публикациям [12]. Изразцы этой печи также рельефные и полихромные. Здесь в окраске рельефа использовались глазурь тех же цветов: бирюзово-зелёный, жёлтый, коричневый, белый и тёмно-синий. Некоторые изразцы в составе этой печи совпадают по рельефу с изразцами других печей XVII века в Новодевичьем монастыре, например ножки, поясковые изразцы с пальметтами. Главный композиционный мотив, картуш с фруктами и цветами, составляет рапорт из пяти лицевых изразцов. На восточной и южной стенках печи в верхней части вставлено несколько лицевых изразцов из другого печного комплекта. Мало вероятно, что так была первоначально сложена печь, возможно, что это последствия более поздней реставрации, когда печь могла быть частично перебрана с добавлением новых изразцов.

Кроме перечисленных печей XVII века в Новодевичьем монастыре есть ещё одна реконструкция изразцовой печи, которая была выполнена в 80-х годах ХХ века по разработанному проекту и собрана в Казначейских палатах. Изразцы для этой печи использовались также рельефные, только двух цветов: жёлтый и бирюзово-зелёный.

2018-1Эта печь полностью собрана из новых изразцов, которые выполнены по образцам старинных. Комплект печных изразцов (ножка, валик, аркатурная перемычка, несколько разновидностей малых рядовых и больших рядовых изразцов, а также фризы и карнизы) был найден в ходе реставрационных работ на архитектурном памятнике Мариининские палаты в завалах внутристенной лестницы. В связи с тем, что найденный комплект изразцов оказался полным, по одному экземпляру каждого изразца, представилась возможность выполнить реконструкцию.

Следующая печь, которая представляет особый интерес, из-за того, что она доподлинно сохранилась – печь второй половины XVIII века, которая расположена в Лопухинских палатах на первом этаже.2018-1

Архитектура этой печи достаточно простая, здесь отсутствуют ножки и городки. Из декоративных деталей здесь можно увидеть в верхнем ряду полукруглую нишу и во втором ряду сверху на углу печи вставлен изразец с полуколонкой. Печь составлена из гладких расписных изразцов с сюжетной росписью. Роспись выполнена коричневой краской по белому фону, на многих изразцах есть надписи-комментарии. Изразцы с животными и птицами имеют следующие надписи: «воля со страхом» (верблюд), «кротко караулю» (заяц), «пою печально» (птица). Сюжеты с различными изображениями людей имеют такие комментарии: «кто я…», «не так как думаю», «силы пробую свои», «око моё зрит на солнце», «совет наш благ с тобою», «я благообоазен…», «не в труд но в пользу…», «вином разума прибавлю…» и другие. В отдельную группу можно выделить изразцы с изображением людей другой национальности: «китайский поп в поле живёт», «кавалерд индиско», «арап острава Парна (Пасха?)», «княжна цыганская».

2018-1Во время реставрации Лопухинского корпуса на этой печи были проведены запланированные реставрационные работы. На мой взгляд, в данном случае были не очень удачно выполнены тонировки, которые не соответствуют реставрационным требованиям. Некоторые изразцы излишне прописаны, в других случаях появились новые элементы, которые раньше отсутствовали и не соответствуют стилю росписи изразцов.

Другая печь на втором этаже Лопухинских палат собрана в конце XVIII веке, но в неё включены изразцы середины XVIII века. В процессе расчистки печи ещё было обнаружено, что один изразец из совершенно другого комплекта, который был записан масляной краской, но было принято решение не оставлять его на фасаде печи, а также затонировать, как было до реставрации.

2018-1Кроме этого в процессе расчистки стен во время реставрации Лопухинских палат в северном коридоре были обнаружены изразцы в плохой сохранности, которые дополнительно были отреставрированы. Состояние сохранившихся изразцов было удручающим. Значительная часть оказалась утраченной и заменена закладками из кирпича на глине. Все изразцы (гладкие белые, такие же, как в парадной анфиладе в комнатах) были покрыты слоями масляных покрасок. На одном зеркале печи сохранилось несколько расписных сюжетных изразцов XVIII века, повреждённых и расколотых.

2018-1 Отреставрировать эти зеркала с воссозданием утраченных изразцов по полной реставрационной технологии, с разборкой кирпичных закладок и установкой на место утраченных новых изразцов с румпой было абсолютно невозможно из-за крайне сжатых сроков производства, а также отсутствия этих работ в смете. Поэтому было принято решение расчистить и сохранить все имеющиеся изразцы. Но оставлять их в таком полуразрушенном состоянии открытыми было недопустимо. Учитывая все обстоятельства, было принято решение закрыть эти изразцы гладкой керамической плиткой соответствующих изразцам размеров, которая затем была покрыта тонирующей глазурью для соответствия старым изразцам в парадной анфиладе. Плитка установлена на плиточный клей, расписные изразцы предварительно закрыты защитным слоем флизелина [13].

Из сохранившихся печей XIX века две расположены в Лопухинских палатах, обе печи с гладкими белыми изразцами и с латунными душниками. Друга печь, расположенная в Погребовых палатах, также с белыми изразцами, с добавлением одного ряда изразцов с кобальтовой росписью с изображением ромба в центре которого две небольшие скрещивающиеся веточки.

Проблемы сохранения изразцовых печей связаны с историческими событиями, такими, как пожар 1796 года. Также исходя из представленных кратких исторических справок можно сделать вывод, что печи достаточно часто требовали ремонта и перебирались с добавлением новых изразцов. Последующие новые исторические события начала ХХ века, когда после Октябрьской революции объекты Новодевичьего монастыря были приспособлены под жильё, помещения перестраивались, стали появляться новые перегородки, жители стали устраивать новые печи, и в это время старые печи могли пострадать.

Другой аспект, связанный с проблемами сохранения изразцовых печей, это вопрос качественной научной реставрации с применением допустимых материалов и применяемых технологий. Работы по реставрации печей должны проводить реставраторы имеющие категорию и каждый этап реставрации, как правило, должен выноситься на рассмотрение реставрационного совета. В качестве защиты от некачественной реставрации может быть музеефикация изразцовых печи. Даже те печи, которые уже были отреставрированы с утратой подлинности можно музеефицировать с последующей постановкой цели проведения научной реставрации, раскрытие от некорректных записей, тонировок.

Реконструкция печей с включением в их конструкцию подлинных изразцов является хорошим примером сохранения старинных печных изразцов, одновременно с удачным примером экспонирования.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Керамические строительные материалы в России: технология и искусство Позднего Средневековья. Материалы I и II Всероссийских научно-практических конференций. – Новый Иерусалим. – М., 2016. – 168 с.

[2] Баранова С.И. Русский изразец. Записки музейного хранителя. – М., 2011. – С. 114.

[3] Глазунова О.Н. От археологии к реставрации: реконструкция печного декора второй половины XVII – XVIII века (результаты проекта 2014 года) // Керамические строительные материалы в России: технология и искусство Позднего Средневековья : Материалы I и II Всерос. науч.-прак. конф. – М.: Новый Иерусалим, 2016. – С. 44-48.

[4] РГАДА, ф. 280, оп. 1, д. 5217, л. 5.

[5] РГИА, ф. 485, оп. 1, д. 91, л. 1.

[6] РГАДА. Канцелярия Синодального Экономического Правления. Ф. 390. оп. 1, д. 6776, л. 10, 1742 г.

[7] Историко-архивное и библиографическое исследовании по объекту Смоленский собор, 1524-1525 гг., с фресками XVII в. – Архив ФГУП ЦНРПМ, Шифр 95, Инв. № 4756, Москва 2013 г. – С. 60.

[8] РГИА, ф. 796, оп. 39, д. 311., л. 13-14.

[9] Там же, л. 46 об.

[10] Баранова С.И. Русский изразец : Записки музейного хранителя. – М.: МГОМЗ, 2011. – С. 125.

[11] Маслих С.А. Русское изразцовое искусство XV-XIX вв. / С.А.Маслих; вступ. ст. Ю.С.Мелентьева. – М.: Изобразит. ис-во, 1983. – С. 123.

[12] Московский Новодевичий монастырь: к 500-летию основание : Антология / Сост. А.Л. Баталов, Л.А. Беляев. – М.: Арткитчен, 2012. – С. 231.

[13] Научно-реставрационный отчет. Лопухинские палаты. – Архив ФГУП ЦНРПМ, Шифр 95, Инв. № 5578, Москва 2015 г.

© Шиманова М.А, 2018.
© Шиманова М.А, илл., 2018.

Статья поступила в редакцию 10.03.2018.

Шиманова Мария Александровна,
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
e-mail: m.shimanova@yandex.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2018/1(12)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/177.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru