Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2018/3(14)


СОДЕРЖАНИЕ


Теоретические исследования

Вафа А.Х.

Некоторые теоретические проблемы культурного наследия и культуронаследования (Часть 1) 


Гуманитарные исследования

Самовер Н.В. 

«Трудное» наследие как Всемирное: Россия в контексте международного опыта 


Прикладные исследования

Мозговой С.А. 

Некоторый опыт изучения военно-исторического и морского наследия

Окороков А.В., Егоров Ю.О.

Локализация местоположения античного поселения Корокондама


Освоение наследия

Рябов С.А. 

Международное сотрудничество Института наследия с учреждения Норвегии в сфере изучения и сохранения культурного и природного наследия: история и сегодняшний день 


Юбилей Института Наследия

Закунов Ю.А.

Наследование ценностей культуры и цивилизации: о новом содержании НИР в Институте Наследия

Ельчанинов А.И.

Научное картографирование культурного и природного наследия России: к 25-летию Института Наследия


Архив

Лепехин В.А.

Взаимосвязь сущностей российской цивилизации и ее ценностей

Аннотация. В статье рассматриваются основные методологические проблемы исследования и формирования системы духовно-нравственных ценностей российской цивилизации. Автор акцентирует внимание на актуальности изучения аксиологической проблематики в условиях разворачивающейся против России гибридной цивилизационной войны, отмечая особое место в системе цивилизационных ценностей России христианских и православных ценностей и исключительную роль в ее формировании Всемирного русского народного собора.

Ключевые слова: российская цивилизация, цивилизационные ценности, ценностная матрица, российский народ, русский этнос, православные ценности, цивилизационный архетип, сущности российской цивилизации, сущностные признаки, традиционные ценности, конкурентные цивилизации.

Открыть PDF-файл


Нарастающее противостояние ведущих геополитических игроков (Евросоюза, США, России и Китая) и их борьба за транснациональные рынки сопровождаются сегодня не только столкновением различных идеологических доктрин, но и противоборством ценностных систем.

В таком контексте Россия столкнулась с жесткими атаками со стороны конкурентных цивилизаций, трансформирующимися во все более масштабную межцивилизационную войну, когда в противостоянии участвуют не только государства или даже союзы государств (коалиции): фронты цивилизационных войн часто не совпадают с государственными границами и проходят по некоторым странам и народам, раскалывая их по ценностному признаку.

Наша страна тоже расколота на сторонников навязываемых России так называемых западных ценностей, выдаваемых за ценности свободы и прогресса, и приверженцев органичных для нашей цивилизации традиционных ценностей, связанных с ценностями защиты и укрепления национального суверенитета РФ. Отсюда – растущее стремление граждан России к тому, чтобы разобраться в своем ценностно-нравственном коде и понять, какие конкретно моральные нормы и духовные факторы позволят нашей стране выжить в условиях нарастания внешних угроз, а также могут стать основаниями для ее конкурентного развития.

В исследовании нравственного кода нашего народа и выявлении ключевых элементов оптимальной для него ценностной системы следует иметь в виду, что познание данного феномена необходимо начать с определения содержания самого понятия «нравственные ценности».

О каких конкретно ценностях идет речь применительно к исторической России, как стране-цивилизации и к России современной? Политики и эксперты оперируют сегодня такими категориями, обозначающими масштаб аксиологических матриц, как «общечеловеческие (планетарные, глобальные) ценности», «христианские ценности», «православные ценности», «цивилизационные ценности», «национальные ценности» и проч. Но очевидно, что общечеловеческие ценности не сводятся к христианским ценностям, как бы христиане на это ни претендовали. В свою очередь, православные ценности и христианские ценности – не тождество уже потому, что внутри христианской морали имеются десятки самых разных ее версий, и православная этика существенно отличается, к примеру, от этики англиканской церкви, лютеран или даже католиков.

Не секрет, что десять заповедей Ветхого завета и, особенно, содержание новозаветной Нагорной проповеди толкуются по-разному в различных христианских конфессиях. И еще больше различаются в них церковная практика, цели миссионерства и характер служения Богу и людям.

С нашей точки зрения, нравственные ценности, например российских мусульман, сегодня намного ближе православным, чем этика некоторых христианских церквей, адаптирующаяся к современным потребительским целям и стандартам.

Рискну утверждать также, что не являются тождеством даже такие понятия, как «христианские ценности» и «библейские ценности», ибо второе понятие объемнее. Да и в самой Православной церкви, в некоторых ее автокефалиях и неканонических юрисдикциях наблюдается эрозия традиционных ценностей и канонов.

Вывод: говоря о России и присущей ей конкретной ценностной системе, мы должны иметь в виду, в первую очередь, этику Русской православной церкви, взяв ее постулаты за основу названной системы, после чего следует осуществить анализ того, какие ценности и каких традиционных для РФ религий присущи российской цивилизации (РЦ).

Квалифицированным исследователям необходимо четко различать все названные выше понятия, а также отличать национальные ценности от цивилизационных, цивилизационные – от глобальных и глобалистских, православные от христианских, религиозные ценности – от светских, российские – от антироссийских и т.д.

Следует также иметь в виду, что если мы говорим о современной России, то в ней исторически существовали, существуют и сегодня не только различные конфессиональные ценностные системы, но и феномены, обозначаемые категориями «национальные ценности» и «цивилизационные ценности». При этом наиболее емким и операбельным, в силу, прежде всего, его соборности, представляется нам понятие «цивилизационные ценности», определяющее содержание и сущности ценностной системы российской цивилизации.

Эта система вмещает в себя и православные ценности, выступающие в качестве базового элемента российской ценностной матрицы, и некоторые светские ценности, тоже являющиеся основаниями российского «культурно-исторического типа» и соответствующих ему идентичностей. Остается только понять состав и иерархию всех этих элементов и оснований.

Российская цивилизационная аксиология подразумевает соотнесение этики Русской православной церкви с духовно-нравственными паттернами соответствующих (российских) версий ислама и буддизма и предполагает включение в ценностную матрицу российской цивилизации нравственных установок основных российских этносов: в первую очередь, русского этноса (как стержневого элемента многонационального российского народа), а также различных локальных цивилизационностей: поволжской, сибирской, дальневосточной, северной-заполярной, кавказской, саяно-алтайской, уральской.

Основой православной этики являются, несомненно, десять ветхозаветных заповедей Моисея (Декалог) и евангельские заповеди Христа (новозаветная Нагорная проповедь). И это, разумеется, константа цивилизационной ценностной системы современной России, которая, однако, требует соответствующих дефинизации, классификации и иерархизации с учетом требований формальной логики и особенностей современного момента в России и в мире. Нужно понимать, что изложенные в Священном писании ценности за две тысячи лет мировой истории частично вышли на уровень универсальных, общечеловеческих, частично – сохранились в качестве незыблемых собственно внутрицерковных в ряде христианских конфессий, частично – укоренились в качестве базовых социокультурных паттернов именно в православии, в том числе в Русской православной церкви.

Одна из интерпретаций ценностной системы РЦ утверждена XV Всемирным русским народным собором, состоявшимся 25-26 мая 2011 года. [1]

Собор на тему «Базисные ценности – основа единства народов» принял документ под названием «Базисные ценности – основа национальной идентичности», в котором перечислены 16 базисных ценностей, являющихся больше общечеловеческими, чем христианскими, и больше христианскими, чем собственно православными или же российскими.

Тем не менее, предложенная трактовка Декалога не просто имеет право на существование. Она вполне отвечает требованиям Базиса – той общехристианской основы национальной и цивилизационной идентичности граждан России, в которой по мере обсуждения названного документа ВРНС выявляются конкретные приоритетные элементы. Например, справедливость, совестливость, солидарность, самоограничение и семья – элементы, представляющие собой фактическое ядро российской цивилизационной аксиологии.

Декалог в версии ВРНС, равно как и различные документы РПЦ, касающиеся духовно-нравственной основы России как страны-цивилизации – не рядовые документы. Это мировоззренческая и концептуально-методологическая основа формирующейся сегодня ценностной матрицы российского народа, являющейся ответом на вызовы времени. Разумеется, эти документы требуют своего продвижения в самых разных аудиториях и средах, но нужно понимать, что тот же Декалог ВРНС, представляя собой совокупность базовых ценностей РЦ, не является пока что целостной и завершенной системой этих ценностей. Так, один из вопросов, возникающих у отечественных ученых и экспертов (специализирующихся на практической аксиологии) в процессе выявления структуры российской цивилизационной ценностной системы, состоит в том, какие светские ценности – помимо собственно христианских – могли бы дополнительно войти как в число базовых, так и в число дополнительных элементов названной системы.

Ответ, как мы полагаем, кроется в анализе истории российской цивилизации с момента ее зарождения и до нынешнего времени и всех ее характеристик, касающихся не только духовной или социокультурной сфер, но также ее географии, доминирующих экономических укладов и определяемых ими образов жизни, антропологических особенностей и стереотипов поведения людей.

Одним из важных дополнительных – к базисным ценностям – элементов российской цивилизационной этносистемы мы видим несколько паттернов, касающихся такого, к примеру, феномена, как «развитие». Совершенно очевидно, что при всей нацеленности имманентной русско-православной этики на сохранение и укрепление традиционного для РЦ духовно-нравственного кода, именно сегодня было бы неосмотрительно игнорировать ценность развития.

В советское время в рамках российской цивилизации (принявшей на тот момент времени форму советской квазицивилизации) в период индустриализации страны и ее последующего экономического развития сформировался такой паттерн, как «приверженность научно-техническому прогрессу». Полагаю, что эта ценность должна войти в число базовых ценностей РЦ, тем более что более чем уважительное отношение граждан РФ и российской власти к науке и НТП в целом согласуется с приверженностью русских и православных людей к правде, а вошедший уже в плоть и кровь россиян технократизм органичен такой ценности цивилизационной модели экономики РФ, как «созидательность» (см. ниже).

Еще один важный цивилизационный паттерн Руси-России, имеющий своими источниками православную общежитийность (киновию) и крестьянскую общину, обозначаемый автором таким понятием, как «солидарность», претерпел определенную эволюцию в период так называемой советской коллективизации и разного рода обобществлений. Разумеется, и он должен войти в новый «светский декалог» как категория с множеством сущностных и уникальных характеристик российского цивилизационного архетипа.

Все эти особенности ценностной матрицы российской цивилизации в ее архетипической статике и уникальной исторической динамике исследует Экспертный центр Всемирного русского народного собора, публикуя результаты своих разработок в научных изданиях, в прессе и в специальных монографиях [2].

Автор этих строк в ряде научных и публицистических публикаций подробно описал наиболее характерные признаки российской цивилизации, сформировавшиеся в различные периоды истории Руси, Московского царства, Российской империи, СССР и современной России [3] и классифицировал их, взяв за основу такой критерий, как «сущностные признаки».

С нашей точки зрения, сущностными признаками любой цивилизации являются наиболее устойчивые, долгосрочные и имманентные признаки, определяющие ее «культурно-исторический тип» и цивилизационный код.

Именно такие признаки являются ключевыми основаниями ценностной матрицы той или иной цивилизации и предпосылками трансформации этих оснований в ее базисные ценности.

Разумеется, у понятия «сущностный» нет количественного показателя (сущностными признаками РЦ можно считать 5, 10, 15 и более паттернов), однако если взять за основу основные сферы жизнедеятельности (экономику, духовную и социальную сферы, культуру, политику и т.п.), то можно будет остановиться на 8-10 ключевых сферах, ценностная аутентичность, уникальность и самобытность РЦ в которых можно будет обозначить каким-либо наиболее адекватным обобщенным термином (см. таблицу).

2018-2 Лепехин

Таков предлагаемый нами «светский Декалог» российской цивилизации, в котором, тем не менее, есть место Декалогу христианскому: в позициях 1, 2, 3, 7, 8, 9 светские ценности РЦ в полном объеме взаимопереплетаются с ценностями христианского мира, зафиксированными в официальных документах ВРНС и РПЦ.

Отмечу, что каждая из позиций в столбце 3, имеет свои расшифровки. К примеру, в п.1 вслед за святостью можно взять такой паттерн «Базисных ценностей», как «вера», в п.2 – «достоинство», «честность» и «правда», в п.3 – «милосердие», в п.4 – «благо человека» и «любовь к ближнему», в п.5 – «национальные традиции», в п.6 – «трудолюбие» и «приверженность НТП», в п.7 – «жертвенность» и «нестяжание», в п.8 – «духовное развитие», а в п.10 – «патриотизм», «мир» и «ненасильственность».

Наконец, обоснование выдвижения на первый план того или иного сущностного признака в каждой из сфер жизнедеятельности россиян (например, созидательности российской экономической модели или же ненасильственности как принципа ее внешней политики) имеют самое развернутое обоснование, изложенное автором этих строк, в частности, в диссертационной работе на тему «Антропологический подход в изучении проблемы сущностных признаков российской цивилизации» [4].


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Базисные ценности – основа единства народов : XV Всемирный русский народный собор 25-26.05.2011 [Электронный ресурс]. – URL: https://vrns.ru/documents/68/1031 (дата обращения: 12.04.2018).

[2] Рудаков А.Б., Тимаков В.В. Солидарное общество // Русская программа: формула и цель нашей цивилизации. – Тула: Аквариус, 2015. – 160 с.; Лепехин В.А. Солидарная цивилизация – главный российский тренд [Электронный ресурс]. – URL: https://ria.ru/zinoviev_club/20150528/1066937714.html (дата обращения: 12.04.2018).

[3] Лепехин В.А. Цивилизационные ценности как основа суверенитета российской цивилизации [Электронный ресурс]. – URL:https://vrns.ru/united-society/4715(дата обращения: 12.04.2018); см. также: Лепехин В.А. Солидарная цивилизация – главный российский тренд...

[4] Лепехин В.А. Антропологический подход в изучении проблемы сущностных признаков российской цивилизации: дисc… канд. филос. наук: 09.00.13. – М.: МГУ, 2015. – 193 с.

© В.А. Лепехин, 2018.

Статья поступила в редакцию 10.04.2018.

Лепехин Владимир Анатольевич,

директор Института ЕАЭС,

руководитель Дискуссионного клуба Всемирного Русского Народного Собора (Москва)

Опубликовано:Журнал Института Наследия, 2018/2(13)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/210.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru