Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2018/4(15)


СОДЕРЖАНИЕ


Теоретические исследования

Вафа А.Х.

Некоторые теоретические проблемы культурного наследия и культуронаследования (Часть 2)


Исторические исследования

Филиппов Ю.В.

Нижегородская баржа-беляна: прошлое и настоящее

Ким Е.С. 

К вопросу о выявлении памятников конструктивизма на территории Западной Сибири


Прикладные исследования

Боярский П.В., Ельчанинов А.И., Барышев И.Б., Кулиев А.Н., Парамонова А.А.

Картографирование Российской Арктики: опыт и перспективы 

Боярский П.В., Ельчанинов А.И., Кулиев А.Н.

Атлас «Культурное, духовное и природное наследие Российской Арктики»


Освоение наследия

Путрик Ю.С.

Краткий очерк научной, государственной и общественной деятельности С.Ю.Житенёва по сохранению и возрождению отечественного культурного наследия, паломничества и туризма

Житенёв С.Ю.

Опыт создания Российского энциклопедического словаря «Туризм»


Архив

Беспалова Т.В., Минаков А.Ю., Васильев Г.Е.

Анализ основных документов стратегического планирования Российской Федерации в сферах образования, культуры, государственной национальной политики и национальной безопасности

Аннотация. Статья посвящена анализу основных документов стратегического планирования Российской Федерации в сферах образования, культуры, национальной политики и национальной безопасности. Авторы аргументируют необходимость использования цивилизационной теории в сфере государственного управления в условиях новых масштабных внешнеполитических угроз. Восприятие Родины в современный период развития российской государственности, несомненно, шире государственных границ Российской Федерации, так как связано с решением русского вопроса на территории всего постсоветского пространства. Исторически в сфере формирования государственной политики уже давно необходимо подняться на уровень осознания важности сохранения и защиты цивилизационной идентичности России, а задачу сохранения и укрепления Российской цивилизации на основе традиционных российских духовно-нравственных ценностей признать в качестве одной из важнейших основ при осуществлении целеполагания на высшем уровне государственного управления.

Ключевые слова: Российская цивилизация, Русский мир, культурная политика, образовательная политика, государственная национальная политика.

Открыть PDF-файл


Распад Советского Союза привел Россию к цивилизационной катастрофе, когда около 25 миллионов русских оказались за пределами Российской Федерации, «русские оказались самой большой разделенной нацией в мире сегодня» [1]. Восприятие Родины в современный период развития российской государственности, несомненно, шире государственных границ Российской Федерации, так как связано с решением «русского вопроса» на территории всего постсоветского пространства.

Для выявления глубинных причин возникших на разломах цивилизации конфликтов (Приднестровье, ЛНР, ДНР и др.)и их разрешения, на наш взгляд, необходимо использование цивилизационной теории для анализа ситуации и выработки предложений в сфере государственной внутренней и внешней политики, в том числе, для решения задачи защиты соотечественников. Восприятие Родины в современный период развития российской государственности, несомненно, шире государственных границ Российской Федерации, так как связано с решением «русского вопроса» на территории всего постсоветского пространства. Исторически необходимо обратиться к вопросу цивилизационной идентичности России, актуализировать идею Русского мира, ценности Русской (Российской) цивилизации, прежде всего, применительно к стратегическим основам государственной политики Российской Федерации.

Полагаем, что решение задачи интеграции разделенного русского народа (как и укрепление единства российского общества) через развитие образовательной, культурной и научной деятельности на объединяющих многонациональный народ Российской Федерации основах является наиболее эффективным и устойчивым. Не случайно в декабре 2017 года Президент России поручил Министерству образования и науки совместно с Министерством культуры РФ представить предложения о дополнении федеральных государственных стандартов общего образования разделом «Цивилизационное наследие России». [2]

Учитывая существенное влияние международных факторов на социально-экономические отношения уместно привести официальную оценку состояния международных отношений в глобальном цивилизационном аспекте, отражённую в Концепции внешней политики Российской Федерации от 30.11.2016 года: «Конкуренция не только охватывает человеческий, научный и технологический потенциалы, но и все больше приобретает цивилизационный характер, форму соперничества ценностных ориентиров. В этих условиях попытки навязывания другим государствам собственной шкалы ценностей чреваты ростом ксенофобии, нетерпимости и конфликтности в международных делах и в конечном итоге могут привести к хаосу и неуправляемости в международных отношениях. Это выводит в разряд приоритетных задач предотвращение межцивилизационных разломов, формирование партнерства между культурами, религиями и цивилизациями, призванного обеспечить гармоничное развитие человечества» (п.5 Стратегии).

Вполне прогнозируемо, что в случае, если на государственном уровне не будет принята система мер по укреплению и защите российских традиционных духовно-нравственных ценностей и российской цивилизационной идентичности в сферах образования, культуры, просвещения, государственной национальной и молодежной политики, просвещения, телевидения, кинематографа, то в указанных сферах продолжится преобладающая в настоящее время тенденция отказа от учета существенных духовно-культурных и цивилизационных особенностей России, которая прямо противоречит цели обеспечения национальной безопасности России.

Считаем, что использование цивилизационного и аксиологического подходов в сфере государственного управления, применение цивилизационной теории, в том числе в качестве одной из основ стратегического планирования Российской Федерации, является в настоящее время жизненной необходимостью для сохранения России как суверенного государства в условиях нарастания внешнеполитических и иных угроз.

Укрепление цивилизационных основ в сфере государственного строительства позволит повысить статус России в мировом пространстве, создать необходимые условия для укрепления единства российского общества, решения проблем русского и других коренных народов России, поможет преодолеть самые масштабные, в том числе и военно-политические угрозы в отношении России.

Каждая цивилизация исторически создает свою систему духовно-нравственных и культурных ценностей, которая выполняет ряд жизненно важных социальных функций, обеспечивая сохранение, защиту, воспроизведение и устойчивое развитие социальной системы в целом.

При анализе действующих документов стратегического планирования и законодательства Российской Федерации выявляются элементы (цели, задачи, принципы, приоритеты, подходы, правовые нормы), основанные на различных ценностных системах, что способствует возникновению противоречий при реализации соответствующих документов, приводит к размыванию традиционных ценностей, утрате российской идентичности и снижению эффективности реализации государственной политики во многих сферах.

Исходя из того, что приоритеты, цели, основные задачи, механизмы реализации государственной политики Российской Федерации в сферах государственного управления закрепляются в соответствующих документах стратегического планирования Российской Федерации [3], разрабатываемых в порядке целеполагания и программирования, проведем анализ основных документов стратегического планирования в вышеназванных сферах на предмет выявления применения в них аксиологического и цивилизационного подходов.

При этом, учитывая, что в отраслевых документах стратегического планирования Российской Федерации определяются приоритеты, цели и задачи государственного и муниципального управления и обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, способы их эффективного достижения и решения в соответствующей отрасли экономики и сфере государственного и муниципального управления Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования, вначалерассмотрим основной документ стратегического планирования в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Основным документом, определяющим основы государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, является Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 31 декабря 2015 г. № 683 (далее – Стратегия).

В Стратегии реализован системный принцип в обеспечении национальной безопасности Российской Федерации в сферах обороны, государственной и общественной безопасности, экономики, социальной политики, науки, образования, технологий, здравоохранения, культуре, экологии живых систем, природопользования, внешней политики. При этом закреплены определения ключевых понятий («национальная безопасность», «национальные интересы», «угроза национальной безопасности», «стратегические национальные приоритеты Российской Федерации» и др.). В Стратегии отмечается, в частности, что укрепление России происходит на фоне новых угроз национальной безопасности, имеющих комплексный, взаимосвязанный характер. «Проведение Российской Федерацией самостоятельной внешней и внутренней политики вызывает противодействие со стороны США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мировых делах. Реализуемая ими политика сдерживания России предусматривает оказание на нее политического, экономического, военного и информационного давления. При этом процесс формирования новой, полицентричной модели мироустройства сопровождается ростом глобальной и региональной нестабильности. Обостряются противоречия, связанные с неравномерностью мирового развития, углублением разрыва между уровнями благосостояния стран, борьбой за ресурсы, доступом к рынкам сбыта, контролем над транспортными артериями. Конкуренция между государствами все в большей степени охватывает ценности и модели общественного развития, человеческий, научный и технологический потенциалы» (пункт 12–13 Стратегии).

Принципиально важно подчеркнуть, что вСтратегии национальной безопасности закреплены стратегические цели обеспечения национальной безопасности в области культуры, а также комплекс задач в сферах государственной культурной политики и государственной национальной политики, направленных на обеспечение национальной безопасности в области культуры. Так, стратегическими целями обеспечения национальной безопасности в области культуры определены:

1. Сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества, воспитание детей и молодежи в духе гражданственности.

2. Сохранение и развитие общероссийской идентичности народов Российской Федерации, единого культурного пространства страны.

3. Повышение роли России в мировом гуманитарном и культурном пространстве.

При этом важно отметить, что именно в Стратегии национальной безопасности закреплен перечень (неполный)традиционных российских духовно-нравственных ценностей, включающий: приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины (п. 78 Стратегии).

Также указано, что особое значение для укрепления национальной безопасности в области культуры имеет проведение государственной политики по реализации функции русского языка как государственного языка Российской Федерации, средства обеспечения государственной целостности страны и межнационального общения народов Российской Федерации, основы развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве и средства удовлетворения языковых и культурных потребно стей соотечественников за рубежом.

Взаимосвязи целей, приоритетов, задач в сферах обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в сферах культуры, государственной национальной политики, образования обусловлены взаимовлиянием и взаимопроникновением и, в значительной мере, внутренним единством социальных отношений, составляющих объективное содержание указанных сфер жизнедеятельности общества.

Согласно Стратегии национальной безопасности, необходимыми условиями укрепления национальной безопасности в области культуры являются:

- признание первостепенной роли культуры в сохранении и приумножении традиционных российских духовно-нравственных и культурных ценностей, укреплении единства многонационального народа Российской Федерации;

- обеспечение культурного суверенитета Российской Федерации посредством принятия мер по защите российского общества от внешней идейно-ценностной экспансии и деструктивного информационно-психологического воздействия, осуществление контроля в информационной сфере и недопущение распространения продукции экстремистского содержания, пропаганды насилия, расовой, религиозной и межнациональной нетерпимости;

- создание системы духовно-нравственного и патриотического воспитания граждан, внедрение принципов духовно-нравственного развития в систему образования, молодежную и национальную политику, расширение культурно-просветительской деятельности;

- формирование государственного заказа на создание кинематографической и печатной продукции, телерадиопрограмм и интернет-ресурсов;

- совершенствование системы подготовки специалистов в области истории и культуры, а также их социального обеспечения;

- развитие общей гуманитарной и информационно-телекоммуникационной среды на территориях государств – участников Содружества Независимых Государств и в сопредельных регионах;

- использование культурного потенциала России в интересах многостороннего международного сотрудничества (п. 82 Стратегии).

Вышеуказанные положения Стратегии национальной безопасности, безусловно, должны быть реализованы в положениях документах стратегического планирования и нормативных правовых актах в сферах культуры, образования, государственной национальной политики.

Основными документами, в настоящее время определяющими государственную политику Российской Федерации в области образования, включая воспитание, являются: Федеральный закон от 29 декабря 2012 года № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», Государственная программа Российской Федерации «Развитие образования», утвержденная постановлением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2017 года № 1642, Стратегия развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2015 г. № 996-р.

В документах стратегического планирования в сфере образования (Стратегии развития воспитания) и образовательном законодательстве Российской Федерации аксиологический подход реализован в ряде положений Стратегии, в частности, указывающих на систему духовно-нравственных ценностей как основу данной стратегии. При этом закреплен ряд духовно-нравственных ценностей: человеколюбие, справедливость, честь, совесть, воля, личное достоинство, вера в добро и стремление к исполнению нравственного долга перед самим собой, своей семьей и своим Отечеством. На наш взгляд, этот перечень является существенно неполным, так как перечисленные ценности не в полной мере выражают специфику российской цивилизации.

Проведённый анализ показывает, что в федеральных законах и подзаконных актах Российской Федерации в сфере образования (ФГОСы и др.) продекларированные в вышеназванной Стратегии ценности не обеспечены положениями, раскрывающими их содержание, правовыми гарантиями и механизмами реализации, в результате чего в процессе воспитания детей в образовательных организациях, в том числе дошкольных, воспитательная работа зачастую ведется без ясного и четкого понимания педагогами сути и содержания российских традиционных духовно-нравственных ценностей.

Полагаем, что отсутствие определения ряда ключевых понятий («духовно-нравственные ценности», «российская гражданская идентичность», «русская цивилизационная идентичность», «цивилизационное наследие») является одной из причин неэффективности воспитательной деятельности в образовательных организациях. Абстрагирование в нормативно-правовых актах и учебно-методических материалах от национально-культурных особенностей собственной страны являлось характерной чертой образовательной политики, реализуемой на федеральном уровне в постсоветский период вплоть до утверждения в 2015 году вышеуказанной Стратегии. Представляется, что корректно определить смысл и раскрыть содержание понятия «российские духовно-нравственные ценности» можно только посредством цивилизационного подхода, предполагающего, что они исторически сформировались в пространстве религиозной и культурной традиции Русской цивилизации.

Русская культурная традиция (компонентами которой являются русский язык, история, литература, философия, искусство и т.д.) возникла на основе религиозной традиции. Ценностным ядром любой культуры, даже секулярной, является религия или иная система ценностей и верований. Православие, заимствованное от Византии, на протяжении множества веков существенно влияло на формирование культурного кода русского народа (представления о смысле жизни, добре и зле, отношение к труду, власти, свободе, богатству, природе, смерти и т.д.) и явилось ключевым фактором формирования цивилизационной самобытности России. При этом религиозная составляющая российской цивилизационной самобытности определялась не только Православием, но и другими традиционными религиями, существующими в российском цивилизационном пространстве (исламом, иудаизмом, буддизмом и т.д.).

Поэтому формирование образовательной, культурной, национальной политики должно осуществляться при четком осознании задачи обеспечения цивилизационной безопасности России. Необходим отказ от доминировавшего долгое время европоцентризма, суть которого заключается в ориентации на Европу как единственный верный и высший идеал и путь цивилизационного развития.

В целях обеспечения национальной безопасности в области образования в соответствии со Стратегией национальной безопасностинеобходимо, в частности, обеспечить решение следующих задач:

- повысить роль школы в воспитании молодежи как ответственных граждан России на основе традиционных российских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также в профилактике экстремизма и радикальной идеологии;

- повысить качество преподавания русского языка, литературы, отечественной истории, основ светской этики, традиционных религий.

Основными документами, определяющими государственную политику Российской Федерации в области культуры, являются: Основы государственной культурной политики, утвержденные Указом Президента РФ от 24 декабря 2014 г. № 808, Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года, утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 29 февраля 2016 г. № 326-р (далее – Стратегия государственной культурной политики).

Как было отмечено выше, одним из условий (и задачей) укрепления национальной безопасности в области культуры является обеспечение культурного суверенитета России. Поэтому полагаемнеобходимым закрепить и конкретизировать понятие «культурный суверенитет» в документах стратегического планирования в сфере культуры, а также закрепить соответствующие цели и задачи по обеспечению сохранения и защиты культурного суверенитета России.

Представляется принципиально важным обеспечить реализацию всех целей и задач государственной культурной политики, закрепленных в Основах государственной культурной политики и Стратегии государственной культурной политики, во взаимосвязи с обеспечением культурного суверенитета России. При этом следует учитывать, что культурный суверенитет основывается, на наш взгляд, прежде всего на ценностных основах русской/российской цивилизации, в том числе – традиционных российских духовно-нравственных и культурных ценностях, включая национальную память [4] народов России, обеспечивающих цивилизационную безопасность России при всем имеющемся культурном разнообразии отечественной культурно-исторической системы.

Учитывая указанные в Стратегии национальной безопасности (п. 79) угрозы национальной безопасности в области культуры: размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей и ослабление единства многонационального народа Российской Федерации путем внешней культурной и информационной экспансии (включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры, пропаганду вседозволенности и насилия, расовой, национальной и религиозной нетерпимости), – а также попытки фальсификации российской и мировой истории, считаем абсолютно необходимой разработку мер государственной культурной политики, направленных на противодействие указанным угрозам.

В действующих документах стратегического планирования в сфере культуры, федеральных законах и подзаконных актах задачи и меры, направленные на противодействие вышеназванным угрозами, совершенно недостаточны. Так, практически отсутствует постоянная системная работа по противодействию на телевидении и в интернет-пространстве внешней культурной и информационной экспансии (включая распространение низкокачественной продукции массовой культуры), пропаганде вседозволенности и насилия, попыткам фальсификации российской и мировой истории. Более того, размыванию традиционных российских духовно-нравственных ценностей и ослаблению единства многонационального народа Российской Федерации зачастую способствует информационная продукция, производимая российскими теле- и кино-производителями, при явном недостатке объема производимого «положительного контента», способствующего укреплению единства народа России, воспитанию подрастающего поколения на основе традиционных российских духовно-нравственных ценностей, в том числе ценностей патриотизма.

Проведенный анализ федеральных законов и подзаконных актов в сферах образования и культуры показывает, что большинство из них основано на раннее применявшихся формальных, нормативистских подходах, игнорирующих культурно-исторические особенности российского государства и не ориентированы (за исключением ряда декларативных положений) на обеспечение национальных интересов России.

При этом в сферах культуры и государственной национальной политики утверждены документы стратегического планирования, в которых закреплен ряд положений (некоторые из которых сугубо декларативны), направленных на реализацию цивилизационного и аксиологического подходов [5]. Например, в «Основах государственной культурной политики…» содержится определение самой культурной политики как действий, осуществляемых органами государственной власти Российской Федерации и общественными институтами, направленных на поддержку, сохранение и развитие всех отраслей культуры, всех видов творческой деятельности граждан России и формирование личности на основе присущей российскому обществу системы ценностей. При этом указано, что «исторический путь России определил ее культурное своеобразие, особенности национального менталитета, ценностные основы жизни российского общества». В качестве целей государственной культурной политики закреплены «передача от поколения к поколению традиционных для российской цивилизации ценностей и норм, традиций, обычаев и образцов поведения.

Однако в текстах официальных документов в сферах образования и культуры ни разу не употребляются, например, понятия «правда» и «справедливость», которые являются, по сути, основными ценностными концептами отечественной культурно-исторической системы («цивилизации»).

Основным документом, определяющим государственную национальную политику Российской Федерации, является Стратегия государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденная Указом Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666 (далее – Стратегия государственной национальной политики).

В Стратегии государственной национальной политики определены приоритеты, цели, принципы, основные направления, задачи и механизмы реализации государственной национальной политики Российской Федерации. При этом аксиологический подход реализован фрагментарно и непоследовательно. Так, в числе факторов, негативно влияющих на развитие национальных, межнациональных (межэтнических) отношений, указано размывание традиционных нравственных ценностей народов Российской Федерации. В числе задачгосударственной национальной политики в сфере образования, патриотического и гражданского воспитания подрастающего поколения указаны: 1) формирование у детей и молодежи общероссийского гражданского самосознания, чувства патриотизма, гражданской ответственности, гордости за историю нашей страны; 2) воспитание культуры межнационального общения, основанной на толерантности, уважении чести и национального достоинства граждан, духовных и нравственных ценностей народов России, на всех этапах образовательного процесса.

Укрепление единства российского народа предполагает формирование российской гражданской идентичности. В Стратегии национальной безопасности сохранение и развитие общероссийской идентичности народов Российской Федерации определено как одна из стратегических целей обеспечения национальной безопасности в области культуры, однако совершено ясно, что эта стратегическая цель государственной национальной политики имеет прямое отношение также к сфере государственной национальной политики.

Однако в действующей редакции Стратегии национальной политики имеется несогласованность с важным положением Стратегии национальной безопасности Российской Федерации, имеющим непосредственное отношение к сфере национальной политики, а именно то, что основой общероссийской идентичности народов Российской Федерации являются исторически сложившаяся система единых духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также самобытные культуры многонационального народа Российской Федерации как неотъемлемая часть российской культуры (пункт 77). Такая несогласованность объясняется, на наш взгляд, тем, что Стратегия национальной безопасности Российской Федерации была утверждена на три года позже Стратегии национальной политики Российской Федерации.

Получается, что в Стратегии государственной национальной политики отсутствует стратегически важное концептуальное положение, указывающее на основы общероссийской идентичности народов Российской Федерации и, следовательно, на основные направления укрепления единства многонационального народа Российской Федерации. Нетрудно увидеть, что задачи по укреплению российской гражданской идентичности не были адекватно сформулированы.

Цивилизационный подход в Стратегии государственной национальной политики также реализован фрагментарно: имеется лишь упоминание о едином культурном (цивилизационном) коде, который объединяет современное Российское государство и характеризуется особым стремлением к правде и справедливости, уважением самобытных традиций населяющих Россию народов и способностью интегрировать их лучшие достижения в единую российскую культуру.

Следует подчеркнуть особую роль «русского фактора» в истории России. Если исходить из посланий Федеральному Собранию Российской Федерации и статей Президента В.В. Путина, исторически Россия является государством «сотен этносов, живущих на своей земле вместе и рядом с русскими». Россия в этой трактовке является уникальной полиэтнической цивилизацией, скрепленной русским культурным ядром, а «русский народ является государствообразующим по факту существования России». В то же время в официальных документах Российской Федерации положение о государствообразующей роли русского народа отсутствует, но при этом один раз в Стратегии государственной национальной политики русский народ определен в качестве системообразующего ядра Российского государства в историческом аспекте.

В действующих документах, в частности, в Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации используется искусственное понятие «российская нация», противоречащее культурно-историческим традициям, существенно отличающимися от формирования «наций» в Западной Европе. Введение понятия «российская нация» в федеральное законодательство произошло впервые в 2013 году [6] и фактически являлось применением заимствованных иностранных подходов в национальной политике России.

В настоящее время в научной литературе понятие «нация» наиболее часто используется в следующих двух значениях: а) социальная общность, сформировавшаяся на основе политико-правового единства, основным элементом которого служит гражданство (принадлежность к конкретному государству), а также на основе участия народа как субъекта политического процесса, выступающего в демократическом государстве источником власти, носителем суверенитета, и б) социальная общность, исторически сформировавшаяся на основе органического и естественного социокультурного единства, в рамках которого в нацию включаются все те, кого предположительно связывают общие язык, история или культурная идентичность в более широком понимании. В основе западного понимания нации лежит аксиоматика либерализма, основанная на рациональном свободном выборе и лояльности, преданности граждан государству, восточного – органицизм, традиционализм, иррациональность, преданность отчизне, имеющая культурную основу.

Важно отметить, что использованное в Стратегии государственной национальной политики понятие «единый культурный (цивилизационный) код (с указанием его существенных признаков: 1) особое стремление к правде и справедливости, 2) уважение самобытных традиций, населяющих Россию народов», 3) способность интегрировать их лучшие достижения в единую российскую культуру) – применительно к Российскому государству, также как и понятие «российская цивилизация» в Основах государственной культурной политики РФ, фактически осталось лишь декларацией.

В формулировках целей, принципов, задач государственной национальной политики и государственной культурной политики понятие «цивилизация» и производные от него не используются.

В современных условиях процесс формирования российской гражданской идентичности (одна из ключевых задач процесса образования и воспитания) происходит на основе русского языка как языка межнационального общения, общего видения истории, культурной и религиозной традиций, общих духовно-нравственных ценностей. Полагаем, что синтез российской гражданской идентичности и российской цивилизационной идентичности мог бы существенно обогатить и усилить объединительную энергию, способствующую укреплению единства российского народа.

Учитывая усиление агрессивного информационного и культурного влияния стран Запада во главе с США на Россию считаем, что сохранение и укрепление российской цивилизационной идентичности является одним из условий обеспечения независимости Российского государства. «Размывание» российской идентичности, а также национально-культурных идентичностей народов России, замена или деформация ее компонентов (языка, истории, культурной и религиозной традиций) могут привести к тому, что народ «переформатируется», станет субъектом другой цивилизационной общности. Такое изменение российского народа, его менталитета и духовной сферы в целом, является целью ряда концепций социокультурной модернизации российского общества, основывающихся на парадигме цивилизационного превосходства западно-европейской культуры и цивилизации, стремительно движущейся к отказу от своих духовных основ.

Следует признать, что реализуемые меры государственной национальной политики и государственной культурной политики не учитывают имеющихся проблем, испытываемых русским и другими народами Российской Федерации и заключающихся в фактической культурной и информационной агрессии западно-ориентированных медиа-индустрии и зрелищно-развлекательного бизнеса, разрушающей традиционные духовно-нравственные ценности. При этом сохранение русской культуры и культуры других народов России сводится, в основном, к проведению малоэффективных мероприятий, а государственные меры представляются недостаточно результативными, поскольку при их планировании и разработке не учитывались главные угрозы сохранению этнокультурной идентичности этих народов.

Одним из нерешенных вопросов в сфере государственной национальной политики остается вопрос о необходимости специальных мер по обеспечению интересов русского народа, в том числе по сохранению и развитию культуры русского народа как системообразующего народа для Российской государственности не только в историческом прошлом, но и в настоящем и будущем времени.

Заметным недостатком терминологического характера в вышеуказанных официальных документах стала несогласованность, «разнобой» терминологии. Например, наряду с понятием «российская» (идентичность) используется «общероссийское» (единство, гражданское самосознание), наряду с национальной – «общенациональная» (идентичность), одновременно с гражданской (идентичностью) – «общегражданская» [7]. Представляется необходимым унифицировать терминологию в документах стратегического планирования в вышеуказанных сферах.

Отсутствие закрепленных в официальных документах определений ряда ключевых понятий способствует произвольному их толкованию при применении соответствующих положений, например, при разработке конкретных мероприятий, осуществлении мониторинга реализации государственной политики, оценке результативности деятельности государственных органов по решению задач в соответствующей сфере.

Считаем, что результативная реализация государственной политики в сферах образования, культуры, национальной политики невозможна без определения понятия «традиционные российские духовно-нравственные ценности», а также раскрытия объема этого понятия (уточнения, корректировки перечня указанных ценностей [8]). Это является непростой научной и законотворческой задачей, требующей привлечения ученых и специалистов из различных областей гуманитарного знания и сферы государственного управления. Также нуждаются в закреплении в официальных документах определения следующих понятий: «российская гражданская идентичность», «единство многонационального народа», «духовная общность многонационального народа Российской Федерации», «культурный суверенитет», «российская цивилизация», «цивилизационное наследие», «русская цивилизационная идентичность» и другие. Необходимость закрепления ключевых понятий в документах стратегического планирования в указанных сферах обусловлена предотвращением возможности их вольной и искаженной интерпретации при реализации соответствующих задач и мероприятий.

Важным вопросом, существенно влияющим на направленность и результативность государственной национальной политики, в особенности на укрепление единства многонационального народа Российской Федерации, является обеспечение гармоничного соотношения задач и мер по формированию российской гражданской идентичности, поддержке сохранения этнокультурных идентичностей русского и других народов России во взаимосвязи с мерами по укреплению и защите российской цивилизационной идентичности. Также одним из факторов результативности государственной политики в указанных сферах является выработка эффективных механизмов межведомственного взаимодействия, включая координацию действий по соответствующим направлениям.

Реализация проектов, основанных на концептах «российская нация», «русский народ», «русская/российская цивилизация» являются стратегически важными для будущего России. «Судьба русского народа, его благополучие, его целостность, зрелость его самосознания должны быть признаны ключевыми факторами в сохранении духовного и политического единства России. Пренебрегать этим сегодня, значит разрушать государство, закладывать в него мину замедленного действия», – сказал патриарх Московский и всея Руси на XVIII Всемирном Русском Народном Соборе (в 2014 году). «Необходимо утверждать право народов и религиозных общин на свою идентичность. Таким правом, безусловно, обладает и русский народ, вокруг которого формируется российская нация, российская цивилизационная общность. При этом все народы страны должны иметь возможность раскрывать свою самобытность и мирно договариваться о правилах совместной жизни в рамках общей многонациональной русской цивилизации», – заявил патриарх [6]. В этом выступлении фактически говорится о гармонизации этнокультурной, гражданской (национальной – в европейском понимании нации) и цивилизационной идентичностей.

Полагаем, что произошедшее в постсоветский период введение в научное обращение понятия «российская нация» является избыточным, поскольку в действительности вводить новое понятие необходимости не было:фактически тождественное понятию «нация» (nation) в российской системе законодательства и государственного управления понятие уже имелось. Возможно, имеет смысл напомнить, что при учреждении в 1945 году Организации Объединенных Наций ее учредителями выступили «народы объединенных наций», в том числе советский народ (в лице уполномоченных государственных представителей) и никакого существенного лингвистического затруднения, связанного с применением понятий «нация», «народ» не возникало. Используемое в Конституции Российской Федерации понятие «многонациональный народ Российской Федерации» (народ России) по своему конституционно-правовому смыслу (народ как источник власти, носитель суверенитета) в значительной мере тождественно понятию «российская нация». Это следует и из того, что в Стратегии государственной национальной политики они выражены следующим образом: «укрепление единства многонационального народа Российской Федерации (российской нации)».В ряде работ В.Тишкова [9] значения понятий «российская нация» и «многонациональный народ» идентичны, что, на наш взгляд, подтверждает отсутствие существенного различия между значениями понятий «народ» и «нация» («российский народ» и «российская нация») в контексте конституционно-правовых документов и, шире, в сфере государственного управления, что отражено в документах в сфере государственной национальной политики.Представляется заслуживающей внимания позиция В. Тишкова о том, что«в ближайшее десятилетие необходимо повышать престижность и статус русских, но не на пути отрицания российскости, а на пути утверждения двойной идентичности (русской и российской), а также через улучшение условий жизни регионов преимущественного проживания русских, через содействие их социальному и культурному развитию в Российском государстве» [10]. Двойная идентичность, которую предлагает утверждать (укреплять) В.Тишков, действительно необходима, но ее утверждение касается не только русского народа и разрешения проблемы «русскости-российскости», но и всех народов России.

На наш взгляд, возможно и целесообразно гармоничное совмещение гражданской идентичности (граждане России – раньше подданные Российской Империи, потом граждане Советского Союза) с этнокультурными идентичностями народов России (русский народ и другие коренные народы России) и цивилизационной идентичностью.

Таким образом, считаем необходимым дальнейшую работу на государственном уровне по теоретической разработке и выработке практических предложений по реализации аксиологического и цивилизационного подходов в сферах образования, культуры, государственной национальной политики и других сферах.


Авторы выражают благодарность Андрееву Н.Ю. и Елизарову В.Г. за экспертные консультации при подготовке данного материала.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Интервью В.В. Путина Оливеру Стоуну [Электронный ресурс]. – URL: https://ria.ru/politics/20170613/1496353896.html (дата обращения: 15.04.2018).

[2] Перечень поручений Президента Российской Федерации от 2 декабря 2017 года по итогам заседания Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей 28 ноября 2017 года, пункт 7 (Пр-2440, п.7) [Электронный ресурс]. – URL: http://www.kremlin.ru/acts/assignments/orders/56263 (дата обращения: 15.04.2018).

[3]Согласно Федеральному закону от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации», под стратегическим планированием понимается деятельность участников стратегического планирования по целеполаганию, прогнозированию, планированию и программированию социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, отраслей экономики и сфер государственного и муниципального управления, обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, направленная на решение задач устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований и обеспечение национальной безопасности Российской Федерации. Документы стратегического планирования разрабатываются в рамках целеполагания, прогнозирования, планирования и программирования на федеральном уровне, на уровне субъектов Российской Федерации и на уровне муниципальных образований.

[4] Национальная память – это устойчивое представление народа о прошлом и настоящем, определяющее единую коллективную волю к будущему. Национальная память обусловлена имперской государственностью России, православной верой, русской культурой и особым типом служения Родине. Самобытность русской памяти можно обозначить в русле государственного, политического и народного патриотизма – соответственно обозначая специфику национальной (имперской) памяти; политики памяти и забвения и «живой» народной памяти или памяти русской души. Почти каждому поколению русских приходится разгадывать свою миссию снова и снова, наполнять ее новым историческим и культурным смыслом. Однако всегда в этой миссии остается главное – сохранение исторической территории, Православной веры, традиции, русской классики и народной культуры.

[5] ОГКП и Стратегия ГКП.

[6] Постановление Правительства Российской Федерации от 20.08.2013 О федеральной целевой программе «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов (2014 – 2020 годы)».

[7] План мероприятий по реализации в 2016-2018 гг. Стратегии государственной национальной политики РФ на период до 2025 года.

[8] Неполный, на наш взгляд, перечень традиционных российских духовно-нравственных ценностей закреплен в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации.

[9] В России это означает равное внимание ко всем проживающим в стране народам, в том числе и к русскому народу, который по старой большевистской традиции причислялся к «имперской, угнетающей нации», но каковой никогда не был в реальной жизни. Это также означает равную заботу как об этнокультурном развитии народов Российской Федерации, так и об укреплении единства многонационального народа (российской нации). – См.: Валерий Тишков: Как нам построить общество равных, разных, солидарных наций и народностей [Электронный ресурс]. – URL: http://svop.ru/main/26190/(дата обращения: 20.04.2018).

[10] Там же.


© Авторы, 2018.

Статья поступила в редакцию 10.04.2018.

Беспалова Татьяна Викторовна,

доктор философских наук,

Российский научно-исследовательский институт

культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),

e-mail: tvb09@bk.ru


Минаков Аркадий Юрьевич,

доктор исторических наук, профессор,

Воронежский государственный университет (Воронеж)


Васильев Глеб Евгеньевич,

кандидат философских наук,

Российский научно-исследовательский институт

культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),

e-mail: info@heritage-institute.ru

Опубликовано:Журнал Института Наследия, 2018/2(13)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/217.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru