Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2019/3(18)

СОДЕРЖАНИЕ


Прикладные исследования

Филатова Н.В. 

Выделение атрибутов выдающейся универсальной ценности объекта всемирного наследия «Архитектурный ансамбль Троице-Сергиевой Лавры в г. Сергиев Посад»

Окороков А.В. 

Исследования останков традиционного русского судна середины XVII в. из Онежского озера


Подводное культурное наследие

Мадикова Л.В. 

Международный и российский опыт исследования и сохранения подводного культурного наследия

Ведерников Ю.В. 

Международно-правовые аспекты сохранения погибших подводных лодок «Сом» и “Herring” как объектов подводного культурного наследия


Нематериальное культурное наследие

Беленький Л.П. 

Авторская песня как нематериальное культурное наследие в контексте многовековой устной песенной культуры


Проблемы сохранения наследия

Загорулько А.В. 

Проблемы охраны объектов археологического наследия на территории достопримечательных мест


Научная жизнь

Атлас «Российская Арктика: Пространство. Время. Ресурсы»: завершение проекта


Архив

Айтуганова Н.Л., Филатова Н.В.

Транснациональная серийная номинация Всемирного наследия ЮНЕСКО «Шелковый путь»: механизмы координации номинационного процесса

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы номинирования транснациональных серийных объектов культурного наследия в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. На примере транснациональной серийной номинации «Шелковый путь» проведен анализ механизмов координации номинационного процесса объекта всемирного наследия «Шелковый путь: сеть маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора». Выявлены потенциальные проекты транснациональных серийных номинаций Всемирного наследия с участием Российской Федерации, при подготовке которых возможно внедрение рассмотренных механизмов координации.

Ключевые слова: всемирное наследие, ЮНЕСКО, культурное наследие, археологическое наследие, памятники археологии, Шелковый путь, транснациональные объекты всемирного наследия, серийные объекты всемирного наследия.

Открыть PDF-файл


На сегодняшний день транснациональные и трансграничные объекты культурного и природного наследия составляют 3,4% от объектов, включенных в Список всемирного наследия ЮНЕСКО [1]. Небольшое количество данной категории объектов при наличии множества памятников природы, истории и культуры транснационального и трансграничного характера обусловлено спецификой процесса их номинирования, включая необходимость гармонизации охранного статуса, консервационных и реставрационных практик, управленческих стратегий и исследовательских методов [2]. Вместе с тем, транснациональные и трансграничные номинации всемирного наследия имеют значительный потенциал для представления принципов и ценностей ЮНЕСКО в области международного сотрудничества в сфере культуры; они также имеют приоритетную очередность при процедуре рассмотрения номинаций Комитетом всемирного наследия ЮНЕСКО [3].

Транснациональные серийные объекты Всемирного наследия

Существует определенное различие между трансграничными (единые объекты всемирного наследия, территории которых разделены границами двух и более государств-участников) и транснациональными объектами всемирного наследия (серийные объекты, компонентные части которых находятся на территориях двух или более государств-участников; данные территории могут не иметь пограничный характер) [3]. Несмотря на практически равное соотношение между трансграничными (19) и транснациональными серийными (18) объектами в Списке всемирного наследия, в последние годы количество транснациональных серийных номинаций всемирного наследия значительно увеличилось. При этом в более чем 60% случаев данные номинации охватывают памятники культурного наследия [1].

Необходимо отметить и способы номинирования транснациональных серийных объектов: Руководство по выполнению Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия предусматривает включение транснационального серийного объекта в Список либо путем расширения уже существующего мононационального объекта всемирного наследия либо непосредственно с помощью совместной транснациональной серийной номинации. Данный тип номинационного досье подается в Центр всемирного наследия ЮНЕСКО двумя или более государствами-участниками и рассматривается Комитетом всемирного наследия по квоте одной из стран, участвующей в номинации [3]. Последний способ номинирования приобретает все большее распространение, особенно в свете успеха крупных (по количеству государств-участников) транснациональных серийных номинаций, таких как «Геодезическая дуга Струве» (10 государств-участников, год включения: 2005) или «Архитектурное наследие Ле Корбюзье» (7 государств-участников, год включения: 2016).

Шелковый путь: механизмы координации номинации

С точки зрения координационных механизмов номинирования транснациональная серийная номинация «Шелковый путь» представляет особый интерес: в отличие от остальных успешных транснациональных серийных номинаций, данный проект имеет беспрецедентный масштаб, обусловленный следующими выявленными особенностями данного культурного маршрута:

1. Географические рамки. Общая протяженность сети маршрутов Шелкового пути превышает 150 000 км, при этом имеются не только сухопутные, но и морские и речные маршруты. Существует определенная трудность в точной локализации маршрутов во времени и пространстве, так как их сети менялись в различные периоды под влиянием природных, политических, экономических и социальных факторов.

2. Хронологические рамки. На сегодняшний день не существует общепринятых хронологических рамок функционирования Шелкового пути. Более того, наиболее широкие существующие хронологические рамки охватывают период от 1 тысячелетия до н.э. до XXI в.

3. Концептуальные рамки. Материальные ценности, связанные с Шелковым путем, не ограничиваются китайским шелком, охватывая металлические изделия, керамику, специи, чай и меха. Одновременно неотъемлемым аспектом функционирования Шелкового пути является обмен нематериальными ценностями, который выражался в распространении идей, религий, знаний, технологий и изобретений.

4. Типологическое разнообразие памятников. Материальное недвижимое наследие Шелкового пути в значительной степени представлено архитектурными и археологическими памятниками. Вместе с тем, наблюдается значительное типологическое разнообразие памятников археологии, непосредственно связанных с Шелковым путем: дорожная инфраструктура, поддерживающая инфраструктура (караван-сараи, крепости, базары, маяки, монастыри, системы ирригации и др.) и ключевые политические, торгово-экономические и культурные центры [4], [5].

Беспрецедентный масштаб наследия Шелкового пути требует проведения дополнительных научно-технических работ, включая определение территорий, границ и состава серийных компонентов, разработку общей формулировки выдающейся универсальной ценности и полевые исследования археологических памятников. Одновременно, необходимость вовлечения большого количество государств и заинтересованных сторон, участвующих в транснациональной серийной номинации (Афганистан, Бутан, Индия, Иран, Казахстан, Киргизия, Китай, Непал, Пакистан, Таджикистан, Туркменистан, Турция, Узбекистан, Южная Корея, Япония) требует отдельных механизмов координации номинационного процесса.

2019-2Вместе с тем, внедрение новаторского для системы всемирного наследия коридорного подхода к номинации (выделение определенных маршрутов Шелкового пути в отдельные коридоры – транснациональные серийные номинации, для каждого из которых разрабатывается отдельное номинационное досье) и трансформация номинации «Шелковый путь» в неограниченную серию транснациональных серийных номинаций в формате коридоров, объединенных в единую тематику, не способствовало решению вышеупомянутых проблем координации номинационного процесса. Об этом свидетельствуют и несколько неудачных попыток разработки номинационных досье отдельных памятников и коридоров в 1990-2010 гг.

Однако внедрение новых механизмов координации транснациональной серийной номинации в 2000-х гг. показало свою эффективность в долгосрочной перспективе. Во-первых, впервые в международной практике для решения задач по координации номинационного процесса была создана отдельная межправительственная организация – Координационный комитет серийной транснациональной номинации всемирного наследия «Шелковый путь» [8]. Каждая страна – участница номинации представлена в Комитете профильными исполнительными органами власти (министерства культуры, государственные органы по охране памятников) и научно-исследовательскими учреждениями, вовлеченными в разработку досье. Орган возглавляет председатель, который избирается Комитетом на двухлетний срок. На заседаниях Комитета решаются вопросы стратегического характера: принятие в состав Комитета новых государств – участников номинации, утверждение формулировки ВУЦ выбранных коридоров и планов действий по разработке их номинационных досье. Решения Комитета закрепляются в форме соглашений, меморандумов и деклараций. Ежедневная координация реализации решений Комитета осуществляется его Секретариатом. В настоящее время данную функцию выполняет Международный центр ИКОМОС по сохранению наследия в Сиане (Китай) [9].

Необходимо отметить, что данный механизм предусматривает координацию заинтересованных сторон в двух направлениях: по линии межгосударственного взаимодействия и по линии взаимодействия профильных исполнительных органов власти и научно-исследовательских учреждений.

Во-вторых, нововведением для координации научно-исследовательских работ по подготовке номинационных досье стало создание отдельной Информационной системы по культурным ресурсам Шелкового пути (CHRIS). Данная система по управлению геопространственными данными вместе с программой повышения квалификации сотрудников научно-исследовательских учреждений государств-участников по документированию археологических памятников Шелкового пути позволила внедрить единый стандарт разработки научно-технической документации для номинационных досье [10].

Необходимо подчеркнуть, что разработка информационной системы была проведена Лёвенским католическим университетом и спонсировалась Бельгийским федеральным управлением по научной политике; проведение программы повышения квалификации стало возможным благодаря поддержке Норвежского трастового фонда ЮНЕСКО. То есть, финансирование создания и поддержки данного координационного механизма научно-исследовательского сопровождения номинации осуществлялось странами, не участвующими в номинационном процессе, что еще раз доказывает универсальный характер наследия Шелкового пути.

Данные механизмы координации номинационного процесса в целом показали свою эффективность: первый коридор транснациональной серийной номинации «Шелковый путь: сеть маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора» был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО в 2014 году [11] после 20 лет безуспешных попыток. На сегодняшний день, с помощью вышеперечисленных механизмов координации, разрабатываются номинационные досье других коридоров Шелкового пути, включая коридоры «Фергана-Сырдарья» (Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан), «Пенджикент-Самарканд – Пайкенд» (Таджикистан, Узбекистан), Южно-Азиатский Шелковый путь (три коридора – Непал, Бутан, Китай, Индия, Пакистан, Афганистан, Бангладеш, Мьянма) и др.

Интерпретация и анализ

Координационные механизмы, внедренные в процесс номинирования транснационального серийного объекта «Шелковый путь», имели, в целом новаторский характер, несмотря на то, что, например, создание координационных комитетов является довольно распространенным инструментом в сфере всемирного наследия. Тем не менее, координационные комитеты как правило создаются после включения объекта в Список всемирного наследия ЮНЕСКО для гармонизации процессов управления либо на базе государственных учреждений, управляющих транснациональными серийными объектами (объект «Доисторические свайные поселения в Альпах», год включения: 2011; Австрия, Германия, Италия, Словения, Франция и Швейцария), либо в форме международной неправительственной организации (объект «Укрепленные рубежи Римской империи», годы включения и расширения: 1987, 2005 и 2008; Великобритания и Германия).

В случае транснационального серийного объекта «Шелковый путь» создание Комитета на этапе номинирования сыграло ключевую роль в координации ключевых заинтересованных сторон государств-участниц. Однако, с точки зрения пост-номинационного процесса эффективность инструмента вызывает сомнения: излишняя политизация работы, а также чрезмерное внимание к процессу номинирования, включая номинирование новых коридоров, обуславливает недостаточную координацию государств-участниц в области сохранения и управления компонентными частями объекта всемирного наследия «Шелковый путь: сеть маршрутов Чанъань-Тянь-Шанского коридора». Этому также свидетельствуют и несколько неудачных попыток выработки совместного отчета о сохранности объекта (2016, 2017 и 2018), отсутствие отдельных планов управления компонентными частями объекта на территории Казахстана, необходимость обновления отдельных планов управления компонентными частями объекта на территории Киргизии, угроза состоянию сохранности объекта ввиду реализации проектов по развитию инфраструктуры в близи компонентных частей объекта на территории Казахстана [12], [13], [14]. При этом государства-участники не используют механизм Комитета для решения вопросов защиты и общего управления объектом, как это было рекомендовано Комитетом всемирного наследия ЮНЕСКО в 2016, 2017 и 2018 гг.

Вместе с тем, механизм Координационного комитета является достаточно новым в сфере управления объектами всемирного наследия в Российской Федерации: первые комитеты российских объектов появились в 2017 г. (объекты «Кижский погост», «Исторический центр города Санкт-Петербурга»). Однако эффективность их работы в области координации процессов управления, защиты и сохранения всемирного наследия не вызывает сомнений. В этой связи внедрение механизма Координационного комитета в номинационные процессы имеет значительный потенциал как для возможных транснациональных серийных номинаций с участием Российской Федерации, так и для мононациональных серийных номинаций с участием нескольких субъектов Российской Федерации.

2019-2Касательно информационной системы по культурным ресурсам Шелкового пути (CHRIS) и программы повышения квалификации научно-технических кадров необходимо отметить, что данная практика была признана успешной и ее применении в рамках транснациональной серийной номинации «Шелковый путь» было продлено государствами-участниками в 2015 г. В целом, данный координационный механизм имеет определенный потенциал для применения на иных транснациональных серийных номинациях, включающих в свой состав памятники археологии, особенно в случае их отдаленного расположения. Вместе с тем вопрос устойчивости данного механизма, основанного на внешнем финансировании, остается открытым.

В этой связи одним из потенциальных, с точки зрения применения данного механизма координации, проектов транснациональной серийной номинации всемирного наследия может стать проект «Наследие арктических морских зверобоев», который включает в том числе и древнеэскимосские и эскимосские памятники археологии. На сегодняшний день разработка номинационного досье данного объекта ведется в Российской Федерации (Чукотский автономный округ). Среди государств-участников, заинтересованных в развитии транснациональной серийной номинации, необходимо отметить в первую очередь Канаду. Внедрение информационной системы для разработки номинационного досье, мониторинга, защиты, сохранения и управления компонентными частями объекта возможно и в случае подготовки мононациональной номинации в виду серийности и удаленности объекта. Наличие действующей информационной системы также может сыграть значительную роль в случае расширения объекта и дополнения его новыми компонентными частями как на территории Российской Федерации: так и на территориях заинтересованных государств-участников.

Заключение и рекомендации

В результате данного исследования были выявлены специфические проблемы номинирования транснациональных серийных объектов для включения в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, которые в случае Шелкового пути значительно отличались по масштабу и разнообразию как заинтересованных сторон, так и номинируемых памятников. Новые координационные механизмы, включая создание Координационного комитета и информационной системы, были достаточно эффективны для преодоления данных проблем на этапе номинации. Однако эффективность их применения в пост-номинационном процессе для защиты, сохранения и управления транснациональными серийными объектами всемирного наследия требует дальнейшего наблюдения. Внедрение рассматриваемых механизмов в номинационные проекты в Российской Федерации имеет значительный потенциал как для разработки транснациональных серийных номинаций с участием Российской Федерации, так и для разработки мононациональных серийных номинаций с участием нескольких субъектов Российской Федерации.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Список Всемирного наследия ЮНЕСКО [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/list/ (дата обращения: 06.03. 19).

[2] Engels, B. Serial Natural World Heritage Properties – Challenges for Nomination and Management (Workshop Proceedings) [Электронный ресурс]. – URL:https://www.bfn.de/fileadmin/MDB/documents/themen/internationalernatur
schutz/SerialSites%20Summary%20Report_2009.pdf (дата обращения: 06.03. 19).

[3] Руководство по выполнению Конвенции по охране природного и культурного наследия (2017 год) [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/guidelines/ (дата обращения: 06.03.2019).

[4] The Silk Roads. An ICOMOS Thematic Study [Электронный ресурс]. – URL: http://www.icomos.org/images/mediatheque/ICOMOS_WHThematicStudy_
SilkRoads_final_lv_201406.pdf (дата обращения: 06.03.19).

[5] Millward, J.A. The Silk Road: a very short introduction. – Oxford: Oxford University Press, 2013.

[6] Martinez (2015) Cultural Routes as World Heritage Sites: Challenges of the Nomination of the Ancient Silk Roads, in Bourdeau L., Gravari-Barbas M. and Robinson M.World Heritage, Tourism and Identity: Inscription and Co-production. London: Routledge.

[7] The Silk Roads. An ICOMOS Thematic Study…

[8] Vileikis, O. (2015) Achieving Dialogue through Transnational World Heritage Nomination, in A Companion to Heritage Studies (eds Logan W., Craith M. N. and Kockel U.), John Wiley, NJ: 508-521.

[9] UNESCO. Central Asian Silk Roads. Central Asian Serial Nominations. Paris: UNESCO 2013.

[10] Vileikis, O., Dumont B., Serruys E., Van Balen K., Tigny V., De Maeyer. P (2013) Connecting World Heritage Nominations and Monitoring with Cultural Heritage Resource Information System. Annals of the Protogrammetry, Remote Sensing and Spatial Information Sciences, 2 (1): 319-324.

[11] UNESCO. Silk Roads: the Routes Network of Chang'an-Tianshan Corridor [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/list/1442 (дата обращения: 06.03.19).

[12] World Heritage Committee Decision 40 COM 7B.34. [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/decisions/6699 (дата обращения: 06.03.19).

[13] World Heritage Committee Decision 41 COM 7B.88. [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/decisions/7087 (дата обращения: 06.03.19).

[14] World Heritage Committee Decision 42 COM 7B.5. [Электронный ресурс]. – URL: https://whc.unesco.org/en/decisions/7234 (дата обращения: 06.03.19).


© Айтуганова Н.Л., Филатова Н.В., 2019.

Статья поступила в редакцию 15.06.2019.

Айтуганова Наргиз Ляисовна,
научный сотрудник Отдела всемирного наследия и международного сотрудничества,
Российский научно-исследовательский институт
<культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Москва),
e-mail: nargissaituganova@yandex.ru

Филатова Надежда Владимировна,
руководитель Отдела всемирного наследия и международного сотрудничества,
>Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачёва (Москва),
e-mail: filatova.nadezhda@inbox.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2019/2(17)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/287.html

Наверх

Новости

  • 16.10.2019

    23–27 сентября в Петрозаводске прошла VIII конференция «Рябининские чтения-2019» — крупнейшее научное мероприятие России в области изучения традиционной культуры Русского Севера. Участники конференции обсудили теоретические и прикладные аспекты в области истории, этнографии, фольклористики, языковедения, книжности и литературы, реставрации и истории архитектуры, искусствоведения, традиционного судостроения, а также музейного дела и актуализации культурного наследия.

  • 16.10.2019

    30 сентября 2019 г. перед началом работы Учёного совета Института Наследия прошла минута молчания в память о 20-летии кончины академика Д.С. Лихачёва, который стоял у истоков создания культурологии — актуальной и востребованной современной научной и образовательной дисциплины.

  • 03.06.2018

    15-16 мая в Москве проходила Всероссийская научно-практическая конференция «Цивилизационный путь России: культурно-историческое наследие и стратегия развития», организованная Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева и Министерством культуры Российской Федерации.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru