Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/1(20)
спецвыпуск


ДОКЛАДЫ


Васильев Г.Е. 

Культура как сфера доопределения человека


Кирьянова О.Г. 

Военная история России в экспозициях музеев Русской Православной Церкви


Петрова Д.А. 

Музейные проекты русских художников-футуристов 


Чувилькина Ю.В. 

Комплектование музейных фондов в СССР во второй половине XX века


Романова К.К. 

Фактор постижения культуры России на примере творческой деятельности С.П.Дягилева через призму газетных публикаций в Великобритании 20 в.


Диброва А.В. 

Пространство церкви Преображения Господня Кижского погоста в контексте иеротопического подхода


Краснова И.В. 

Истоки формирования Слобожанщины, как части геокультурного пространства России XVI – первой половины ХVII вв.


Васильева С.Е. 

Специфическая противоречивость концепта «массовая культура»


Гущина Ю.Р. 

«Ежегодник Императорских театров» под руководством С.П.Дягилева


Мадикова Л.В. 

Типология объектов подводного наследия и перспективы их исследования


Краснова Т.Н. 

Исследование причин разрушения археологической керамики вследствие неквалифицированной реставрацииl


Коренная В.С. 

Изучение культурного и природного наследия России в современном образовательном процессе: на примере истории России XVI в.

 

Архив

DOI 10.34685/HI.2020.16.28.013

Диброва А.В.

Пространство церкви Преображения Господня Кижского погоста в контексте иеротопического подхода

Аннотация. Церковь Преображения Господня (1714) входит в состав Кижского погоста. В 1990 г. погост был включен в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, в 1993 – внесен в список объектов культурного наследия России. Четырехъярусный иконостас церкви Преображения Господня датируется второй половиной XVIII в. и состоит из 105 икон (кон. XVII – нач. XIX вв.). В статье рассматриваются вопросы создания сакрального пространства церкви церкви Преображения Господня в контексте иеротопии – современной концепции, представленной Алексеем Лидовым.

Ключевые слова: иеротопия, сакральное пространство, церковь, иконостас, икона, культурное наследие.

Открыть PDF-файл


Революционным шагом на пути пересмотра традиционных подходов к исследованию культуры в целом и феномена сакрального пространства в частности стала концепция иеротопии, предложенная А.М.Лидовым в начале 2000-х годов. Внимание ученого направлено на конкретнуюдеятельность по«созданиюпространственныхобразовисредыобщениячеловекасвысшиммиром» [1], именуемую Иеротопией. Такой научный подход имел серьезное обоснование: «Если феномен сакрального пространства хорошо известен и давно изучается в науке, то иеротопический подход фокусируется преимущественно на механизмах формирования сакрального пространства» [2].

Весьма примечателен в этом смысле пример Алексея Лидова с библейским сюжетом о лестнице Иакова: «Во сне Иакову являются ангелы, которые по лестнице сходят с небес на землю и поднимаются обратно. Далее Иаков просыпается и понимает, что это место есть земля святая, ставит камень, служивший ему изголовьем, как жертвенник, возливает на него елей. Собственно, создает некий протохрам» [3]. Ученый относит божественный, мистический, момент к иерофании, проявляющей священное место в результате божественного вмешательства, а уже выстраивание храма (как предмета человеческого творчества) – к иеротопии.

Введение новой научной области позволяет исследователям изменить ракурс изучения объекта: открываются грани концептуального видения сакрализации пространства в его специфичности и в осознанном творчестве человека, когда «фрески, а тем паче иконы и прикладные изделия, пребывающие нынев состоянии музейной разобщённости, вновь собираются в своемвремени и в своем месте» [4]. При этом иеротопия не сводится «кмирухудожественныхобразовкакиксовокупностиматериальныхпредметов, организующихсакральнуюсреду, иликописаниюритуаловисоциальныхмеханизмов, ихопределяющих» [5].

В иеротопическом подходе рассматривается единое целое, в котором соединены «архитектурныеформыисвященныеизображения, литургическаяутварьиобрядовыежесты, драматургиясветаиорганизациязапахов, звучащеесловоивоспоминанияопроизошедшихнаэтомместечудесахизнаковыхсобытиях» [6].

Иеротопический подход в изучении пространства Церкви Преображения Господня Кижского погоста позволяет взглянуть на сакрализацию на современном этапе.

Церковь Преображения Господня входит в один из самых известных и притягательных памятников мира – ансамбль Кижского погоста. Величественный ансамбль, называемый восьмым чудом света, по праву считается наивысшим достижением русского деревянного зодчества.

Но не только как объект эстетического восхищения Кижский ансамбль привлекает людей со всего света. И сам ансамбль, и составляющие его памятники наделены исключительным смыслом, в основе которого – символичная образность богатой истории, грамотность архитектурного решения и святость места. Неслучайным оказалось и увенчание всего ансамбля 33-мя куполами, знаменующее число земных лет Иисуса Христа и возраст, когда его распяли.

Ключевым композиционным ядром ансамбля выступает церковь, освященная в честь праздника Преображения Господня в 1714 г. (имела предшественницу, утраченную по разным причинам, согласно источникам).

При сравнительных исследованиях сакральных пространств А.Б. Мороз указывает на основу почитания святого места в прецедентах, имеющих «сакральноезначение (иерофания): явлениеиконы, пребываниесвятого, егопуть, ночлег, проклятие, евангельскиеэпизодыидр.» [7].

По преданиям, уже само строительство церкви ознаменовалось чудом. Строительство началось в 1711 г. в северо-восточной части острова – там, куда доставили бревна, на холме в деревне Ямка. После укладки первого венца сруба и установки на месте будущего алтаря престола с храмовой иконой (из часовни Успения Пресвятой Богородицы в дер. Васильева), на следующее утро оказалось, что «бревна и престол с иконой исчезли. Их нашли в южной части острова, на пригорке, поросшем можжевельником, и перенесли на прежнее место». Чудо повторилось трижды, и тогда «все восприняли случившееся как волю Всевышнего» и «на собрании народа приняли решение построить церковь на том месте, на которое указало “чудо»» [8].

Символичным стало построение Преображенской церкви в виде креста (горизонтальное сечение). Прямоугольные прирубы, примыкающие к восьмерику и составляющие крест, ориентированы на стороны света: алтарь – в восточном конце креста, трапезная – в западном, молитвенное помещение – в северном и южном концах.

Усиливала впечатление святого места созданная единая пространственная перспектива, исходящая от формы креста в основании церкви и раскинувшегося по стенам 24-метрового иконостаса и восходящая к «небесам» подкупольного пространства. Они создавали «образ мира, всего царствия Божьего, вечного и недвижимого в своей изначальной построенности и иерархической целостности. Каноническая концепция крестово–купольного храма как совершенного, вечного, в себе замкнутого космоса была полнокровно воплощена в кижской Преображенской церкви» [9].

На современном этапе определенный образ сакральной среды Преображенского храма моделируется в рамках исторического контекста.

Пространство церкви постоянно менялось, откликаясь на новые веяния стилей церковного искусства. Интерьер храма преображался на протяжении всей его трехвековой истории. Иконы XVII в. небольшого размера из церкви-предшественницы, не подходившие по размеру в иконостас, в XVIII в. обрамили в рамы с клеймами. Спустя полвека с момента освящения церкви (примерно к 1770 г.) первоначальный тябловый иконостас заменили на резной золоченый, который сохранился по сей день. При установке иконостаса на стены боковых прирубов иконографический состав расширился: были написаны новые иконы.

Порядок икон в иконостасе также претерпевал изменения и определялся существующей обстановкой и мировоззрением. В советское время, после возвращения икон из Финляндии (куда были вывезены во время оккупации) и реставрации церкви, иконы установили в хронологическом порядке. В 2019 г. благодаря исследованиям Г.И.Фроловой и Б.Д.Москина, был обоснован так называемый «пасхальный цикл» в изначальном праздничном ряду иконостаса, что позволило установить иконы в иконостасе согласно схемам, зафиксированным в архивных документах 1830, 1867 гг., а также по данным Л.Петтерссона.

Большое число икон праздничного ряда, подробно раскрывающих евангельскую историю Христа и события из христианской истории, отмечают исследователи в своих наблюдениях и относят подобное явление к «исключительным для праздничных рядов северных иконостасов». Традиционную иконографию двунадесятых праздников дополняют «Воскрешение Лазаря», «Уверение апостола Фомы», «Исцеление расслабленного». РаспятиеХриста раскрывается наиконах«Моление о чаше», «Распятие», «Снятие со креста», «Положение во гроб», «Жены мироносицы».

Создание сакрального пространства дополнял прием контраста и постепенного привыкания к обстановке, когда в церковь сначала заходили в темное помещение трапезной, и только затем, когда глаза привыкали к сумраку, проходили через двери в собственно молельное помещение. Теплый яркий свет, исходящий от золоченой резьбы иконостаса и окон храма, художественный массивный комплекс икон заставляли остановиться и ощутить волнение и сопричастность чуду, общему действу (из воспоминаний С.В.Воробьевой).

Предметы внутреннего убранства постепенно обновлялись: деревянные тощие свечи менялись с металлическими напольными подсвечниками. В первой трети XIX в. Антоном Ошевневым церкви была подарена плащаница.

В современных условиях для сакрализации пространства в его концептуальной целостности был использован исторический контекст уже существовавшего интерьера с внесением дополнений. Небольшая доля новых элементов интерьера и предметов церковного обихода изготавливались строго в условиях исторической обоснованности, по имеющимся оригиналам и в соответствии с архивными данными. Так, мастером И.Л.Кожевниковым был изготовлен резной запрестольный крест по образцу хранящегося в Музее изобразительных искусств Республики Карелия, написаны иконы в картушах Царских врат иконостаса по аналогии с сохранившейся иконой Иоанна Богослова.

Главная задача все же состояла в том, чтобы восстановить подлинный интерьер. Не закрыть образа и предметы в хранилища, заменив пустыми копиями, а дать жить предметам литургического обихода и внутреннего убранства церкви, во имя чего они создавались, усилив воздействие на прихожанина.

В отличие от БольшогоТихвинскогомонастыря, убранство которого насчитывает «околочетырехсотиконипроизведенийприкладногоискусстваXV–XIXвв., которыехранятсявцеломрядемузейныхичастныхсобранийРоссиииЕвропы» [10], Преображенскому храму на острове Кижи по стечению обстоятельств удалось сохранить иконы иконостаса и предметы убранства и богослужений единым комплексом. Однако пришлось принять утрату самого большого комплекса «небес» на Русском Севере.

Подкупольное пространство, «небо», состояло из 16 клиньев-икон с рядами праотцев, ангелов, херувимов и серафимов, с восхождением к Новозаветной Троице в центральном медальоне. В годы войны живописный комплекс потолочных икон был утрачен. В письме секретарю ЦК КП(б) КФССР Ю.В.Андропову в 1948 г. сообщается, что зимой 1944-45 гг. в Доме культуры г. Петрозаводска завхоз«истопил на дрова росписи купола Кижей» [11].

Утрата одного из главных элементов пространства северного храма разрушила общий образ, вызывающий в сознании воспринимающих его верующих космологическое видение. Сохранились подлинные конструкции потолка (замковое кольцо, тябла, фризы), черно-белые фотографии икон и описания их цветовой гаммы в архивах Ларса Петтерссона. Дискуссии о целесообразности восстановления преображенских небес продолжаются. В контексте иеротопии было бы обоснованно восстановление подкупольного пространства определенными приемами для создания единого образа. Один из таких приемов видится в создании организованного света. А.М.Лидов пишет о важности драматургии света в иеротопии: «Самый яркий пример – это главный византийский храм София Константинопольская, где изначально по замыслу императора Юстиниана вообще не было иконных изображений. Собственно, икона как образ Бога, создавалась при помощи сложнейшим образом организованного света. При этом тут была задействована и виртуозная оптика, которую практически реализовывали два крупнейших математика-инженера своего времени – Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. И живой свет многочисленных светильников, и рефлексирующий свет от серебряной утвари, от мраморной инкрустации и золотых мозаик – все это было продумано и организовано как единый художественный образ» [12].

Безусловно, при сакрализации пространства Преображенской церкви главное внимание уделяется максимальному сохранению подлинного интерьера. Именно подлинность предметов церковного убранства и литургического обихода ложится в основу воздействия на присутствующих, при котором возникает сопричастность происходящему действу.

В 2020 г., после почти 40 лет реставрации, церковь откроет свои двери для верующих. Дополнит целостный образ сакрального пространства богослужение в день Преображения Господня 19 августа (регулярные службы были прекращены в 1937 г.).

Дальнейшее изучение феномена пространства церкви Преображения Господня, где все предметы «какконституирующиеэлементыиеротопическогопроекта» наполняют святое место особым содержанием, дает возможность углубить исследования по созданию сакрального пространства церкви и всего острова Кижи во временном континууме.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Лидов А.М. Сравнительная иеротопия // Иеротопия. Сравнительные исследования сакральных пространств : Сб. стат. / ред. А.М. Лидов. – М.: Индрик, 2009. – С.6.

[2] Шукуров Р.М. Создание сакральных пространств: две новые публикации // Византийский временник, 2010. – Т. 69. – С. 372.

[3] Лидов А.М. Иеротопия. Создание сакральных пространств как вид художественного творчества [Электронный ресурс]. – URL: https://polit.ru/article/2007/06/14/ierotop/(дата обращения: 27.03.2020).

[4] Соколов М.Н. Лидов А.М. Иеротопия. Пространственные иконы и образы-парадигмы в византийской культуре. М.: Феория, 2009. 352 с. : [Рецензия] // Искусствознание. – 2011. – № 3-4. – С. 517-525.

[5] Иеротопия. Создание сакральных пространств в Византии и Древней Руси = The creation of sacred spaces in Byzantium and medieval Russia / Центр восточнохристианской культуры ; ред.-сост. А.М. Лидов. – М.: Индрик, 2006. – С. 12.

[6] Лидов А.М. Сравнительная иеротопия… С. 6.

[7] Мороз А.Б. «Святые» и «страшные» места. Создание сакрального пространства в традиционной культуре // Иеротопия. Сравнительные исследования сакральных пространств... С. 254.

[8] Дудинова Т.Ю. Неопубликованная работа Ларса Петтерссона и Пентти Хяркёнена «Кижская Преображенская церковь. Величественный памятник церковного искусства Олонецкого края» // Кижский вестник. Вып. 15. – Петрозаводск: КаНЦ РАН, 2015. – С. 12.

[9] Преображенская церковь: Метаморфозы века [Электронный ресурс]. – URL: http://kizhi.karelia.ru/library/metamorphosis (дата обращения: 27.03.2020).

[10] Шалина И.А. Интерьер Успенского собора Тихвинского монастыря по данным описей XVII века / XXIII Научные чтения памяти Ирины Петровны Болотцевой (1944–1995) : Сб. стат. – Ярославль: Яросл. Худож. Музей, 2019. – С. 105.

[11] Гущин Б.А., Гущина В.А. Очерк истории Преображенской церкви на острове Кижи. // Церковь Преображения Господня на острове Кижи: 300 лет на заонежской земле / Сост. И.В.Мельников. – Петрозаводск: Музей-запов. «Кижи», 2014. – С.19. – То же: НАРК. Ф.2916. Оп.1. Д.3/32. Л.54–55.

[12] Лидов А.М. Иеротопия. Создание сакральных пространств как вид художественного творчества…


© Диброва А.В., 2020.

Статья поступила в редакцию 25.03.2020.

Диброва Анастасия Владимировна,
Государственный историко-архитектурный и этнографический
музей-заповедник «Кижи» (Петрозаводск),
e-mail: dibrovaav@rambler.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2020/1(20)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/340.html

Наверх

Новости

  • 16.10.2019

    23–27 сентября в Петрозаводске прошла VIII конференция «Рябининские чтения-2019» — крупнейшее научное мероприятие России в области изучения традиционной культуры Русского Севера. Участники конференции обсудили теоретические и прикладные аспекты в области истории, этнографии, фольклористики, языковедения, книжности и литературы, реставрации и истории архитектуры, искусствоведения, традиционного судостроения, а также музейного дела и актуализации культурного наследия.

  • 16.10.2019

    30 сентября 2019 г. перед началом работы Учёного совета Института Наследия прошла минута молчания в память о 20-летии кончины академика Д.С. Лихачёва, который стоял у истоков создания культурологии — актуальной и востребованной современной научной и образовательной дисциплины.

  • 03.06.2018

    15-16 мая в Москве проходила Всероссийская научно-практическая конференция «Цивилизационный путь России: культурно-историческое наследие и стратегия развития», организованная Российским научно-исследовательским институтом культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева и Министерством культуры Российской Федерации.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru