Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/3(22)

СОДЕРЖАНИЕ


Исторические исследования

Окороков А.В. 

Традиционное судостроение как часть культурного наследия народов России

Житенёв С.Ю.

Российская Империя на Ближнем Востоке в первой половине XIX в.: дипломатия, религия и паломничество


Освоение наследия

Путрик Ю.С. 

Культурные ценности становятся доступнее благодаря социальному туризму


Нематериальное культурное наследие

Романова Д.Я. 

Наследование семейных ценностей в процессе сохранения нематериального культурного наследия


Подводное культурное наследие

Левашко Б.П., Ведерников Ю.В. 

Средневековые якоря Японского (Восточного) моря


Музееведение

Казарина Н.И.

Гончарный промысел Балахнинского уезда Нижегородской губернии (По материалам фондовой коллекции Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника)


Краеведение

Александрова О.И., Костров О.А. 

Плоскодонные лодки Верхней Ветлуги



Архив

DOI 10.34685/HI.2019.79.72.001

Ведерников Ю.В.

Подводная лодка № 2: история создания и утраты, перспективы обретения

Аннотация. В статье рассмотрена история создания и использования малых крепостных подводных лодок Русского флота, определены перспективы поиска и музеефикации представителя данного типа – «Подводной лодки № 2».

Ключевые слова: подводное культурное наследие, затонувшая подводная лодка, музеефикация затонувшей подводной лодки.

Открыть PDF-файл

«Подводная лодка № 2» – это малоизвестный в истории отечественного флота боевой корабль, начало создания которого относится к 1910 г., когда был утвержден проект реконструкции Кронштадтской крепости. Для обороны проходов в крепостных минных заграждениях было решено использовать шесть «малых крепостных подводных лодок». Основные технические требования к данным подводным лодкам (ПЛ) были сформированы Главным инженерным управлением Русской армии, ведавшим снабжением войск и крепостей инженерно-техническим имуществом.

Морское ведомство отрицательно отнеслось к перспективам строительства и использования таких ПЛ, считая их, в силу малых размеров, небоеспособными и негодными для флота из-за неудовлетворительной мореходности, ограниченной дальности плавания, малого хода и незначительного торпедного вооружения. И, тем не менее, из двух представленных к рассмотрению вариантов, был рекомендован к исполнению американский проект «Голланд-27В».

рис.1

рис. 2

Подводные лодки имели однокорпусную конструкцию и отличались небольшими размерениями (см. рисунки 1 и 2): водоизмещение надводное – 33 т., подводное – 43,6 т., размеры 20,35х2,15х1,83 м, глубина погружения – 30 м. В качестве энергетической установки использовался 50-сильный дизель и 35-сильный электромотор, скорость надводного хода составляла 8 узлов, подводного хода – 5,5 узлов, дальность плавания в надводном положении – 150 миль, в подводном положении – 15 миль. На вооружении было два 457-мм торпедных аппарата, экипаж 6 человек, в т.ч. 1 офицер.

Закладка трех подводных лодок состоялась на стапелях Невского завода весной 1912 г., но окончание строительства состоялось только два с лишним года спустя – осенью 1914 г. От строительства других ПЛ по этому проекту и плавбазы для них отказались.

Испытывавший недостаток в подводных силах Балтийский флот принял их в свой состав, с присвоением обозначений – № 1, № 2 и № 3. С учетом их фактических мореходных качеств и ничтожного боевого потенциала, подводные лодки были назначены «в оборону Балтийского порта (Палдиски)», сначала прибыв железной дорогой в Ревель (Таллин), а затем, своим ходом – к месту службы в ноябре 1914 г.

рис. 3Летом следующего года подводные лодки № 1 и № 2 было решено перевести на север, в состав сил обороны Архангельского порта. Перейдя своим ходом в Петроград, лодки на железнодорожных транспортерах (см. рисунок 3) были доставлены в Вологду, а потом водным путем на баржах – в Архангельск, куда прибыли 4 августа.

Дальнейшая служба подводных лодок на Севере должна была проходить в составе сил обороны порта Александровск (ныне – Полярный). Для этого 11 октября 1915 г. подводные лодки № 1 и 2 вышли в Кольский залив, следуя на буксире парохода «Сергей Витте» (в законвертованном состоянии, без экипажей) в сопровождении вспомогательного крейсера «Василий Великий». Однако 15 октября, после выхода из Белого моря и прохода мыса Святой Нос, разыгравшийся штормом оборвал буксир и «Подводная лодка № 2» была потеряна (см. рисунок 4).

рис. 4Поисковые работы начались весной 1916 года и закончились обнаружением «Подводной лодки № 2» на берегу Святоносского залива. Прибывшая аварийно-спасательная партия обнаружила лодку затопленной и лежащей у береговой черты на левом борту, с повреждениями прочного корпуса и иных конструкций. Внутри прочного корпуса до крышки входного люка оказалась замершая сверху вода. Попытки подъема подводной лодки продолжались до конца года, но успехом не увенчались, да и в силу ничтожной боевой ценности ПЛ перспектив не имели. В итоге были демонтированы некоторые механизмы, а подводную лодку было решено исключить из состава флота.

Судьба двух других подводных лодок сложилась достаточно обыденно. «Подводная лодка № 1» служила в Полярном, пока в апреле 1917 г. не затонула в базе во время шторма. «Подводная лодка № 3» в феврале 1916 г. была перевезена на Дунай, где весной 1918 г. была захвачена сначала румынской, а затем венгерской флотилиями. Обе лодки сданы на слом в начале 1920-х гг.

Однако надеемся, что история этих подводных кораблей еще не закончена, к чему нас подталкивают следующие рассуждения.

Так, очевидно, что подводные лодки изначально не представляли какой-либо боевой ценности. Полагаем, что данный фактор обусловил в свое время и перегонку лодок с места на место в попытках найти им достойное применение, и отсутствие интереса к подъему «Подводной лодки № 2» в 1916 г.

Думаем, это обусловило и отсутствие интереса и у североморской партии ЭПРОНа. Сведениями о поиске и подъеме «Подводной лодки № 2» после Гражданской войны и в последующие годы мы не располагаем и допускаем, что такие работы не проводились. Хотя найденная в годы первичного восстановления РККФ подводная лодка – это и «повод для доклада» и основание «крутить дырку для ордена».

В итоге можно предположить, что в современности «Подводная лодка № 2» находится на месте своего крушения.

Данное заключение предоставляет нам интересную перспективу поиска и обнаружения этого корабля как объекта подводного культурного наследия. С учетом массогабаритных размеров лодка может быть без особых проблем поднята и установлена как оригинальная конструкция в музейной экспозиции (например, в Кронштадте, для обороны которого она и предназначалась).

Несомненно, все зависит от фактического состояния погибшей подводной лодки. Но даже частично сохранившиеся элементы конструкций позволяют их использовать в качестве экспонатов музея. К примеру, обломки конструкций прочного корпуса германской ПЛ “UB-46” (typeUB-II), погибшей в 1916 г. на Черном море, стали наглядной частью экспозиции турецкого Военно-морского музея Дарданелл в Чанаккале. Рубка австро-венгерской ПЛ “U-20”, погибшей в 1918 г. на Адриатике, ныне является экспонатом Музея военной истории в Вене.

Таким образом, История предоставляет шанс подводным исследователям найти, обследовать и музеефицировать редчайший и оригинальный образец отечественного подводного кораблестроения начала 20 в.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] РГА ВМФ: ф. 407, оп. 1, д. 7115, с. 1-6; ф. 418, оп. 1, д. 1422, с. 103-132.

[2] Русские подводные лодки : История создания и использования: 1834-1923 гг. : Науч.-ист. справ. Т. I. Ч. 2. – СПб.: ЦКБ МТ «Рубин», 1 ЦНИИ МО РФ, 1994. – С. 50-58.

[3] Ведерников Ю.В. Подводные лодки – музеи и памятники в странах мира / Ю.В. Ведерников. – СПб.: Музей истории подводных сил России им. А.И. Маринеско, 2017. – 80 с.


© Ведерников Ю.В., 2019.

© Ведерников Ю.В., илл., 2019.

Статья поступила в редакцию 03.12.2019.

Ведерников Юрий Владимирович,
старший научный сотрудник Музея истории
подводных сил России им. А.И.Маринеско (Санкт-Петербург).

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2019/4(19)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/315.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru