Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2020/3(22)

СОДЕРЖАНИЕ


Исторические исследования

Окороков А.В. 

Традиционное судостроение как часть культурного наследия народов России

Житенёв С.Ю.

Российская Империя на Ближнем Востоке в первой половине XIX в.: дипломатия, религия и паломничество


Освоение наследия

Путрик Ю.С. 

Культурные ценности становятся доступнее благодаря социальному туризму


Нематериальное культурное наследие

Романова Д.Я. 

Наследование семейных ценностей в процессе сохранения нематериального культурного наследия


Подводное культурное наследие

Левашко Б.П., Ведерников Ю.В. 

Средневековые якоря Японского (Восточного) моря


Музееведение

Казарина Н.И.

Гончарный промысел Балахнинского уезда Нижегородской губернии (По материалам фондовой коллекции Нижегородского государственного историко-архитектурного музея-заповедника)


Краеведение

Александрова О.И., Костров О.А. 

Плоскодонные лодки Верхней Ветлуги



Архив

DOI 10.34685/HI.2020.66.52.002

Житенёв С.Ю.

Российская Империя на Ближнем Востоке в первой половине XIX в.: дипломатия, религия и паломничество

Аннотация. Автор поставил перед собой задачу представить дипломатическую деятельность Российской Империи на Ближнем Востоке в первой половине XIX в. по поддержке Вселенского Православия русских паломников в Святой Земле. Представленный период разбит на две части, каждая из которых связана с деятельностью Императоров Александра I и Николая I, а также эффективной работой руководителей и сотрудников Министерства иностранных дел Российской Империи.

Ключевые слова: Российская Империя, Святая Земля, русское православное паломничество, Палестина, Иерусалим.

Открыть PDF-файл

Широко известно, что русские Государи времен Московского царства и Императоры Российской Империи всегда выступали защитниками и покровителями Православия на Христианском Востоке, прежде всего в Святой Земле. Император Александр I Павлович [1] считал себя покровителем и защитником Поместных Православных Церквей на Ближнем Востоке и, таким образом, был продолжателем государственной внешней политики России, начало которой было положено еще в XVI столетии.

Государь в своей ближневосточной политике опирался не только на традиции Русского Царственного Дома по поддержанию Православия в Библейском регионе, но и на мирные договоры, которые заключила Российская Империя с Оттоманской Портой [2] в XVIII в. в результате блестящих побед русской армии и флота. В этих договорах были четко сформулированы положения о том, что Россия выступает гарантом защиты Православия в Османской империи. Здесь важно отметить, что успехи русского оружия и отечественной дипломатии, закрепленные в мирных договорах, давали возможность русским паломникам беспрепятственно посещать святые места Вселенского Православия, расположенные на территории Блистательной Порты.

В результате победоносной для русского оружия Русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Россией был заключен в 1812 г. Бухарестский мирный договор с Османской империей, в статье третьей которого были подтверждены все положения предыдущих двусторонних трактатов, в том числе и о свободе посещения святых мест православными паломниками. Символично, что со стороны Российской Империи этот договор подписал «от Его Императорского Величества самодержца Всероссийского, сиятельнейшего графа Голенищева-Кутузова, генерала от инфантерии, главнокомандующего армией, всех российских орденов, большого креста императорско-австрийского ордена Марии Терезии и командора державного ордена св. Иоанна Иерусалимского» [3]. Договор был подписан 16 мая 1812 г., а уже через полгода русская армия во главе с фельдмаршалом Михаилом Илларионовичем Кутузовым громила французских захватчиков, изгоняя их с русской земли.

В 1816 г. управляющий МИД Российской Империи граф К.В.Нессельроде [4] в письме русскому чрезвычайному и полномочному посланнику в Османской империи барону Г.А.Строганову [5] писал о причинах, по которым Император Александр Павлович обязан вступаться за Православие в Святой Земле: «во-первых, потому что множество русских подданных отправляется ежегодно на поклонение Гробу Господню, во-вторых, потому что русский Император – единственный монарх, исповедующий православную веру» [6]. С именем Г.А.Строганова во многом связана политика Российской Империи на Ближнем Востоке в царствование Императора Александра I.

Ближневосточная политика России была сконцентрирована на поддержку борьбы греческой Иерусалимской Православной Церкви за сохранение статус-кво в святых местах Палестины, которое стремились разрушить французские католики. Борьбу с этими католическими устремлениями возглавлял Иерусалимский Патриарх Поликарп [7], который опирался в своей деятельности во многом на поддержку Российской Империи и поэтому состоял в переписке с Императором Александром I, министром иностранных дел К.В.Нессельроде, русским посланником Г.А.Строгановым и другими приближенными Государю людям. 13 июля 1814 г. Патриарх Поликарп в письме князю Александру Ипсиланти [8] четко изложил, какие чаяния он возлагал на Всероссийского Императора: «Два бедствия угнетают нас, бороться с которыми мы слишком слабы: первое, то, что еретики, не достигнув ничего пожаром, золотом и хитростью в храме Воскресения, направили свою атаку против <…> храмов Гефсиманского и Вифлеемского, на основании подложного документа султана Селима [9] они изъявляют притязание пользоваться одинаковыми правами с православными. <…> Второе то, что Гроб Господень настолько обременен долгами, что мы скоро не в состоянии будем с ними справляться. По обеим этим проблемам я после Бога возлагаю надежду только на благочестивые чувства Монарха, коронованного рукой Всемогущего, чтобы быть покровителем Православия» [10].

Обращение Патриарха Поликарпа к Императору Александру I получило положительный отклик – в Иерусалимскую Патриархию были направлены 25 тыс. руб. из казны Российской Империи. Также русскому посланнику в Константинополе Г.А.Строганову была дана инструкция, согласно которой ему было необходимо решительно довести до османского правительства, что Россия не одобряет инославного вторжения в храм Воскресения Христова в Иерусалиме и в другие святыни Вселенского Православия. В результате успешной дипломатической деятельности русского посла в 1817 г. султан Махмуд II[11] подписал специальный фирман, по которому католикам запрещалось вести богослужения вместе с православными, а Иерусалимской Патриархии подтверждалось право служить литургию у Гроба Господня. Однако французские католики продолжали провокации, доходившие даже до драк в храме Воскресения Христова в Иерусалиме, а также в других святых местах Палестины и Сирии. Все эти инциденты имели цели захвата и монопольного использования святынь Вселенского Православия. Русский посол в Константинополе, опираясь на твердую позицию МИД Российской Империи, успешно противостоял католической экспансии и поддерживал Поместные Православные Церкви на Ближнем Востоке. Г.А.Строганову приходилось бороться с целой коалицией послов и посланников зарубежных католических государств: французского, австрийского, испанского, английского и неаполитанского. Послы католических стран требовали от султана Османской империи, чтобы он ограничил права православных греков на владение и пользование святыми местами в Палестине и Сирии. Такой подход вызвал резкое противодействие со стороны России, потому что непосредственно нарушал религиозное равновесие в Иерусалиме и, таким образом, задевал положение русских православных паломников в Святой Земле, так как наши богомольцы не желали молиться вместе с католиками или в их храмах.

Несмотря на заверения первого министра Франции герцога Ришелье [12], которые он дал им на знаменитом Аахенском конгрессе [13] Императору Александру I, о признании прав православных греков на владение и пользования Иерусалимским храмом Вознесения Христова и Гробом Господним, французский посол в Константинополе маркиз Ривиер [14] и католический аббат Форбен-Жансон продолжали требовать от османского правительства отменить права Иерусалимской Церкви на святые места. 2 октября 1819 г. султан Махмуд II подписал и издал фирман, в котором он писал, что, согласно желанию Императора Александра I, он признает одинаковое для христианских вероисповеданий право поклонения, а не владение Гробом Господним в храме Воскресения Христова в Иерусалиме. В своем указе султан объявлял, что храм Гроба Господня является его собственностью, которую он предоставляет для молитв и богослужений своим подданным, и православным, и католикам, которые должны пребывать в нем без помех друг для друга, а для этого им надо договориться.

Русский посланник в Константинополе барон Г.А.Строганов в декабре 1819 г. направил на Ближний Восток статского советника Д.В.Дашкова [15] с целью изучить в Иерусалиме реальное положение дел и провести предварительные беседы с католиками. Эти сведения были нужны нашему послу для переговоров с французским послом в Константинополе о совместном использовании православными и католиками храма Воскресения Господня в Иерусалиме. При этом Д.В.Дашков отправлялся в Святой Град под видом простого богомольца, что являлось традиционным приемом русской дипломатии на протяжении всей истории отечественного паломничества в Святую Землю. Перед отъездом из Константинополя в Святую Землю Дашков встретился Иерусалимским Патриархом Поликарпом, который сказал ему, что готов идти на компромиссы с католиками.

Здесь необходимо отметить, что католики, со своей стороны, не собирались идти ни на какие уступки и компромиссы. В тайной инструкции министра иностранных дел Франции послу Ривиеру, которую он получил в 1820 г., давалась четкая установка на то, что первенство в богослужении у Гроба Господня должно оставаться у французских католиков, а не у православных греков. При этом французский посол должен был скрывать свои намерения и противодействовать усилиям российской дипломатов по поддержке Православия в Святой Земле. После этого посол Франции в Константинополе Ривиер также направил в июне 1820 г. секретаря своего посольства виконта де Марселлюса [16] для изучения состояния дел в Иерусалим. Важно отметить, что Патриарх Дамиан отказался принять и провести конфиденциальный разговор с виконтом де Марселлюсом.

Таким образом, переговоры между русским и французским послом должны были состояться после получения сведений из Иерусалима от Д.В.Дашкова и виконта де Марселлюса. Секретарь французского посольства во время своего пребывания в Иерусалиме не встретился с русским статским советником, что имело свои отрицательные и положительные стороны. К отрицательной стороне относится тот факт, посланцы не имели возможность попытаться выработать общий подход к проблемам, связанным с пользованием святых мест в Иерусалиме и Вифлееме. К положительной стороне относится то обстоятельство, что наместник Патриарха Иерусалимского митрополит Петры Аравийской Мисаил и его помощник Прокопий, которые отклонили все притязания виконта де Марселлюса, вели переговоры в отсутствие Д.В.Дашкова, что не дало французской стороне обвинить русскую сторону в давлении на греческую Патриархию.

Обращает на себя внимание тот факт, что виконт де Марселлюс выступал на переговорах с наместником Иерусалимского Патриарха не только от имени французского короля, но и по поручению королей католических государств Европы. Обещая покровительство государей католических стран и окончание преследований православной общины в Палестине, он предложил уступить католикам: владение Гробом Господним с правом совершать богослужение в нем православным; половину Вифлеемского храма, имея в виду кафоликон главного придела; право служить католическую мессу у Гроба Богородицы в Гефсимании. Однако представители греческой Патриархии отвергли предложение и аргументацию виконта де Марселлюса, указав на традиционное пользование православными этими святыми местами, которые с 1517 г. принадлежат султану Османской империи, поэтому только он может ими распоряжаться. Секретарь французского посольства хотел использовать противоречия между греками и армянами в вопросе пользования храмом Воскресения Господня в Иерусалиме, но представители греческой Патриархии не поддались на эти уловки. Таким образом, переговоры виконта де Марселлюса закончились безрезультатно, после чего он 10 июля 1820 г. покинул Иерусалим и направился в Египет, оставив письмо Д.В.Дашкову.

23 августа 1820 г. Дмитрий Васильевич Дашков прибыл в Иерусалим в качестве простого паломника. Здесь он был радушно встречен и размещен в греческом монастыре. Переговоры с Дашковым вели наместник Патриарха Иерусалимского митрополит Петры Аравийской Мисаил и его помощник Прокопий. Одной из главных задач русского дипломата было убедить обе стороны – греческих православных и французских католиков – спокойно ожидать переговоров, которые должны быть проведены в Константинополе и завершиться соглашением, которое приведет к урегулированию отношений между двумя вероисповеданиями.

Во время своего пребывания в Иерусалиме и Вифлееме Д.В.Дашков выяснил, что не все драки в святых храмах происходили случайно, некоторые из них были предумышленно спровоцированы католиками, отношение к которым со стороны православной общины в Палестине вызвало волну ненависти и раздражения в 1817 г. Также велась скрытая война православных и других христианских конфессий против действий армянской общины, которая путем подкупа турецких властей захватила часть помещений храма Вознесения Христова в Иерусалиме. Д.В.Дашков в своем отчете барону Г.А.Строганову писал: «Все уверяют, что желают мира, но вредят друг другу, как только могут, и ненавидят друг друга до такой степени, что боятся быть отравленными» [17].

Беседы Д.В.Дашкова с представителями Иерусалимской Патриархии были направлены, прежде всего, на умиротворение фанатичной части греческого духовенства, не допускающего даже мысли о возможности достижения какого-либо компромисса и договоренностей с католиками. Поддерживая позицию греческой Патриархии практически по всем вопросам, Дмитрий Васильевич предложил компромисс в отношении совершения католиками богослужения у Гроба Богородицы в Гефсимании. Наместник Патриарха Иерусалимского митрополит Мисаил поддержал предложения Дмитрия Васильевича, а вот его помощник Прокопий занимал более осторожную позицию и совершенно не доверял католикам, считая, что любая договоренность с ними приведет к ущемлению прав православных греков и паломников. Он также настаивал на том, что, в случае принятия решения по Гефсимании, у Гроба Пресвятой Богородицы первыми должны служить литургию греки, а затем – католики и за ними – армяне.

Д.В.Дашков встречался руководителями католической общины Иерусалима, в том числе с новым кустодом францисканцев в Святой Земле Аголино, с которым у него сложились добрые отношения и наметились общие подходы к пониманию необходимости установления мирных отношений с православными греками. Дмитрий Васильевич также встретился и беседовал с представителями армянской общины Иерусалима. По итогам своих переговоров он подготовил и направил барону Г.А.Строганову специальное донесение с подробным изложением состояния дел в Святой Земле, своей деятельности и позиций всех участников религиозного конфликта. В сентябре 1820 г. он вместе со своими спутниками покинул Иерусалим и направился в Константинополь.

Таким образом, Д.В.Дашков блестяще исполнил дипломатическое поручение, данное ему русским послом в Константинополе, и одновременно совершил паломническое путешествие в Святую Землю, которое позже он описал в своих воспоминаниях. При этом во время своего пребывания в Палестине Дмитрий Васильевич открыл в августе 1820 г. русское вице-консульство в Яффе [18], которое имело большое значение для поддержки православных паломников, приезжавших в Святую Землю из России.

К сожалению, два важных обстоятельства прервали переговоры по умиротворению межхристианских конфликтов в Иерусалиме, которые наметило русское посольство в Константинополе. Во-первых, в марте 1821 г. началось греческое восстание, которое привело к созданию Греческого королевства [19] в 1829 г., что привело к ужесточению отношения Османской Порты к греческой Иерусалимской Православной Церкви. Этим, конечно, воспользовались католики, укрепившие свои позиции в Святой Земле. Во-вторых, в том же 1821 г. скоропостижно скончался кустод францисканцев в Святой Земле Аголино, сторонник переговоров, которого, по некоторым сведениям, отравили католические монахи, недовольные его миролюбием.

Объективности ради надо обратить внимание на то, что Иерусалимский Патриархат в своих сношениях с Российской Империей более заботился о своем выживании и получении финансовых средств, чем о русских православных паломниках. Однако борьба греческой Патриархии с католиками за обладание святыми местами в Палестине объективно способствовала интересам русских паломников, которые готовы были молиться вместе с православными греками и были категорически против участия в латинской мессе.

В это время в России по воле Императора Александра I, решению Святейшего Синода Русской Православной Церкви и благословению Патриарха Прокопия было создано Иерусалимское подворье в Москве во главе с архимандритом Арсением. Деятельный архимандрит предложил создать подворье в одной из столиц Российской Империи еще в 1816 г., но добиться реализации своей идеи он смог только в 1818 г. Иерусалимское подворье в Москве было создано при храме св. апостола Филиппа и получило разрешение заниматься сбором денег на постоянной основе в пользу Иерусалимской Православной Церкви. Главной задачей подворья и его руководителя был сбор средств на восстановление храма Воскресения Христова в Иерусалиме, пострадавшего от пожара в 1808 г. Архимандрит Арсений, видимо первый, также предложил создать Русское подворье в Иерусалиме, где могли бы останавливаться православные паломники, прибывающие из России.

При этом необходимо заметить, что это было не первое Иерусалимское подворье в России. В 1814 г. в Таганроге был создан Иерусалимский Александровский монастырь [20], переданный в ведение Иерусалимского Патриарха Прокопия и предназначенный для сбора помощи на восстановление храма Воскресения в Иерусалиме. Ктиторами монастыря стали И.А.Варвакис [21] и представители греческой диаспоры Юга России. Обитель стала фактически подворьем Иерусалимского Патриархата в России, собирая среди русских подданных значительные средства на восстановление Воскресенского храма в Иерусалиме.

Активная внешнеполитическая деятельность Российской Империи на Ближнем Востоке потребовала значительного количества специально подготовленных высокопрофессиональных дипломатов, в первую очередь для работы с представителями османской администрации и с потоком русских православных паломников. Поэтому 15 июня 1823 г. Высочайшим указом было учреждено Учебное отделение восточных языков при Азиатском департаменте Министерства иностранных дел Российской Империи [22]. «Главной целью устройства этого учебного заведения была необходимость практического усовершенствования студентов в знании разговорного и письменного языков турецкого, персидского и арабского» [23]. На соответствующие кафедры Учебного отделения МИД России были приняты студенты из числа окончивших восточные курсы Императорского Санкт-Петербургского университета, при этом каждому студенту было назначено жалование по 1000 руб. в год.

Первым управляющим этого учебного заведения в 1823-1824 гг. стал востоковед Г.М.Влангали [24], которого сменил известный ученый Ф.П.Аделунг [25], возглавлявший его до своей смерти в 1842 г. и поставивший преподавание восточных языков на высокий уровень. Необходимо заметить, что преподавание турецкого, арабского и персидского языков было организовано в Санкт-Петербургском и Казанском университетах, но уровень знаний студентов не устраивал руководство МИД России.

Подводя итоги политики Российской Империи на Ближнем Востоке в первой четверти XIX в., в период правления Императора Александра I, необходимо упомянуть о ее преемственности в отношении оказания помощи Православным Церквям на Ближнем Востоке, а также особенно выделить тот факт, что были продекларированы и сделаны определенные шаги в отношении поддержания русских православных паломников в Святой Земле.

***

Всероссийский Император Николай I Павлович [26] продолжил традиции русского Царственного Дома по поддержанию Православия в Палестине и Сирии. Долги Иерусалимской Патриархии при Патриархе Афанасии [27] достигли огромной суммы – 18 млн пиастров [28]. Кроме потери многих источников доходов Иерусалимской Патриархии, одной из причин финансового кризиса такого масштаба стало резкое сокращение греческих богомольцев, совершавших путешествия в Святую Землю: «вместо прежних 12 тысяч паломников, приходивших ежегодно, теперь насчитывается всего 2 тысячи» [29]. Сокращение доходов от посещения паломниками Святой Земли было связано, прежде всего, с греческим восстанием, которое привело к созданию Греческого королевства и массовым обнищанием греков в результате многолетних военных действий.

В 1829 г. новый Предстоятель Иерусалимской Православной Церкви традиционно обратился за помощью к Всероссийскому Императору. Обращение Патриарха Афанасия к Императору Николаю Павловичу было активно поддержано Государем, который пожертвовал Гробу Господню 500 тыс. пиастров и разрешил сбор на территории Российской Империи пожертвований, который осуществлял митрополит Фаворский.

В этот период продолжалась борьба французскими католиками за обладание святыми местами в Палестине и Сирии. Здесь на первый план выдвинулась деятельность русского посла в Константинополе А.П.Бутенева [30], который продолжил проведение сложной дипломатической игры, с одной стороны, с правительством Османской Порты, с другой стороны, с послами европейских стран в Константинополе. Линия противостояния проходила и в Иерусалиме, где за обладание Гробом Господним с греческой Патриархией боролась также еще Армянская Церковь, опиравшаяся в своих действиях на подкупе султанского окружения. Противостояние греками и армянами в Палестине продолжали набирать оборот. В Великую субботу 1834 г. в храме Воскресения Христова произошла давка, спровоцированная армянами, в ходе которой погибли 125 человек, среди которых оказался один русский паломник.

Адрианопольский мирный договор 1829 г. и Ункяр-Искелессийский договор [31] 1833 г. между Российской Империей и Османской Портой имели важное значение, потому что устанавливали преобладание нашей страны на Православном Востоке. Греческое Святогробское братство воспользовалось новым положением Российской Империи на Ближнем Востоке и попросило помощи от притеснения армян и католиков в Иерусалиме и Вифлееме. Жалобы и обращения со стороны Иерусалимской Православной Церкви в адрес российского дипломатического ведомства и Св. Синода стали носить постоянный характер. В этой связи Император Николай I обязал, чтобы А.П.Бутенев настоятельно потребовал у османского правительства принятия срочных мер по возвращению святых мести в Палестине, которые изначально находились в ведении Иерусалимского Патриархата. В результате такого решительного демарша султан издал фирман, который отменял все решения о передачи армянам преимуществ в пользовании святыми местами Иерусалима и Вифлеема. Это была большая победа в деле сохранения статус-кво в Святой Земле. Св. Синод Русской Церкви продолжал оказывать помощь Иерусалимской Церкви по благоустройству Иерусалимского подворья в Москве и проведению сборов средств на Храм Гроба Господня в Иерусалиме по всем храмам России.

Важными по своему значению и последствиям были паломнические путешествия А.Н.Муравьева и А.С.Норова, чьи книги о Святой Земле, изданные в России, произвели огромное впечатление на читающую отечественную публику. Личные контакты в Святой Земле Андрея Николаевича Муравьева были эффективно использованы МИД России, а его сообщения и рекомендации заслуживали полного доверия.

В результате длительной дипломатической работе нашего посольства в Константинополе в июне 1841 г. султан Османской империи издал фирман о выделении Палестины в отдельный пашалык, губернатор которого должен осуществлять в отношении христианского духовенства проведения судебных рассмотрений без притеснений и вознаграждений. Что касается русских паломников, то на них распространялось покровительство, оказываемое всем христианам в Святой Земле. Также для них гарантирована была охрана по дороге из Яффы в Иерусалим и обратно. В развитие этой ситуации российский МИД высказал пожелание о том, чтобы Патриарх Афанасий передал один их иерусалимских храмов для совершения славянской службы. Это пожелание было реализовано после того как в Иерусалиме два монастыря: Федоровский для мужчин, Екатерининский для женщин, были переданы для размещения русским паломникам, в храмах которых стали вести литургию на церковно-славянском языке. Российский консул К.М.Базили [32] разработал подробное положение о пребывании русских паломников в Иерусалиме, которые должны были проживать только в указанных монастырях. Паломники платили за размещение и питание в монастыре за все время проживания 3 руб. с человека и 60 коп. игумену обители на содержание храма. Для надзора за русскими богомольцами назначался ежегодно надзиратель, который следил за исполнением правил, разработанных консулом.

Постепенное увеличение количества русских паломников и активное участие Российской Империи в решении ближневосточных проблем поставили на очередь вопрос о создании Русской Духовной миссии в Иерусалиме. С реализацией этих намерений была связана первая поездка на Православный Восток в 1843-1844 гг. архимандрита Порфирия (Успенского) [33], оставившего яркое и честное описание состояния Иерусалимской Церкви. Во время первого своего пребывания на Ближнем Востоке архимандрит Порфирий сделал несколько важных наблюдений. Он первым поставил вопрос о разделении функций дипломатического и церковного ведомств в Святой Земле. После поездки на Восток архимандрит Порфирий представил в МИД доклад о целесообразности открытия в Иерусалиме Русской Духовной Миссии. 11 февраля 1847 г. на Всеподданнейший доклад К.В.Нессельроде, полностью основанный на выводах архимандрита Порфирия, была наложена резолюция Императора Николая I, послужившая основанием для учреждения Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, начальником которой был назначен архимандрит. В задачи миссии входило ознакомление с ситуацией в Сирии и Палестине, контроль над потоками российских пожертвований, просвещение арабской православной паствы и, наконец, покровительство русским паломникам.

Особенность Духовной Миссии 1847 г. состояла в том, что инициатива в командировании в Святую Землю русского архимандрита принадлежала Министерству иностранных дел – архимандриту Порфирию было велено находиться в подчинении российской дипломатической миссии в Константинополе и генеральному консулу в Бейруте К.М.Базили. Деятельность РДМ была прервана начавшейся Крымской войной, поэтому в мае 1854 г. архимандрит Порфирий со своими спутниками выехал из Иерусалима в Россию. Защита Императором Николаем Павловичем прав Иерусалимской Православной Церкви в межконфессиональном конфликте из-за права владения святыми местами в Вифлееме, стала причиной Крымской войны 1853-1856 гг.

Таким образом, в Иерусалиме была создана русская паломническая инфраструктура, послужившая развитию отечественного богомолья в Святую Землю. Поэтому можно сделать бесспорный вывод, что в период правления Императора Николая Павловича русское влияние на Ближнем Востоке значительно упрочилось и положение наших паломников улучшилось.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Александр I Павлович (1777-1825), Всероссийский Император в 1801-1825 гг. из династии Романовых, старший сын Императора Павла I Петровича и Императрицы Марии Федоровны. При Александре Павловиче началось создание русской паломнической инфраструктуры в Святой Земле.

[2] Оттоманская Порта (Блистательная Порта, Высокая Порта), одно из наименований османского государства. Это название используется в гуманитарной науке и международных отношениях, которое подразумевает название правительства (канцелярии великого визиря и дивана) Оттоманской империи, а также наименование здания канцелярии великого визиря в Стамбуле.

[3] Юзефович Т.П. Договоры России с Востоком. Политические и торговые. – М.: ГБИБ, 2005. – С. 69.

[4] Нессельроде Карл Васильевич (1780-1862), граф, российский государственный деятель, управляющий министерством иностранных дел Российской Империи в 1822-1856 гг. Родился в Лиссабоне, где отец его был русским посланником, в семье немецкого графа и французской баронессы, был воспитан протестантом, которым оставался до конца жизни. В 1788 г. он был записан в службу мичманом в русский флот, после обучения в берлинской гимназии, в 1796 г. он приехал в Санкт-Петербург. Император Павел I пожаловал его в свои флигель-адъютанты по флоту, а позднее перевел в сухопутные войска поручиком в конную гвардию, в двадцать лет он стал полковником. Вскоре он был уволен из армии с пожалованием в камергеры. В 1801-1810 гг. К.В.Нессельроде служил дипломатом в разных европейских странах. В 1812 г. его положение при дворе было упрочено женитьбой на дочери министра финансов Д.А.Гурьева. В 1812-1815 гг. он постоянно находился при Императоре Александре I и стал влиятельным участником Венского конгресса. В 1816 г. граф К.В.Нессельроде был назначен управляющим иностранной коллегией одновременно с графом И.Кападострией. В 1822 г. Карл Васильевич был назначен управляющим МИД России, 1823 г. – вице-канцлером Российской Империи, в 1826 г. – в Верховный уголовный суд по делу декабристов. Он пользовался исключительным доверием Императора Николая I. В 1832 г. он провел преобразования в МИД, создав совет министерства и систему департаментов. В 1844 г. он стал канцлером Российской Империи. К.В.Нессельроде проводил политику защиты христианских народов в Оттоманской Порте, при поддержании ее существования. В результате его политики Россия оказалась в изоляции в период Крымской войны.

[5] Строганов Григорий Александрович (1770-1857), барон, граф с 1826 г., русский дипломат, чрезвычайный и полномочный посланник Российской Империи в Османской Порте в 1816-1821 гг. Родился в Санкт-Петербурге в старинной аристократической семье. В 1804 г. он был направлен посланником в Мадрид, в 1808 г. покинул Испанию в связи с приближением наполеоновских войск. В 1812 г. он был назначен чрезвычайным посланником и полномочным министром в Швецию. В 1816 г. Г.А.Строганов возглавил русскую дипломатическую миссию в Константинополе. В июле 1821 г. покинул османскую столицу вместе со всей российской миссией в Константинополе в знак протеста против наложения Портой эмбарго на товары, провозимые кораблями под российским флагом, и запрета греческого судоходства в проливах. Тогда же, в 1821 г. он был произведен в действительные тайные советники. В 1822-1826 гг. он находился в отпуске за границей. В 1826 г. он стал членом Верховного уголовного суда по делу декабристов, в 1827 г. - назначен членом Государственного совета Российской Империи. В 1838 г. он официально представлял Россию на коронации английской королевы Виктории.

[6] Безобразов П.В. О сношениях России с Палестиной в XIX веке. I. Император Александр I и Патриарх Поликарп. Исторический очерк // СИППО. Т. ХХII. Вып. 1. - СПб., 1911. – С. 21.

[7] Поликарп, Патриарх Иерусалимский и всея Палестины в 1815-1827 гг. До избрания на патриарший престол он был митрополитом Вифлеемским. Он на протяжении всего времени своего патриаршества жил в Константинополе и отсюда управлял вверенной ему Иерусалимской Церковью. В его правление внешний долг Иерусалимского Патриархата достиг огромного размера – 18 млн. пиастров. Эта задолженность сложилась из-за финансирования работ по восстановления после пожара 1808 г. храма Воскресения Христова в Иерусалиме, а также гонений на греков после начала Греческого восстания в 1821 г.

[8] Ипсилантис Александрос, младший (1792-1828), греческий князь, вождь Греческой революции 1821 г., национальный герой Греции. Родился в Константинополе, в семье Валашских господарей, из греческого фанариотского аристократического рода. На российской службе состоял флигель-адъютантом Императора Александра I, был удостоен званием генерал-майора, носил имя Александра Константиновича Ипсиланти. Участник Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов русской армии в 1813 г., командир 1-й гусарской бригады. Возглавил восстание в Греции в 1821 г., однако его войско потерпело поражение в сражении при Драгашане, он был вынужден отступить в Австрию, где был арестован как мятежник. В 1827 г. он был выпущен на свободу по ходатайству Императора Николая I, будучи уже тяжело больным, и вскоре скончался.

[9] Селим III (1761-1808), султан Османской империи в 1789-1807 гг., сын султана Мустафы III.

[10] Безобразов П.В. О сношениях России с Палестиной в XIX веке. I. Император Александр I и Патриарх Поликарп... С. 21-22.

[11] Махмуд II (1785-1839), султан Османской империи в 1808-1839 гг., сын султана Абдул-Хамида I.

[12] Ришелье, Арман-Эммануэль дю Плесси (1766-1822), герцог, известный французский государственный деятель, после Великой Французской революции поступил на русскую службу, в 1804-1815 гг. занимал должность генерал-губернатора Новороссии и Бессарабии. В России его называли Эммануил Осипович де Ришелье. Считается одним из отцов-основателей Одессы, где ему в 1828 г. был поставлен памятник. В период Реставрации Бурбонов он вернулся во Францию, где занимал должности министра иностранных дел (1815-1818) и главы правительства Людовика XVIII (1815-1818, 1820-1821).

[13] Аахенский конгресс, дипломатическая конференция с участием глав европейских государств в Аахене в 1818 г., созванная с целью решения вопросов вывода оккупационных войск из Франции и конструирования системы международных отношений между четырьмя великими державами – Великобританией, Австрийской империей, Пруссией и Россией. Итогом Конгресса стало принятие решения о принятии Франции в Священный Союз в качестве полноправного члена. Представителем Франции на конгрессе был герцог Ришелье.

[14] Ривьер, Шарль Франсуа (1763-1828), маркиз, генерал, дипломат, был арестован за борьбу с режимом императора Наполеона Бонапарта. В период Реставрации воевал на стороне союзников, командовал дивизией, после чего был назначен пэром Франции и направлен послом в Константинополь, где проводил линию на конфронтацию с Российской Империей в вопросах борьбы за владение святыми местами в Палестине и Сирии.

[15] Дашков Дмитрий Васильевич (1783/1788-1839), государственный и общественный деятель, писатель, дипломат, паломник в Святую Землю, добрый товарищ А.С.Пушкина, один из основателей литературного общества «Арзамас». В 1810-1815 гг. служил в Министерстве юстиции, в 1816-1826 гг. – чиновником Коллегии иностранных дел, в 1817-1819 гг. – вторым советником посольства Российской Империи в Константинополе. В 1820 г. совершил поездку в Святую Землю вместе с художником М.Н.Воробьевым, открыл русское вице-консульство в Яффе, провел переговоры с митрополитом Мисаилом и кустодом францисканцев в Святой Земле Аголино. В 1822-1823 гг. был назначен управляющим делами русского посольства в Константинополе. В 1826-1829 гг. – товарищ министра внутренних дел. В 1829 г. получил чин тайного советника. В 1829-1832 гг. – товарищ министра юстиции. В 1832-1839 гг. Д.В. Дашков являлся министром юстиции Российской Империи. В 1839 г. был назначен председателем Департамента законов Государственного Совета.

[16] Марселлюс, Мари-Жан де (1795-1865), виконт, граф, французский дипломат и ученый-эллинист, в 1820 г. совершил путешествие в Палестину. Автор книги путевых очерков «Воспоминания о Востоке виконта де Марселюсса, отставного полномочного министра».

[17] Безобразов П.В. Там же. С. 46.

[18] Вице-консульство в Яффе, было создано 1 января 1820 г. во главе с Г.И. Мострасом. В штате состояли: драгоман и хранитель печати вице-консульства Франческо Ванин, внештатные драгоманы Николай Марабути, Франческо Дамиани – сын Пьетро Дамиани и брат Антонио Дамиани, а также секретарь Андрей Булгари. Г.И.Мострас занимался размещением и обустройством паломников перед их отправкой в Иерусалим. Многие русские путешественники и богомольцы прибывали в Палестину морским путем в Яффу, а затем сухим путем по горной дороге отправлялись в Иерусалим. В Яффе русские православные поклонники размещались на патриарших подворьях греческих монастырей, служивших также странноприимными домами.

[19] Греческое королевство, государство, созданное в результате войны греков за независимость от Османской империи в 1832 г. Первая монархия существовала до 1924 г., когда была провозглашена Вторая Греческая республика.

[20] Иерусалимский Александровский монастырь во имя святой Троицы в Таганроге, был построен в 1809-1814 гг. для греческой диаспоры Таганрога на средства И.А.Варвакиса, который подал прошение об устроении монастыря Императору Александру I. После переписки между Императором России Александром Павловичем и Иерусалимским Патриархом Поликарпом, Государь издал грамоту от 30 августа 1814 г., позволяющую основать Иерусалимский Александровский монастырь. И.А.Варвакис брался обеспечить монастырь содержанием и угодьями. По своему статусу монастырь отдавался в вечную зависимость от Иерусалимской Православной Церкви, которая должна была присылать греческих архимандрита и братию для совершения богослужений. В 1825 г. монастырь посетили и молились в нем Император Александр I с Императрицей Елизаветой Алексеевной. В этом же монастыре со 2 по 29 декабря 1825 г. лежало тело усопшего Императора Александра Павловича. Впоследствии на том месте лежала серая мраморная плита с черным крестом, а со стороны, обращенной к алтарю, стояла икона св. блгв. князя Александра Невского, пожертвованные Императрицей Елизаветой Алексеевной в 1826 г. Государыня также пожаловала монастырю серебряную вызолощенную утварь. В 1831 г. перед монастырем был поставлен памятник Императору Александру, разрушенный в советскую эпоху и восстановленный в 1998 г. В 1923 г. монастырь бы закрыт органами советской власти, в 1926 разобран, на его месте был построен дом.

[21] Варвакис Иван Андреевич (1745-1825), российский дворянин греческого происхождения, ктитор Иерусалимский Александровский монастырь во имя святой Троицы в Таганроге, член тайного греческого общества «Филики Этерия», а затем - активный участник греческой национально-освободительной революции. Родился в греческой православной семье на о. Псара, расположенного на северо-востоке Греческого архипелага. В 35 лет он был знаменитым пиратом, за голову которого турецкий султан обещал тысячу пиастров. В 1770 г. И.А.Варвакис, добровольно присоединился на собственном двадцатипушечном судне к русской эскадре Первой Архипелагской экспедиции под командованием графа А.Орлова и адмирала Г.Спиридова. По окончании Русско-турецкой войны в 1774 г. переехал жить в Россию и стал вести обширную торговлю в Астрахани. В 1813 г. окончательно переехал в Таганрог, где построил Иерусалимский Александровский монастырь. В 1821 г. началось Греческое восстание, к которому Иван Андреевич примкнул, закупив оружие в Туле, которым вооружил большой отряд повстанцев. Он скончался в Греции, которая высоко оценила своего героя.

[22] Учебное отделение восточных языков при Азиатском департаменте Министерства иностранных дел Российской Империи, специализированное высшее образовательное учреждение, учрежденное 1823 г. с целью языковой подготовки будущих дипломатов, сотрудников МИД, переводчиков и драгоманов российских дипломатических учреждений за рубежом.

[23] Очерк истории Министерства иностранных дел. 1802-1902. – СПб., 1902; то же: М., 2002. – С. 96.

[24] Влангали Георгий Михайлович (1781-1834), дипломат Российской Империи, востоковед, преподаватель, переводчик. Родился в Стамбуле в греческой православной семье, получил образование, хорошо владел турецким и персидским языками. В июле 1820 г. был принят на русскую службу и определен первым переводчиком восточных языков при генерале А.П.Ермолове, командующим русскими войсками на Кавказе. С мая 1823 г. по август 1825 г. был назначен начальником и профессором турецкого языка в открывшемся Учебном отделении восточных языков при Азиатском департаменте МИД России. Учебное отделение сразу получило международную известность, т.к. в большинстве стран Европы не велось преподавание турецкого и персидского языков. Студенты приезжали учиться у Влангали из разных стран, в том числе из Франции. В 1826 г. он был направлен в штаб главнокомандующего на Кавказ, с 1827 г. состоял при генерале И.Ф.Паскевиче. Принимал участие в Русско-Персидской (1826-1828) и Русско-Турецкой (1828-1829) войнах. Участвовал в переговорах о заключении Адрианопольского и Туркманчайского мирных договоров.

[25] Аделунг Федор Павлович (1768-1843), известный лингвист, историк, библиограф, российский ученый немецкого происхождения. По окончании курса в Лейпцигском университете путешествовал по Европе и в 1794 г. приехал в Санкт-Петербург. В 1795-1797 гг. служил в Митаве, потом в Санкт-Петербурге. В 1803 г. был назначен наставником Великих Князей Николая и Михаила Павловичей. В 1809 г. Российская Академия наук избрала его в члены-корреспонденты, университеты Харьковский и Дерптский – в почетные члены. С 1819 г. служил в Коллегии иностранных дел, с 1825 г. занимал должность начальника Учебного отделения восточных языков при МИД России, в которой состоял 18 лет до самой своей смерти.

[26] Николай I Павлович (1796-1855), Всероссийский Император в 1825-1855 гг., из династии Романовых, сын Императора Павла I Петровича и Императрицы Марии Федоровны. Особое внимание во внешней политике уделял Восточному вопросу и, в частности, русскому присутствию в Святой Земле. При Николае Павловиче началось создание русской паломнической инфраструктуры в Иерусалиме.

[27] Афанасий V (1754-1844), Патриарх Иерусалимский и всея Палестины в 1827-1844 гг., постоянно проживал в Константинополе.

[28] Пиастр, речь идет о серебряной монете куруш, равной 40 пара, называвшейся также «турецким пиастром».

[29] Безобразов П.В. Там же. С. 175.

[30] Бутенев Аполлинарий Петрович (1887-1866), русский посол в Константинополе в 1829-1843, 1856-1858 гг. Родился в дворянской семье, получил домашнее образование, с 1804 г. служил в переводческой канцелярии коллегии иностранных дел, затем – секретарем при товарище министра иностранных дел графе А.Н.Салтыкове. По ходатайству последнего в 1810 г. был определен в канцелярию Министерства иностранных дел (отделение Востока и государств Южной Европы). В 1812 г. был командирован в дипломатическую канцелярию князя П.И.Багратиона, где находился до Бородинской битвы. В 1816-1821 гг. А.П.Бутенев служил секретарем посольства в Константинополе, по возвращении в Россию – начальник переводческой экспедиции МИД. С 1827 г. – действительный статский советник, в 1828 г. – управлял походной канцелярией графа К.В.Нессельроде в период Русско-турецкой войны 1828-1829 гг. С сентября 1829 г. он был назначен поверенным в делах в Константинополе, а с конца 1830 г. – послом и полномочным министром при Османской Порте. В 1832 г. он побудил султана обратиться к России за помощью против египетского паши Мехмет-Али. В 1833 г. подписал Ункяр-Искелесийский договор, закрывший Дарданеллы для прохода иностранных судов. В 1836 г. произведен в чин тайного советника, в 1842 г. – в Константинополе выполнял особо важные поручения по сербским делам. В 1843-1855 гг. был посланником в Риме, сумел заслужить расположение папы Григория ХVІ и папы Пия IX. В 1856 г. после окончания Крымской войны был назначен членом Государственного Совета и посланником в Константинополь; успешно восстановил отношения между Россией и Османской Портой. В 1856 г. был пожалован в действительные тайные советники. Скончался в Париже, где находился на лечении.

[31] Ункяр-Искелесийский договор о мире, дружбе и оборонительном союзе между Российской империей и Османской Портой. Подписан 26 июня 1833 г. в местечке Ункяр-Искелеси близ Стамбула, после того как Россия оказала военную поддержку Турции в борьбе с его непокорным вассалом пашой Мохаммедом Али. Договор предусматривал военный союз между двумя странами в случае, если одна из них подвергалась нападению. Секретная дополнительная статья договора разрешала Турции не посылать войска, но требовала закрытия Босфора для кораблей любых стран, кроме России.

[32] Базили Константин Михайлович (1809-1894), российский востоковед, путешественник и дипломат греческого происхождения, консул, затем генеральный консул Российской Империи в Бейруте в 1838-1853 гг. В бейрутском доме Базили останавливались во время пребывания в Ливане Н.В.Гоголь, П.А.Вяземский, начальник РДМ в Иерусалиме архимандрит Порфирий (Успенский). К.М.Базили составлял научную библиотеку, собирал арабские рукописи, которые отправлял затем в Санкт-Петербург.

[33] Порфирий (Успенский Константин Александрович; 1805-1885), епископ Чигиринский, всемирно известный русский востоковед, византолог, археолог и палеограф. Инициатор, организатор создания и первый начальник Русской Духовной Миссии в Иерусалиме. Почетный член Императорского Православного Палестинского Общества.


© Житенёв С.Ю., 2020.

Статья поступила в редакцию 09.10.2020.

Житенёв Сергей Юрьевич,
кандидат культурологии,
советник директора Российского научно-исследовательского института
культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева (Москва),
e-mail: zhitenev@bk.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2020/3(22)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/381.html

Наверх

Новости

  • 08.07.2020

    Весной 2020 г. Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.Л.Лихачева выпустил новый коллективный труд «Живое наследие памяти».

    В коллективной монографии представлены исследовательские работы участников просветительского проекта «Живое наследие памяти» и Всероссийской научной конференции «Ценности и образы русского купечества и дворянства конца XIX–XX вв. как историко-культурное наследие России: проблемы актуализации», прошедшей в 2018 г. в Институте Наследия.

  • 08.07.2020

    10-11 ноября 2020 года в Санкт-Петербургском Научном центре РАН (Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 5) состоится V Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное наследие – от прошлого к будущему». Организатор – Российский научно-исследовательский институт культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачёва в партнёрстве с Санкт-Петербургским государственным университетом и Российским институтом истории искусств.

  • 08.07.2020

    2 июля 2020 г. в палатах на Берсеневке состоялась презентация книги «Жемчужина Замоскворечья. Усадьба Аверкия Кириллова на Берсеневке в истории и культуре Москвы и России». Авторы – ведущий научный сотрудник – руководитель Центра краеведения, москвоведения и крымоведения (ЦКМК) Института Наследия, председатель московского краеведческого общества (МКО) Владимир Козлов и ведущий научный сотрудник ЦКМК, первый зампредседателя МКО Александра Смирнова. Они также представляют общественный Издательский центр «Краеведение».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru