Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2021/1(24)
спецвыпуск


Науки о культуре и искусстве:
перспективные исследования

научно-практическая
онлайн-конференция
аспирантов и молодых ученых
27-28 января 2021 г.


ДОКЛАДЫ


Коренная В.С.

Объекты локального культурного наследия как фактор формирования исторической памяти и гражданской идентичности школьников

Лысенко А.С.

Несостоятельность взгляда
об исключительности метода живописи с натуры в сфере академического искусства

Васильева С.Е.

Проблема человека в «информационном обществе»

Баниже О.Н.

Субстанциальность соматического кода в культуре

Шошина С.И.

Роль клубов в воспроизводстве и развитии социокультурной жизни
в малых российских городах

Попов М.А.

Исторические предпосылки формирования сословия однодворцев в Центральном Черноземье

Мадикова Л.В.

Интерпретация семантики «корабельных сюжетов» в иконографии Русского Севера

Романова К.К.

Русские дома моды в Европе: стиль «а-ля рюс» в декоративно-прикладной культуре 1920-х годов

Чувилькина Ю.В.

Место Государственного музея искусств имени И.В.Савицкого
в евразийском культурном пространстве

Ртищева И.А.

Развитие экспозиции музея-квартиры А.М.Васнецова
с 1960 по 1996 год

Лучков Н.А.

Возможные критерии оценки эффективности онлайн-выставок

Муленко И.М.

Типологические особенности бронзовых колоколов как один
из аспектов атрибуции

Саркисова Е.Г.

Музейный комплекс Краснодарского края: состояние
и перспективы развития

Краснова И.В.

Некоторые аспекты создания электронного каталога слобожанских икон конца XVIII – начала XX вв.

Краснова Т.Н.

Реставрационная деятельность как фактор возможного разрушения археологической керамики

Михальский Ф.А.

Московская периодика последней трети 19 в. как источник по истории предпринимательства


Архив

DOI 10.34685/HI.2021.14.38.012

Муленко И.М.

Типологические особенности бронзовых колоколов
как один из аспектов атрибуции

Аннотация. В статье представлен обобщенный анализ типологических особенностей колоколов и связанных с ними способов звукоизвлечения. Предпринята попытка рассмотреть и установить взаимосвязь типологии колоколов со способами воспроизведения звона с позиции проблем, связанных с атрибуцией.

Ключевые слова: колокол, типология колоколов, атрибуция, способы звукоизвлечения и воспроизведения звона.

Открыть PDF-файл


Перед сотрудниками и коллекционерами часто встают вопросы хранения, сохранения, а также атрибуции предметов как находящихся в собрании, так и только предполагаемых к включению в их число. В связи с этим одним из важных аспектов исследований, связанных, в частности, с изучением бронзовых колоколов, представляется выявление как можно большего числа атрибуционных характеристик.

Атрибуцией предмета, согласно словарю музейных терминов, является «выявление всех присущих предмету признаков: название, устройство, материал, размеры, география создания и бытования» и других технических параметров, а также «связь музейного предмета с историческими событиями и лицами, с эстетической средой» [1]. В ходе атрибуции по возможности расшифровываются все знаки и следы бытования, присутствующие на предмете. В данном случае будет предпринята попытка рассмотреть взаимосвязь типологии колокола и связанных с ней атрибуционных характеристик.

Большинство исследователей колоколов и колокольного звона выделяют три основных вида колоколов: восточноазиатский, западноевропейский и русский [2]. Такое разделение отражает как различие формы и профиля колоколов, так и типологию колокола, т.е. применение его в определенных звонах, связанных с той или иной традицией, и как следствие – характерный для данной традиции способ звукоизвлечения. Необходимо отметить, что способ воспроизведения звона в ряде случаев влияет на параметры самой формы и профиля колокола. Характерные удары подчас оставляют на тулове колокола свойственные только для данного звона следы в виде уплотнения металла в местах удара (наклепа), которые можно определить как т.н. следы бытования.

Так, важной особенностью звукоизвлечения в восточноазиатских странах является то, что язык внутри колокола отсутствует. Звук возникает в результате удара в колокол с внешней стороны ударным устройством, причем такой способ звукоизвлечения характерен как для больших, так и для малых колоколов. Место удара подчас выделено декоративным оформлением. И, естественно, следы от ударов внутри колокола отсутствуют.

Форма колокола удлиненная, а система подвески (крепления колокола к несущим его конструкциям) в техническом плане довольно простая – в виде перевернутой усеченной пирамиды или округлой скобы. Следует отметить, что такое крепление может иметь довольно сложное декоративное оформление. Технические параметры данной подвески колокола претерпели незначительные изменения в ходе истории. Это связано по большей части с тем, что колокола при таком способе звона практически не раскачиваются и дополнительной нагрузки на подвеску не возникает – она должна выдерживать лишь вес колокола, следовательно, усиления системы не требуется.

Крепление в виде скобы было характерно также и для ранних западноевропейских колоколов. Но принцип звукоизвлечения изначально был кардинально противоположным. Ударная система – «язык колокола» размещался не снаружи, а внутри. Так как звон в западноевропейских странах (а первоначально и в России) совершался за счет раскачивания самих колоколов, то с увеличением веса требовалось и усовершенствование крепления. Сердцевина крепления стала изготавливаться в виде круглой петли, к которой с двух сторон примыкали две скобы («уши»). К XI в. колокололитейщики стали отливать колокола уже с крестообразным расположением ушей, число которых увеличилось до четырех. Их количество стало зависеть только от размера колокола: так, у многотонных колоколов оно может достигать восьми, у небольших же по размеру и весу колоколов их количество не превышает четырех.

В связи с тем, что несмотря на увеличение веса отливаемых колоколов в Западной Европе сохранилась традиция раскачивать сами колокола, чтобы соответствующе распределить и рассредоточить нагрузку веса колокола, начиная с XIV в. сердцевину крепления стали отливать более массивной, подчас, еще и дополнительно укрепленной. При таком способе звона следы от ударов находятся на внутренней стенке колокола и располагаются строго напротив друг друга. В случае если колокол перевешивали, принцип расположения следов от ударов сохранялся.

Для западноевропейской традиции колокольного звона характерно также применение инструментов, состоящих из целого набора колоколов – так называемых карильонов. В таких музыкальных инструментах колокола не раскачиваются, а их языки подведены к педалям. Часто для такого вида колоколов применялась упрощенная подвеска. Оставалась лишь укрепленная сердцевина различной формы, а уши колокола не отливались вовсе.

В связи с тем, что для звона на колоколах как на музыкальном инструменте необходима точная выверенность тона, колокола часто подтачивали с внутренней стороны, доводя таким образом основной тон до необходимой высоты: неслучайно на внутренней стенке колокола практически всегда присутствуют следы обточки. Следы ударов при таком способе звукоизвлечения находятся на внутренней стенке колокола и располагаются в одном конкретном месте.

Карильоны также использовали и в восточноазиатской традиции. При этом способ звукоизвлечения оставался традиционным для этого региона – удар с внешней стороны колокола. Так как для данной традиции было важно общее сочетание звуков, а не исполнение конкретного музыкального произведения, колокола не обтачивались.

В западноевропейской традиции колокольного звона также довольно распространено использование колоколов в часовых механизмах башенных часов. При этом звон воспроизводится ударом молоточка о внешнюю стенку колокола. Со временем в этом месте и появляется след уплотнения металла – наклеп. Известно, что башенные колокола могут участвовать и в традиционном звоне, и исполнять роль башенных колоколов – курантов. В таком случае следы уплотнения металла будут с обеих сторон стенок колокола. Традиция использования колоколов в часовых механизмах была воспринята и в России, но такого широкого распространения не получила.

Первоначально развитие традиций российского колокололитейного дела и колокольного звона проходило в русле западноевропейских тенденций: изначально при звоне раскачивали сами колокола. Такой способ до настоящего времени сохранился в отдельных храмах, расположенных преимущественно на Севере России, в частности, в Псково-Печерском монастыре.

Усовершенствование способов литья, позволившее отливать многотонные колокола, а также увеличение числа колоколов на одной звоннице привели к тому, что к середине XVII в. в подавляющем большинстве российских обителей и храмов способ звона изменился: на смену раскачиванию пришло ударение языком о стенки неподвижно висящего колокола. Такое звукоизвлечение позволяло более точно управлять колокольным звоном и осуществлять одновременные удары в несколько колоколов.

Согласованное использование колокольного звона и пения в церковном богослужении привело к тому, что в русских колокольных звонах, аналогично певческим традициям, стала преобладать трехголосая структура [3], которая разделила колокола на три группы – зазвонные, подзвонные и благовестники. Благовестники являются самыми тяжелыми колоколами и задают основной темп всему звону. На подзвонных колоколах исполняется основная мелодия, а на зазвонных – ритмические рисунки, состоящие из наиболее мелких длительностей.Так сформировалась система звона с закрепленным колоколом, где звук воспроизводится ударом о трос, который одним концом привязан к языку колокола, подводя его близко к стенке колокола, а другим концом, закреплен на звонарском помосте. При таком способе звона остается характерный след от удара языка в одном определенном месте на внутренней стенке колокола.

Часто на благовестниках, наиболее тяжелых колоколах в составе звонницы, применяют способ звона «в два края» – раскачивания язык от одного края колокола к другому. При таком способе звукоизвлечения следы остаются на внутренней стенке колокола один напротив другого.

Также представляется важным то обстоятельство, что ближе к концу XIX в. отечественные колокола стали подвергать механической обточке, причем такую обработку производили не на внутренней стенке колокола, как в карильонных колоколах, а на внешней, добиваясь таким образом наиболее гладкой и красивой поверхности.

Следует отметить еще один тип колоколов – корабельные рынды. Такой тип часто встречается в группе зазвонных колоколов православных храмов на территории России. Их форма очень близка как по размеру, так и по строению к церковным колоколам, однако имеет упрощенное строение, равно как и система подвески, при которой колокол крепится за одинарную петлю.

В заключение необходимо отметить, что разнообразие традиций колокольного звона в целом и способов звукоизвлечения в частности, несомненно, оказало влияние на форму колоколов, что особенно ярко выражено в системе крепления колоколов к колоколонесущим конструкциям. Также в процессе звонов со временем на стенках колоколов остаются следы уплотнения металла (наклепа), характерные для того или иного способа звукоизвлечения. Выявление и анализ данных взаимосвязей, а также изучение всего комплекса атрибуционных характеристик позволит не только установить типологию и область применения колокола, но также ограничить временные рамки его создания и с определенной долей вероятности установить регион производства.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Словарь музейных терминов: учеб. метод. пособие / сост. О.И. Захарова. – Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2013. – С. 3.

[2] Оловянишников Н.И. История колоколов и колокололитейное искусство. – М.: Рус. панорама, 2003. – С. 352.

[3] Мир художественного литья: История технологии / Бех Н.И., Васильев В.А., Гини Э.Ч., Петриченко А.М. – М.: Металлург, 1997. – С. 149.


© Муленко И.М., 2021.

Статья поступила в редакцию 15.03.2021.

Муленко Ирина Михайловна,
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва),
email: mirina343@yandex.ru


Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2021/1(24)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/419.html

Наверх

Новости

  • 15.12.2020

    26 декабря 2020 г. в онлайн-формате на философском факультете МГУ им. М.В.Ломоносова в 11 час. начнется пленарное заседание Международной научной конференции XVIII Юбилейные Панаринские чтения. Тема чтений – «Глобальные угрозы и солидарность цивилизаций».

  • 15.12.2020

    9 декабря в формате онлайн прошла международная научно-практическая конференция «Традиционное судостроение как часть культурного наследия народов России». Модераторами конференции выступили замдиректора по научной работе Института Наследия А.В.Окороков и ведущий научный сотрудник Государственного историко-архитектурного и этнографического музея-заповедника «Кижи» Ю.М.Наумов.

  • 15.12.2020

    В конце 2020 г. вышло из печати новое издание Института Наследия – книга доктора исторических наук А.В.Окорокова «Русская эмиграция в наградах и знаках». Издание представляет собой энциклопедический тематический справочник, в котором наиболее полно отображена история символики русских эмигрантских организаций с 1920 года до конца столетия.

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru