Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2021/4(27)
спецвыпуск


СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
О КУЛЬТУРЕ В СВЕТЕ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ 2020 ГОДА

Круглый стол
26 октября 2021 г.
Москва


Тезисы докладов


Понкин И.В.

Концепция и проектировочный норморайтерский дизайн нового федерального закона о культуре: меры возможного и необходимого

Лексин В.Н.

Пространство культуры и границы закона

Жуков Д.В. 

О некоторых актуальных вопросах федерального законодательства о культуре

Рудаков А.Б.

Основы законодательства Российской Федерации о культуре: перспективы совершенствования в контексте конституционной реформы 2020 года

Сидоренко С.В. 

Совершенствование законодательства о культуре: духовно-нравственные ценности и модель культуры умеренного консерватизма

Елизаров В.Г. 

Российское законодательство о культуре должно отвечать национальным интересам России

Шашкин П.А.

Приоритеты законодательного регулирования сферы государственной культурной политики с точки зрения обеспечения национальной безопасности и достижения общественно значимых целей национального развития


Архив

DOI 10.34685/HI.2021.74.49.019

Ведерников Ю.В., Бертош А.А.

О современных итогах поиска и обследования погибших подводных лодок России

Аннотация. В статье проанализированы итоги поиска и обследования погибших подводных лодок России, раскрыты результаты современных поисковых экспедиций, определены возможности и перспективы музеефикации конструктивных элементов подводных лодок.

Ключевые слова: подводные лодки, поиск подводных объектов, подводное культурное наследие, музеефикация.

Открыть PDF-файл


В марте 2021 г. подводным силам России исполняется 115 лет.

Созданные в начале XX в. подводные силы отечественного флота приняли участие в боевых действиях четырех войн – Русско-японской, Первой мировой, Гражданской и Великой Отечественной, активно участвовали в океанском противостоянии «холодной войны», выполняли боевые службы в современности. За эти годы было потеряно 149 подводных лодок, из которых: в Балтийском море – 62, в Черном море – 42, в Атлантическом океане – 3, в Северном Ледовитом океане – 31, в Тихом океане – 11.

Первая подводная лодка погибла в 1909 г.; в годы Первой мировой войны погибло 14 подводных лодок, Гражданской войны – 12, предвоенные годы – 5, в Советско-финскую войну – 1, в Великую Отечественную войну – 102, в послевоенные годы – 14. Вместе со своими кораблями погибли 4759моряков-подводников [1].

Из всего состава погибших подводных лодок часть затонула из-за аварийных происшествий, унося с собой большинство, если не всех членов экипажа. Некоторые лодки были затоплены своими экипажами – во избежание захвата противником, другие – затоплены противником. Многие из них позже были подняты и, как правило, сданы на слом.

Большая часть подводных лодок погибла в ходе боевых действий. Зачастую места и обстоятельства их гибели долгое время оставались неизвестными, вследствие чего корабли и их экипажи причислялись к «без вести пропавшим».

Поиск погибших подводных лодок производился государством в силу международного и общественного резонанса, вызванного фактом гибели корабля и моряков. Так, поиск и обследование атомного подводного крейсера «К-219» с ядерными ракетами на борту был обусловлен международным резонансом, влекущим за собой угрозу эскалации «холодной войны». Общественный резонанс сделал обязательными обследование и подъем подводной лодки «Курск» (К-141).

Поиск и обследование подводных лодок, погибших в годы Великой Отечественной войны, не считались актуальными задачами в послевоенное время и проводились «по мере необходимости» – после обнаружения той или иной погибшей подводной лодки, имевшего, как правило, случайный характер.

Развитие легководолазного дела постепенно вовлекло в подводный поиск широкие народные массы, и в настоящее время поиск погибших подводных лодок стал смыслом жизни многих и многих неравнодушиях людей.

Современные результаты поиска и обследования погибших подводных лодок России представлены в таблице.

2021-2 таблица

Раскроем содержание представленных данных.

Так, к настоящему моменту из 69 погибших балтийских подводных лодок подняты 19 кораблей, в числе которых «АГ-11», «АГ-12», «АГ-13», «АГ-15», «Рабочий», «Б-3», «Л-1», «М-71», «М-74», «М-80», «М-81», ««М-83», «М-200», «М-256», «Ронис», «Спидола», «С-1», «С-11» и «Щ-323».

Из числа иных погибших подводных лодок Балтики:

- найдены и обследованы подводные лодки «Акула» и «Сом», погибшие в Первую мировую войну, и «Единорог», затонувший во время «Ледового похода» в феврале 1918 г., и 28 подводных лодок, погибших во время Великой Отечественной войны, в числе которых «Л-2», «М-78», «М-95», «М-97», «М-103», «П-1», «С-2», «С-4», «С-5», «С-6», «С-7», «С-8», «С-9», «С-12», «Щ-302», «Щ-304», «Щ-305», «Щ-306», «Щ-308», «Щ-311», «Щ-317», «Щ-319», «Щ-320», «Щ-322», «Щ-324», «Щ-405», «Щ-406» и «Щ-408».

- обнаружены, но не обследованы «АГ-14» и «М-94»;

- поиск не производился, хотя причины и районы гибели известны, в отношении четырех подводных лодок – «М-98», «М-99», «С-3» и «Щ-301».

Пропавшим без вести остаются «Барс», «Львица», «Гепард», «Калев», «М-96» и «С-10».

Из 42 подводных лодок, в разные годы погибших на Черном море:

- подняты «Пеликан», «Кит», «Краб», «Налим», «Лосось», «Орлан», «Судак», «А-1» , «Д-6», «М-33» и «М-60»;

- частично подняты «Камбала» и «Щ-203», кормовые и носовые конструкции которых (соответственно) остались на месте гибели;

- найдены и обследованы «Гагара», «Кашалот», «Морж», «Нарвал», «Скат», «Л-24», «Щ-204», «Щ-210», «Щ-211», «Щ-212», «Щ-213» и «Щ-216»;

- поиск не производился, хотя причины и район гибели известны [2] – «Л-25».

Пропавшими без вести остаются 16 черноморских подводных лодок: «Лебедь», «А-3», «Д-4», «М-31», «М-34», «М-36», «М-58», «М-59», «М-118», «Л-6», «Л-23», «С-32», «С-34», «Щ-206», «Щ-208» и «Щ-214».

Из 31 подводной лодки, погибшей в морях Северного Ледовитого океана:

- подняты четыре подводные лодки – «ПЛ № 1», «Б-37», «С-80», «К-141 (Курск)»;

- найдены и обследованы «Д-1», «К-159» и «К-278 (Комсомолец)»;

- поиск не производился, хотя причины и район гибели известны – «ПЛ № 2», «Щ-421» и «Щ-424».

Пропавшим без вести остаются «Д-3», «К-1», «К-2», «К-3», «К-22», «К-23», «М-106», «М-108», «М-121», «М-122», «М-172», «М-173», «М-174», «М-175», «М-176», «С-54», «С-55», «Щ-401», «Щ-402» , «Щ-403» и «Щ-422».

Из 11 подводных лодок, погибших в тихоокеанских морях:

- подняты «Щ-103», «Щ-138», «М-252», «С-178» и «К-429»;

- частично подняты «К-129» (кормовые конструкции остались на месте гибели);

- поиск не производился, хотя причины и район гибели известны – «Л-16».

Пропавшими без вести остаются четыре подводные лодки: «М-49», «М-63», «Л-19» и «С-117» («Щ-117»).

В Атлантике погибли три отечественных подводных лодки, из которых атомные «К-8» и «К-219» найдены и обследованы; поиск погибшей в апреле 1945 года «В-1» не производился [3].

Приведенные в таблице данные наглядно свидетельствуют об успехах подводного поиска и обследования подводных лодок за последнее время. Если, по авторским подсчетам, к исходу 2016 г. было найдено и обследовано 38 погибших подводных лодок, то четыре года спустя число вернувшихся из безвестия кораблей выросло до 48.

Так, в 2018 г. моряками-североморцами обнаружена в Баренцевом море и обследована подводная лодка «Д-1», пропавшая без вести в 1940 г.

Колоссальных успехов добилась экспедиция «Поклон кораблям Великой Победы», в 2017-2020 гг. обнаружившая и обследовавшая на Балтике 9 подводных лодок [4]. Такой успех обусловлен как целенаправленной и систематичной деятельностью «Водолазно-разведывательной команды» и профессиональным историко-аналитическим обеспечением ее работ, так и ограниченным пространством поиска – все подводные лодки были обнаружены в водах Финского залива. Следует отметить: в поиске балтийских подводных лодок, пропавших без вести, активное и результативное участия принимали и дайверы из Финляндии, Эстонии и Латвии.

По сведениям членов «Водолазно-разведывательной команды», конструкции найденных подводных лодок под воздействием агрессивной морской среды постепенно разрушаются и со временем будут утрачены. Это делает актуальным вопрос о подъеме и сохранении хотя бы некоторых из погибших кораблей.

Однако такой исход дела не столь очевиден, как кажется с первого взгляда. Подъем и музеефикация погибшей подводной лодки является очень затратным делом. И если на подъем затонувшей судна будет потрачена сравнительно небольшая часть средств, то консервация и музеефикация требуют существенно больших сумм.

К примеру, по экспертным оценкам, подъем «Сома» – одной из первых подводных лодок Русского ВМФ, погибшей в шведских водах 1916 г. и найденной 99 лет спустя, обойдется в десяток миллионов рублей. Консервация конструкций и создание инфраструктуры для экспозиции этого легендарного корабля требует на порядок больших затрат. Данные обстоятельства делают маловероятными или даже невозможными подъем и музеефикацию любой погибшей подводной лодки.

Понимание этого заставляет формировать меры, направленные на сохранение подводных лодок как исторических объектов в памяти потомков.

В этом аспекте уместно привести позитивный опыт «Разведывательно-водолазной команды», последовательно создающей виртуальные 3D-модели всех найденных и обследованных ими погибших подводных лодок [5].

2021-2 визуализацияОбязательными инструментами сохранения исторической памяти должны стать фотографии, видеофильмы и другие способы визуализации как современного состояния погибшей подводной лодки, так и событий экспедиции по их поиску и обследованию. Полагаем, что через некоторое и не столь продолжительное время данные документы станут историческими.

Иным направлением сохранения прошедших событий и имен погибших моряков в памяти потомков является подъем отдельных конструктивных элементов затонувших подводных лодок. Следует признать: подъем данных элементов, безусловно, вносит те или иные изменения в сохранившиеся конструкции подводной лодки.

И в этом случае мы можем войти в противоречие c концептуальным положением «Конвенции об охране подводного культурного наследия», рекомендующим «ответственный и безвредный доступ с целью наблюдения или документирования in situ [на месте] подводного культурного наследия <…> для информирования общественности о наследии, осознания ценности и охраны наследия…» [6].

В тоже время, иными положениями данной концепции допускается работа с объектами подводного культурного наследия, осуществляемая по проектной документации, носящая некоммерческий характер и обеспечивающая «должное уважение ко всем человеческим останкам, находящимся в морских водах…» [Там же].

В итоге полагаем: подъем отдельных конструктивных элементов погибшей подводной лодки допустим, но в пределах, не ведущих к принципиальному изменению имеемой композиции.

Итоговый вопрос – это выбор места хранения и экспозиции поднятого со дня моря артефакта с погибшей подводной лодки. Выскажем свои соображения по этому поводу.

Общепризнано: на погибшую подводную лодку распространяется юрисдикция государства, которому она принадлежала в момент гибели. Это определяет право собственности – затонувшая подводная лодка является собственностью государства вне зависимости от срока давности. Соответственно этому, конструктивный элемент, поднятый с затонувшей подводной лодки, может считаться государственным имуществом.

Данный факт, на наш взгляд, и предполагает передачи поднятого артефакта в государственный музей. Полагаем, что местами экспозиции поднятых артефактов должны стать специализированные, военно-морские музеи, целенаправленно занимающиеся сбором, хранением и популяризацией объектов военно-морского исторического наследия в народной памяти.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Полагаем, что эта скорбная величина будет несколько большей в силу пропусков и неточностей в учетных документах. См.: Ведерников Ю.В. В глубинах вод: погибшие подводные лодки России. – СПб.: Музей истории развития подводных сил России им. А.И.Маринеско, 2017. – 136 с.

[2] Отметим, что поиск и обследование могут не производится и по вполне объективным причинам, главные из которых – большие площади поиска и глубины затопления объекта, и отсутствие точной (достоверной) информации о фактах гибели корабля.

[3] Штурм глубины: Энциклопедия подводного флота [сайт]. – Url: http://deepstorm.ru/ (дата обращения: 20.04.2021).

[4] Там же.

[5] Разведывательно-водолазная команда : [сайт]. – Url: https://uwex.org/#team (дата обращения: 20.04.2021).

[6] Конвенция об охране подводного культурного наследия. Принята 2 ноября 2011 года // Организация Объединенных Наций : [сайт]. // Url: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/underwater_heritage.shtml (дата обращения: 20.04.2021).


© Ведерников Ю.В., Бертош А.А., 2021.

Статья поступила в редакцию 10.04.2021.

Ведерников Юрий Владимирович,
старший научный сотрудник,
Музей истории подводных сил России им. А.И.Маринеско (Санкт-Петербург).

Бертош Андрей Александрович,
экскурсовод,
Музей истории подводных сил России им. А.И.Маринеско (Санкт-Петербург).

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2021/2(25)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/438.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru