Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2021/4(27)
спецвыпуск


СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА
О КУЛЬТУРЕ В СВЕТЕ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ 2020 ГОДА

Круглый стол
26 октября 2021 г.
Москва


Тезисы докладов


Понкин И.В.

Концепция и проектировочный норморайтерский дизайн нового федерального закона о культуре: меры возможного и необходимого

Лексин В.Н.

Пространство культуры и границы закона

Жуков Д.В. 

О некоторых актуальных вопросах федерального законодательства о культуре

Рудаков А.Б.

Основы законодательства Российской Федерации о культуре: перспективы совершенствования в контексте конституционной реформы 2020 года

Сидоренко С.В. 

Совершенствование законодательства о культуре: духовно-нравственные ценности и модель культуры умеренного консерватизма

Елизаров В.Г. 

Российское законодательство о культуре должно отвечать национальным интересам России

Шашкин П.А.

Приоритеты законодательного регулирования сферы государственной культурной политики с точки зрения обеспечения национальной безопасности и достижения общественно значимых целей национального развития


Архив

DOI 10.34685/HI.2021.73.74.023

Чуркин С.Б.

«Дабы время не происходило праздно»: результаты реконструкции карты экспедиции Ф.Т.Розмыслова 1768 1769 годов

Аннотация. В данной статье автором предпринята попытка реконструировать маршрут экспедиции Федора Тимофеевича Розмыслова 1768-1769 гг. в проливе Маточкин Шар по сохранившимся копиям двух журналов экспедиции. В статье описан метод, использованный автором, а также представлены результаты, сопровождающиеся кратким описанием каждого дня первой описи берегов Маточкина Шара. Также в статье представлены составленные в результате реконструкции карта пролива Маточкин Шар, и карта маршрутов экспедиции в Маточкином Шаре.

Ключевые слова: Федор Розмыслов, Матвей Губин, Арктика, Маточкин Шар, Новая Земля, экспедиция, реконструкция, опись.

Открыть PDF-файл


«…В начале часа за штилем спустили на воду болшей щербот. Убрав парусы стали буксировать к NO. В 6 часов ветер стал от NO тихи. Чего для отдав буксир на глубине 20 сажен грунт камень мелкой положили якорь…» [7, л. 16].

Лаконичная запись в старинном морском журнале. Скупые фразы, как свидетельство рутинности морской работы. Пройдут десятилетия, прежде чем места, в которых была сделана эта запись, будут восторженно описаны не лишенными литературного таланта учеными и исследователями. Красоты западного входа в пролив Маточкин Шар, а именно там в шесть часов вечера 14 августа 1768 года «на глубине 20 сажен» был положен якорь, не раз в последующем вдохновят арктических художников к созданию шедевров.

Тогда же командир судна штурман подпоруческого ранга Федор Тимофеевич Розмыслов вряд ли думал о том, что в этот день он открывает новый период в истории освоения Новой Земли. Позади были без малого полтора месяца тяжелейшего плавания из Архангельска по Белому и Северному Ледовитому морям, и помыслы навигатора, скорее всего, были направлены исключительно на выбор безопасного места для якорной стоянки судна. И конечно не мог Розмыслов предполагать в тот день, что в следующий раз ему доведется проплывать в виду этих мест через год на чужом судне и без половины своей команды и увозить с собой журналы – бесценные свидетельства тяжелейшей работы экспедиции по исследованию пролива Маточкин Шар.

Обработка зафиксированных в этих журналах результатов исследований позволила Федору Розмыслову изготовить карты Новой Земли и пролива Маточкин Шар, точность которых долгое время восхищала последующих мореплавателей. К сожалению, сегодня считаются утраченными все три карты, еще в 1917 г. хранившихся в Депо морских карт и книг Главного гидрографического управления [7, с.66]:

– «Карта части Новой Земли с проливами Маточкин Шар и Костин Шар 1767 г. за подписью штурм. Федора Розмыслова, рукописная»;

– «Карта от Семи островов до Новой Земли (Маточкин Шар) с показанием пути плавания штурмана Федора Розмыслова в 1769 г., рукописная»;

– «Карта пролива Маточкин Шар, описи штурмана Розмыслова в 1769 г. за его подписью, рукописная».

Более того, до современного исследователя не дошло ни одной копии с этих карт.

Не оставляя надежды вновь обнаружить в архивах уникальные первоисточники, в стремлении дополнить существующие описания путешествия Розмыслова, автором предпринята попытка по дошедшим до нас копиям с двух его журналов [7] реконструировать маршруты неутомимого штурмана и участников его экспедиции.

В основу реконструкции маршрутов береговых партий экспедиции Федора Розмыслова положены требования пособий по морской геодезии рубежа XVIII и XIX веков [1, 2, 4]. В этих трудах подробно описан процесс описи берегов, используемые при этом инструменты, а также установлены правила записи результатов описи.

Итак, геодезист XVIII века для береговой описи должен был иметь в своем распоряжении: «1. Астролябию или пель-компас; 2. Для меры цепи или за неимением оных лини, вытянутые и развязанные на сажени в 50, 30 и 15 сажень: первый для меры магистральной, другие два для перпендикуляров; 3. Колья с железными наконешниками, для ведения линии магистральной; 4. Тетрать для журналу, с 5-ю графами от левой стороны: в первой означаться будут номера магистралей; во второй, румбы; в третьей, мера магистральная; в четвертой и пятой перпендикуляры в право и в лево» [4, с. 44].

Особое внимание уделялось поверке инструментов и качеству материалов. В обязательном порядке определялось склонение магнитной стрелки в месте наблюдений.

Вооружившись указанными инструментами, съемщики выходили на исследуемый берег и выбирали исходный пункт описи. Опись начиналась «Обыкновенно от известного какого нибудь места, определенного на картах широтой и долготой; но ежели того нет, то стараться оное сыскать чрез астрономические наблюдения» [4, с.46]. От исходного пункта брались пеленги на приметные ориентиры: мысы, острова, горы и т.п. Затем определялся «магистральный румб» – направление, вдоль которого будет вестись опись.

На исходном пункте ставился шест и вдоль «магистрального румба» вытягивалась мерная цепь или линь определенной длины. На другом ее конце ставился другой шест. Здесь вправо или влево под прямым углом к «магистральному румбу» растягивались вспомогательные мерные лини, по которым измерялось расстояние до берега. После основная мерная цепь или линь перемещалась дальше по избранному направлению и все действия повторялись. По выходу к берегу или в другом случае, когда возникала необходимость, верность следования предыдущим направлением проверялась обратным измерением, направление описи менялось, затем определялся соответствующий «магистральный румб» и процесс продолжался. Результаты измерений предписывалось записывать в журнал. В особо выделяющихся местах береговой линии (мысы, скалы и т.п.) устанавливался приметный знак и брались пеленги на приметные ориентиры.

Рисунок 1

На рисунке слева (рис. 1) изображена последовательность действий по вышеописанному алгоритму. Опись береговой линии здесь начинается от ориентира Ор1. В этом месте было определено магнитное склонение (d) и пеленги на южную и северную стороны о. Длинный (П1 и П2), западную и восточную стороны о. Круглый (П3 и П4), а также на мыс Толстый (П5). В выбранном направлении описи был определен «магистральный румб» (М1). Следуя выбранным «магистральным румбом» наш геодезист прошел 240 саженей, пока не вышел к берегу.

При этом через каждые 60 саженей (длина мерного линя) он измерял расстояния до берега влево по перпендикуляру к М1 (отрезки зеленого цвета). У береговой линии направление «магистрального румба» было изменено на М2, через 300 саженей аналогичных действий – на М3, затем через 300 саженей на М4. Обратим внимание, что наш геодезист, следуя вдоль направлений М3 и М4 измерял в конце каждой линии еще и направление вправо до подошвы гор. Наконец, пройдя по нему 480 саженей наблюдатель вышел на мыс Толстый, где поставил знак Ор2 и взял серию пеленгов (П15). Эти пеленги у нас желтого цвета.

Результаты всех измерений мы зафиксировали в таблице 1, по форме соответствующей журналу Федора Розмыслова. В журнале записывались магнитные пеленги на объекты. Величина определенного магнитного склонения также отмечалась в журнале.

Рисунок 2

Такой журнал является своего рода закодированной картой участка берега. Раскодировать данные из журналов мерной описи (так назывался изложенный способ) несложно. Пример подобной раскодировки приведен на рисунке (рис. 2). На листе бумаги (либо используя какой-либо графический редактор) наносим первый ориентир. Лист бумаги при этом ориентируем по магнитному направлению на север. Это удобно, когда (как в случае береговой описи Федора Розмыслова) магнитное склонение неизвестно либо его значение вызывает сомнение. От исходного пункта последовательно, в соответствии с записями в журнале выполняем построение «магистральных румбов». В определенных точках на соответствующих расстояниях отмечаем линию берега (либо других записанных в журнале объектов). Затем проводим линии через получившиеся отметки. В итоге получаем линию берега и линию гор (для нашего случая). Объекты, которые в журнале определены пеленгами с различных точек, получаем вписыванием замкнутой линии в область пересечения пеленгов.

В результате получается некая «заготовка» карты участка берега. Мы ее назовем «Моделью карты». Выполнив подобную процедуру для всех участков береговой описи, учтя магнитное склонение, дополнив сведениями из описаний тех мест, где производилась опись, а также используя зарисовки участников экспедиции, навигаторы прошлых веков изготавливали итоговые карты.

Насколько были точны карты, выполненные подобным способом? Свой ответ на вопрос о точности карты Федора Розмыслова автор получил, сравнив ее «Модель», полученную в результате расшифровки журнала береговой описи Маточкина Шара, с современными морскими навигационными картами.

Наложению «Модели» на «Рельеф» (современная карта) должно предшествовать приведение их к одному масштабу и единой ориентировке в пространстве. В этом заключается главная сложность. Во-первых, расстояния Федор Розмыслов и его подчиненные мерили в саженях. Во-вторых, в журнале береговой описи ими не фиксировалось магнитное склонение. В ходе реконструкции материалов экспедиции 1768–1769 годов автором апробирован метод, позволяющий исключить указанные сложности. В основе метода лежит пространственное ориентирование «Модели» относительно «Рельефа» с совмещением достоверно распознанных объектов.

Анализ результатов проведенного моделирования позволил сделать ряд выводов. Во-первых, доказана достаточная точность выполненных экспедицией Федора Розмыслова измерений в ходе описи Маточкина Шара в 1768-1769 гг. Во-вторых, реконструированная карта Маточкина Шара подтверждает слова Федора Литке о том, что «описание его (Розмыслова – прим. автора) и по сей день остается точнейшим; измерение, которое мы сделали в 1823 году, не может с ним сравниться» [3, с. 103]. В-третьих, результаты моделирования возможно использовать при историческом описании экспедиции Федора Розмыслова.

С опорой на данные выводы автором предпринята попытка дополнить существующие описания упомянутой экспедиции 1768-1769 гг. повествованием о ходе выполнения ею работ по описи Маточкина Шара.

Итак, вечером 14 августа 1768 г. судно экспедиции Федора Розмыслова бросило якорь вблизи входа в пролив Маточкин Шар. Однако окончательное место для якорной стоянки было выбрано только к часу ночи 15 августа. В конце концов якорь был окончательно положен юго-западнее острова Панькова. По определению штурмана, широта места составила 73017’N, а долгота – 62056’O.

За время стоянки дважды брались пеленги на видимые ориентиры. В судовом журнале стали появляться топонимы окрестностей пролива Маточкин Шар: мыс Пан(ь)ков, река Медвянка [8], остров Митюшев, залив(а) Серебрянка. Здесь же наш навигатор наметил место, от которого в последующем начнется береговая опись пролива – изба вблизи устья реки Медвянки.

Стоянка вблизи острова Панькова была недолгой и вскоре после полудня 15 августа 1768 года на судне «подняли оба паруса и пошли в Маточкин Шар» [7, л. 16 об]. Добросовестный штурман продолжал измерять пеленги на открывающиеся перед ним новые ориентиры. В журнале появляются Столбовой мыс, Маточкин мыс, мыс Бараний, остров Бай и мыс Черный. Примерно на линии между мысами Бараньим и Черным опять был положен якорь.

В пять вечера 16 августа 1768 г. судно на двух парусах устремилось в пролив. Однако через два часа, по проходу траверза дельты реки Чиракиной, было решено остановиться.

Уже через день, 18 августа в судовом журнале появится запись «поехал я с служителями на щерботе Маточкин шаром для промеру к Карскому морю» [7, л. 18]. Обратно на судно Розмыслов вернулся в ночь с 19 на 20 августа. Примечательно, что, описывая в судовом журнале свое первое путешествие в глубину пролива, штурман назвал другую дату отплытия на промер – 17 августа. В этот день на щерботе он, измеряя глубины, переплыл на северный берег пролива. Здесь впервые после долгого плавания мореходы вышли на берег, где пеленговали судно, Черный мыс и мыс вблизи реки Епишкиной. Еще одним новоземельским топонимом стало больше.

После недолгой остановки щербот отправился далее по проливу. Постоянно измеряя глубины, Розмыслов «нащупывал» фарватер для дальнейшего похода к Карскому морю уже на судне. Следующим пунктом высадки стал мыс Шумилов, где команда впервые заночевала вне судна на берегу Новой Земли. На следующий день, следуя на небольшом расстоянии (80 саженей) от южного берега, отряд был остановлен «противным ветром и немалым течением» у мыса Моржового – самой северной точки южного острова Новой Земли. Переночевав «и дабы время не происходило праздно пошли обратно к своему судну» [7, л. 18]. Пройдя мыс Шумилов, Розмыслов прошел «устьем заливы Шумиловой», измерив глубины в ней. 19 августа первая разведка завершилась возвращением на судно.

22 августа Розмыслов посылает подштурмана Губина и с ним восьмерых человек «к реке Медвянке на южную сторону Маточкин шара для описи мерою по берегу» [7, л. 18 об]. 24 и 27 августа он проводит разведку у северного берега пролива. Еще через два дня выполняется промер глубин в направлении Черного мыса.

Дождавшись Губина, который к 30 августа довел опись берега до реки Чиракиной, Розмыслов отправился «на щерботе с служителями для промеру Маточкин шара и смотра Карского моря» [7, л. 20 об]. Пройдя максимально на восток, у ручья Начуева штурман с высокой горы осмотрел свободное ото льдов Карское море. 1 сентября щербот отправился в обратный путь. Строки журнала впервые фиксируют географические названия, большей частью сохранившиеся до нашего времени: Губина залива, мыс Поперечный, Тюлений мыс, полуостров Лопатка, Старцовая гора, залива Белужья, мыс Уской, мыс Тонкий, мыс Заворотный. Переночевав на этом мысу, 2 сентября Розмыслов вернулся на судно. А уже 3 сентября он отправляется возглавить береговую опись от знака, который поставил подштурман Губин у реки Чиракиной. Доведя эту опись до реки Шумиловой и поставив там знак, 5 сентября береговая партия возвращается на судно.

7 сентября судно, распустив оба паруса, отправляется к Карскому морю. Маршрут известен, но Розмыслов фиксирует пеленгами приметные ориентиры: гора Щеть, река Шумилова Толстый мыс, мыс Хрящевой, мыс Зайцов, Заворотный мыс, Белужья и Тюленья заливы. Наконец, утром 9 сентября, после промежуточной остановки в устье Белужьей заливы, судно бросило якорь в Тюленьей заливе. Морские «приключения» 1768 года завершились. Федор Розмыслов решил остаться на зимовку.

* * *

Рассмотрим, куда же послал Федор Розмыслов своего первого помощника осуществлять береговую опись, пока сам исследовал Маточкин Шар с моря.

22 августа 1768 г. подштурман Матвей Губин с двумя матросами и шестью «работными» людьми высадился у «поставленной на южной стороне пролива Маточкина шара на реке Медвянке избе, для описи от оной мерой по берегу к Карскому морю» [7, c. 42].Впервые об избе на берегу реки Медвянки было упомянуто 14 и 15 августа 1768 г. в судовом журнале. Тогда же были взяты пеленги на нее и ближайшие ориентиры: остров Паньков и мыс Паньков. Матвей Губин, вышедши 24 августа на береговую опись, также, как велели инструкции того времени, взял пеленги на эти ориентиры от исходного пункта – избы на берегу Медвянки.

Внимательное рассмотрение современной карты западной части Маточкина Шара не оставляет сомнений, что описанные события происходили в окрестностях бухты Открытая (Самойловича). А река Песчанка современных карт это не что иное, как река Медвянка, а мыс Долгий в XVIII в. имел название мыс Паньков.

Береговая партия начала свою работу 24 августа 1768 г. от креста, обнаруженного «вблизости избы» [7, л. 42]. Измерив пеленги на видимые ориентиры, Губин выбрал первый «магистральный румб» – направление, вдоль которого начнется ведение описи. Через 80 саженей (примерно 170 метров) геодезисты вышли на берег реки Медвянки. В 60 саженях (примерно в 130 метрах) левее речка впадала в море. Измерив глубину и ширину реки, первопроходцы двинулись далее. Всего за первый день описи Губин с товарищами прошли от исходного пункта до мыса Столбового расстояние в 5180 саженей (примерно 11 километров).

В ходе описи 21 раз изменялось направление «магистральных румбов». В среднем вдоль каждого из них геодезисты двигались 247 саженей (чуть больше полукилометра). В пяти точках маршрута брались пеленги на видимые ориентиры. На каменистом мысе, который на современных картах обозначен как Паньков, и на мысе Столбовом были поставлены знаки. Скорее всего, знаки эти представляли собой пирамиды из камней – гурии.

Реконструированное автором по записям в журнале расстояние составляет 4700 саженей (примерно 10 километров), а реальное – 10 километров 600 метров. Таким образом, линейная погрешность измерений Губина – около 5%.

25 августа геодезистами был пройден маршрут от мыса Столбового до восточного края бухты, на современных картах обозначенной как Губа Поморская: расстояние составило 4980 саженей (около 10,6 километров). Изрезанность береговой линии обусловила увеличение количества «магистральных румбов» до тридцати трех. Среднее расстояние, пройденное ими вдоль каждого направления, составило 153 сажени (чуть более 321 метра).

В двух местах Губин измерял направления на ориентиры. Здесь отметим, что подштурман в выборе ориентиров не ограничивался только приметными местами южного берега Маточкина Шара. Расшифровка записей в его журнале позволяет надежно геодезически связать оба берега пролива.

По завершению «плана» на день был поставлен знак и работники отправились ночевать в избу у реки Маточки. При расстоянии по прямой от начального пункта описи до конечного 3030 саженей (примерно 6,5 километров) линейная погрешность измерений составила около 4,5%.

26 августа мерная опись не производилась. Одна из самых непродолжительных по пройденному пути опись 27 августа завершилась в бухте, которая сегодня называется бухтой Князева. Возможно из-за того, что «и нашед густой туман с дождем, чего для пеленгования приметных мест не видно» [7, л. 54] геодезисты резко повернули на юг от берега и через 180 саженей (383 мета) поставили знак. Прошли они в тот день 2091 сажень (4,5 километра), 13 раз поменяв направление «магистрального румба». Линейная погрешность составила 2%.

Погода помешала продолжить начатое и на следующий день.

29 августа, пройдя 2590 саженей (5,5 километров), береговая партия вышла на мыс перед устьем реки Чиракиной. Мыс этот во времена Розмыслова и Губина называли Черным. Дважды командир береговой партии фиксировал в журнале направления на ориентиры. Знак был поставлен один – в конце пути на мысе Черном. Там же и стали ночевать. Матвей Губин 16 раз менял направление описи. Линейная погрешность этого участка составила 10%.

Опись 29 августа характерна и первым расхождением положения реальной береговой черты с береговой чертой, реконструированной по журналу. При введении поправки в виде смещения реконструированной линии берега, которое составила около 180 саженей на северо-восток, автором было получено достаточно точное наложение.

Следующий день Губин с товарищами посвятил работе в дельте реки Чиракиной. 30 августа 1768 г. пройдено 1520 саженей (3,2 километра). Восемь раз Губин менял направление «магистрального румба», в среднем продвигаясь по нему 190 саженей (около 400 метров). Как следует из анализа данных журнала описи, по прямой расстояние между исходным и конечным пунктами пути составило 851 саженей (1,8 километра). Линейная погрешность этого дня описи составила 14%.

Приближение к существующему рельефу было получено введением угловой поправки в 40 по часовой стрелке. Точность полученного конечного пункта проверена построением пеленгов на мысы Бараний и Черный, а также на о. Бай (совр. Черный Камень) из журнала береговой описи. В конце пути, уже в густом тумане с дождем Губиным был поставлен знак, и вся партия отбыла на судно, стоявшее севернее в проливе.

Следующим днем береговой описи западного участка Маточкина Шара стало 2 сентября. Вернувшись с судна к реке Чиракиной, от поставленного знака геодезисты продолжили свой труд. В этот день они прошли 1900 саженей (3,2 километра). Направление описи меняли всего пять раз, проходя в среднем по 380 саженей (около 400 метров) на каждом «магистральном румбе». По прямой этот участок составил около 1700 саженей (3,6 километра). Линейная погрешность составила 5%.

Пройдя около трехсот метров после стоящей на берегу избы, моряки поставили знак и, прекратив опись, отправились на судно.

3 сентября 1768 г. опись не производилась. 4 сентября моряками был пройден путь в 3701 саженей (около 7,8 километра). Пеленговали приметные ориентиры единожды. Направление описи менялось 21 раз, а средний участок составил 176 саженей (около 370 метров). Знак под литерой «А» был поставлен уже в конце пути на «южном мысу заливы Шумиловой» [7, л. 58 об]. Длина отрезка прямой линии между исходным и конечным пунктами этого дня описи составила 3470 саженей (7,4 километра). 4 сентября впервые за все дни работы геодезистов линейная погрешность составила менее 1%.

У знака «А» моряки «оставили меру береговой описи поехали на судно свое лежащее на якоре» [7, л. 58 об]. К работам на этом участке Маточкина Шара Розмыслов вернется лишь перезимовав – в июле 1769 г.

Пока же первопроходцы, погрузив на судно промысловую избу, «перешли на оном сентября 7 дня по Маточкину Шару ближе к Карскому морю в заливу Тюленью и зимовали в ней на полуостровке Лопатке, описав той осенью оной Лопатки и заливы Тюленьей береги» [7, л. 58 об].

Как уже было сказано выше, при описании морской части экспедиционных работ, 9 сентября 1768 г. судно окончательно бросило якорь вблизи места зимовки.

Несколько дней потребовалось на обустройство места зимовки и, наконец, «в 12 день сентября пришед по восточную сторону Белужей заливы на небольшую прикрутость берега» [7, л. 66] геодезисты приступили к береговой описи. В 15 саженях южнее берега была сооружена пирамида из камней. Благодаря тому, что исходный пункт описи был зафиксирован в журнале целой серией пеленгов на окрестные ориентиры, нам была доступна возможность определения этого места.

Береговая опись от 12 сентября 1768 г., с точки зрения демонстрации качества работ военных моряков экспедиции Федора Розмыслова, наиболее показательна. Полуостров Лопатка (современное название – полуостров Чиракина) представляет собой довольно скромный по размерам участок суши. Обходя по его периметру 1238 саженей (2,6 километра), геодезисты 14 раз меняли направление «магистрального румба». В пяти точках измерялись направления на ориентиры. Исследователями были установлены три знака. Описью полуострова Лопатка Федор Размыслов завершил геодезические работы в 1768 г. Предстояла тяжелая зимовка в новом для всех месте. Захваченная с реки Чиракиной изба была установлена рядом с судном, а взятую из Архангельска в середине сентября перевезли «на южной берег к Карскому морю, и на мысу Дровяном поставили» [7, л. 24].

Экспедиция состояла из 14 человек и разделилась поровну. Одна группа со старшим Федором Размысловым осталась на Лопатке, другая же под началом Матвея Губина отправилась на Дровяной. Из-за тяжелых условий люди начали болеть. 17 ноября 1768 г. в журнале сделана скорбная запись «Яков Чиракин сего числа пополудни в 1 час волею божиею умре» [7, л. 25]. Еще семерых товарищей Розмыслова заберет себе Новая Земля в этом и следующем году.

«Во все зимнее время описи берега пролива Маточкин Шара не было, понеже глубокость снега, жестокия ветры и морозы с ненастною погодою того зделать не допускали» [7, л. 27 об]. 8 мая 1769 г. была определена широта места зимовки – 73039’N. 16 мая с мыса Дровяного вернулись три сумевших пережить зиму человека.

22 мая 1769 г. Федор Розмыслов принимает решение продолжить прерванные зимой работы. За день береговая партия прошла 2249 саженей пути. Очевидно, целью продвижения в северном направлении был островок Соммерса. Дойдя до слагающих его поверхность «бугров дикаго камня» и зафиксировав в журнале, что «за оной заливой видны сплошь высокие горы, на которых лежит снег и туман» [7 л. 68, 68 об], геодезисты, взяв пеленги на приметные ориентиры, повернули на юг.

В конце пути был поставлен знак и измерены направления на ориентиры. Кроме того, около 200 саженей было пройдено вглубь берега к пресному озеру. По льду Тюленьей заливы все благополучно возвратились в избу на полуострове Лопатка. «Тренировочный» выход был завершен. Предстоял более трудный этап береговой описи – восточная часть пролива Маточкин Шар.

Опись восточной части пролива Маточкин Шар, в отличие от западной, проводилась как по северному, так и по южному берегам пролива. Выполнили ее моряки за четыре дня. Местом для ночных привалов служила изба на мысе Дровяном. Полный путь составил 17355 саженей (около 37 километров). Геодезисты семь раз пеленговали приметные ориентиры, надежно увязывая береговую опись обоих берегов пролива. На маршруте было выставлено три знака.

Первый день, 25 мая, характеризовался наибольшим количеством измерений пеленгов. Мыс Тюлений, мыс Поперечный… Прервавшись на ночлег в одной трети пути до ручья Начуева, 26 мая партия одолела остальную часть пути до уже знакомого Розмыслову ручья. Отсюда была пеленгована «южнаго берега оконечность вдавшаяся в Карское море отрубом» [7, л. 70 об]. Далее – бросок по льду в сторону мыса Бык. Геодезическая привязка крайнего восточного мыса на северном берегу пролива – мыса Выходной с мысом Бык на южном берегу пролива стала финалом работ этого дня береговой описи.

27 мая первопроходцы из-за плохой погоды провели в избе на мысе Дровяном и снова на мысе Бык оказались только 28 мая 1769 г. Пройдя около шести километров (2820 саженей) в одну сторону, геодезисты уже с инструментальной описью вернулись на мыс Дровяной. Переночевав и уже навсегда оставив на мысе Дровяном избу, моряки двинулись к Губиной заливе, на восточном мысу которой был поставлен знак. От этого знака, преодолев по льду около 6 километров, они «пришли к помянутой избе и оным береговую опись пролива Маточкин шара кончили» [7, л. 72 об].

Итак, в журнале Федора Розмыслова были данные береговой описи западной и восточной частей пролива. Оставалось лишь описать центральную часть. Преодолев по льду, неся с собой все инструменты и провизию, около 50 километров, к 1 июля все шесть моряков пришли к знаку у реки Шумиловой.

«Хмурно и дождь неболшей» [7, л. 59]. В таких условиях 1 июля 1769 г. начались работы у знака близ устья реки Шумиловой. Первым делом, в направлении устья реки Епишкиной по льду был пересечен Маточкин Шар. 1300 саженей (2,8 километра) в одну сторону и столько же обратно прошли исследователи для того, чтобы в последующем было возможно при составлении карты пролива «привязать» его северный берег к южному.

Вернувшись в очередной раз к знаку «А», геодезисты приступили к описи «заливы Шумиловой». Двигаясь где берегом, а где по льду, Розмыслов с товарищами первым делом описал устье реки Шумиловой, а затем, повторяя изгиб залива, перешел к мысу Шумилову. От Шумилова мыса было взято направление к мысу Моржовцу (далее – мыс Моржовый). Как следует из журнала, через 1800 саженей (примерно 3,8 километра) моряки вышли на оконечность мыса и поставили знак. От знака в северном направлении ими был второй раз за день пересечен Маточкин Шар. Его ширина здесь составила 1300 саженей (2,8 километра). Побывав в «углу между берегами», [7, л. 59 об] путешественники вернулись на мыс Моржовый и организовали ночной привал.

Всего, без учета переходов через пролив, береговая партия преодолела 3244 сажени пути (около 7 километров), семь раз изменив направление «магистрального румба». Ни разу за весь день моряки не брали пеленги на близлежащие ориентиры. По прямой расстояние между началом и концом дневной описи, также по результатам обработки данных журнала, составило 1471 сажень (3,1 километра). Фактическое же расстояние между знаком «А» у устья реки Шумиловой до мыса Моржова составляет 10,3 километра (4835 саженей). Линейная погрешность описи составила более 300%.

Ошибочность записей в журнале становится более очевидной в результате сравнения зафиксированного в нем расстояния между мысами Шумиловым и Моржовым (1800 саженей) с шириной Маточкина Шара (1300 саженей). В чем причина ошибки? Сегодня мы можем только гадать об этом. Однако факт серьезнейшего расхождения налицо и требует внесение определенных поправок. Учитывая, что положение мыса Моржова достоверно известно и соответствует раннему описанию Розмыслова, автор от него и продолжил реконструкцию береговой описи, исключив журнальные данные из анализа пути 1 июля.

Переночевав в самой северной точке пролива Маточкин Шар, 2 июля 1768 г. Розмыслов с товарищами продолжил опись его южного берега. Пройдя до следующего ночлега 2400 саженей (примерно 5 километров), геодезисты лишь трижды меняли направление. Названия двух мысов пополнили топонимику Маточкина Шара. Мыс Толстый был пройден моряками через 240 сажен от мыса Моржова, а к мысу Хрящевому партия вышла в конце дневного пути. На нем же был поставлен знак и взяты пеленги на видимые ориентиры: западный мыс реки Шелоника, мыс Седло и вершина горы Крутая. Однако прежде чем расположиться на ночлег Розмыслов измеряет ширину пролива в данном месте. Маточкин Шар стал незначительно уже – 1125 саженей. Напомним, что береговая партия двигалась по льду пролива. По прямой участок, пройденный моряками 2 июля, составил бы 2364 сажени (чуть более 5 километров). Линейная погрешность дня составила 6%.

3 июля 1769 г. геодезистами выполнена береговая опись самого большого участка берега за всю экспедицию. В 9325 саженей суммируются длины всех двенадцати «магистральных румбов», что составляет почти 20 километров. На каждом направлении в среднем моряки проходили по 780 саженей (1,6 километра). В журнале береговой описи фиксируются мысы Заяцов, Журавлев, Заворотный, Тонкий, Уской и Разбивной. В пяти местах штурмана измеряли пеленги на приметные ориентиры. Среди них – мыс Седло, горы Челпан, Прямая, Крутая и Прирубая. Низменная дельта ручья западнее Разбивного мыса названа Розмысловым «Сухой заливою». Геодезистами в течение дня было установлено пять знаков. Пять раз в течение дня моряки переходили на северный берег для измерения ширины пролива. У Заяцова мыса она составила 1000 саженей, у Заворотного мыса – 620 саженей, 480 саженей в районе Тонкого мыса, столько же в районе Сухой заливы и, наконец, у Разбивного мыса ширина пролива оказалась 380 саженей. Оценивая пройденный моряками 3 июля путь, не забудем учесть и эти почти 6000 саженей по льду пролива.

Розмыслов спешил. Высокая ответственность за судьбы людей под его началом задавала бешеный темп описи. Как повлияла на точность измерений высокая скорость работ? Кратчайший, реконструированный по прямой путь составил бы 8120 саженей (примерно 17,3 километра), а реальное расстояние от мыса Хрящевого до мыса Разбивного – 18,2 километра. Точность работ партии Розмыслова составила 5%!

4 июля 1769 г. береговая партия продолжила движение к судну. 4440 саженей прошли моряки Федора Розмыслова по узким участкам припая. Это были последние 9,5 километров описи южного берега пролива Маточкин Шар. Лишь однажды на маршруте был установлен знак и в том же месте Розмыслов и пять его спутников пересекли пролив. Уже на северном берегу группа совершила восхождение на гору Серную, где моряки предприняли безуспешную попытку найти залежи серы. Ширина пролива в этом месте составила 420 саженей. 800 саженей оказалась ширина измеренного по льду Маточкина Шара в конечной точке маршрута 4 июля – у мыса Круглого. На этом мысу был поставлен знак и взяты пеленги на ориентиры. Один из них получил название «Тарасовой заливы мыс Снежный» [7, л. 65]. Линейная погрешность на участке 8,2 километра, что соединяет мысы Разбивной и Круглый составила 2%.

Вот уже перед путешественниками гора Старцова, за которой в Тюленьем заливе покинутое пять дней назад судно и два больных товарища. 5 июля после ночного привала отряд двинулся по льду в направлении южного берега Старцовой горы. Не описанным по правилам геодезической науки Розмыслов оставил лишь участок южного берега в 11 километров. На полпути и сразу после пересечения пролива были взяты пеленги. После 430 саженей пути вдоль южного берега партия взяла направление на знак на полуострове Лопатка, установленный там 12 сентября 1768 г.

Большую часть из 3810 саженей пути в этот день моряки прошли по льду. Тем не менее, в результате в журнале оказались зафиксированы 670 саженей северного берега пролива Маточкин Шар. Через 1160 саженей (примерно 2,5 километра) Белужий залив был форсирован.

«Пришли к помянутому знаку. Чем и береговую опись кончили и пошли в поставленую избу» [7, л. 65]. Этой краткой записью в журнале подводится черта беспримерному по самоотдаче труду экспедиции Федора Розмыслова по описи пролива Маточкин Шар. Дело сделано. 18 дней описных работ 1768 и 1769 годов позади.

Геодезистам предстояло вернуться в Архангельск. Но самое главное, вернуться, выполнив данное губернатором Наставление. А оно предписывало «Естлиже, поблагости Божескои, и попереходе чрез онои пролив поосмотру вашему наидетца затем проливом море мореплаванию способное и лдов нет, то невозможноль будет доустья оби реки иметь таковыми судами способнои проход; все то подробно приметить иописать» [6, с. 22].

И штурман «с оставшими малом числом людей» [7, л. 29] предпринимает все меры по подготовке судна к плаванию в Карском море, производя ремонтные работы и заполняя течи глиной. Добавим, что часть киля судна сгнила за время зимовки и была вырублена командой. Это место также заполнили глиной.

3 августа 1769 гю «вышел он, Розмыслов, с судном в Карское море и плавал по нем во лду» [7, л. 83]. Плавание это было непродолжительным. Уже на следующий день, вечером 4 августа из-за непроходимых льдов судно повернуло обратно. Возвращение в пролив не обошлось без приключений. Ошибки в счислении, а также болезнь штурмана привели к тому, что судно вышло к берегам Новой Земли севернее Маточкина Шара. 5 августа мореходы вошли в незнакомый залив, с тех пор именуемый Незнаемым. Здесь моряки задержались до 7 августа. В этот день, подняв оба паруса, Розмыслов повел судно на юг. Ночью 8 августа 1769 г. моряки увидели знакомые берега Маточкина Шара и в первом часу 9 августа, пройдя проливом, бросили якорь у устья реки Маточки.

Попытки команды хоть как-то устранить препятствующие мореплаванию дефекты судна не увенчались успехом. Судно разваливалось на глазах. На счастье оставшихся в живых участников экспедиции в проливе было замечено судно промышленника Антона Ермолина. 9 августа команда Розмыслова перебралась на судно Ермолина. На следующий день экспедиционное судно отбуксировали в устье реки Чиракиной. И наконец, спустя две недели, 25 августа 1769 г. моряки на судне Ермолина «получа способнои к пути своему ветр, пошел в пут к семи островам» [7, л. 85]. 8 сентября 1769 г. с приходом в Архангельск экспедиция Федора Розмыслова завершилась.

В результате реконструкции маршрута экспедиции Розмыслова автором построена карта пролива Маточкин Шар, которую условно можно считать картой экспедиции Федора Тимофеевича Розмыслова (рис. 3), а также составлена карта маршрутов экспедиции в Маточкином Шаре (рис. 4).

Рисунок 3

Рисунок 4

Воссоздавая в настоящей статье картину описи Маточкина Шара, автор стремился отдать дань уважения подвигу, совершенному во благо науки преисполненными долгом перед Россией первопроходцами XVIII века: Федором Тимофеевичем Розмысловым, Матвеем Губиным, Александром Кустовым, Иваном Казимеровым, Яковом Чиракиным, Иваном Коровкиным, Епифаном Поповым, Тимофеем Кижиным, Дементием Берковым, Тарасом Колызановым, Семеном Урпиным, Андреем Поспеловым, Иваном Мосевым и Василием Мырцовым.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Бугер П. Бугерово новое сочинение о навигации: Содержащее теорию и практику штурманскаго искусства / Преложено с французскаго, и при сем выходе много оное поправлено и пополнено Морскаго шляхетнаго кадетскаго корпуса мафематических и навигацких наук профессором Николаем Кургановым. – Вторым тиснением. – В Санктпетербурге: В типографии онаго же корпуса, 1785. – 390 с.

[2] Котельников С.К. Молодой геодет или Первыя основания геодезии: Содержащия все геодетское знание, предложенное вкратце, изъясненное правилами и примерами / Сочиненныя профессором мафематики ординарным и Императорской Академии наук членом Семеном Котельниковым. – СПб.: Имп. Акад. наук, 1766. – 340 с.

[3] Литке Ф.П. Четырекратное путешествие в Северный Ледовитый океан, совершенное по повелению императора Александра I, на военном бриге Новая Земля в 1821, 1822, 1823 и 1824 годах флота капитан-лейтенантом Федором Литке: С присовокуплением путешествий лейтенанта Демидова в Белое море и штурмана Иванова на реку Печору. Ч. 1. – СПб.: Морская тип., 1828. – 328 с.

[4] Сарычев Г.А. Геодезические и гидрографические правила снимать находящиеся на земной поверхности месторождения, измерять глубины морей, заливов и рек и все оное означать на морских картах соч. вице-адмирал и гидрограф Сарычев, для обучения благородного юношества Морского кадетского корпуса. – 2-е изд. – СПб., 1825. – 187 с.

[5] Чулков Н.О. Экспедиция на Новую Землю под начальством Ф.Т.Розмыслова (по архивному делу). – Архангельск, 1898.

[6] Эвальд Б.В. Каталог атласов и карт, хранящихся в Депо морских карт и книг Главного гидрографического управления Морского министерства: [Ч. 1-2]. – Петроград: тип. Мор. м-ва, 1917. – 186 с.

[7] РГАВМФ Ф.913. Оп. 1. Д. 133.

[8] Здесь и в дальнейшем топонимы, упомянутые Ф.Т.Розмысловым в судовом журнале и журнале береговой описи, но отсутствующие на современной карте, либо размещенные в другом месте, выделены курсивом.


© Чуркин С.Б., 2021.
© Чуркин С.Б., ил., 2021.

Статья поступила в редакцию 20.05.2021.


Чуркин Сергей Борисович,
полковник (Мурманск),
email: sailor1994@yandex.ru

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2021/2(25)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/446.html

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru