Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/2(29)
спецвыпуск


Доклады


К читателям


Авилов Р.С.

Владивостокская крепость – уникальный комплексный памятник истории русской и мировой военно-инженерной мысли конца XIX – начала XX века


Бурбаева С.Б., Ганиева А.С.

К вопросу музеефикации раннесредневекового городища Бозок в рамках проекта Национального парка под открытым небом 


Буторин Д.А.

Историко-культурный комплекс «Дивногорье»: разработка номинационного досье 


Кудрявцев А.П.

Глобальный проект ИКОМОС: необходимость сотрудничества


Лисенкова М.А.

План управления объектом Всемирного наследия «Храмы Псковской архитектурной школы» итоги реализации и планы развития


Персова С.Г.

Планы управления объектами всемирного наследия: вопросы правоприменения в российском законодательстве 


Пиляк С.А.

Особенности музеефикации фортификационных комплексов на примере Смоленской крепости 


Расторгуев В.Н.

Всемирное наследие: статус наследников и право наследования


Садалова Т.М.

О номинации «Сокровища пазырыкской культуры» в Предварительный список ЮНЕСКО 


Сарапулкина Т.В.

Специфика учета и инвентаризации заповедных участков в современной городской среде (на примере музея-заповедника «Херсонес Таврический»


Субботин А.В.

О Предварительном списке всемирного наследия ЮНЕСКО


Фараджева M.Н.

Всемирное наследие Азербайджана


Архив

DOI 10.34685/HI.2021.65.25.005

Шашкин П.А.

Приоритеты законодательного регулирования сферы государственной культурной политики с точки зрения обеспечения национальной безопасности и достижения общественно значимых целей национального развития

Аннотация. Тезисы выступления на круглом столе «Совершенствование федерального законодательства о культуре в свете конституционной реформы 2020 года», прошедшем в Российском научно-исследовательском институте культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (26 октября 2021 г., Москва).

Ключевые слова: духовно-нравственные ценности, традиционные ценности, культура, государственная культурная политика, национальная безопасность, национальные интересы, Россия.


Принятые в 2020 году поправки в Конституцию России зафиксировали целый комплекс правовых новелл, касающихся декларируемой государством ценностно ориентированной политики. Их необходимо воспринимать взаимосвязанно. Ключевые конституционные правовые новеллы касались понятия ценностей, задающих вектор национального развития. К таковым отнесены как ценности общечеловеческие, так и ценности самобытные национальные: преемственность в развитии государства, государственное единство, гражданские свободы и ответственность, сохранение и приумножение уникального культурного наследия предков и, что важно, солидарность, которая в этом ключе приобретает характер основного правового императива государственной политики и всего стратегического планирования в целом. Солидарность предполагает эффективное взаимодействие органов власти и общественных институтов и солидарную же ответственность за достижение поставленных целей государственной политики.

Стратегическая цель развития суверенного государства всегда определяется конкретным ценностным вектором национального развития общественных отношений во взаимосвязи с мировым развитием, спецификой и преимуществами той нации, которая претендует на лидерство и сохранение суверенитета. Правовое регулирование данной сферы требует умелого сочетания инструментов и механизмов стратегического планирования в целях комплексной защиты национальных интересов на долгосрочную перспективу. А это, в свою очередь, подразумевает наращивание интеллектуального и культурного потенциала нации и технологического лидерства в сочетании с последовательной защитой ее самобытности, национальной и культурной идентичности граждан, научной идентичности от вызовов и угроз национальной безопасности и устойчивому развитию страны.

Существующая несогласованность приоритетов, инструментов и механизмов государственной политики в сфере стратегического планирования должна быть преодолена. Например, заявленные в документах стратегического планирования задачи повышения роли школы в воспитании молодежи на основе традиционных российских духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также в профилактике экстремизма и радикальной идеологии, и интеграции системы образования с наукой и промышленностью, приоритетного развития гуманитарных и социальных наук и междисциплинарных исследований в целях эффективного ответа российского общества на большие вызовы с учетом взаимодействия человека и природы, человека и технологий, социальных институтов на современном этапе глобального развития, приоритетного развития гуманитарных наук как наук о человеке, его духовной, нравственной, культурной и общественной деятельности, повышения качества экспертизы для принятия эффективных решений в области научного, научно-технологического и социально-экономического развития, государственного управления, рационального использования всех видов ресурсов должны быть в должной мере соотнесены с национальным приоритетом защиты социокультурных основ российского общества и российской самобытности как ключевого фактора национального развития, определяющего сохранение его общественно значимых ориентиров, укрепление национального суверенитета и конкурентоспособность России на мировой арене (пп. 22, 90, 92 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации).

В качестве примера – целью научно-технологического развития Российской Федерации заявлено обеспечение технологической независимости и конкурентоспособности страны, достижения национальных целей развития и реализации всего комплекса стратегических национальных приоритетов (п. 75 Стратегии национальной безопасности России), включая защиту традиционных российских духовно-нравственных ценностей, культуры и исторической памяти. Однако действующие документы стратегического планирования в сфере научно-технологического развития, в том числе законодательные акты практически не предусматривают эффективных механизмов ответа на угрозу утраты национальной и культурной идентичности российских граждан, хотя таковая и отнесена к большим вызовам Стратегией научно-технологического развития Российской Федерации (пп. «е» п. 15 Стратегии), а противодействие социокультурным угрозам, терроризму и идеологическому экстремизму отнесено к приоритетам научно-технологического развития (пп. «д» п. 20 Стратегии).

Законодательные акты, будучи нормативными актами высшей юридической силы, имеют принципиальное значение в планировании, определяя цели, задачи и конкретные механизмы совершенствования института социального государства в России, социально значимого развития, отвечающего национальным интересам, обеспечение безопасности такого развития, формулируя основную стратегическую цель развития государства, реалистичную и взаимосвязанную с исторической идентичностью народа. Такого рода развитие имеет смысл только в контексте реализации его главной стратегической национальной цели – достижение лидерства России в условиях глобальной конкуренции при неизменном сохранении ее самобытности и идентичности.

Наиболее остро стоит задача соотнесения приоритетов культурной и национальной политики, социально-экономического и научно-технологического развития с целями и задачами обеспечения национальной безопасности и выработки единых научно-методологических подходов и рамочных управленческих механизмов, фиксация которых должна произойти в федеральном законодательстве. В связи с этим потребуется принятие изменений в целый ряд федеральных актов, включая федеральные законы «О науке и государственной научно-технической политике», «Об образовании», «О промышленной политике в Российской Федерации», дальнейшая детальная разработка федерального закона «О культуре».

Основное в этом процессе – реорганизация механизмов управления в целях эффективного формирования системы стратегического планирования, точная расстановка приоритетов, научно обоснованная экспертиза, объективный контроль и мониторинг результатов управленческого воздействия на предмет достижения общественно значимых результатов развития и защиты национальных интересов на долгосрочную перспективу. Недостижение общественно значимых результатов развития, включая неэффективное использование бюджетных средств должностными лицами, в свою очередь, должно преследоваться по закону, вплоть до уголовной ответственности (пп. 14 п. 47 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации). Это потребует, среди прочего, внесения соответствующих изменений в уголовное законодательство и законодательство об административных правонарушениях.

Во избежание возможных злоупотреблений важно вернуться к практике детализации законодательных актов, регулирующих основные сферы стратегического планирования. Сложившаяся практика бесконечного делегирования нормотворческих полномочий федеральному Правительству и органами исполнительной власти завела ситуацию в тупик, создав очевидную проблему разночтений и многочисленных нестыковок нормативных актов в сфере стратегического планирования. Не говоря уже о собственно правовой стороне вопроса, когда подзаконные акты фактически приравнены к законодательству.

Ключевые межотраслевые и отраслевые приоритеты стратегического планирования должны устанавливаться только федеральными законами и нормативными указами Президента Российской Федерации. Поскольку исключительно глава государства и Федеральное Собрание осуществляют представительство национальных интересов и задают вектор национального развития согласно Конституции страны.

В части совершенствования законодательства о культуре необходимо отметить следующие приоритеты законодательной повестки:

Внесение изменений в Федеральный закон «О стратегическом планировании». Необходима интеграция в законодательное поле разрабатываемых управленческих механизмов и критериев эффективности экономических, технологических и политических решений, соотнесение их с целями и задачам национального развития и обеспечения национальной безопасности, в том числе с целям и задачам государственной культурной политики. Учитывая, что Конституцией России и Стратегией национальной безопасности сохранение единого культурного пространства, гражданского единства, самобытности нации и ее культурного наследия зафиксированы в качестве основы Российской государственности, в законе должны быть определены основные механизмы межотраслевого планирования и программирования поддержки культуры народов России, в том числе определенного Конституцией государствообразующего народа – русского и русского языка как государственного. В этом случае культура как приоритет единой государственной политики будет способствовать достижению стратегической цели развития государства;

Внесение изменений в Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике», развивающих положения о необходимости интеграция науки и образования, концентрации ресурсов на приоритетных направлениях развития науки, технологий и техники, признании науки социально значимой отраслью, определяющей уровень развития производительных сил государства. Культурное и научно-технологическое развитие должны быть сопряжены как определяющие уровень развития потенциала нации. Особое внимание необходимо обратить на формирование механизмов поддержки развития фундаментального научного знания, в особенности гуманитарных и социальных наук и междисциплинарных исследований в целях эффективного ответа российского общества на большие вызовы;

Коррелирующие нормы должен содержать разрабатываемый федеральный закон «О культуре», который призван заменить собой морально устаревшие и не соответствующие действующей Конституции, в которой не предусмотрен такой вид нормативного акта, Основы законодательства Российской Федерации о культуре. Впредь до их отмены представляется целесообразным внесение в Основы необходимых изменений, фиксирующих базовые цели и задачи стратегического планирования в части государственной культурной политики;

Внесение изменений в Федеральный закон «Об образовании», развивающих положения о приоритетности образования, предусматривающих формирование механизмов защиты гуманистического характера образования, его соотношения с внедрением в образовательный процесс цифровых технологий;

Внесение необходимых законодательных изменений с целью совершенствования механизмов мониторинга и контроля соответствия решений, принимаемых органами публичной власти всех уровней, и результатов реализации этих решений целям и задачам социально-экономического развития и обеспечения национальной безопасности в части государственной культурной политики. Речь может идти о поправках в федеральные законы «О государственном контроле (надзоре) и муниципальном контроле в Российской Федерации», «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», «О парламентском контроле», «О Счетной палате Российской Федерации», в Федеральный конституционный закон «Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» с целью повышения уровня эффективности взаимодействия федеральных органов в вопросах достижения общественно значимых результатов национального развития и защиты национальных интересов.


Шашкин Павел Александрович,
советник генерального директора
Международного научно-исследовательского института
проблем управления (Москва), кандидат философских наук

© Шашкин П.А., 2021.
Статья поступила в редакцию 20.11.2021.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2021/4(27)
Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/471.html

Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru