Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/1(28)
спецвыпуск


НАУКИ О КУЛЬТУРЕ И ИСКУССТВЕ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

конференция аспирантов
и молодых ученых
24-25 января 2022 г.
Москва


Доклады

Васильев Г.Е.

Проблема «сознания» в современной социокультурной ситуации: от культуры к технологиям манипуляции массовым сознанием


Михальский Ф.А.

Феномен московского предпринимательства и его концептуальные особенности на рубеже XIX–XX веков


Кудряшова А.А.

Дневник Елизаветы Дьяконовой как источник по истории гендера в России 


Егоров Н.В.

«Первое восьмикнижие» А.Ф.Лосева как универсальная культурологическая пропедевтика


Киселёв Г.А.

Музыкальная комедия: прошлое и будущее


Радаева В.С.

Историко-культурная и эстетическая ценность фольклора: проблемы патриотического воспитания учащихся творческих колледжей 


Чувилькина Ю.В.

Ориентализм в живописи и культуре Средней Азии: коллекция Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан им. И.В. Савицкого 


Ртищева И.А.

Малый музей: к вопросу о формировании понятия


ЗотоваТ.А.

Музеи под открытым небом и музейно-парковые комплексы: генезис и подходы к классификации


Краснова Т.Н.

Национальные принципы реставрации в контексте проблем сохранения культурного наследия


Саркисова Е.Г.

Музей в Интернет-пространстве: актуальные коммуникационные стратегии и практики

  

Архив

DOI 10.34685/HI.2022.95.21.004

Егоров Н.В.

«Первое восьмикнижие» А.Ф.Лосева как универсальная культурологическая пропедевтика

Аннотация. В статье рассматривается корпус научных работ А.Ф.Лосева «Первое восьмикнижие» с точки зрения их методологической значимости для культурологических исследований; исследуются черты диалектического метода А.Ф.Лосева в разных преломлениях и предметных областях; формулируются универсальные принципы культурологического исследования, связанные с концепцией культуры А.Ф.Лосева; рассматриваются перспективы применения методологии А.Ф.Лосева для исследований в области педагогики искусства и прикладной культурологии.

Ключевые слова: А.Ф.Лосев, диалектика, пропедевтика, педагогика искусства, культурология, методология, миф.


Наследие великого русского философа Алексея Федоровича Лосева (1893–1908) поражает своим масштабом и разнообразием. Он является автором более 700 научных работ, включающих многотомные исследования, монографии, статьи, художественные произведения. Огромный масштаб личности, непревзойденное владение материалом, энциклопедичность и невероятная эрудированность, самобытный язык изложения – все это и многое другое характеризуют А.Ф.Лосева как одного из величайших отечественных ученых 20 века. В настоящее время интерес к научным трудам философа растет, проводятся конференции, публикуются труды и исследования.

Интерес этот можно объяснить поиском твердых оснований научной, художественной, философской деятельности в мире победившего постмодерна. Крупнейших исследователь постмодерна Ихаб Хассан выделяет такие его признаки, как неопределенность, неясность формы, фрагментарность, отрицание синтеза, опровержение канонов, авторитетов, установка на «смерть субъекта» познания, творчества, мышления и т.д. При всей внешней «броскости», «манкости» постмодерна можно с уверенностью говорить о глубочайшем культурном кризисе, который переживает мир в настоящее время. Обращение к наследию авторов, теоретиков и практиков культуры, которые создали мощные концептуальные «картины мира» в настоящее время становится не столько академической, сколько общечеловеческой задачей. Труды А.Ф.Лосева, Д.С.Лихачева, Ю.М.Лотмана, М.К.Мамардашвили и др. – это своеобразные «маяки» в мире, который «утоплен» в дурной бесконечности насмешки, иронии, сомнения, гордости.

Общечеловеческое звучание приобретают те научные разработки, которые велись совершенно в другую эпоху и в иной социально-экономической действительности. Та «высокая наука», которая являлась полем поиска истины в той или иной сфере интересов ученых прошлого – античная философия, поэтика древнерусской литературы, семиотика культуры России 18-19 вв, философские аспекты сознания и самосознания, проблемы символического мышления и т.д. – сегодня «звучит» совершенно особым образом. Можно сказать, что тот «миф», по А.Ф.Лосеву, который творился учеными недавнего прошлого, сегодня является одним из последних «типов» живой, настоящей реальности. Входя в мир концепций, понятий, разработок выдающихся мыслителей прошлого, современный человек получает реальную возможность сформировать модель истинной действительности, вне бесконечных симулякров, подделок и подмен. То, что раньше было лишь научной действительностью, сегодня более реально, чем сама действительность.

В этом смысле миф науки сегодня более реален и жизнеспособен, чем мир обыденности, мир повседневности, полностью поглощенный цифровой «псевдо-ноосферой». Труды А.Ф.Лосева сегодня – это гениально выстроенная альтернатива дурной бесконечности, бессмыслицы, тотальной насмешки, десакрализации всех форм культуры. По выражению Ю.М.Лотмана, культура – это память, и труды А.Ф.Лосева в этом смысле можно оценивать как память о возможно верном пути культуры. Таким образом, актуальность изучения научного наследия А.Ф.Лосева, на наш взгляд, проблема общечеловеческого, гуманистического значения. В свое время античность стала для А.Ф.Лосева некой заменой той социальной реальности, которую он не в силах был изменить. В настоящее время для современного человека уже сами труды А.Ф.Лосева – некая модель, указание пути, который пока еще возможен для культуры, ее настоящего и будущего.

В настоящей статье речь пойдет об актуальных проблемах корпуса сочинений А.Ф.Лосева, который условно называется «Первое восьмикнижие». В это собрание трудов входят такие работы А.Ф.Лосева, как «Античный космос и современная наука» (1927), «Музыка как предмет логики» (1927), «Философия имени» (1927), «Диалектика художественной формы» (1927), «Диалектика числа у Плотина» (1928), «Критика платонизма у Аристотеля» (1929), «Очерки античного символизма и мифологии» (т. 1, 1930), «Диалектика мифа» (1930). Необходимо отметить, что определение «первое» в названии цикла этих восьми работ условно, употребляется для различения этого цикла с другой, также 8-томной фундаментальной работой А.Ф.Лосева – «Историей античной эстетики», выходившей позже – с 1963 по 1994.

Нами будет рассмотрен корпус работ «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева в контексте исследования в области педагогики искусства. Понимаемая в широком смысле, данная научно–практическая дисциплина имеет глубокие корни в области отечественной гуманитарной мысли. Мы проследим, каким образом ведущий метод всех восьми трудов А.Ф.Лосева – диалектика – может быть применен в различных исследованиях в области культурологии. Кроме этого, будет поставлена следующая задача и намечены пути ее решения: каким образом диалектика как метод научного мышления (по А.Ф.Лосеву) может быть актуализирована современной педагогикой искусства. Отметим, что наша трактовка педагогики искусства включает в себя, во-первых, одну из отраслей эстетики, во-вторых, частный случай прикладной культурологии. Последнее утверждение исследуется нами в контексте понимания педагогики искусства как универсальной методологии современного социокультурного процесса.

Понятие пропедевтики и диалектический метод А.Ф.Лосева

Понятие пропедевтики в гуманитарном знании означает подготовительный курс или введение в ту или иную науку. Известно произведение Г.Гегеля «Философская пропедевтика» (1808-1811). К этой же группе работ можно отнести «Пролегомены»(1783) – краткое изложение «Критики чистого разума» И.Канта. Подобные научные труды вводят читателя в круг проблем, исследуемых автором. Мы считаем, что корпус трудов А.Ф.Лосева «Первое восьмикнижие» также можно трактовать как универсальную культурологическую пропедевтику. Причем с двух точек зрения. Во-первых, тот диалектический метод, который А.Ф.Лосев проводит через эти восемь и многочисленные иные свои труды, является универсальным методом научного познания. Диалектика, по А.Ф.Лосеву, – это конструирование образа предмета или явления (эйдоса), который рассматривается со всех своих сторон одновременно, в непрерывном изменении, становлении, противоречивом проявлении своих разнообразных качеств и их последующем взаимном переходе друг в друга. Отличие формальной логики, позитивизма, абстрактной метафизики от диалектики, по А.Ф.Лосеву, заключатся в том, что именно диалектика максимально близко подходит к предмету, не привносит в него заведомо известные, заданные качества, обусловленные методом исследования. Диалектика как форма познания жизни и сама жизнь с непременным атрибутом диалектичности, для А.Ф.Лосева, – это два «полюса» одного и того же тождества. Диалектика есть максимальная степень эмпатии, «погружения», «присвоения» предмета исследования. Сам ученый как субъект познания не является уже «критиком» того или иного феномена, а становится в один ряд с живыми «объектами» отнюдь не «умопостигаемой реальности», а просто жизни в самом прямом ее понимании. Другими словами, диалектика А.Ф.Лосева разрушает искусственные, намеренно созданные «строительные леса» познания, по выражению Н.Я.Данилевского. Путь от мысли ученого до предмета изучения не просто сокращается, а ликвидируется за ненадобностью. Весь мощный специальный аппарат научной терминологии, который вводит А.Ф.Лосев в своих трудах, – лишь поименованные объективно существующие слои, уровни, сферы, которые имманентны предмету, а не привносятся искусственно по заранее заданной методологии. Таким образом, диалектика по А.Ф.Лосеву есть метод, максимально сокращающий дистанцию между субъектом и объектом познания.

Кроме этого, сама наука как форма культуры, как форма культурной деятельности в этом смысле практически не дистанцирована от самой жизни как практики. Наука, культура, жизнь, по Лосеву, суть один большой «космос», некий обобщенный миф, и его следуют не познавать в европейском понимании науки нового, новейшего, «пост-новейшего времени, а проживать его как абсолютную, живую, объективную реальность. Возвращаясь к упомянутому нами выше главному «врагу» любого «слишком человеческого», а именно – постмодерну, мы можем отметить, что диалектика как способ познания и, шире, как способ мироощущения («приспособления к жизни», по выражению М.К.Мамардашвили), – достойный его оппонент. Утверждаемый постмодерном тотальный текст, заменяющий жизнь в ее живых проявлениях, постулирование релятивизма и агностицизма в познавательной сфере может быть «разбит» диалектикой Лосева, утверждающей единство текста и жизни и принципиальную познаваемость мира, вытекающую из факта его (а значит и самой жизни!) существования.

Философия как учение о последних и высших основания Бытия и культурология как высшее учение о Смыслах теснейшим образом связаны. Большинство ведущих концепций, научных течений и школ культурологии базируются на философских основаниях. Единство мира обуславливает и единство научных «инструментов», применяемых исследователями. На примере «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева мы можем проследить, как единый диалектический метод применятся в различных сферах познаваемой реальности, объединяя их в некий универсум. По нашему мнению, сама система отдельных частей корпуса первого «восьмикнижия» есть некий ключ, раскрывающий мировоззрение А.Ф.Лосева на том этапе его творческой деятельности (конец 1920 –х гг.), его научную сверхзадачу, миссию. Рассмотрим некоторые аспекты каждой из восьми книг, входящих в цикл, и отметим наиболее существенные черты метода, мировоззрения, стиля автора.

«Античный космос и современная наука»

Первое из восьми сочинений корпуса «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева носит основополагающий для всего цикла в целом характер. Основная цель произведения – проследить взаимосвязь античных представлений о природе и современных (на момент написания книги) естественно-научных теорий. Отметим, что в каждой из восьми работ очень большая часть отводится автором для создания научного аппарата, необходимого для диалектического метода исследования. Из всех работ «Первого восьмикнижия» в труде «Античный космос и современная наука» методологическая часть представлена максимально подробно (порядка 120 страниц текста). Во всех последующих работах автор постоянно отсылает читателя именно к этой книге, что позволяет выделить некий принцип пропедевтики, а именно – системный отсылочный метод А.Ф.Лосева. Данный прием позволяет удерживать существенные методологические установки на протяжении всего цикла, не проводить вновь методологическую работу и формировать предоставления о смежных областях познавательной деятельности. Так, А.Ф.Лосев многократно отсылает читателя к главам о платонизме практически во всех книгах цикла. В данной работе для исследователя и читателя бесценным является органичное сочетание разных стилей текста, что также можно выделить как метод пропедевтики – полистилистический метод А.Ф.Лосева. В этой работе мы видим размышления автора о начале замысла, его реализации, проблемах в написании труда (Введение). Имеется глава о предпосылках появления и развития диалектического типа познания в истории античной философии. (Исторический аспект метода). Дается мощный методологический раздел, где формулируются все основные понятия диалектики (Эйдос, Меон, Топос, Вещь, Число и т.д.). Рассматривается история развития научного осмысления мира в античных текстах (Платон, Плотин, Прокл и др.), приводятся непосредственные фрагменты первоисточников (в переводе А.Ф.Лосева). Делаются выводы об актуальности идей античных мыслителей относительно мировоззренческих оснований познания в контексте современных автору научных представлений (теории атомного ядра, квантовой физики, теории относительности и т.д).

Различные уровни текста, которыми пользуется А.Ф.Лосев, создают нужную иерархию идей, взглядов, представлений. Абстрактная научная лексика постоянно оживляется цитатами античных, с одной стороны, и современных, с другой стороны, мыслителей. Читатель наблюдает настоящую «драматургию идей». В конечном счете, именно живая наука как отражение вечно живой реальности, никак не изменившейся принципиально со времен античности, – вот тот образ, который создает А.Ф.Лосев в данном произведении. С точки зрения культурологии текст вводит исследователя в важнейшую проблему – взаимосвязи натурфилософии и науки о человеке. Естественно-научные и гуманитарные знания, их теснейшая связь через единый диалектический метод, актуальность античного мировоззрения для современной науки – эти и другие проблемы данного текста, которые мастерски решает автор, позволяют сделать вывод о безусловной целесообразности включения данного произведения в перечень базовых культурологических трудов.

«Диалектика художественной формы»

Эстетика для А.ФЛосева всегда являлась важнейшей частью научного мышления. Практически все его труды так или иначе соприкасаются с фундаментальной категорией его философии – выражением. Общая теория эстетики, созданная с опорой на метод диалектики – содержание труда «Диалектика художественной формы». Для широкого круга читателей, а также для ученых, специализирующихся на предметах, далеких от искусства, эта работа, тем не менее, весьма полезна. Выкладка базовых категорий эстетики, которую предлагает автор (трагическое, комическое, изящное, красивое, прекрасное, ужасное, смех, юмор, ирония и т.д.) – ярчайший пример оригинального научного мышления.

Пройдя снова весь «путь диалектики» от фундаментального «Одно» до всех мельчайших его «вариаций» («степеней выражения», по А.Ф.Лосеву), читатель может наблюдать единство сфер гносеологии и эстетики. Если первая ставит вопрос о познаваемости мира и его форм, то вторая – о способах и формах его выражения в мире. Те эстетические категории, которые А.Ф.Лосев получает из анализа категорий своей диалектической системы, требуют следующего шага от читателя. Как указывает сам автор, необходима специальная эстетика, которая, опираясь на общую диалектическую эстетику, сможет проанализировать частные феномены.

Здесь также уместно указать на дальнейшую взаимосвязь с искусствоведением и его прикладными дисциплинами. Методический прием, который мы можем сформулировать для культурологической пропедевтики здесь – метод смежных культурологических теорий А.Ф.Лосева. Общая эстетика получена из области гносеологии, частная эстетика, в свою очередь, может быть получена при дальнейшем применении диалектического метода к частным исследованиям в области искусствоведения. Отметим здесь же, что к подобным размышлениям А.Ф.Лосев приходит и в заключительном разделе «Диалектики мифа». Таким образом, труд «Диалектика художественной формы» – безусловно, важнейшее подспорье любого культурологического исследования.

Музыка как предмет логики

Данное исследование, состоящее из ряда самостоятельных очерков, может быть трактовано в двух аспектах. В более узком смысле это превосходная теоретическая разработка фундаментальных понятий музыки — мелодии, гармонии, ритма, метра, полифонии, звукоряда и т.д., – с опорой на диалектический метод А.Ф.Лосева. Традиционно прикладные исследования в области различных искусств, в частности музыки, страдают эмпиризмом и догматизмом. Мы можем наблюдать в них большое количество фактов, описаний, таблиц, схем. И за очень редким исключением нам предлагается логика решения той проблемы, которую ставит автор. Искусствоведение очень часто нетеоретично в широком смысле слова. Культурология как учение о смысле призвана решать эту, увы, естественную проблему. Предлагаемый А.Ф.Лосевым анализ музыкального языка с точки зрения диалектики является примером образцового, лаконичного, прозрачного понимания высших оснований музыкального мышления.

Обратимся к этой же работе с более широкой точки зрения. В данной работе еще раз подтверждается мысль А.Ф.Лосева, которую он часто проводит в своих произведениях. Диалектика бесстрастна. Ей все равно что познавать. Метод диалектики абсолютно универсален. Весь мир, по мысли А.Ф.Лосева, есть некий единый Эйдос Эйдосов, логический образ предмета. Музыка как вид искусства рассматривается как предмет логики. Для логической формы познания автор выводит ключевое понятие. Оно же характерно и для всей системы Лосева в целом. Это понятие Числа. В разных работах автора оно трактуется различно, но мы можем дать определение Числа, по Лосеву, как одной из проявления сущности Вещи. Надо отметить, что музыка, по Лосеву, есть формы бытия Числа.

Кроме этого, Лосев исследует музыку с точки зрения ее взаимосвязи с таким фундаментальным понятием, как Время. Здесь также мы можем видеть отсылку к работе «Античный космос и современная наука», в которой А.Ф.Лосев анализирует взаимосвязь античных теорий и теории относительности (общей и специальной). Одним из выводов, который делает автор работы, – это идея о становлении Числа в категории протяженности или Времени, что можно наблюдать в бытии Музыки как вида искусства. А поскольку искусство есть форма Выражения идеи, то получается, что Число находится в Становлении через Время и выражается в форме Музыки. Сложнейшая философская проблема, которая опирается на предельно ясную, прозрачную методологию диалектики. Принцип пропедевтики, который мы можем выделить в данной работе – метод универсального научного дискурса А.ФЛосева (единство философского, естественно-научного, художественно-эстетического уровней познания). Данная работа автора, на наш взгляд, – ярчайший пример успешного междисциплинарного исследования как по форме, так и по содержанию при выдержанном единстве научного метода.

«Философия имени»

Наиболее сложный трактат из корпуса «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева посвящен вопросам логики, семантики, семиотики, философским вопросам структурной лингвистики. Для пропедевтики в нашем понимании данного понятия очень важны несколько аспектов этого научного труда. Во-первых, любая гуманитарная проблематика так или иначе связана с созданием научного аппарата исследования. Многоуровневый анализ Имени как базовой философской категории в работе А.Ф.Лосева дает 52(!) уровня понимания этого феномена. Самая простая форма лежит в области фонетики, высшие формы соприкасаются с наиболее абстрактными сферами «апофатического» уровня понимания Имени (по А.Ф.Лосеву). Кроме этого, каждый уровень имеет свое место в строгой иерархии смыслов, свой отдельный термин, свое четкое и ясное значение. Здесь мы встречаем такие понятия, как семема, синтагма, симболон, символ, эйдос, энергема, меон и т.д. Все они выводятся автором из исходного понятия Одного (Сущности) диалектическим методом. В качестве практического значения изучения данного трактата мы можем считать освоение научного инструментария смежных научных дисциплин (логика, лингвистика, теория знаков и др.). Кроме этого, любое гуманитарное исследование на той или иной стадии своей разработанности может быть «проработано» с помощью той методики работы с понятием, первичной ячейкой смысла любой теории, которую предлагает в своей работе А.Ф.Лосев.

Метод, который мы можем выделить для пропедевтики в данном исследовании автора – структурно лингвистический и логический анализ понятия в работе над научным аппаратом исследования. Нельзя не отметить, что в некоей скрытой форме трактат «Философия имени» предоставляет собой особую богословскую доктрину А.Ф.Лосева, который, как известно, разделял идеи Имяславия, но данный вопрос выходит за рамки нашего небольшого исследования.


Античная проблематика в «Первом «восьмикнижии» А.Ф.Лосева

и ее значение для прикладных культурологических исследований


А.Ф.Лосев получил мировую известность в первую очередь как непревзойденный знаток Античности. Вся его научная жизнь так или иначе была вечным «творением античного мифа». Фундаментальные исследования наследия античных философов, в первую очередь Платона, Аристотеля, Плотина, до сих пор остаются академически недосягаемой вершиной. Необходимо также отметить, что А.Ф.Лосев – не только блестящий интерпретатор, но и конгениальный переводчик древнегреческих и латинских первоисточников. Его филологическая деятельность также – предмет отдельного исследования. В «Первое восьмикнижие» входят следующие сочинения античной тематики.

1. «Диалектика числа у Плотина» (1928). Фундаментальный труд, необходимый для понимания истоков мышления А.Ф.Лосев, его сути как мыслителя, его научного диалектического метода. Данная работа может иметь и общекультурную ценность, так как в ней детально анализируется сложнейшая терминология трактатов Плотина. Метод исследования – критическое комментирование первоисточника.

2. «Критика платонизма у Аристотеля» (1929). Данное произведение представляет собой перевод и комментарий 13 и 14 книг «Метафизики» Аристотеля. Автор детально анализирует полемику идей двух величайших философов Античности. Сложнейшая специальная терминология в трактовке различных исследователей, тонкий анализ концепций с точки зрения методологии автора, отсутствие любых форм догматизма и «общих» мест – это и многое другое делают данное сочинение А.Ф.Лосева (весьма небольшое по объему) образцом текста высокой науки. Помещенный в произведении текст Аристотеля, подробнейший философский, филологический, историко-научный комментарий – идеал научного труда, пример истинной науки как самобытной формы бытия человеческого духа. Метод для пропедевтики данного сочинения — критический анализ в форме диалога концепций.

3. «Очерки античного символизма и мифологии» (т.1, 1930). Основная часть произведения посвящена анализу различных аспектов творчества Платона и Аристотеля. Кроме этого, один из очерков описывает основные концепции понимания Античности (Гете, Шиллер, Гегель, Ницше, Шпенглер). Очень важно в культурологическом познании, на наш взгляд, избегать «непререкаемости устоев» в смысле их принятия «по умолчанию». А.Ф.Лосев демонстрирует это в мастерски выстроенной полемике с О.Шпенглером по сущностным вопросам понимания Античности. Безусловно, и концепцию А.Ф.Лосева об имманентной Античности пластичности, телесности, одухотворенности можно (и, вероятно, нужно) критиковать и строить иные гипотезы. Но это необходимо делать таким же образом, как сам автор «Очерков». Во-первых, это блестящая эрудиция, основанная на безупречном владении материалом. Во-вторых, четкая, простая, понятная собственная концепция, многократно проверенная и легко формулируемая. В-третьих, собственный научный метод, который доказывает с необходимой убедительностью все положения собственной концепции. Все три позиции демонстрирует А.Ф.Лосев, так или иначе доказывая свою точку зрения, безусловно, уважая оппонента. Собственно, это и есть тот метод пропедевтики, который мы получаем, анализируя часть данного произведения А.Ф.Лосева – критический диалог с оппонентами.

Говоря о значении античной проблематики в корпусе «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева отметим теснейшую связь философского, культурологического и филологического уровней исследования, столь необходимых не только при изучении Античности, но и в любом профессиональном гуманитарном исследовании. О более широком понимании этих текстов в рассматриваемом корпусе мы скажем в заключении.

«Диалектика мифа»

В рассматриваемом нами корпусе сочинений «Диалектика мифа» является наиболее известной книгой. Любое глубокое исследование в области культурологии обязательно встретится с этим гениальным сочинением. В контексте всего корпуса «Первого восьмикнижия» мы можем выделить следующие особенности «Диалектики мифа». Во-первых, так называемый «апофатический» метод изложения. Автором последовательно выводятся «отрицательные» характеристики мифа. (Миф – не выдумка, не фикция, не идеальное бытие, не научное построение и т.д.). Во-вторых, так называемый «позитивный» («катафатический») метод изложения. Автор последовательно выводит присущие мифу качества, свойства, постепенно подходит к определению этого многогранного понятия. В-третьих, в тексте органично сочетаются научные построения (элементы диалектики), фрагменты художественной прозы («Ночь перед Рождеством» Н.В.Гоголя и др.), цитаты из православной святоотеческой литературы, тексты молитвословий.

Как и другие работы корпуса цикла, «Диалектика мифа» по форме полистилистична. После очень мощной диалектической работы с понятиями автор дает два емких определения мифа: 1. Чудесная личностная история, данная в словах. 2. Развернутое магическое имя. Данные определения являются рабочими и для всех прочих частей «Первого «восьмикнижия», что подтверждается многочисленными ссылками автора. Для системного анализа всего корпуса также крайне важным является постановка вопроса о создании «частных», «специальных» мифологий. То есть А.Ф.Лосев, сконструировав общее понятие мифа, приходит к необходимости детальной проработки каждой конкретной мифологической системы той или иной эпохи. Данная задача во многом была решена им самим на протяжении научной деятельности. Кроме этого, ученики и последователи философа разрабатывают и в настоящий момент такую важную области философского и культурологического знания, как философия мифологии. Труд «Диалектика мифа» закладывает целую научную школу в понимании мифа как феномена культуры.

Наиболее сущностным моментом, на которое мы считаем нужным обратить внимание, является понимание мифа в широком, а не узко литературном, филологическом смысле. Миф есть живая действительность, абсолютно реальная, живущая по своим законам. Каждый индивид творит миф своей судьбы, каждая область культуры также есть миф, и, в конечном счете, нет четкой границы между жизнью и мифотворчеством. Сам А.Ф.Лосев называл себя мифологом, что верно, так как мощная научная картина мира есть не что иное, как миф, живущий своей жизнью, иногда совпадающей, а иногда параллельной окружающей действительности. В качестве методических приемов пропедевтики мы можем отметить в данном произведении мифологический подход к предмету исследования, апофатический (отрицательный) и катафатический (положительный) методы исследования.

В заключение краткого обзора стиля «Диалектики мифа» отметим, что данная работа «венчает» весь корпус «Первого восьмикнижия». Композиция всего цикла приводит к самой главной категории всей системы диалектики А.Ф.Лосева. Понятие мифа в данном корпусе, таким образом, – эта и есть тот «образ мира, в слове явленный», та сверхзадача, ради которой, на наш взгляд необходимо изучить весь корпус «Первого «восьмикнижия» А.Ф.Лосева полностью.

Общий обзор методических приемов культурологической пропедевтики

Рассмотрев все работы, входящие в изучаемый нами корпус, еще раз перечислим те методологические приемы, о которых шла речь выше.

1. Системный отсылочный метод. При работе с большим количеством работ того или иного автора необходимо выделить главное, центральное произведение по изучаемой проблеме.

2. Полистилистический метод. Научный стиль не исключает использование в тексте художественного, публицистического и иных видов изложения материала.

3. Метод смежных культурологических теорий. В процессе решения научной задачи допустимо исследование предмета в разных плоскостях, с разных точек зрения, что позволяет избежать искусственного получения готового результата, догматизма, формализма и иных негативных явлений.

4. Метод универсального научного дискурса, единство философского, естественно-научного, художественно-эстетического уровней познания.

5. Метод структурно лингвистического и логического анализа понятия в работе над научным аппаратом исследования. Прорабатывая различные уровни того или иного научного понятия, категории, термина, возможно дойти до сути научной проблемы и не подменять научное исследование мнимой схоластикой, пустой риторикой и псевдонаучной сложностью языка.

6. Метод критического комментирования первоисточника.

7. Метод критического анализа в форме диалога концепций.

8. Метод критического диалога с оппонентами.

9. Метод мифологического подход к предмету исследования. Одна из фундаментальных концепций культурологии – мифологическая. Применение ее к любому исследованию в области культуры, безусловно, оправдано. Предмет того или иного исследования обретает в этом случаем интереснейшие черты и свойства. Это становится возможным в контексте мифа как наиболее общей категории культуры.

10. Апофатический (отрицательный) и катафатический (положительный) методы исследования. Любая научная проблематика становится чрезвычайно лаконичной, прозрачной, понятной и ясной, если на самом простом уровне работы с понятием отделить все то, что не относится к его объему. Затем начинать работу с присущими предмету свойствами, выводить определения, давать характеристики и т.д. Очень простые «инструменты» научного познания еще раз актуализируются в самой известной философской работе выдающегося философа 20 века А.Ф.Лосева.

Итак, проведенное исследование трудов, входящих в корпус первого «восьмикнижия» А.Ф.Лосева, позволяет нам сделать вывод о том, что данные работы являются не только специальными научными трактатами. В них содержится методология, которая, по нашему мнению, является универсальной для любого исследования в области наук о культуре. Те методологические принципы, которые мы можем выделить в этих работах, являются отличным инструментарием гуманитарного исследования. Также замечательной школой работы с большими «массивами» исследований является проработка системы диалектики А.Ф.Лосева, которая представлена в этих восьми работах. Удерживая четкий метод исследования, применяя его в различных областях действительности, мы не теряемся в больших объемах информации. Исследование сохраняет внутреннюю цельность, единство своей стержневой концепции. Большой объем исследования в этом случае – только следствие широкого рассмотрения проблемы, а не самоцель. Также отметим, что исследуемый нами корпус научных трудов, представленный в некоем композиционном единстве, содержит в себе некую «драматургию идей», некое восхождение «от силы к силе». Незыблемым сохраняется диалектический метод исследования, а также особая «лестница» категорий, которую создает А.Ф.Лосев, а именно:

Космос – Имя – Выражение – Число – Миф. Тенденция авторского стиля А.Ф.Лосева – огромный интеллектуальный путь, приводящий к предельно ясным ответам на поставленные в исследовании вопросы. «Дьявол играет нами, когда мы не мыслим точно» – этот известнейший афоризм М.К.Мамардашвили можно перефразировать следующим образом в контексте нашего исследования: «Точное мышление способно победить дьявола». Если под одной из его «личин» понимать постмодернизм и тотальную дегуманизацию культуры, то такие, безусловно, гениальные философские произведения, как корпус трудов «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева – своеобразные «щит веры», «меч спасения», «меч духовный».

Мифологический тип мышления в «Первом восьмикнижии» А.Ф.Лосева

Рассмотренные выше особенности трудов А.Ф.Лосева до сих пор были интересны нам с точки зрения методологии. Универсальность диалектического метода и вытекающих из него частных исследовательских приемов позволяют нам сделать вывод, что данный корпус трудов, взятый в совокупности, представляет собой универсальную культурологическую пропедевтику. Следуя традиции А.Ф.Лосева, в заключение мы поставим новую исследовательскую задачу и наметим пути ее решения с точки зрения педагогики искусства как частного случая прикладной культурологии.

Если еще раз вернуться к высшей точке диалектического восхождения всего корпуса «Первого восьмикнижия», а именно, к понятию мифа, то мы можем сказать, что весь этот цикл есть некая мифологическая модель мира, в которой автор является важнейшим «участником драмы идей». Итак, первый трактат цикла посвящен античному космосу и современной науке. Здесь мы можем видеть скрытое противопоставление прошлого и настоящего. Автор многократно подчеркивает актуальность тех идей, которые были выдвинуты античными мыслителями в качестве интуиций и развернуты и обоснованы наукой настоящего. Антитеза «Прошлое» и «Настоящее» (1), таким образом, рассматривается в контексте развития научного мировоззрения. Сам автор на данном этапе еще не является «действующим лицом» «драмы идей».

Второй трактат цикла содержит антитезу «Музыка» и «Логика»(2). В данной работе автор также изучает некий конфликт «Числа» и «Времени», который преодолевается через понятие «Становление». Если посмотреть на эту проблематику с художественной стороны, например, с позиций педагогики искусства, то мы можем увидеть вполне обоснованный каркас некой драмы, возможно, трагедии, в которой некие античные интуиции просто неперсонифициованы именами действующих лиц. В данной работе автор является в какой-то степени драматургом. В научном трактате перед читателем разворачивается настоящая борьба абстрактных категорий, имеющих свою судьбу, характер, образ и т.д.

Третья книга цикла ставит задачей антитезу способа познания и некой сверхсущности – «Философия» и «Имя» (3). Если попытаться увидеть дополнительный смысл уже в самом названии работы, то оно могло бы формулироваться так: возможно ли познание принципиально непознаваемой сущности методами человеческого познания? Как мы уже отмечали, работа «Философия имени» является неким источником для понимания Имяславия в жизни и творчестве А.Ф.Лосева. Здесь со всей очевидностью можно наблюдать богословское осмысление Имени как высшей Сущности методами диалектики. По сути, при внимательном чтении перед нами – настоящий догматический трактат. Находящийся на третьем месте цикла он впервые выводит на передний план самого автора, «познающего субъекта». Не столь явная на первый взгляд структура сочинения, тем не менее, очень напоминает методологию, которую применят Иоанн Лествичник в своем главном сочинении «Лествица».

Четвертая часть цикла представляет антитезу «Диалектика» и «Художественная форма» (4). Автор цикла заходит в одну из главных сфер познания мира – сферу Выражения и сферу Образа. Главная мысль с точки зрения сверхзадачи цикла заключается в том, что непостижимая в принципе сверхсущность может быть познаваема в своих явлениях. Сами явления, в свою очередь, тем или иным образом выражаются теми, кому они явлены. Наиболее органичной формой такого выражения является художественный образ, а его ближайшая диалектическая ступень познания – эйдос, то есть логический образ предмета. Таким образом, главная суть трактата, с этой точки зрения, может быть выражена следующим образом: непознаваемая Сущность может являться в своих свойствах, выражаться в художественных образах, которые, в свою очередь, могут быть познаваемы логически (эйдетически).

Части цикла с пятой по седьмую представляют собой частные случаи выраженной истины. Здесь автор показывает ту степень глубины познания, которая доступна человеку, владеющему диалектикой. Мы наблюдаем здесь не антитезу, а, скорее, «галерею» картин, так или иначе подтверждающих первый тезис («Античный космос и современная наука») об актуальности, и, по сути, цикличности всех идей мира. Эти три работы в контексте всего цикла суть аргументы, подтверждающие первый факт и не вступающие в конфликт с идеями частей 2,3 и 4. Используя терминологию драматургии, мы можем назвать эту часть «композиции» цикла развитием действия с эпизодами. Автор здесь находится как бы в позиции «наблюдателя» и «комментатора».

Кульминацией всего развития «драматургии идей» является заключительная часть цикла – антитеза сочинения «Диалектика» и «Миф» (5). Здесь явно происходит смещение смысла понимания. Мы видим не противопоставление, а логическую связку. Посредством метода диалектики доступно восхождение к реальности Мифа. Если попытаться увидеть скрытый смысл данного названия, то идею работы можно сформулировать следующим образом: доступный человеку метод познания мира при непрестанном восхождении к вершинам смысла в конечном счете открывает новую реальность – реальность высшую, горнюю, истинную, абсолютную, самобытную, недоступную чувственному восприятию и сверхощущаемую с помощью метода диалектического интеллектуального восхождения. Еще раз перечислим все антитезы, которые мы получили на мифологическом уровне анализа корпуса текстов.

1. «Прошлое» и «Настоящее» через логическую связку «Наука», математический символ «больше» поставим в сторону «Прошлого».

2. «Музыка и Логика» через борьбу понятий «Число» и «Время». Используем математический символ «следовательно» в сторону понятия «Становление».

3. «Философия» и «Имя». Ставим математический знак «стремится к бесконечности» от понятия «Имя».

4. «Диалектика» и «Художественная форма». Вытекающая «пара» понятий – это «Эйдос» и «Художественный образ». Между ними ставим математический символ тождества.

5. «Диалектика» и «Миф». Главная антитеза всего цикла, представляющая собой его «сверхзадачу». Восхождение к истине как образу сверхреальности (вечности) доступно (подчеркиваем) с использованием метода постепенного интеллектуального восхождения и постижения, методом диалектики.

Таким образом, мифологический анализ содержания корпуса «Первого восьмикнижия» А.Ф.Лосева дает некую объективную и в то же время вполне мифологическую оценку возможностей познания мира. Данная возможность доступна субъекту познания, если он, во-первых, не разделят себя и познаваемую реальность, то есть сопричастен и со-познаваем миру. Во-вторых, метод и способ познания мира есть метод познания явлений, выраженных в образах и открывающихся сознанию в эйдосах. Главная цель познания в целом – восхождение к новой реальности, обретение и постижение мифа как истинной цели и смысла познания, жизни, бытия.

Традиция, заложенная А.Ф.Лосевым, безусловно, имеет продолжение в современной науке. Прикладная культурология, педагогика искусства, философия мифология – эти и другие научные отрасли развивают идеи великого отечественного мыслителя. Главный практический вывод для дальнейшего исследования педагогики искусства, который мы можем сделать в заключении нашего исследования следующий: фундаментальные, предельно обобщенные философские концепции имеют живое, актуальное, реальное осуществление в прикладных культурологических исследованиях. В частности, это справедливо для педагогики искусства как универсальной методологии современного социокультурного процесса.


ЛИТЕРАТУРА

Лосев А.Ф. Античный космос и современная наука. – М.: Мысль, 1994. – 919 с.

Лосев А.Ф. Диалектика мифа. – М.: Акад. проект, 2008. – 303 с.

Лосев А.Ф. Диалектика художественной формы. – М.: Акад. проект,2010. – 415 с.

Лосев А.Ф. Диалектика числа у Плотина. – М.: Мысль, 1994. – 919 с.

Лосев А.Ф. Критика платонизма у Аристотеля. – М.: Акад. проект, 2011. – 251 с.

Лосев А.Ф. Музыка как предмет логики. – М.: Акад. проект, 2012. – 205 с.

Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М.: Акад. проект, 2013. – 847 с.

Лосев А.Ф. Философия имени. – М.: Мысль, 1994. – 919 с.


Егоров Николай Валерьевич,
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва)
Email: nickcello@mail.ru

© Егоров Е.В., 2022.
Статья поступила в редакцию 15.02.2022.
Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2022/1(28)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/482.html
Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru