Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/1(28)
спецвыпуск


НАУКИ О КУЛЬТУРЕ И ИСКУССТВЕ: ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

конференция аспирантов
и молодых ученых
24-25 января 2022 г.
Москва


Доклады

Васильев Г.Е.

Проблема «сознания» в современной социокультурной ситуации: от культуры к технологиям манипуляции массовым сознанием


Михальский Ф.А.

Феномен московского предпринимательства и его концептуальные особенности на рубеже XIX–XX веков


Кудряшова А.А.

Дневник Елизаветы Дьяконовой как источник по истории гендера в России 


Егоров Н.В.

«Первое восьмикнижие» А.Ф.Лосева как универсальная культурологическая пропедевтика


Киселёв Г.А.

Музыкальная комедия: прошлое и будущее


Радаева В.С.

Историко-культурная и эстетическая ценность фольклора: проблемы патриотического воспитания учащихся творческих колледжей 


Чувилькина Ю.В.

Ориентализм в живописи и культуре Средней Азии: коллекция Государственного музея искусств Республики Каракалпакстан им. И.В. Савицкого 


Ртищева И.А.

Малый музей: к вопросу о формировании понятия


ЗотоваТ.А.

Музеи под открытым небом и музейно-парковые комплексы: генезис и подходы к классификации


Краснова Т.Н.

Национальные принципы реставрации в контексте проблем сохранения культурного наследия


Саркисова Е.Г.

Музей в Интернет-пространстве: актуальные коммуникационные стратегии и практики

  

Архив

DOI 10.34685/HI.2022.32.57.010

Краснова Т.Н.

Национальные принципы реставрации в контексте проблем сохранения культурного наследия

Аннотация. Не смотря на наличие международных документов, регулирующих деятельность государств в области охраны памятников, многие страны продолжают придерживаться собственных традиционных принципов сохранения культурного наследия. В статье рассматривается ряд национальных подходов к реставрационной деятельности. На основании их анализа делается вывод: национальные принципы реставрации всегда вытекают из задач, выдвигаемых конкретным обществом по отношению к своему культурному наследию, а выработанные международные соглашения являются продолжением политики консолидации различных государств в единый наднациональный союз.

Ключевые слова: реставрация, сохранение, культурное наследие, национальные принципы сохранения культурного наследия.


Реставрация как деятельность по спасению памятников имеет не только свою историю, но и свои национальные принципы и традиции, независимо от того, о каких памятниках идет речь. Выявление основных тенденций развития теории и практики реставрации в странах с богатым опытом сохранения своего национального наследия является целью данного исследования.

Актуальность заявленной темы определяется тем фактом, что цель реставрации определяет ее задачи, методологию, средства, методы, методики и требования к исполнителю. От этого, в конечном итоге, зависит, что подлежит охране – аутентичные памятники или наше сегодняшнее представление о них, выраженное в копиях, или муляжах.

Анализ британского подхода к реставрационной деятельности

Викторианская эпоха [1] – период активного промышленного развития Великобритании сопровождалась увеличением масштабов урбанизационных процессов, которые привели к интенсификации строительства новых промышленных и жилых объектов, увеличением численности городского населения. Этот процесс часто сопровождался уничтожением ветхих старинных зданий, в том числе и церквей, представлявших собой историко-культурную ценность. Именно в этот период впервые возникла необходимость профессиональной целенаправленной деятельности по сохранению национального архитектурного наследия, которая реализовалась в «Викторианскую реставрацию». В ее основе лежали идеи Трактарианского, или Оксфордского, движения за религиозное возрождение Церкви Англии, которые заключались в архитектурном обновлении церквей путем придания им стилистических особенностей английской средневековой готики, а также частичной или полной их перестройки для увеличения внутреннего пространства [2].

Целью первых реставрационных экспериментов Х1Х века было создание некоего прекрасного образа, соответствующего представлениям архитекторов о романтизируемом ими прошлом. Этот образ часто создавался ценой фактической гибели реставрируемого объекта. В защиту памятников выступила английская прогрессивная общественность. В 1849 г. английский теоретик искусства Джон Рёскин (1819–1900) писал, что реставрация — есть наиболее полный вид разрушения здания, которое оно может претерпеть. Переосмысление целей реставрации нашло отражение в «Манифесте Общества защиты старинных зданий», написанном Уильямом Моррисом (1834–1896) в 1877 году, и распространяется на все без исключения виды памятников. Целью созданного по его инициативе общества [3] была охрана старинных памятников не только от негативного влияния природных условий, но и от серьезного вмешательства в их аутентичный облик, в том числе и от «любой реставрации» [4], так как, по его мнению, реставрация – «действительно странная и в высшей степени губительная идея, ибо теперь признается возможным уничтожить в здании те или иные следы истории, иначе говоря – следы жизни самого здания, а затем в какой-то произвольный момент остановиться» [5]. В 1889 г. У.Моррис заявлял, что «старинные здания принадлежат не только нам: они принадлежали нашим предкам, и они будут принадлежать нашим потомкам до тех пор, пока мы их не предадим и не обманем, они не наша собственность, с которой можно делать все, что заблагорассудится. Мы являемся лишь их опекунами для тех, кто придет после нас» [6]. «Старинные здания повествуют нам о том, кем мы были. Мы уполномочены присматривать за ними до поры до времени. Для нас интерес представляет не сам факт происхождения памятника, а памятник в каждом периоде его существования». Аутентичность означает патину веков, а не просто оригинальную идею, призывающую «противодействовать любым попыткам изменить фундамент здания или его декор, пока они еще держаться» [7].

Идея сохранения памятников выражена одной фразой: “Ifitisnotbroken, don’tmendit” («Если не сломано, не чини!») «Только так мы сможем сберечь наши старинные сооружения и передать их для изучения и почитания своим потомкам» [8]. Такой подход определил наиболее удобный и экономный способ сохранения памятников – их изучение с разных точек зрения; регулярный уход; историческую преемственность как основу цельности памятника; приспособление нового материала к старому, а не наоборот; сохранение «следов жизни», «следов истории» и «собственной красоты возраста» как его качества.

Сущность британского подхода к реставрации национального наследия состоит в том, чтобы устранять повреждения с минимальными потерями аутентичного авторского материала. Поновление и даже реставрация приводит к отсутствию всяких возможностей сохранить его аутентичность. Поэтому британские специалисты придерживаются мнения, что максимально долгую жизнь памятника необходимо обеспечивать при минимальном вмешательстве в его структуру, потому что при «двойном процессе разрушения и восстановления обязательно портится наружный вид здания. Сохранившиеся его элементы утрачивают приметы древности, и созерцающий его человек и заподозрить не в состоянии, что же в итоге этих перемен было утрачено. <…> окончательный результат всех этих напрасных усилий – сомнительное и безжизненное псевдоискусство» [9]. Эти высказывания У.Морриса до сих пор являются философией хранителей старины Туманного Альбиона [10].Суть подхода к реставрации британского наследия с конца Х1Хв. и до сегодняшнего дня остается незыблемой.

Главной аксиомой в британской практике сохранения историко-культурного наследия является скорее понятие «охрана, сбережение» (protection), нежели «сохранение» (preservation).

Американский подход

Сохранения культурного наследия в США имеет свои особенности [11]. Отличительной чертой является, во-первых, то, что по историческим меркам это молодая страна, а во-вторых – политическая ситуация, которая в корне отличает США от Европейских стран, включая Россию, на территориях которых за прошедшее столетие прошло несколько опустошительных войн, в результате которых буквально из пепла этим странам приходилось восстанавливать свои памятники. Поэтому в США как памятники национальные [12], так и привезенные со всего мира, собранные в музейные коллекции, разрушаются только вследствие естественных причин (старения материалов) или неправильного хранения и реставрации. Это определило отношение американцев к своему культурному наследию. Они исходят из того, что Дух и прогресс Нации основываются и проявляются в ее историческом наследии, а «охрана этого незаменимого наследия представляет собой общественный интерес, так как сохранение и обогащение жизненно важного культурного, образовательного, эстетического и экономического наследия является источником энергии и вдохновения для грядущих поколений американцев» [13].

Представители американской школы консервации, развивая идею английского подхода, приходят к выводу, что такое широко распространенное понятие, как консервация, подразумевающее нейтральную деятельность, претерпевает значительные изменения, т.к, исходя из современных представлений и взглядов на ценности, считается, что она трансформирует культурное наследие, поэтому «любая консервация – это критическая интерпретация», которая пытается установить преемственность через контролируемые перемены [14]. Например, согласно американскому Этическому кодексу археолога запрещено предпринимать какие-либо действия по отношению к памятнику без предварительных исследований и без надлежащей подготовки и оборудования, необходимых для полного завершения работы [15]. В разделе «Сохранение» указывается на то, что главной обязанностью археологов является обеспечение сохранности и долговечности всех археологических материалов для будущих поколений (гл 18), потому что древние артефакты и памятники, извлеченные из земли, являются частью современного мира, а наши знания о прошлом основываются на тех данных, которые мы получаем в результате исследования памятников. Поэтому крайне важно сохранять их в максимально неприкосновенном виде [16]. Американские консерваторы считают, что от того, какие задачи мы ставим и какие методы исследования применяем, будут зависеть наши знания о прошлом.

По мнению И.А.Виноградовой (г. Помона, США), несмотря на бережное отношение американцев к своему историческому наследию, вопросы проведения реставрационных работ на практике решаются достаточно поверхностно вследствие отсутствия школы и грамотных специалистов [17].

Французский подход к реставрационной деятельности

Формирование государственной системы охраны памятников во Франции явилось следствием Великой Французской революции. Новые исторические реалии выдвинули на первый план поиск оснований для национального единства и национального самосознания, которые нашли отражение в разработке и реализации программы исторического воспитания французского общества, разработанной историком и крупным политическим деятелем Франсуа Гизо. По его мнению, «серьезная болезнь нации – пренебрегать прошлым и забыть его» [18]. С этого времени наметился значительный интерес к «своей» истории, «своим» памятникам, что положило начало реставрации как самостоятельной деятельности.

Основоположником научной школы реставрации. является Э.Э. Виолле-ле-Дюк (1814–1879), чье имя ознаменовало целую эпоху в реставрации исторических памятников. В качестве теоретического обоснования реставрационной деятельности он предложил концепцию «законченного состояния» памятника и наиболее полной и достоверной его реконструкции, в основе которой, по его убеждению, должна лежать методика точного археологического подхода к обмерам и описаниям предметов старины.

Ценность разработанной им реставрационной концепции состоит в том, что он исходил из необходимости реставрации любого памятника как единого организма, где каждая деталь неразрывно связана с целым и другими деталями. В основе реставрационных работ Виоле-ле-Дюка лежало глубочайшее знание эпохи, её мировосприятия, социальной психологии и повседневной жизни. Сочетая научность и идею воссоздания единства произведения, Виолле-ле-Дюк выдвинул принцип дополнений, который использовался с целью восстановления недостающих частей памятника наравне с полной заменой разрушенных деталей или создания современного произведения. Целью реставрации являлось восстановление исторически достоверного облика древнего памятника.

Основным «правильным» методом изучения и осмысления прошлого и даже интерпретации художественного наследия явился историзм, появившийся в Германии в рамках идеалистического мировоззрения в 1-й половине XIX в. и получивший широкое распространение во Франции. Это позволяло рассматривать стилизацию как общий принцип апроприации образов ушедших эпох в современном мире. Исходя из этого, основным методом работы реставратора середины XIX столетия становится восстановление на основе документов и аналогий условной «законченности» формы памятника, придание ему эстетически завершенного вида, поддержание «духа стиля», гипотетическая реконструкция его внешнего облика. «Стиль» являлся эталоном, позволявшим безошибочно восстановить памятник на основе сопоставлений с другими произведениями и едиными закономерностями формообразования. Он так же рассматривался как основа типологии, соответствующей позитивистскому пониманию исторического процесса в его эволюционном аспекте, и как отражение системного подхода к искусству.

Мысли и методологические основы реставрации памятников, заложенные Виоле-ле-Дюком, во многом актуальны для французского общества и сегодня. Ярким примером служит восстановление собора Парижской Богоматери [19] Так, несмотря на присоединение Франции к Венецианской хартии [20], закрепляющей приоритет консервации в сохранении культурного наследия, между французским сенатом, принявшим законопроект о восстановлении собора Парижской Богоматери, епархиальной комиссией и французским правительством возникли серьезные разногласия относительно конечной цели реставрации собора [21]. Законопроект противоречил мнению правительства страны, которое хотело собрать необычные идеи для реконструкции сгоревшего собора с помощью международного архитектурного конкурса, а священнослужители под руководством парижского архиепископа Мишеля Опети предлагали заменить старые уцелевшие в результате пожара витражи на новые, как это было сделано Марком Шагалом в Рейнском соборе, и усовершенствовать исторический интерьер. Президент Франции Эммануэль Макрон так же призывал к «изобретательной реконструкции», которая сделала бы собор «еще красивее». И только вмешательство министра культуры Франции Розлин Башло, главного архитектора Парижа Филиппа Вильнев и мэра Парижа Анн Идальго смогло предотвратить культурную катастрофу [22].

В результате принято решение, что сгоревший Нотр-Дам нужно реставрировать в том виде, какой он имел до пожара, то есть воссоздать тот облик храма, каким его в XIX веке создал Эжен Виолле-ле-Дюк. Это говорит о том, что национальный подход к реставрации, невзирая на все подписанные международные документы, в своей основе остается консервативным, т.е национальные принципы остаются приоритетными.

Таким образом, историзм и идея актуализации культурного наследия, являясь знаковой ценностью для культуры Франции XIX века, оказали существенное влияние на дальнейшее формирование принципов реставрации и стилистической реконструкции в ХХIв.

Итальянские принципы реставрации

Охраны наследия в Италии началось спустя 30 лет после образования Итальянского королевства в 1861 году. Для объединения разрозненных княжеств в единое государство важно было стереть существенные социокультурные различия в населении [23] и выработать единое национальное самосознание. Этой цели как нельзя лучше способствовало создание в обществе представлений о целостной единой итальянской культуре и необходимости ее сохранения. Поэтому уже в 1894 г. были организованы Совет по охране памятников Равенны и Совет по охране древностей и музеев Падуи [24]. Количество аналогичных советов в разных городах Италии быстро увеличивалось [25] Начавшийся стихийный процесс охраны памятников вскоре переходит на научные основы. Начиная с конца ХIХ в. можно выделить несколько направлений развития методологии реставрационной деятельности в Италии.

Один из основоположников создания итальянского «национального стиля» в искусстве, итальянский архитектор, историк и теоретик искусства Камило Бойто (1836–1914) выступал против методов стилистической реставрации Эжена Виолле-ле-Дюка, поскольку, по его мнению, невозможность отличить подлинные части произведения от позднейших доделок и модификаций вводит в заблуждение не только современников, но и потомков. Поэтому такой подход к реставрации фальсифицирует памятник. Он выдвинул новые принципы реставрации, которые нашли отражение в документах 1-й итальянской Хартии реставрации памятников архитектуры, что по праву считается началом формирования оригинального итальянского «пути реставрации». В их основе – компромисс между французской «стилистической реставрацией» школы Виолле-ле-Дюка и английской школой «сохранения» Морриса–Рёскина. Суть их заключались в необходимости индивидуального подхода к реставрации каждого объекта («по обстоятельствам»), стилистической различимости мест восполнений на памятнике, различимости материалов памятника и материалов доделочных масс в местах восполнений и доделок, отказе от деталировки и орнаментики в местах восполнений, маркировке новых включений специальными знаками или надписями, обязательном экспонировании любых материальных частей памятника, удаленных в процессе реставрации, установке на памятнике доски с надписью о проведённой реставрации, составлении описаний и фотографий этапов исследования и реставрации («описательного эпиграфа»), архивирования визуальной документации (обмерных чертежей, фотографий) о выполненных реставрационных работах и гласности принимаемых решений. Принципы, разработанные К.Бойто, положили начало так называемой «археологической реставрации».

Дальнейшее развитие теоретической базы реставрации предпринял профессор Густаво Джованнони (1873-1948), основатель Высшей архитектурной школы в Риме. Он занимался разработкой «Итальянской Хартии Реставрации» 1931 г. В ней были закреплены методы археологической реставрации, ставшей основополагающей для последующей реставрационной деятельности в Италии. Его заслугой является попытка классификации различных реставрационных приёмов, выделение их характеристик и особенностей. Роль реставратора сводилась к самостоятельному выбору реставрационных методик, наиболее подходящих для конкретного случая. В вопросе предоставления реставраторам большей свободы Г.Джованнони поддержали П.Гаццола и Р.Пане. Джакомо Бони предложил использовать стратиграфический метод при реставрации архитектуры [26]. Это определило новую тенденцию: переход к более многосторонней оценке памятника – не только как документа истории, но и как о произведения искусства.

Развивая тему двойственной идентичности произведения искусства, Чезаре Бранди (1906–1988) разработал теорию «потенциального единства» [27]. Ее суть сводится к тому, что памятник, существуя как физическое тело, обладает двойной полярностью: исторической и эстетической, поэтому реставрация должна сохранять все следы жизни памятника во времени и передавать их в будущее, основываться на научном подходе к изучению памятника и «прекращаться там, где начинается гипотеза». Эти положения легли в основу теории реставрации и разработанных на ее основе всех международных документов ЮНЕСКО последних десятилетий, где на первое место были поставлены задачи консервации памятников.

С принятием закона от 1 июня 1939 г. № 1089 «Об охране предметов, представляющих художественный и творческий интерес» и для объединения методов реставрации художественных произведений и археологических объектов, преодоления разногласий в подходе к сохранению своего национального наследия в Италии был создан Центральный институт реставрации [28]. Им были разработаны методологические принципы, благодаря которым реставрация помещена в критическое поле художественных, технических и исторических дисциплин, что получило название «критическая реставрации» и стало одним из основополагающих направлений итальянской реставрации. В настоящее время Институт нацелен на разработку такой историко-критической и научно-технической концепции консервации и реставрации, которая нашла бы консенсус между различными подходами, основывалась на национальных традициях и системном научном подходе. Использование междисциплинарного (научно-исторического и технологического) подхода позволяет комплексно исследовать древние предметы искусства, изучать причины их разрушения и разрабатывать новые современные материалы для их реставрации. В основе современной концепции реставрации лежит фундаментальное положение о признании ценности фрагмента (если произведение разрушено) в единстве его эстетических, исторических качеств и значений. Это позволяет особое внимание уделять ценности того или иного предмета искусства. Эта идея принимается большинством современных итальянских специалистов.

Выводы. Рассматривая многообразие профессиональных подходов к реставрации культурного наследия, выявляется определенная тенденция. Национальные принципы реставрации всегда вытекают из тех задач, которые выдвигаются конкретным обществом по отношению к своему национальному наследию, а международные соглашения, выработанные представителями этих государств являются продолжением политики консолидации различных государств в единый наднациональный союз. Поэтому страны с самостоятельным управлением всегда следуют своим внутренним потребностям, а зависимые руководствуются международными документами, поэтому не удается выработать единых стандартов сохранения. Сегодня как никогда актуальны идеи У.Моррисона о том, что «необходимо сохранить все, что художественно, живописно, существенно, что создано в прошлые века, имеет исторический интерес <…> и достойно внимания» [29].


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Викторианская эпоха (1837–1901) – период правления Виктории, королевы Великобритании и Ирландии, императрицы Индии.

[2] Ильин А.В. Деятельность лондонского общества защиты старинных зданий в Викторианскую эпоху / Преподаватель XXI. – 2013. – № 4. – С. 317.

[3] Общество защиты старинных зданий было основано в Лондоне в марте 1877 г. В организационный комитет Общества вошли Уильям Моррис, архитектор Филипп Уэбб (PhilipWebb), а также Джордж Уордл (GeorgeWardle) – менеджер частной компании Морриса по производству предметов декоративно-прикладного искусства.

[4] Morris W. Society for the Protection of Ancient Monuments // The Athenaeum: A Journal of English and Foreign Literature, Science, the Fine Arts, Music and the Drama. – 1877. – № 2576.

[5] Манифест Общества защиты старинных зданий // Моррис У. Искусство и жизнь. Избранные статьи, лекции, речи, письма. – М.: Искусство, 1973. – С. 403.

[6] Цит. по: Орешина М. О хранителях Вечного, спасителях Красоты и о спасенных Красотой, или О смысле профессии // Международная жизнь: журнал : [сайт]. – https://interaffairs.ru/jauthor/material/978 (дата обращения: 15.02.2022).

[7] Манифест Общества защиты старинных зданий // Моррис У. Искусство и жизнь... С. 403.

[8] Там же.

[9] Цит. по: Орешина М. Указ. соч.

[10] В настоящее время в Великобритании нет единого законодательного акта об охране памятников истории и культуры.

[11] Основные задачи сохранения национального культурного наследия в США решаются Министерством внутренних дел.

[12] Первым законом об охране памятников истории в США стал Закон «О древностях» 1906 г., наделивший президента полномочием относить к категории охраняемых памятников объекты, находящиеся на земле, принадлежащей федеральной администрации. См.: Домрин А.Н. Законодательство США об охране памятников национального значения // Правовая охрана памятников истории и культуры в зарубежных странах: сб. науч. тр. / ИНИОН РАН; Ин-т законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. – М., 2005. – С. 26–44.

Наиболее значительным федеральным актом, регулирующим охрану памятников истории и культуры, является Закон 1966 г. «Об охране памятников истории, имеющих национальное значение».

[13] Закон 1966 г. «Об охране памятников истории, имеющих национальное значение». Цит. по: ДомринА.Н. Указ. соч. С. 119-134.

[14] Matero F. Ethics and Policy in Conservation Conservation at the new century // The Getty Conservation Institute Newsletter. – 2000. – V. 15. – № 1.

[15] В США действуют три кодекса: в 1990 г. Archaeological Institute of America принял «Code of Ethics» и «Code of Professional Standards», в 1996 г. Society for American Archaeology приняло «Principles of Archaeological Ethics».

Подробнее см.: Кореняко В.А. Об этическом кодексе профессиональных археологов (зарубежный опыт) // Российская археология. – 2013. – № 4. – С. 125–142.

[16] Фаган Брайан М., ДеКорс Кристофер Р. Археология. В начале. – М.:Техносфера, 2007.

[17] Виноградова И.А. Особенности проведения реставрационных работ в Соединенных Штатах Америки // Рябининские чтения : Материалы VIII конф. по изучению и актуализации традиционной культуры Русского Севера. – Петрозаводск: Карел. НЦ РАН, 2019. – 677 с.

[18] См. : Рыцарев К.В. Некоторые тенденции в западноевропейской архитектурной реставрации XIX века // Реставрация и архитектурная археология: Новые материалы и исследования. Вып. 2. – М., 1995. – С. 14.

[19] Поздеева А. Французский сенат принял решение восстанавливать Нотр-Дам в том же виде, каким он был до пожара 30 мая 2019 // Bird In Flight : [сайт]. – URL: https://birdinflight.com/ru/novosti/20190530-notre-dame-restoration.html (дата обращения: 15.02.2022).

[20] Венецианская хартия по вопросам сохранения и реставрации памятников и достопримечательных мест – международный документ, закрепляющий профессиональные стандарты в области охраны и реставрации материального наследия.

[21] Собор парижской реставрации. Споры о судьбе Нотр-Дама продолжаются // Огонёк. – 2020. – № 48. – С. 34.

[22] Однако, что касается интерьеров Комиссия по национальному наследию и архитектуре Франции одобрила предложения по обновлению интерьера Собора Парижской Богоматери, несмотря на возражения противников этой инициативы. Проект предусматривает добавление в интерьер произведений современного искусства и световых эффектов, хотя критики считают, что такие новшества нарушат гармонию готической архитектуры. План реконструкции подвергается критике: более ста общественных деятелей Франции подписали открытое письмо «Собор Парижской Богоматери: то, что пощадил огонь, хочет разрушить епархия» в газете Le Figaro. В письме утверждается, что некоторые предложения по обновлению собора напоминают «иммерсивные культурные проекты, где поверхностность часто соревнуется с китчем». См.: Во Франции одобрили проект обновления интерьера Собора Парижской Богоматери. Однако у плана реконструкции есть противники // АРТГИД : [сайт]. – URL: https://artguide.com/news/8169 (дата обращения: 15.02.2022).

[23] Во вновь образованном государстве лишь 2,5 процента населения говорили на итальянском языке, остальная часть общалась исключительно на местных диалектах, кардинально отличавшихся от итальянского. См.: Clark M. Italian Rissorgimento. – Harlow, England; New York: Pearson/Longman, 2009. – Р. 4.

[24] См.: Горячева А.В. Архитектурная реставрация в Италии в 1990-2000-х гг. : дис. … канд. архитектуры. – М., 2017.

[25] Уже к 1907 г. по всей Италии существовало восемнадцать Советов по охране памятников, четырнадцать Советов по защите антиквариата и пятнадцать Советов по защите галерей/музеев.

[26] Стратиграфический метод – метод послойного ведения археологических раскопок.

[27] Brandi C. Teoria del Restauro. Lezioni Racolte da L.Vlad Borelli, J. Raspi Serra, G. Urbani. Edizioni di Storia e Letteratura. – Roma, 1963. Р. 34 39.

[28] В настоящее время это Высший институт консервации и реставрации (Central Institute for Conservation and Restoration). С момента основания до 1959 г. Институтом руководил Чезаре Бранди.

[29] Манифест Общества защиты старинных зданий // Моррис У. Указ соч. С. 403.


Краснова Татьяна Николаевна,
соискатель,
Российский научно-исследовательский институт культурного
и природного наследия им. Д.С.Лихачева (Москва)
Email: tatyana.n.krasnova@gmail.com

© Краснова Т.Н., 2022.
Статья поступила в редакцию 15.02.2022.
Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2022/1(28)

Постоянный адрес статьи: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/488.html
Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru