Войти | Регистрация | Забыли пароль? | Обратная связь

2022/4(31)


Содержание


Теоретические исследования

Закунов Ю.А.

Наследование нематериального культурного наследия России как духовный процесс

Путрик Ю. С., Соловьев А. П.

Использование объектов культурного наследия в сфере туризма как средства укрепления цивилизационной идентичности российских регионов

Васильев Г.Е.

Словарь терминов культурного наследия как пролегомены к культурной политике


Освоение наследия

Чувилькина Ю.В.

Художественное наследие Е.С. Зерновой в российских и зарубежных музейных коллекциях


Проблемы сохранения наследия

Таловин К.Д.

Характерные ошибки, совершаемые при проведении полевой консервации археологических находок


Исторические исследования

Окороков А.В.

Русские не сдаются!


Прикладные исследования

Овчинников В.М.

Феномен компьютерной игры: историографический аспект


Архив

DOI 10.34685/HI.2022.34.20.030

Таловин К.Д.

К вопросу о перспективности использования превентивной консервации археологических музейных предметов из металла

Аннотация. В статье рассматриваются методы сохранения культурного наследия при полевых исследованиях и музейном хранении. Ключевое внимание уделено методам превентивной консервации, одним из которых является создание микросреды в замкнутом пространстве. Дается краткое изложение становления данной отрасли, систематизируется терминология и обосновывается актуальность использования методов превентивной консервации для сохранения археологических музейных объектов из металла.

Ключевые слова: сохранение историко-культурного наследия, превентивная консервация, метод микросреды, музейное хранение, археологические предметы из металлов.


Сохранение историко-культурного наследия, частью которого являются археологические находки, представляет важнейшую задачу любого музея. Одновременно это большая проблема и ответственность для музейных сотрудников, т.к. при несоблюдении жестких правил, предъявляемых к их хранению, экспонированию, перемещению и т.п., археологические артефакты могут полностью разрушиться за короткий период времени. К сожалению, случаи полной или частичной утраты ценнейших археологических источников не редки. Известны примеры, когда не оборудованные должным образом хранилища, особенно в небольших музеях, становятся причиной сложных реставрационных работ.

Особенно это актуально для предметов из металла, поступивших в фонды после археологических исследований, которые не прошли предварительную обработку. Сохранность музейных предметов зависит от множества факторов (внешних и внутренних), которые следует учитывать как при археологических раскопках, так и музейном хранении.

Ситуацию обостряет то обстоятельство, что в последние годы значительно расширились объемы охранных раскопок, приводящие к быстрому увеличению археологических коллекций в музеях разных уровней. О масштабах данной проблемы можно судить по оценочным данным, приведенным в программе «Обеспечения сохранности музейного фонда Российской Федерации (2012-2016 гг.)». В частности, в документе отмечено: «Более половины всех музейных предметов и коллекций (из общего количества – 82,9 млн.) не проходят своевременной реставрационной и консервационной профилактики. Более 15% всех предметов нуждаются в полнообъемной научной реставрации»[1].

Вряд ли будет ошибкой предположить, что значительная часть нуждающихся в реставрации предметов – это артефакты, полученные в результате археологических исследований, подавляющее большинство которых – предметы из металла.

Нельзя сбрасывать со счетов процессы естественного старения, а также ухудшение экологической обстановки, в частности, вредного влияния атмосферных загрязнений. Таким образом, актуальность сохранения музейных коллекций, в том числе археологических, со временем не уменьшается, а возрастает.

Стоит отметить, что ситуация в 2022 году в лучшую сторону не изменилась, а скорее наоборот, ухудшилась. Количество предметов с каждым годом увеличивается, а специализированных хранилищ больше не становится. О важности проблемы свидетельствует и тот факт, что в январе 2021 г. на заседании президентского совета В.В. Путин поручил правительству до 1 июня 2021 г. принять меры, направленные на строительство на территории РФ не менее пяти специализированных хранилищ археологических материалов. На данный момент ни одного сооружения данного типа не была построено, хотя готовые проекты у некоторых музеев имеются. Например, он есть у Нижегородского историко-архитектурного музея-заповедника, однако денег на его строительство выделено не было.

Изучение замедления деструктивных процессов имеет первостепенное значение для сохранения историко-культурного наследия, за которое мы ответственны перед будущими поколениями. Для сохранности музейного фонда необходимо использовать все современные средства, в частности, новые технологии в сфере создания и поддержания искусственного климата. В последние десятилетия в мировой практике по сохранению исторического и культурного наследия приоритеты отдаются превентивной консервации, позволяющей значительно снизить существующие риски.

Понятие «превентивная консервация» относительно молодое. В научный оборот оно было введено 30-40 лет назад западноевропейскими и американскими учеными. Данное определение включает в себя систему мер, связанных с сохранением объекта, которое происходит без физического взаимодействия с ним. Они определяют действия, направленные на создание благоприятной для сохранности предметов окружающей среды, контроль за температурно-влажностным режимом в музейных помещениях и условиями хранения и экспонирования, меры безопасности при транспортировке культурных ценностей. К сфере превентивной консервации также относятся все аспекты защиты от биологических агентов, неправильного освещения, атмосферных загрязнений, т.е. любая мера, которая снижает вероятность или предотвращает ущерб историко-культурному наследию.

Таким образом, превентивная консервация отличается от традиционных способов хранения использованием методов профилактического сохранения, а не интервенционной обработки.

Становление превентивной консервации условно можно разделить на три периода: с XIX до 1930-х, с 1930-х до 1990-х, с 1990-х до настоящего времени.

Это не означает, что в более ранние периоды люди не понимали процессы разрушения различных материалов, но именно появление научного объяснения в XIX веке переместило тему из эмпирического наблюдения причин и следствий в науку, в которой были определены точные химические механизмы распада материальной основы артефактов.

Начиная с работы немецкого ученого Фридриха Ратгена “Konservierung von Altertumsfunden” («Сохранение древностей»)[2], который заложил основы превентивной консервации, и заканчивая серединой 1990-хх гг, данная дисциплина прошла длинный путь своего развития. Она эволюционировала от свода простых правил, что можно и что нельзя делать, в предмет, требующий серьезного профессионального подхода, в котором используются компромиссы и балансы.

Следующим этапом стал переход от описания превентивной консервации через серию простых максимальных пределов относительной влажности, света и загрязняющих газов к разговору об увеличении или уменьшении риска с использованием годовых пределов воздействия и проблемы синергетических эффектов (один агент распада влияет на другой). Это изменение было подмечено Валлером и Михальски как сдвиг парадигмы [3]. Неслучайно крупнейшие музеи мира (Британский музей, музей Метрополитен, Токийский Национальный музей и др.) стали отдавать свое предпочтение данной концепции, т.к. экономически это намного выгоднее, чем прибегать к дорогостоящим методам реставрации.

Музеи все больше стали полагаться на точные системы управления, процессы или процедуры для обеспечения оценки и минимизации рисков. В результате с 1990-х гг. превентивная консервация стала ориентироваться на целостный подход, выявляя самую большую угрозу и стремясь уменьшить ее.

В настоящее время превентивная консервация выделилась в самостоятельную дисциплину. Также одним из перспективных её направлений является создание оптимальной микросреды с заданными свойствами в отдельно взятом, изолированном от основного объема, помещении (герметичном пространстве). Используемые при этом методы призваны сохранить предмет в его настоящей физической и химической форме. Микросреда создается за счет использования упаковки (например контейнер), в которую помещается один или несколько специализированных материалов (влагопоглотитель для снижения относительной влажности, газовый сорбент для улавливания определенных загрязняющих веществ или поглотитель кислорода для создания бескислородной среды, препятствующей окислению).

Хранение предметов в микросреде с заданными свойствами сегодня используют многие музеи мира. В частности, в издании “GuidelinesfortheStorageandDisplayofArchaeologicalMetalwork” 2013 г. рекомендуется хранить археологический металл в контейнерах с помещенным внутрь него поглотителем влажности силикагелем [4]. Между тем, необходимо помнить, что применение того или иного материала зависит от причины разрушений. В некоторых случаях это будет влажность, в других – кислород, в-третьих – температура. Главное, правильно поставить диагноз и принять необходимые меры.

Используя данную технологию, микроклимат с заданными параметрами можно создать и в выставочном оборудовании. Основное внимание при таком подходе уделяется стратегиям профилактического сохранения, а не интервенционной обработке. Данный подход к хранению и демонстрации коллекций предпочтительней, чем реагирование на проблемы по мере их возникновения. К тому же, как было выше сказано, это экономически целесообразнее, чем дорогостоящая реставрация, в процессе которой неизбежно утрачивается часть оригинальной поверхности памятника. Это позволяет избежать повреждения и сохранить аутентичное состояние предмета. Тем самым, мы оставляем возможность будущим поколениям исследователей изучить артефакты более современными методами и оборудованием.

Метод микросреды может применяться как при археологических исследованиях, так и при музейном хранении.

Так, после извлечения предметов из земли, нарушается термодинамический момент равновесия, т.е. основные условия, в которых они находились (влажность, температура, содержание кислорода), в результате чего оказывается пагубное влияние на их сохранность. Следовательно, чтобы замедлить деструктивные процессы, необходимо сохранить те условия, которые установились за время нахождения предмета в культурном слое. Здесь на помощь и может прийти метод микросреды.

Общая ситуация усугубляется еще и тем, что у некоторых археологов отсутствуют четкие представления о влиянии внутренних и внешних факторов на сохранность предметов во время их раскрытия.

Поэтому прежде чем проводить археологические исследования, особенно важно предвидеть эти изменения в окружающей среде и их возможные тяжелые последствия для объектов во время раскопок. Исходя из этого, следует планировать дальнейшие действия при работе с артефактами.

Самое оптимальное, что можно сделать в полевых условиях: грамотно изъять из земли и упаковать предмет, а затем отправить в лабораторию. Ведь от того, как будут проведены мероприятия в поле, будет зависеть успех последующей консервации [5].

Идеальной является ситуация, когда предметы сразу после полевого сезона направляются на консервацию и реставрацию. Однако часто археологические материалы поступают на хранение после очистки от поверхностных загрязнений и изучения сотрудниками, проводящими археологические исследования.

Подавляющее большинство этих предметов в музейных коллекциях не подвергались обработке для удаления солей или какой-либо стабилизации. Это делает их особенно уязвимыми в неблагоприятных условиях хранения.

Нередки случаи, когда вещи попадают в реставрационную лабораторию спустя несколько лет после археологических исследований. Сохранность таких вещей зачастую оставляет желать лучшего (фото 1).

фото 1Использование метода микросреды также может помочь снизить остроту проблемы. Проведенные западными коллегами эксперименты показывают, что микроклимат внутри изолированного пространства может сохраняться несколько лет[6].

После извлечения из почвы предметы на какой-то момент могут адаптироваться к внешним условиям, однако деструктивные процессы уже запущены и полностью остановить их нельзя. Процессы разрушения, начавшиеся в поле, продолжаются уже в условиях музейных хранилищ. При этом требуются гораздо большие усилия и средства для сохранения поступивших коллекций.

Поэтому при музейном хранении важно отслеживать и поддерживать определенные параметры окружающей среды, в противном случае коррозионные процессы возобновятся (фото 2).

фото 2Важно отметить, что даже внутри одной группы материалов условия хранения могут отличаться. Например, нестабилизированное железо может начать разрушаться при относительной влажности 10-20% [7], а медные сплавы – при 42-46%[8]. Такие условия хранения в отдельном помещении хранилища достичь крайне сложно, и в данном случае также может помочь метод микросреды.

Несмотря на эффективность методики, стоит помнить одно важное обстоятельство: не все артефакты нуждаются в таком хранении, а лишь наиболее уязвимые к окружающим условиям среды или особо ценные. Если предмет лежит достаточно долгий промежуток времени и не проявляет признаки рецидивной коррозии, за ним необходимо наблюдение с определенной периодичностью. Согласно существующим нормативным документам, хранители должны осуществлять такой осмотр раз в полгода.

В России первые работы, посвященные превентивной консервации, появляются в 1940-е годы. Одним из основоположников является М.В. Формаковский, исследовавший параметры температурно-влажностного режима в музее [9]. С 1960-х гг. и по сегодняшний день в ГосНИИР издаёт методические и практические пособия по микроклимату в музейных помещениях, а также проводит обучающие курсы [10].

В настоящее время методы превентивной консервации применяются в основном крупными столичными музеями (Эрмитаж, ГИМ и др.), а также в рамках реализации Национальной программы сохранения библиотечных фондов Российской Федерации, одной из форм которой является фазовая консервация.

Принципы превентивной консервации используются, главным образом, не при хранении музейных коллекций, а в выставочной деятельности. Тем не менее, работы в данном направлении ведутся. Так, на базе Эрмитажа под руководством О.Ю. Сенаторовой практикуется создание микросреды с помощью специальной барьерной пленки, которая выполняет роль герметичного контейнера, надежно защищая предмет от внешних воздействий.

Сегодня выпускается целый ряд адсорбентов влажности, кислорода, других газов. Понимание их свойств, закономерностей и механизмов разрушения археологического металла позволяют эффективно использовать эти материалы для создания микросред с заданными параметрами для максимального сохранения предметов. Данную методику можно использовать как при полевой консервации, так и при музейном хранении. Особенно это становиться актуально для областных и районных музеев, где нет больших средств на дорогостоящую реставрацию.

В целом, опыт превентивной консервации в нашей стране широкого распространения пока не получил. Одной из главных причин является отсутствие достаточного количества специалистов и понимания важности данного вопроса.

К сожалению, в музейной среде существует стереотип, что использование данных материалов – дорогостоящее занятие, а сама методика – вопрос будущего времени. Однако зарубежный опыт использования методов превентивной консервации показывает, что его применение позволяет значительно снизить расходы, а также повысить эффективность хранения по сравнению с интервенционными практиками. Методы превентивной консервации широко освещены в иностранной литературе, с каждым годом количество публикаций по данной теме неизменно растет, что свидетельствует о её большом потенциале развития.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Программа «Обеспечения сохранности музейного фонда Российской Федерации (2012-2016 гг.)». – М., 2010. – С. 63.

[2] Rathgen, F. Die Konservierung von Altertumsfunden. – Berlin: W. Spemann, 1898.

[3] Waller, R., Michalski, S. Effective Preservation: From Reaction to Prediction. Getty Conservation Institute, 2004. – P. 1-4.

[4] Rimmer M., Thickett D., Watkinson D., Ganiaris H. Guidelines for the storage and display of archaeological metalwork. – L.: English Heritage, 2013. – P. 17-18.

[5] Полевая консервация археологических находок: Текстиль, металл, стекло / Сост. А.К. Елкина и др. – М.: ВНИИР, 1987. – С.4-8.

[6]Cronyn J. The elements of archaeological conservation. London: Routledge, 1990 . – P.196-197.

[7] Caring for metal objects // Government of Canada : [сайт]. – Url: https://www.canada.ca/en/conservation-institute/services/preventive-conservation/guidelines-collections/metal-objects.html#a1c7 (дата обращения: 08.10.2022).

[8] Scott, D.A. Bronze disease: a review of some chemical problems and the role of relative humidity // Journal of the American Institute for Conservation 29, 1990. – P. 193–206.

[9] Фармаковский, М.В. Воздушный режим в музеях. По данным наблюдений, проведен. в Гос. рус. музее с весны 1939 г. по июнь 1940 г. – Л., 1941. – 28 с.

[10] Реставрация металла: Методические рекомендации / Сост. М.С.Шемаханская.-- М.: ВНИИР, 1989. – 154 с.


Таловин Константин Дмитриевич,
аспирант,
Российский научно-исследовательский институт
культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачева (Москва)

© Таловин К.Д., 2022.
© Таловин К.Д., илл., 2022.
Статья поступила в редакцию 10.10.2022.

Опубликовано: Журнал Института Наследия, 2022/3(30)
Url: http://nasledie-journal.ru/ru/journals/543.html
Открыть PDF-файл

Наверх

Новости

  • 12.10.2022

    30 сентября 2022 г. в Институте Наследия прошла очередная, 197-я ежемесячная «Краеведческая встреча на Берсеневке». Мероприятие проводил Центр краеведения, москвоведения (ЦКМК) и крымоведения. Во встрече приняли участие около 50 человек, в числе которых были научные сотрудники Института, преподаватели вузов, журналисты, архивисты, музейные и библиотечные работники, руководители и члены краеведческих обществ Москвы и Подмосковья и др.

  • 31.05.2022

    27 мая 2022 г. в Доме русского зарубежья в Москве состоялась презентация книги заместителя директора, руководителя отдела материального наследия Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева Александра Окорокова и Маргариты Окороковой (МГУ им. М.В. Ломоносова) «Русские православные храмы в Китае».

  • 31.05.2022

    В канун 90-летия Российского научно-исследовательского института культурного и природного наследия имени Д.С.Лихачёва (Института Наследия) издана научная монография «Наука о культуре».

Архив новостей

Наши партнеры

КЖ баннер

Рейтинг@Mail.ru